Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Франция в 1850-1870 гг

.doc
Скачиваний:
23
Добавлен:
18.04.2015
Размер:
166.4 Кб
Скачать

2. Франция в 1850–1870–х годах.

Вторая империя во Франции (1852 – 1870 годы).

Реакционный политический режим Второй империи (1852 – 1870 годы). Государственный переворот 2 декабря 1851 года позволил Луи Бонапарту полностью захватить власть. Ровно через год, 2 декабря 1852 года – в годовщину коронации Наполеона I (в 1804 году) – во дворце Сен-Клу, резиденции президента Французской республики Луи Бонапарт был объявлен “императором французов” под именем Наполеона III. Наполеоном II бонапартисты считали никогда не правившего герцога Рейхштадтского, сына Наполеона I и австрийской принцессы Марии Луизы, умершего в возрасте 21 года. Приход к власти нового императора вошел в историю под названием “Второй империи”, по аналогии с Первой империей Наполеона I (1804 – 1814 годов). Вторая республика закончилась Второй империей. Из резиденции президента республики, дворца Сен-Клу, Наполеон переехал во дворец Тюильри – резиденцию французских королей. В начале своего царствования Наполеон III провозгласил, что “империя – это мир”, хотя все восемнадцать лет своего правления опровергал это утверждение; все восемнадцать лет Второй империи прошли в нескончаемых войнах.

Период Второй империи (1852–1870 годы) уже с первых дней характеризовался установлением деспотизма в лице личной диктатуры Наполеона III и отходом от демократических завоеваний революции 1848 года во многих сферах общественной жизни Франции. Под предлогом борьбы с тайными обществами правительство разгромило все оппозиционные организации. Политические клубы были запрещены, свобода печати задушена, левые газеты и журналы закрыты, усилен контроль полиции. Редакторов газет и журналов теперь назначал министр внутренних дел. В школах, высших учебных заведениях, театрах были введены тайные агенты, следившие за преподавателями-республиканцами. Хотя конституция 1852 года и начиналась с торжественного заявления, что она “признает, подтверждает и гарантирует великие принципы 1789 года, которые являются основой публичного права французов”, в реальности во Франции установилась единоличная власть императора. Новый император превратился в неограниченного диктатора: он был главнокомандующим вооруженными силами, имел право объявлять войну и заключать мирные, союзные, торговые договоры, назначать чиновников на государственные должности, издавать декреты по вопросам исполнения законов. Только он обладал правом законодательной инициативы. Министры подчинялись императору, каждый из них отвечал перед императором за свою отрасль управления, коллективной ответственности совета министров не было. Важным органом государственной власти был Государственный совет, его сорок – пятьдесят членов назначались и созывались лично императором. В Государственном совете обсуждались и изменялись все законопроекты, предложенные императором, рассматривался бюджет Франции. Роль Законодательного корпуса сводилась лишь к утверждению законов и бюджета; 260 (двести шестьдесят) членов Палаты депутатов выбирались на шесть лет всеобщей подачей голосов. Палаты не имели права публикации протоколов своих заседаний. Печать находилась в ведении полиции, а с 1853 года перешла в ведение Министерства внутренних дел. Свирепствовала цензура, а в школах ужесточался контроль католической церкви над системой образования.

Наполеон III восстановил всеобщее избирательное право для мужчин с 21 года, проживавших в данной местности не менее полугода. Полугодовой ценз оседлости исключал из голосования значительные массы сезонных рабочих, часто менявших место работы в поисках заработка. Выборы проводились всегда так, что сторонники правительства неизменно получали большинство мест в парламенте. Применяя метод “кнута и пряника”, правительство Второй империи поощряло те рабочие общества, которые боролись за свои права только парламентским путем. Всех иных политических оппонентов, призывавших к стачкам и революции, правительство немедленно высылало за границу, а их организации запрещало. Тюрьмы были переполнены. Республиканцы, даже самые умеренные, эмигрировали из страны. Практически, режим делал всё возможное для искоренения всех недовольных. Аресты велись в городах и селах, тридцать два департамента Франции были объявлены на осадном положении. В одном Париже к вечеру 4 декабря было арестовано три тысячи подозреваемых, а за последующие два дня их число выросло вдвое. Тюремное заключение, ссылка в Гвиану или Алжир, изгнание из страны ждали всех противников режима. Суды (“трибуналы”) состояли из “троек” – прокурора, префекта полиции и генерала гарнизона. “Трибунал” разбирал дело арестованных при закрытых дверях, без свидетелей и защитников, основываясь на доносах или сведениях властей. Противники бонапартистского режима несколько раз предпринимали попытки тайных заговоров и покушений на жизнь императора Наполеона III.

