Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

10_Zaharova

.pdf
Скачиваний:
8
Добавлен:
25.02.2016
Размер:
1.01 Mб
Скачать

Н.Ю. Захарова. Фотография как объект социологического анализа

Н.Ю. Захарова

ВИЗУАЛЬНАЯ СОЦИОЛОГИЯ: ФОТОГРАФИЯ КАК ОБЪЕКТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

Визуальная социология в России находится на стадии формирования теоретической, терминологической, методической базы. Своеобразная поC пулярность направления определяется социокультурным контекстом (ÇвиC зуализацияÈ культуры), в том числе и российского общества, в русле исC следовательских подходов, также ориентирующихся на современную кульC турную ситуацию. Статья представляет собой попытку анализа явлеC ния Çвизуальной социологииÈ в российской социологии сегодняшнего дня, систематизации теоретических основ, обзора методических приемов.

Ключевые слова: визуальная социология, ÇвизуализацияÈ культуры, фотография.

Key words: visual sociology, visualizing of culture, рhotography.

Визуальная социология как метод* входит в число качественных мето7 дов социологии. В специальных учебных пособиях к визуальным источни7 кам социальной информации обычно относят: Çфотографии, фильмы и ви7 деофильмы, неодушевленные предметыÈ (Семенова 1998: 112Ð114). Боль7 шинство исследователей не выделяют последние в отдельную группу, гово7 ря скорее о Çвизуальных образахÈ, Çвизуальных артефактах обществаÈ

(Greenblat http://dwp.bigplanet.com). Большинство теоретических работ, на которых основаны практические исследования русскоязычных исследова7 телей, написаны на английском языке либо представлены в переводах с ан7 глийского и других языков на русский или английский. Это означает, что различие между понятиями ÇобразÈ и ÇизображениеÈ (как документ, Çкар7 тинкаÈ), очевидное в русском языке, не акцентируется русскоязычными исследователями в силу того, что, например, во французском языке (а в спис7

* По аналогии с недостаточно корректными терминами Çкачественная социологияÈ, Çколичественная социологияÈ.

147

Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. J 1

ках источников преобладают работы франкоязычных теоретиков) для этих понятий существует одно слово Ñ image. Конкретное значение этого тер7 мина определяется в контексте, а в теоретических работах такая конкрети7 зация при переводе может повлиять на восприятие глубины рассуждения. Некоторые исследователи сознательно ограничивают поле работы визуаль7 ными документами, фиксирующими видимую (социальную) реальность, Ñ Çфото7 и видеодокументами, которые имеют социологическую ценность благодаря своей описательной способности, и являются инструментом по7 знания и рефлексииÈ (La Rocca www.ceaq7sorbonne.org).

Почти все российские социологи, использующие визуальные методы, считают необходимым ÇзащищатьÈ визуальную социологию, отстаивая ее право изменить свой статус ÇмаргинальнойÈ Ñ относительно методов фун7 даментальной социологии (Рождественская, Семенова 2007: 5). В то время, как современные европейские и американские исследователи строят свои рассуждения в ситуации Ç возвращения образа, символизма, воображаемого на авансценуÈ (La Rocca www.ceaq7sorbonne.org), и визуальные методы яв7 ляются скорее ÇмоднымÈ интеллектуальным течением, а Çвизуальная соци7 ология идет в этом направлении в качестве нового приема интерпретации и репрезентации: то есть речь идет о постмодернистском исследовательском методеÈ (La Rocca www.ceaq7sorbonne.org) Ñ реакции на всеобъемлющие тенденции перехода от текста к символу.

