Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
История России лекции.doc
Скачиваний:
10
Добавлен:
09.04.2015
Размер:
778.75 Кб
Скачать

История

14.02.05

ЛЕКЦИЯ 1

ДРЕВНЕЕ РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО

  1. Государственно-политическое пространство Древней Руси

  2. Феодальная раздробленность

Подготовиться к теме: «Образование и развитие Российского единого государства»

Государственно-политическое пространство Древней Руси

Что влияло на процесс государствообразования? Что имело значение факторы внутреннего или внешнего плана?

Генезис возникновения ДРГ было связано не столько с внутренними, сколько с внешними факторами. Это фактор внешней угрозы, который ускорял процесс государствообразования. Второй фактор – интересы внешней торговли. Начнем со второго:

Если брать реалии древней Руси надо отметить, что внешняя торговля развивалась гораздо быстрей, чем внутренняя. Это было связано с тем, что меха и воск были традиционными предметами потребления арабов и православных христиан Византии (основные экспортные статьи). Именно это объясняет быстрое развитие внешней торговли. Именно интересы развития внешней торговли, ориентируясь на обозначенные рынки, подтолкнули первых русских князей к объединению северного и южного узловых пунктов торгового пути из Варяг в Греки. Собственно имеются в виду события 882 года, когда Олег обосновался в Киеве. Во многом интересы развития внешней торговли, установление контроля за северным и южным узловыми пунктами торгового пути во многом сказывались.

Фактор внешней угрозы. Обратимся к «Повести временных лет», а именно к тем событиям, которые там зафиксированы под 859 годом. В ней отмечалось, что варяги из-за моря брали дань с северных племен, а именно: со славян, кривичей, мерей, чудий. Т.о. эти северные племена платили дань варягам. Но там же отмечается, что хазары, хазарский каганат, наложил дань на другие племена: полян, северян, вятичей. Перед нами две сферы влияния: варягов и хазар. Среди современных историков нет единого мнения по поводу того, от кого исходило большее влияние. Историк Новосельцев полагает, что наибольшую угрозу для славянских племен таил хазарский каганат. Вообще эта точка зрения имеет под собой серьезные основания, т.к. в целом историки считают, что в 9 веке хазары были наиболее сильным государственным образованием в Восточной Европе. Но есть и другие мнения, что варяги были более активны, более амбициозны и даже претендовали на высший хазарский титул «каган». Сторонники этой точки зрения ссылаются на письмо Людовика Немецкого, адресованное Византийскому императору Василию I (871 г.). В этом письме упоминаются народы, правители которых носили титул «хакан» (каган) – это авары, хазары, булгары, но что интересно, Людовик Немецкий в этот перечень включает и норманнов, т.е. варягов, русских…

Ближе точка зрения Новосельцева. Хазарский каганат стремился расширить свою сферу влияния за счет включения в нее северных племен. Очевидно, что активность хазар и варягов должна была привести к столкновениям.

Другая летописная статья «Повести временных лет» - фигурирует под 862 годом. Северные племена отказались платить дань варягам и прогнали их. А далее среди этих северных племен (славен, кривичей, чудь, мень) начались распри, междоусобицы. И как отмечает летописец «не было среди них правды». И для того, чтобы выправить ситуацию, представители племен решили пригласить князя со стороны, «чтобы управлял и судил нами по правде». Выбор пал на князя Рюрика, который пришел со своей Русью, т.е. со своей дружиной и родом. А вообще Русью назывались дружины первых русских князей 9 первой половины 10 века. Нет нужды долго говорить о том, привнесли ли приглашенные князья государственность извне. Собственно летописец уже сам указывает на то, что северные племена обладали механизмом для согласования решений (само решение о приглашении князя со стороны было принято на собрании представителей племен).

Другое дело, что северным племенам варяги были необходимы как эффективная военная сила для противостояния давлению хазарского каганата. А варяги таковой внушительной боевой силой действительно являлись. В общем, никто и не спорит по поводу того, что изначальная функция князей – военачальники.