На второй же день после того, как Луи Бонапарт стал Наполеоном III, австрийский посланник задал ему вопрос, сохранится ли во Франции всеобщее избирательное право. “Я ничего не имею, против крещения водой (= всеобщего голосования), но у меня нет никакой охоты держать ноги в воде всю жизнь”, – ответил Наполеон III. Но он так и не решился отменить всеобщее избирательное право, в таком виде оно действовало до самого конца, падения Второй империи в 1870-м году.

Сенат, роль которого была невелика, состоял из пожизненно назначенных императоров членов и из сенаторов “по праву” (принцев, кардиналов, маршалов и адмиралов), число которых не должно было превышать 150 (ста пятидесяти) человек. Органы местного самоуправления – муниципальные советы – избирались всеобщим голосованием, но, фактически, находились в большой зависимости от властей. Председатели муниципальных советов и их заместители назначались; представители центральной власти – префекты – имели полномочия их снимать. В крупнейших городах – Париже и Лионе, где было больше всего рабочих, муниципальные советы вообще не избирались. Свобода печати и собраний отсутствовала, резко усилилось влияние католического духовенства, контролировавшего систему просвещения. Непрерывно росли значение и численность государственного бюрократического аппарата. Высока была роль армии. Таким образом, система государственного управления во всех трех палатах (Законодательном корпусе, Сенате, Государственном совете) была рассчитана на то, чтобы повысить роль императора и свести к нулю значение представительных учреждений. Как явствует, Законодательный корпус не имел законодательной инициативы; сенат назначался императором из высших сановников и духовенства; Государственный совет также назначался императором и формально утверждал проекты законов, предложенные императором.

Социальной опорой бонапартистского режима Наполеона III была крупная промышленная и банковская, финансовая буржуазия, а также зажиточное французское крестьянство. Именно их интересы защищал и выражал режим Второй империи. Но буржуазия 1850-1860-х годов уже давно утратила свои революционные элементы, которые подпитывали ее в прошлом, в период борьбы с феодализмом. Теперь буржуазии противостоял новый, более сильный противник – поднимавшийся во весь рост пролетариат. Бонапартизму было свойственно демагогическое заигрывание с растущим рабочим классом, лавирование между сословиями. Характеризуя сущность бонапартизма, В.И.Ленин отмечал, что “…бонапартизмом называется такое правительство, которое старается казаться непартийным, используя крайне острую борьбу партий капиталистов и рабочих друг с другом”. (ПСС, т.34, с.67). “Бонапартизм есть лавирование монархии, потерявшей свою старую, феодальную опору, монархии, которая принуждена эквилибрировать, чтобы не упасть, – заигрывать, чтобы управлять, – подкупать, чтобы нравиться, – брататься с подонками общества, с прямыми ворами и жуликами, чтобы держаться не только на штыке”. (ПСС, т.17, с.273-274). В Первой империи Наполеона I (1804–1814 годы) буржуазии противостоял еще предпролетариат, еще не осознававший себя классом и не обладавший способностью к борьбе за свои права. Во Второй империи Наполеона III (1852–1870 годы) пролетариат уже осознал себя как класс, преследовал свои политические и экономические интересы, создавал свои рабочие организации и вел открытую борьбу с буржуазией за свои права.

Правящая верхушка Второй империи была вынуждена лавировать, действовать по своему произволу, распоряжаться центральными и местными учреждениями, влиять на прессу, общественное мнение, контролировать всю жизнь страны. Парламент не мог самостоятельно решить ни одного вопроса, поскольку над ним стоял Государственный совет; все дебаты в парламенте осуществлялись под руководством президента палаты, назначаемого императором.