Обращение к визуальным методам обусловлено характеристиками состо7 яния современного общества Ñ Çмедиализированного и визуализированно7 го мира, опосредующего социальные интеракцииÈ (Рождественская, Семе7 нова 2007: 5). Осмысливая характер процессов изменения, исследователи определяют их (по выражению французского ученого, участника Группы ис7 следования образа в социологии, Сорбонна) как Çвзрыв цивилизации обра7 заÈ (La Rocca www.ceaq7sorbonne.org). Для социологии массовый характер этих изменений определяет актуализацию изучения социальных процессов, от7 ношений, институтов, групп (предмета социологии) с помощью визуальных методов Ñ изучения визуальных документов общества Çв качестве культур7 ных текстов, и как репрезентации социального знания, и как контекстов куль7 турного производства, социального взаимодействияÈ (из программы конфе7 ренции по визуальной социологии 2006 г.), анализа визуальных образов как формирующих коллективное и индивидуальное общественное сознание, как конструктов и конструкторов социальной реальности.

Институционализация визуальной социологии

История обращения к визуальным документам в социологических ис7 следованиях начинается в конце ХIХ в. Ñ между 1896 и 1916 гг. Американс7 кий социологический журнал публиковал работы с фотографиями (La Rocca www.ceaq7sorbonne.org), которые воспринимались как указание на остроту социальной проблемы, средство анализа, доказательство обоснованности теоретических положений (Запорожец 2007), а также представляли нети7 пичный опыт, то есть использовали возможность фотографического ото7

148

Н.Ю. Захарова. Фотография как объект социологического анализа

бражения незнакомой читателям реальности. Эта функция фотографии обусловила ее применение первоначально в антропологических исследова7 ниях, но более релевантным методом для этнографии и антропологии впос7 ледствии считалось производство фильмов (нестатическое изображение). ÇАнтропологический фильм убеждает зрителя не столько в том, что Òэто было с авторомÓ<É> сколько в том, что Òтам все именно такÓÈ (Христофо7 рова www.ruthenia.ru). Среди основных работ можно назвать ÇБалийский ха7 рактерÈ (1942) Г. Бейтсона и М. Мид Ñ исследование, содержащее обосно7 вание применения в этнографии фото7 и видеоматериалов.

Если в антропологии и этнографии визуальные документы использовались для демонстрации видимой реальности незнакомых культур, то социология обращалась к фотографии для описания доступных, но нетипичных, в частно7 сти, девиантных групп (работы ÇБродягаÈ Н. Андерсона (1923), ÇБандаÈ Ф. Трэ7 шера (1927). Так начала свою историю американская социальная фотография.

Однако вскоре фотография была названа Çинструментом описания, не поддающимся контролю на научном уровне, который нельзя использовать на уровне количественномÈ (La Rocca www.ceaq7sorbonne.org), то есть счи7 талось, что она не может рассматриваться как аргумент в социологических исследованиях, основанных на статистических методах. ÇПосле 1916 г. в Американском социологическом журнале перестают публиковаться фото7 графии, что соответствовало намерениям редакторов сделать журнал науч7 ным форумом, а не местом обсуждения социальных проблемÈ (Запорожец 2007: 35). Так Çфункция отображения социального перешла по наследству фотожурналистикеÈ (La Rocca www.ceaq7sorbonne.org) Ñ речь идет о тради7 ции социальной фотографии, которая с этого момента Çфлиртует с социо7 логией и антропологиейÈ (Mattioli www.ceaq7sorbonne.org).

В 1960Ð1970 годах возвращается практика использования визуальных документов в социологических исследованиях. В целом для гуманитарного знания ХХ в. характерен Çвизуальный поворотÈ (Рождественская, Семено7 ва 2007; Бойцова http://kogni.narod.ru), как реакция на процессы культур7 ных изменений. Распространение визуальной информации в значительной степени определяет характер современных социальных взаимодействий, использующих язык визуальных образов. Обращение к изучению Ñ анали7 зу и интерпретации Ñ визуальных документов объясняется не только воз7 растающими количеством и значением образов и изображений. Доступность технических средств фото7 и видеосъемки, возможность их повседневного применения большинством людей (здесь речь идет, прежде всего, о так на7 зываемых экономически развитых странах) создает ситуацию накопления визуального материала, фиксирующего обычную жизнь. Таким образом, обращение к визуальным документам в социологических исследованиях, обусловленное современным культурным контекстом, включается в логику развития гуманитарного знания, вновь обращенного к изучению повсед7 невности в социальных науках. Показательно, что, наверное, первый рос7 сийский сборник материалов (конференции, проходившей летом 2006 г.), объединенных интересом авторов к визуальным методам исследования в