В 882 году, как отмечалось выше, Олег обосновался в Киеве. Интересно следующее: Олег обращался к Аскольду с претензией на узурпаторство, т.к. они не принадлежат к княжескому роду, в отличие от него. Он заявил, что Игорь – сын Рюрика, и теперь легитимность власти вытекает из ее наследственного характера. Т.е. если раньше источником власти мог быть вооруженный захват или призвание князя, то теперь роль играет наследственный характер.

Древнерусские представления о власти. Как люди воспринимали сам институт власти? Субъектом власти выступал не один конкретный князь, а княжеский род в целом. И только представитель княжеского рода Рюриковичей в силу самого факта своего рождения выступал потенциальным носителем государственной власти. И нет ничего удивительного в том, что единственный случай занятия княжеского стола не представителем княжеского рода (в домонгольский период, 1211 год), когда Галицкий княжеский стол занял боярин Володислав. Это единственный случай рассматривался современниками как вопиющее беззаконие. Поскольку только представитель княжеского рода имел право на частичку власти.

Статус князя носил особый экстраординарный характер и долгое время никак не регламентировался. Известно, что с середины 12 века начинает утверждаться практика заключения князьями договоров (рядов) с городами. Но при этом известно, что эти договоры князьями часто нарушались, хотя за это нарушения князья нередко платили своей жизнью. Особый экстраординарный статус князей как представителей княжеского рода, субъекта государственной власти, подчеркивался и особой процедурой утверждения межкняжеских договоров, а именно процедурой крестоцелования. Крестоцелование было характерно только для княжеской среды. Тем самым подчеркивалось, что князь несет ответственность перед Богом и сородичами, но не перед законом и людьми.

Влияние православия на развитие института княжеской власти

Русская православная церковь принесла идею божественного происхождения власти. Уже первые епископы внушали Владимиру, что «князья поставлены Богом на казнь злым, а добрым на милость». Нет власти не от Бога. О том же рассуждал (в рамках переписки в Владимиром Мономахом) митрополит Нифон. С идеей божественного происхождения власти тесно связывался принцип почитания власти: «Бога бойтесь, а князя чтите». Этот принцип проходит через многие поучения 11-12 вв. Из этой идеи делались два важных вывода: 1. Если власть дается от Бога, то стремиться к ней с помощью насилия недопустимо. Вот почему столь беспощаден был летописец к Святополку Окаянному (братоубийце), он замечал, что Святополк из-за своей гордыни не понял, что от Бога исходит власть, что источником власти является божественная санкция. 2. Божественным влиянием санкционируется и качество власти. Если правитель в глазах людей является хорошим, то все понятно, а его власть санкционирована Богом за добрые дела. А если плохой, то он попускается свыше за грехи людские.

Безусловно, принятие православия, явственно отразилось на институте княжеской власти и князья искренне считали, что власть им дана Богом.

Князья, как представители княжеского рода, были потенциальными носителями государственной власти, имели право на частичку власти. И это право вытекало из т.н. принципа генеологического старшинства. Этот принцип впервые явственно был зафиксирован в завещании Ярослава Мудрого в 1054 году. У Ярослава Мудрого за плечами был тяжелый опыт, известно, каким тернистым был его путь к власти, т.е. безусловно он не хотел повторения того, что случилось после смерти Владимира I, хотел избежать междоусобицы, которая разделила сыновей Владимира. Как же пытался Ярослав Мудрый определить порядок межкняжеских отношений, с тем чтобы найти эту желанную политическую стабильность. Ярослав разделял русскую землю между сыновьями по степени старшинства: главные (великокняжеский киевский стол) достался старшему сыну – Изяславу; следующий по значимости (Черниговский) получил второй сын – Святослав; третий стол (Переяславский) достался любимому сыну – Всеволоду; далее Вячеславу Ярославовичу – Смоленск; и Игорю – пятому сыну Ярослава Мудрого – был передан Владимир Волынский. Ярослав Мудрый перед смертью обратился к любимому сыну Всеволоду: «Если Бог даст тебе занять мой стол после своих братьев с правдой, а не насилием, вели себя после смерти положить там, где я лежу». Т.е. по сути дела вводилась очередь во владение княжескими столами по степени старшинства.