Наибольшей популярностью император пользовался в аристократических кругах французского общества, а также у значительной части крестьянства – самых консервативных слоев населения. Особенностями правления Наполеона III было то, что при огромной концентрации в своих руках и в руках подотчетного ему правительства власти, император умело создавал видимость “общенационального” руководства Францией посредством всенародного голосования – плебисцитов. К плебисцитам правительство Наполеона III прибегало многократно. Плебисциты проводились в обстановке полицейского надзора, подкупов избирателей, мошенничества и фальсификаций при подсчете голосов. Они давали правительству Второй империи возможность лицемерно ссылаться на свою популярность в народе, на всенародную любовь французов к своему императору и проводимой им политике. Выборы также проводились под бдительным надзором полиции. “Важно, чтобы у входов в мэрию расставлены были толковые и надежные люди, снабженные бюллетенями нашего кандидата, дабы предостеречь избирателей от ошибок и обмана”, – так обычно писали в инструкциях префекты мэрам избирательных округов. Вместе с тем, Наполеон III восстановил пышный императорский двор, в котором главную роль играли лично преданные ему люди, вроде прославившегося кровавым усмирением алжирского народа маршала Сент-Арно. В начале 1850-х годов маршал Сент-Арно занимал пост военного министра. Печальную известность снискал герцог Персиньи, получивший пост министра внутренних дел Франции. Судьбой Франции и французов распоряжался “государственный министр” (иногда именуемый “вице-императором”) Руэр, ловкий демагог и фразер, тесно связанный с банковскими воротилами и промышленными дельцами. Большим влиянием во Второй империи пользовался сводный брат Наполеона III – герцог Морни, занимавший пост председателя Государственного совета. Министром иностранных дел был Валевский – сын Наполеона I и польской красавицы графини Валевской. Военными деятелями Второй империи были генерал Базен, Мак-Магон и другие. Таков был реакционный политический режим Второй империи – режим “демократического цезаризма”.

Социально-экономическое развитие Франции в 1850–1870-х годах. Завершение промышленного переворота. Период Второй империи совпал со временем бурного подъема французского капитализма. К 1860-м годам во Франции в стадию завершения вступил промышленный переворот. Его полное завершение пришлось на период 1870-х годов, когда Вторая империя подошла к своему упадку и пала в результате поражения во франко-германской войне и восстания парижских коммунаров (революции 4 сентября 1870 года). Внедрение машин в промышленное производство охватило все главные отрасли экономики. На основе широкого применения машинной техники производство выросло в три раза. В промышленности быстро шел процесс концентрации производства и капитала, возникали мощные банки. Парижская биржа приобрела мировое значение.

Число паровых машин во французской промышленности выросло примерно в четыре раза – с 5212 (пяти тысяч двухсот двенадцати) в 1850 году до 27.088 машин (более двадцати семи тысяч) в 1870 году. Значительного масштаба достигло железнодорожное строительство. Именно в это двадцатилетие во Франции вступили в строй основные железные дороги страны, и ныне действующие. Протяженность железнодорожных магистралей возросла с 2915 тысяч километров (более двух тысяч девятисот) в 1850 году до 17.500 километров (семнадцати с половиной тысяч) в 1870 году. Грузооборот железных дорог вырос в более чем в десять раз – до 44 (сорока четырех) миллионов тонн грузов. Были основаны новые железнодорожные компании, получившие кредиты и поддержку государства: Северная, Орлеанская, Лионско-Средиземноморская и другие. Было реорганизовано почтово-телеграфная связь. Во время Крымской войны в 1855 году для связи с французским лагерем в Крыму прямо из императорского дворца Тюильри был проложен подземный и подводный кабель по дну Черного моря. Шоссейных дорог и каналов не хватало, выросло только число дальних пароходных рейсов за пределы Франции.

Строительство железных дорог и паровозов потребовало один миллион тонн железа. Производство железа и стали поднялось с 320 (трехсот двадцати) тысяч тонн в 1852 году до 904 тысяч (девятьсот четырех тысяч) тонн в 1869 году, т.е., почти в три раза. Выплавка чугуна выросла более чем в три раза. Резко возросла добыча железной руды и каменного угля. Металлургические предприятия реконструировались, они быстро наращивали производство продукции. Крупными центрами французской металлургии стали Крезо и бассейн Луары. В это время значительно выросла продукция хлопчатобумажной, шерстяной, шелковой промышленности. Развивались горное дело, химическая, бумажная отрасли, производство светильного газа. В 1855 году в Париже по образцу Лондонской была организована своя Всемирная промышленная выставка. На ней были представлены основные достижения французской промышленности. Тем не менее, по основным видам промышленной продукции Франция по-прежнему отставала от Великобритании.