149

Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. J 1

социологических науках, получил название ÇВизуальная антропология: но7 вые взгляды на социальную реальностьÈ, хотя, в основном, научные статьи сборника нельзя отнести определенно к социологии или антропологии.

Кстати, конференция стала логичным завершением программы специали7 зированных курсов по социологии ÇВизуальные методы социологических исследованийÈ.

Уже в 2007 г. в Москве вышел номер социологического журнала ÇИн7 терÈ, полностью посвященный визуальной социологии. Есть сведения о семинарах, проводившихся на социологическом факультете Санкт7Петер7 бургского университета, но публикаций найти не удалось. В некоторых ра7 ботах упоминается научная деятельность в этом направлении центров в МГУ, Институте этнологии, Институте социологии и Институте философии РАН, в РГГУ, Пермском и Красноярском государственных университетах, в Ев7 ропейском гуманитарном университете (Вильнюс), Удмуртском государ7 ственном университете, Саратовском государственном техническом универ7 ситете. Закономерно, что большинство организаций работают в рамках ви7 зуальной антропологии (Центр визуальной антропологии МГУ, Российс7 кая ассоциация визуальной антропологии (РАВА). В ГУ7ВШЭ в рамках Çорганизации инновационных курсов кафедры общей социологииÈ была составлена хрестоматия ÇВиртуальная реальность и визуальная социологияÈ, найти которую, по крайней мере, в Петербурге, не удалось. Преподаватель РГГУ А.В. Захаров, выкладывающий в Интернет методические указания к заданиям по визуальной социологии и результаты практических занятий со студентами, выглядит одиноким энтузиастом.

Международная Ассоциация визуальной социологии (Нью7Йорк) суще7 ствует с 1985 г. Тематические конференции проводятся ежегодно в разных городах мира, выходит журнал, обновляются материалы сайта*. Впечатляет многодневная программа конференции 2006 г. (Урбино, Италия), посвящен7 ной городскому пространству. На сайте перечислены направления визуаль7 ных исследований членов ассоциации: Çдокументальное изучение повсед7 невной жизни современных сообществ; интерпретативный анализ искусст7 ва и массовых визуальных репрезентаций общества; исследование посла7 ний, значений и социальных смыслов рекламы и коммерческого использо7 вания образов; анализ архивных изображений, как источников информа7 ции об обществе и культуре; изучение целей и смыслов производства обра7 зов как развлечения и в семейной фото7 и видеографииÈ.

Существует также, например, Группа исследования образа в социологии

(le GRIS, Groupe de recherche sur lÕimage en sociologie**) Ñ исследовательс7 кий сектор в парижском университете Сорбонна, который ежегодно прово7 дит конкурсы по визуальной социологии и издает журнал на основе кон7 курсного материала.

Общая теоретическая, философская база исследований по визуальной социологии сформирована доступными в России трудами известных евро7

* http://www.visualsociology.org

** http://www.ceaq7sorbonne.org/node.php?id=66

150

Н.Ю. Захарова. Фотография как объект социологического анализа

пейских и американских теоретиков философии, семиотики, социологии, антропологии. Почти все авторы упоминают работы Р. Барта, Р. Арнхейма, П. Бурдье, В. Беньямина, т.е. тех, кто писал о фотографии; реже упомина7 ются Г. Бекера (хотя его называют первым современным социологом, Çобъе7 динившим социологию и фотографиюÈ), К. Гирца, А. Шюца, Ж. Бодрийа7 ра. Этих исследователей объединяет закономерный, учитывая специфику направлений научного знания, которые они определяют, интерес к фото7 графии Ð соответственно, подходы к изучению, в частности, современны7 ми социологами, этого инструмента отображения реальности и его функ7 ционирования в обществе формируются в русле семиотического подхода, феноменологического направления, структурно7функционального анали7 за. Психоаналитический подход представлен только в работах иностранных исследователей (Garrigues 2000).