Как этот порядок был возведен в реальную жизнь? В 1057 году умер Вячеслав Смоленский, освободился Смоленский княжеский стол. Кто занял его? Игорь. Старшие Ярославичи перевели Игоря из Владимира Волынского в Смоленск, а во Владимире обосновался внук Ярослава – Ростислав. В 1073 году начались трения среди старших Ярославичей, а именно заподозрили Изяслава в интригах и прогнали его, Изяслав убежал в Польшу за помощью. Киевский престол занял Святослав, а в Чернигов перебрался Всеволод.

В 1076 году умер Святослав, теперь уже Всеволод перебрался в Киев. Но в этом же году объявился на Руси вновь Изяслав вместе с поляками. Всеволод решил уступить и перебрался обратно в Чернигов, а Изяслав обосновался в Киеве.

Если говорить о первых десятилетиях после смерти Ярослава Мудрого, взаимоотношения князей, которые были установлены Ярославом Мудрым был понятен – отец идет впереди сыновей, старший брат – впереди младшего. Но эти родственные отношения по мере вступления в жизнь новых поколений больше запутывались. Если обратиться к событиям 12 века, то уже невозможно определить количество князей, настолько их число возросло. И по большей части они приходились друг другу троюродными и т.д. братьями. Но чаще всего разногласия разделяли старших племянников и младших дядей.

Как-то пятый сын Владимира Мономаха – Вячеслав – обращался к шестому сыну Юрию Долгорукому. Вячеслав говорил: «Я был уже бородат, когда ты родился». Тем самым подчеркивая разницу в возрасте. Получается, что племянник мог годами выйти старше дяди, т.е. дядя был старше по поколению, но младше годами. И возникал вопрос, кто кого старше. И племянники с дядями подняли вопрос по поводу княжеских столов.

Эти разногласия между князьями решались как посредством договоров (рядов) так и с помощью княжеских усобиц. В данном случае хотелось бы пролить свет на природу усобиц. Характеристика усобиц Ключевского: «Усобицы относятся к тому же порядку явлений, что и ряды (договоры) – имеют юридическое происхождение». Возникает вопрос, почему Ключевский так считал? Дело в том, что княжеские усобицы были таким же средством решения политических споров, каким в уголовных и гражданских тяжбах служило поле – судебный поединок. Т.е. правовая практика того времени допускала, что тяжущие могут сойтись в поединке (или выставить за себя людей) и кто окажется сильней, тот и прав – на той стороне Бог. Поэтому усобица – разновидность судебного поединка. И не случайно, что когда князья вступали в усобицу они провозглашали: «Нас Бог рассудит!». Т.е. кто сильней, на стороне того и истина.

Этот порядок наследования княжеских столов, который должен был освободить русские земли от усобиц, имел изначально генеологическую природу. Т.е. положение князя в роду и позволяет ему претендовать на киевский стол. И этот принцип до начала 12 века в общем пробивал себе дорогу, обеспечивая относительную политическую стабильность межкняжеских отношений.

После смерти Всеволода Ярославича (отца Вл.Мономаха) в 1093 году стал Святополк Туровский. И возникает вопрос: почему это произошло и почему Владимир Мономах уступил, если он был уже соправителем при своем отце, набрался опыта и мудрости. В его распоряжении были почти все дружины левобережья. Владимир Мономах стремился придерживаться традиций, а именно принцип генеалогического старшинства, а дело в том, что у Святополк был сыном старшего сына Ярослава Мудрого - Изяслава.

Принцип политического старшинства

Вторая треть 12 века. Суть этого принципа в следующем: да я не самый старший представитель княжеского рода, но я самый сильный. Так считал Изяслав Мстиславич, который конфликтовал со своим дядей Вячеславом Владимировичем, он обосновывал свои претензии на киевский стол: «Не место идет к голове, а голова к месту». Имел в виду он следующее: отрицал принцип генеалогического старшинства и при всем том, Изяслав Мстиславич не был готов вообще разорвать традицию. Он согласился на то, что его сопровителем будет его дядя Вячеслав Владимирович. Так в Киеве возник первый дуумвират (соправительство двух князей). Но тем не менее этот рубеж между киевским княжением и династическим положением стирается. Т.е. на первый план выдвигается политическое.