В конце 1860-х годов во французской экономике создались предпосылки появления промышленных монополий. Концентрация производства была ускорена экономическими кризисами 1857 и 1866 годов. Франко-английский торговый договор 1860 года, снизивший или отменивший пошлины на ввоз товаров в страну, также значительно повлиял на процесс укрупнения промышленных предприятий. Многие мелкие и средние фирмы потерпели банкротства или были поглощены крупными из-за невозможности конкурировать с английскими товарами. Возросла роль крупнейшей металлургической и машиностроительной фирмы Шнейдер и Крезо; она сыграла заметную роль в объединении французской металлургической промышленности для противодействия английской конкуренции. На металлургическом предприятии Шнейдера в Крезо в 1869 году работало около десяти тысяч рабочих. Заводы в Крезо выпускали рельсы, вагоны, паровозы, различные машины не только для Франции, но и за границу. В 1864 году была создана организация предпринимателей черной металлургии “Комите де Форж” (к концу века она превратилась в крупное монополистическое объединение). Крупные предприятия заняли господствующее положение в экономически развитом регионе – Эльзасе, а также в Руане, Лилле и многих других промышленных городах. Быстро шел процесс централизации капитала: к концу 1860-х годов многочисленные железнодорожные компании слились в шесть объединений. Но наряду с технически вооруженной промышленностью большую роль продолжала играть средняя и мелкая промышленность. Наибольшее количество работников было сосредоточено в легкой промышленности, объем продукции которой пока значительно превышал тяжелую индустрию. Слишком велика была роль мелких и средних предприятий в производстве.

В середине XIX века наблюдался быстрый рост промышленных городов. В Париже в 1871 году проживало более 1.800.000 (миллиона восьмисот тысяч) жителей, в Лионе – 320.000 (триста двадцать тысяч) горожан. Для экономики Франции, как и для любой капиталистической экономики в период домонополистического капитала, характерными были финансовые спекуляции, усиление власти денежного капитала. Наблюдалась концентрация капитала, развивалась кредитно-финансовая система. Именно в этот период возникли мощные, крупные банки. В 1852 году возник банк “Креди мобилье” братьев Перейр, тесно связанный с Наполеоном III и его окружением. Так, в 1863 году был основан “Лионский кредит” (“Креди Лионне”), в 1864 году – депозитный банк “Генеральное общество для развития торговли и промышленности во Франции”. В том же 1864 году было разрешено свободно основывать акционерные компании, что открыло дорогу спекуляциям на бирже, в которых банки принимали самое активное участие. Банки выкачивали денежные средства у городских и сельских слоев населения. Постепенно возрастала роль производственных вложений банков. Связи между банками и производственными компаниями укреплялись. Банковские кредиты стимулировали развитие промышленности и строительство железных дорог. На банковские кредиты основывались транспортные, строительные, газовые и другие компании.

В 1865 году путем слияния ряда банков возник банк “Французский земельный кредит”. Особенно быстро набирали силу банки поземельного кредита: в Париже, Марселе открылось сразу несколько новых банков. Процесс концентрации денежного капитала, сосредоточения огромных богатств в руках нескольких финансистов опережал развитие промышленности. Парижская биржа сделалась одним из центров ценных бумаг и валюты, куда в поисках займов обращались правительства и капиталисты многих стран, как Европы, так и Азии, и Америки.

Новая финансовая аристократия была захвачена предпринимательским ажиотажем, биржевой игрой, так называемым грюндерством (от немецкого “Gründer” – „основатель“). Грюндерство всегда было характерно для периода подъема, оживления промышленного производства. Денежная масса и рост денежного капитала во Франции обгоняли увеличение промышленного капитала. Крупные суммы банки вкладывали в займы иностранным государствам или вывозили за границу. Банки играли видную роль в колониальной экспансии. Наряду с Англией, Франция превращалась в крупного экспортера капитала. Французский капитал за границей вырос с двух миллиардов франков в 1852 году до десяти – двенадцати миллиардов франков в 1870-м году. Половина вывезенного капитала была вложена в государственные займы, более трети вкладывалось в транспорт. Большая часть французского капитала вывозилась в страны Средиземноморья (Италию, Испанию и др.), а также в Османскую империю и государства Центральной Европы.

Под влиянием технического прогресса рос жизненный уровень, как высших слоев общества, так и городских низов, рабочих и ремесленников. По уровню жизни Франция в середине XIX века занимала второе место в мире, уступив только Великобритании и далеко опередив Российскую империю, Пруссию, итальянские государства.