Научные подходы к изучению фотографии в российской социологии

В современной российской социологии происходит процесс формиро7 вания визуальных методов на основе теоретических работ в рамках научных подходов, перечисленных выше. Современные исследователи, формируя опыт и базу российских визуальных исследований, создают, можно сказать, эклектичные работы, например, заимствуя в качестве структурной основы текста три вида активности фотографического опыта по Р. Барту и пользу7 ясь соответствующими терминами (семиотический подход), раскрывая воз7 можности изучения интерпретации фотографии по А. Щюцу, вставляя по7 путно пассажи из работы о фотографии П. Бурдье (постструктурализм) (Круткин 2007). Такие работы ценны тем, что определенным образом фор7 мируют теоретический кругозор, но они, как правило, содержат в методи7 ческом смысле только обещание будущих практических исследований.

Складывается впечатление, что в российской социологии сегодняшнего дня научное применение визуальных методов, например, социологическо7 го анализа фотографии, возможно только в комплексе с традиционными методами. Например, в биографических исследованиях семейные фотогра7 фии используются как материал, на котором строится беседа (методичес7 кий прием).

Полнее других в (доступных) работах российских исследователей пред7 ставлен семиотический подход, что закономерно, поскольку очевидно обус7 ловлено характером визуального материала. В контексте этого подхода Çсо7 циологическое понимание изображения построено таким образом, чтобы герменевтическими и семиотическими средствами расшифровать содержа7 ние социальных значений и смыслов в их визуальной символике. Символи7 чески материализованные репрезентации исследуются социологией как часть репрезентационной системы, интерпретативного порядка обществаÈ (Мещеркина7Рождественская 2007: 29).

Фотография многими воспринимается как документальное отражение реальности, в терминах семиотики Ñ Çпрямым незакодированным сообще7 нием (его содержанием выступает Çсама сценаÈ, или Çбуквальная реаль7

151

Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. J 1

ностьÈ)È, но Çнад ним надстраивается второе Ñ коннотированное Ñ сообще7 ние, которое сосуществует с первымÈ (Петровская http://www.club366.ru), об7 разуя то самое ÇсосуществованиеÈ, которое составляет предмет семиотики.

Большинство социологов пользуется терминами и методами семиотического анализа для исследования фотографии как изображения реальности. Подроб7 ный разбор феномена фотографии проводит Р. Барт в работах ÇСаmera lucida. Комментарии к фотографииÈ и ÇФотографическое сообщениеÈ (ÇСистема моды: Статьи по семиотике культурыÈ). Первая Çприобрела статус реликвии, необходимой отсылки. Это многослойная работа, которую трудно выстроить в одной перспективеÈ (Сосна http://www.russ.ru). Кодирование фотографи7 ческого изображения происходит на этапе его создания, и, кем бы ни был создатель, характеристики фотографического образа определяются эстети7 ческими, профессиональными, идеологическими нормами, формирующи7 ми социальное поведение любого человека, а производство фотографий яв7 ляется именно социальным поведением. ÇСоциальная практика коммуника7 ции в отношении визуализации структурирована трижды:

Ðв посыле изображения как триаде значения, смысла и символа;

Ðв производителях посыла;

Ðв адресатах посылаÈ (Мещеркина7Рождественская 2007: 29).

Задача социологии состоит в том, чтобы раскрыть значение изображе7 ния как носителя социальных значений и смыслов в обществе. На этапе интерпретации конкретного изображения отдельные элементы содержания сначала разделяются, затем сопоставляются в их взаимоотношениях: Çне7 кодированный и кодированный изобразительный посылÈ, Çденотативное значение..., общий смысл повседневного сознания и коннотативное значе7 ние, которое трансформирует посыл денотативного значения в единицу культурного дискурсаÈ (Мещеркина7Рождественская 2007: 29). Общекуль7 турный интерес, уравнивающий фотографа и зрителя Çво всеобщем усилии интерпретацииÈ (Петровская www.club366.ru), Барт называет studium (этот термин используют многие социологи). Это точка взаимосвязи семиоти7 ческого подхода к изучению фотографии и Çинтерпретативной, занятой поиском значенийÈ наукой в понимании К. Гирца (классика антропологии), концепция культуры которого Çпо существу, семиотичнаÈ (культура как Çстратифицированная иерархия наполненных смыслом структурÈ) (Гирц http://sociologist.nm.ru). В поисках теории семиотической интерпретации фотографии российские исследователи обращаются и к его работам (он же в упомянутой статье обращается к книге К. Клакхона ÇЗеркало для челове7 ка. Введение в антропологиюÈ).

Российские социологи и антропологи работают в направлении создания на7 учного языка интерпретации визуальных документов, пересаживая с различной степенью целесообразности термины, заимствованные, в основном, из англо7 язычного дискурса, на почву несформированной отечественной традиции.

ÇСемиотика фотографии c 19607х годов была озабочена тем, чтобы най7 ти нечто общее между естественным языком и Òязыком фотографииÓÈ. Ольга Бойцова (Европейский университет в Санкт7Петербурге) говорит об исполь7

152

Н.Ю. Захарова. Фотография как объект социологического анализа

зовании любительской фотографии Çкак коммуникации, в которой переда7 ется фотографическое сообщение. Актом коммуникации является показ фотографииÈ (Бойцова http://kogni.narod.ru), допускающий аналогию на естественном языке. О. Бойцова использует в анализе термины ÇтопикÈ (на7 пример, изображенный человек) и ÇкомментÈ (то, что фотография расска7 зывает о нем), заимствованные из лингвистики (в русскоязычной лингвис7 тической традиции ÇтемаÈ и ÇремаÈ). Виктор Круткин кладет в основу струк7 турной организации своей работы (Круткин 2007) три типа фотографичес7 кой активности по Р. Барту, используя его термины: Operator (снимающий), Spectrum (снимающийся), Spectator (рассматривающий снимки).

С точки зрения семиотики, в применении к социологическому анализу фотографии, объектом исследования становится изображенная социальная реальность, предметом Ð социальные смыслы процессов производства и функционирования в ней Çвзаимодействующих систем создаваемых знаковÈ (Гирц http://sociologist.nm.ru). Это значит, что в конкретном социологичес7 ком исследовании, проводящемся в русле только семиотического подхода, основным объектом должна быть сама фотография, именно изображение как текст. Например, в исследовании Татьяны Дашковой ÇИдеология в ли7 цах: формирование визуального канона в советских женских журналах 1920Ð 19307х годовÈ (сборник ÇВизуальная антропология: новые взгляды на соци7 альную реальностьÈ).

В публикациях, посвященных изучению фотографии в рамках визуаль7 ных методов в социальных науках, исследователи так же активно, как Р. Барта, цитируют П. Бурдье. Он посвятил отдельную книгу социальной роли фотографии (Bourdieu 1964). В этом направлении возможно исследование не только фотографического изображения как такового, но и социальных функций фотографии, практики фотографирования как производства об7 разов, существования (бытования) фотографии в повседневной жизни лю7 дей Ñ в контексте изучения общества как комплекса социальных структур.