Экономический подъем происходил и в сельском хозяйстве: повысилась урожайность технических культур, несколько расширилась посевная площадь, улучшилась порода скота. В 1850-1860-е годы стали шире применяться машины: на полях работали десятки тысяч сеялок, жаток, веялок молотилок. Расширялась специализация сельского хозяйства, росло производство мяса, зерна, молока, фруктов и овощей. Развитие французского сельского хозяйства было неравномерным. Бурная урбанизация, рост городского населения стимулировали увеличение и расширение близлежащих к городам крестьянских хозяйств. Сельское хозяйство Центрального массива, Альп и Средиземноморья развивалось медленно, а в районе Парижа или департамента Нор – быстро. Во французской деревне ускорился процесс социальной дифференциации (расслоения на богатую верхушку и бедноту). В конце 1850-х годов во Франции выделилось около миллиона зажиточных крестьян, концентрировавших в своих руках землю. Остальные семь миллионов были малоземельными и безземельными. Вместе с тем, огромная конкуренция приводила к массовому разорению и обнищанию широких слоев малоземельного, парцеллярного крестьянства. В 1862 году свыше 1,8 миллионов крестьянских хозяйств имели участки от одного до пяти гектаров земли; более одного миллиона владели клочками земли площадью до одного гектара. Возрастала задолженность и разорение беднейших слоев крестьянства. Быстро увеличивался сельский пролетариат. В силу своей экономической слабости, эти массы мелкого крестьянства не имели возможности внедрять новые формы организации хозяйства, улучшать обработку земли, что побуждало их уходить в города (“отходничество”) и пополнять кадры городских пролетариев. В 1851 году сельское население составляло 75 % (семьдесят пять процентов) от общей численности населения страны; а в 1872 году доля сельского населения снизилась до 69 % (шестидесяти девяти процентов). К 1851 году из восьми миллионов французских крестьян около шестисот тысяч находилось на грани нищеты. Многие французы в поисках лучшей жизни были вынуждены отправляться в Новый Свет.

В 1857 году Францию, как и ряд других европейских капиталистических стран, поразил экономический кризис, ставший следствием чрезмерного напряжения сил и милитаризации экономики в годы Крымской (Восточной) войны. Окончание войны привело к резкому сокращению объема промышленного производства во многих отраслях экономики. К 1859–1860-м годам экономический кризис был преодолен, и наступила новая полоса хозяйственного подъема. Следующий кризис в экономике наступил в 1866–1867 годах и был вызван последствиями Гражданской войны в США, однако, он был слабее предыдущего и проявился в сфере кредита, чем в сфере производства.

В 1850–1860-х годах значительно выросло число промышленных рабочих; в одном Париже за 1860-е годы оно выросло на сто тысяч рабочих. В связи с технической модернизацией производства и внедрением технических новшеств, организацией новых рабочих мест, интенсивностью производительного труда, все большим увеличением числа машин возрастала производительность труда и выработка на одного рабочего. В 1851 году дневная выработка на одного шахтера в угольной промышленности составляла 643 (шестьсот сорок три) килограмма, а к 1869 году выросла до 777 (семисот семидесяти семи) килограммов угля. Аналогичные процессы наблюдались и в других отраслях производства. Наряду с интенсификацией производства, часть предпринимателей прибегала к экстенсивным методам: увеличивала продолжительность рабочего дня, привлекало более дешевый женский и детский труд, поднимало цены на продукты питания и жилье, замораживало заработную плату или даже снижало ее. В департаменте Па-де-Кале глубоко под землей, в шахтах, работали десятилетние дети. Их положение было рабским. “Трудясь по пятнадцать – шестнадцать часов в день, они едва зарабатывали себе на хлеб”, – так писали в своем отчете члены инспекционной комиссии, обследовавшей условия труда малолетних пролетариев. И, хотя во Франции уже было введено всеобщее обязательное начальное образование, большинство детей не имело возможности посещать начальную школу.

Положение основной массы французских рабочих было не намного лучшим. Стихийные бедствия: невиданный разлив рек Роны и Гаронны в 1854 году и страшное наводнение, во время которого погибло жилье, скот, запасы продовольствия; эпидемия холеры, охватившая весь юг Франции; голодовки в связи с нехваткой хлеба (массовые закупки хлеба на нужды Крымской войны) сильно осложнили нелегкое положение в стране. Правящая верхушка воспользовалась старым, испытанным способом: занять безработных и нищих общественными работами по реконструкции и перестройке Парижа и других городов. Планы реконструкции Парижа у власти имелись еще со времен прошлой монархии и республики 1848 года. Реализация планов перестройки Парижа на буржуазный лад была поручена парижскому префекту Осману.

Один из помощников Османа по перестройке Парижа писал: “Ах, эти узкие улочки! На них так легко возводить баррикады и так удобно бросать в солдат из окон домов доски от кроватей или старые печки. Ищи потом виноватых! Конечно, можно перебить всех жителей дома до одного, как это сделали в 1834 году на улице Транскопеи. Но, к сожалению, этого нельзя делать часто. Лучше проложить широкие проспекты: по ним легко пройдут кавалерия, пехота и даже артиллерия. Войскам достаточно занять улицу Риволи, а дальше шагай себе хоть до самой Ратуши. Что же до улиц Сен-Дени и Сен-Мартен – постоянных очагов восстания и гнезд, где растут Гавроши, то пока их пришлось оставить, ведь нельзя за один перестроить сразу весь Париж.… При наличии казарм и широких магистралей можно их не бояться…”. В 1859 году была уничтожена городская стена Парижа, пригородные поселки были присоединены к городу. Один из выдающихся поэтов Франции Бодлер писал:

“Париж меняется, – но неизменно горе,

Фасады новые, помосты и леса,

Предместья старые, все полно аллегорий,

Воспоминания, вы тяжче, чем скала…”.

За несколько лет (с 1852 по 1859 годы) были проложены новые широкие проспекты (в виде креста через весь город), созданы бульвары, разбиты новые парки, построены рынки, вокзалы, церкви и фонтаны. Под землей были проложены трубы водопровода, канализации и освещения города. В 1855 году в Париже была создана “генеральная компания омнибусов”. В Марселе и Гавре были построены новые доки, расширены порты. Лион, Лилль, Бордо и другие города также перестраивались. В 1860-х годах перемены коснулись облика больших городов, особенно, их деловых центров и кварталов богачей. Вместо лавок и магазинчиков стали появляться универсальные магазины. Застройка городов стала осуществляться по плану, сносились старые, деревянные хижины, выпрямлялись и расширялись улицы, сооружались вокзалы, дворцы, церкви, прокладывалось Большое кольцо бульваров в столице. На Большом кольце выросли многоэтажные кварталы и особняки богачей. Из тесного средневекового города, окруженного каменными стенами (в период реконструкции они были взорваны), вырос новый Париж. Перестроенный Париж блистал проспектами, бульварами, новыми дворцами и символизировал кричащую роскошь высших слоев столичного общества. На окраинах по-прежнему прозябали лачуги и трущобы бедняков. Все эти перемены, как и промышленная выставка и реконструкция французских городов, должны были утвердить могущество Второй империи.

Завершение промышленного переворота, экономические успехи, рост национального богатства привели в конце 1860-х годов к тому, что “…банки, кредитные общества, пароходы, железные дороги, большие предприятия, крупные металлургические и газовые заводы, все сколько-нибудь значительные компании”, – писал один современников, – “сосредоточены в руках 183 (ста восьмидесяти трех) человек. Эти сто восемьдесят три лица по-своему распоряжаются огромными капиталами”. Велика была роль крупной промышленной и финансовой буржуазии в политической жизни страны. Ее представители были депутатами, сенаторами, мэрами. Миллионер Шнейдер, владелец металлургической и машиностроительной фирмы, был президентом Законодательного корпуса.

Положение французского рабочего класса. Рабочее и республиканское движение. В условиях промышленного подъема рос рабочий класс Франции, увеличивалась его концентрация. За 1850–1860-е годы число рабочих возросло на 15 % (пятнадцать процентов). К 1866 году число занятых в промышленности и на транспорте рабочих составляло 31 % (тридцать один процент) самодеятельного населения. Численно рос индустриальный пролетариат крупных заводов и фабрик, (он составлял треть всех рабочих – около миллиона человек). Преобладали рабочие мелких и средних предприятий, ремесленный пролетариат, надомники. В металлопромышленности работало только девять процентов от общего числа рабочих. Наглядным примером этих процессов была столица, Париж. В 1860 году в столице насчитывалось более 400.000 (четырехсот) тысяч рабочих, а летом 1870 года – уже 600.000 (шестьсот) тысяч рабочих. За десятилетие в Париже выросли крупные машиностроительные предприятия; но большая часть столичного пролетариата была занята в традиционных отраслях экономики: в швейной, галантерейной, где насчитывалось множество мелких и средних предприятий.