ÇБурдье полагает, что через анализ практик фотографирования мы мо7 жем увидеть значимые социальные явления... любой фрагмент социальной реальности может дать нам представление о том, каковы механизмы уст7 ройства этой реальности, поскольку механизмы эти являются общими для всех ее фрагментовÈ (Паченков http://viscult.by.com). Три ключевых поло7 жения Бурдье в упомянутой работе организуют ее внутреннюю логику:

1)фотография представляет собой социальный факт, обладающий при7 нудительной силой по отношению к индивиду;

2)фотография Ñ функциональная разновидность молитвы, ритуала вос7 производства групповой идентичности и демонстрации преданности опре7 деленной социальной группе;

3)фотография Ñ маркер, при помощи которого индивиды проводят гра7 ницы между различными социальными группами, поэтому анализ практик фотографирования позволяет исследовать социальную стратификацию (Па7 ченков http://viscult.by.com).

По Бурдье, практика фотографирования обязана своим широким рас7

153

Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. J 1

пространением Çсемейной функцииÈ, домашнему культу фотографирова7 ния, субъектом и объектом которого является семья. Смысл составления альбомов Ñ культ семейного единства, смысл фотографии Ñ в событии фотографирования. Церемония семейного празднества должна быть сфо7 тографирована, Çпотому что она реализует образ, который группа стремит7 ся иметь о себе как свой образÈ (Круткин 2007: 53). Большинство фотогра7 фий выражают, независимо от намерений снимающего, Çсистему схем вос7 приятия, мышления и оценок, общую для всей группыÈ (Bourdieu 1964: 6). Ключевая норма: что подлежит фотографированию, а что нет, Ñ встроена во внутреннюю систему ценностей определенной группы. Фотографирова7 ние Ñ ритуал воспроизводства групповой идентичности.

Общее определение фотографии Ñ Çконвенциональная система, кото7 рая выражает пространство в терминах перспективы и объемаÈ (Круткин 2007: 46) Ñ связывает тему фотографии в постструктуралистской теории Бурдье с одной из основных его тем Ñ темой пространства, уже (глубже) Ñ социального пространства (по Бурдье Ñ физического пространства в соци7 альном измерении). В контексте структурализма закономерно развивается логика его рассуждений: Çсоциальное пространство как таковое предраспо7 ложено к тому, чтобы позволять видеть себя в форме пространственных схемÈ, Çсоциальное пространство стремится преобразоваться более или ме7 нее строгим образом в физическое пространствоÈ, Çв иерархизированном обществе не существует пространства, которое не было бы иерархизирова7 ноÈ (Бурдье 1993: 36, 39).

Перспективы исследования, например, социального пространства горо7 да, намечены Бурдье: Çсоциальное деление, объективированное в физичес7 ком пространстве... функционирует одновременно как принцип видения и деления, как категория восприятия и оцениванияÈ, Çименно посредством такого воплощения в структурах присвоенного физического пространства глухие приказы социального порядка и призывы к негласному порядку объективной иерархии превращаются в системы предпочтений и в менталь7 ные структурыÈ, Çархитектурные пространства несомненно являются наи7 более важными составляющими символичности властиÈ (Бурдье 1993: 37, 38). Эти положения могут сформировать теоретическую базу исследования социального пространства города визуальными методами.

Фотография в социологических исследованиях

Если фотография Ñ это правда, то кино Ñ это правда двадцать четыре раза в секунду.

Ж.7Л. Годар

Фотография как изображение социальной реальности и явление обще7 ственных отношений может стать объектом и материалом практического исследования, при этом изучаемые аспекты будут определяться темой и в русле конкретного научного подхода.

154

Н.Ю. Захарова. Фотография как объект социологического анализа

Фотография как объект материал и (или) инструмент исследования мо7 жет быть продуктом медиа, личным документом (Голофаст 2000), создани7 ем исследователя.

Фотография как продукт, функционирующий в поле влияния средств массовой информации, изучается или применяется в исследованиях, напри7 мер, способов воздействия и существования в массовом сознании образов рекламы; визуальной составляющей идеологии. В этом случае важно имен7 но кто, для кого и зачем снимает. ÇМожно считать фотографии, задавать о них вопросы, изучать их использование в социальных контекстах, в кото7 рых они производятся и потребляютсяÈ (Margolis www.visualsociology.org). То есть ситуация тиражирования фотографических образов в массовой культу7 ре (на примере СМИ) открывает возможность применения количествен7 ных методов в комплексе с визуальными методами.

Фотографии в качестве личных документов изучаются, в частности, в биографических исследованиях в комплексе с методом биографического интервью как вспомогательный материал (свидетельства, восстанавливаю7 щие социокультурный контекст) или как основной Ñ темой такого иссле7 дования может стать, например, биография сквозь призму фотографичес7 ких презентаций важных жизненных этапов в определенной культурной традиции. Материальную базу биографических (визуальных) исследований составляют семейные альбомы.

Фотография может применяться как инструмент социологического иссле7 дования, если социолог становится одновременно автором изображений. С одной стороны, он получает возможность формулировать проблему, выбирая объект, ракурс его подачи в кадре, сознательно представляя изучаемое явле7 ние под определенным углом зрения и создавая изображение, анализ кото7 рого будет эффективным в контексте конкретного научного подхода, если на этапе сбора материала он уже выделен. С другой стороны, некоторые социо7 логи, стремясь к максимальной объективности и отстраненности личности исследователя в процессе создания научного знания, не могут позволить себе использовать такой метод. Менее радикально настроенные наталкиваются на необходимость отделения своей субъективной позиции от объективной социальной реальности на этапе обработки материала. Вообще, исследова7 тель с камерой Ñ типичная картина для полевой работы в антропологии, о чем говорилось выше в связи с историей визуальных методов.

В любой исследовательской ситуации процесс анализа и интерпретации фотографии многомерен и проходит в несколько этапов. В ее производстве и функционировании в обществе участвуют: фотограф7автор; человек и со7 циальная реальность как предметное содержание пространства (текста)

изображения; люди, создающие ситуацию существования фотографичес7 кого изображения в обществе.

Автор фотографии выбирает, что именно будет помещено в кадр. ÇФото7 граф делает выбор на всех этапах создания фотографии: во время поиска объекта, при фотографировании, при печатиÈ (Бойцова http://

155

Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. J 1

kogni.narod.ru). Сознательный или случайный выбор известного фотографа или обычного человека с фотоаппаратом в руках обусловлен характеристи7 ками, общими для социальной группы, к которой автор принадлежит в оп7 ределенном обществе, изображение презентирует его реальную или желае7 мую идентичность. Следующее фундаментальное положение об авторе раз7 рушает одно из традиционных представлений о фотографии как о докумен7 те, фиксирующем видимую реальность такой, какой ее видит глаз человека.

Этот пример заимствован из презентации Э. Марголиса, члена Между7 народной ассоциации визуальной социологии (США), который занимает7 ся в основном исторической фотографией.

Фото 1.

Глядя на фотографию (см. фото 1), можно предположить, что фотограф снял веселых молодых людей на празднике или другом массовом собрании. Зная, что это происходит в Америке 19307х годов, можно говорить, напри7 мер, об определенном способе демонстрации любовных отношений в дан7 ной культуре (Штомпка 2007: 10).

Представленный снимок (фото 1) на самом деле является только фраг7 ментом фотографии (фото 2), автор которой зафиксировал финал казниÑ линчевания. Этот пример демонстрирует то, что глазу смотрящего на фото7 графию может быть недоступна реальность вне кадра (фрейма), он показы7 вает, что каждый снимок создает собственную реальность. Это положение может служить аргументом исследователей, предпочитающих использовать фотографии, которые создали они сами.

Существуют подходы в рамках другой логики рассуждения: Çвизуальная социология может быть разделена на два направления: методологическое (создавать фотографии, чтобы анализировать социальную реальность) и культурологическое (анализировать фотографии, сделанные другими, что7 бы исследовать индикаторы культуры и социальных отношений)È (La Rocca www.ceaq7sorbonne.org).

156

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]