Система ценностей в политической жизни ДР

Две системы:

  1. Одна связана с институтом княжеской власти

  2. Другая с институтом Вече (вечевым порядком)

В жизни ДРГ вече принадлежала важная роль. На вече могли решаться вопросы заключения мира, объявления войны, о введении новых налогов, но как полагаются историки – наиважнейшей функцией вече являлся выбор князей. В первую очередь это относится к киевскому вече. При этом обращает на себя внимание другое: вече как институт не вылился в какие-то отчетливые твердые формы, деятельность вече не носила регулярного характера, многие процедуры носили неоформленный характер (например процедура принятия решений), т.е. вече продолжало оставаться неким аморфным институтом, его функции не обрели регулярность. Из 50 киевских князей на вече были избраны только 14. Не был до конца определен состав вече. На фоне этой сохранявшейся неоформленности прослеживается укрепление института княжеской власти. И если князь вначале выступал как военачальник, то затем к его функциям отнесли сбор налогов, суд, законодательство, но наиважнейшими функциями были – защита русской земли от внешней опасности и сбор налогов на нужды княжеского двора и дружины. Этот процесс развития института княжеской власти тоже был постепенным – элементы упорядочения княжеской власти появлялись постепенно. В 12 веке появляются княжеский слуги (казначей, печатник, спальник и проч.) И даже в это время еще князья еще четко не отделяли управление своей собственностью (своим доменом) от управления государством. Это выражалось тем, что князь мог поручить своему рабу выполнять общегосударственные судебные функции. Во многом именно поэтому киевляне не были довольны Игорем Ольговичем, поскольку именно он дал такое поручение.

Первый институт княжеской власти был связан с ценностями авторитаризма. А вечевой – отражал ценности соборности.

Феодальная раздробленность

Структура этой проблемы понятна, политическая жизнь русских земель в периоды феодальной раздробленности представлена различными княжествами. И обычно этот период освещается с переносом центра тяжести на характеристику отдельных княжеств (Галицко-волынская, Новгородская, Владимиро-Суздальская, Смоленская земля), однако подход этот грешит односторонностью. Речь идет о стереотипе, который надо разрушать.

Время Феодальной раздробленности нужно понимать только в сочетании центробежных и центростремительных тенденций. Обычно на первый план выступают центробежные тенденции, принято считать что ВФР наступает после смерти Мстислава Великого, древнерусское государство распадается на отдельные княжества. Спрашивается: остается ли место для центростремительных тенденций? Да остается. В связи с этим нужно принять во внимание следующее: на взгляды историков часто накладывают отпечаток не совсем верное понимание единого государства. Часто историки полагают, что это единство основывалось на безоговорочном подчинении Киеву отдельных земель. Была сильна власть Киева – существовало единое государство, ослабла – этого государства не стало. Но при таком понимании единство сродни централизации бюрократического аппарата, но проблема вот в чем: нужно учитывать, что единство в древней Руси выражалось многими началами. К этим другим началам нужно отнести следующее: это общность происхождения древнерусской народности; культурное единство; религиозная общность; общность правового поля (в различных княжествах действовали те же самые правовые нормы). Этими и многими началами и выражалось единство Русских земель. Этими началами обуславливалась общая перспектива развития.

С переходом к феодальной раздробленности эти начала не были утрачены.

Какие начала благоприятствовали центростремительным тенденциям, не позволяющим киевскому государству окончательно того.

Усобицы – это аргумент в пользу центробежных тенденций. Усобицы говорят о том, что сепаратизм процветает пышным цветом. Но одновременно усобицы являются аргументом и в пользу центростремительных тенденций.

За что боролись князья? Юрий Долгорукий на что потратил много лет своей жизни? Он обосновался на киевском столе? Если киевское княжество уже не было таким сильным как другие? В представлении людей Киев по прежнему был символом целостности Руси. И если князь претендовал на реализацию объединительной программы – путь к ее воплощению был один – занять Киев. Т,е. иными словами – Киев не утратил своей былой роли в период феодальной раздробленности. Правы те историки, которые считают, что в период феодальной раздробленности Киевская земля не выделилась в отдельное княжество.

А в это время владения многих князей рассматривались как собственность киевского княжеского стола, или даже как общединастическое наследие всего княжеского рода. И последнее более правильно. Если мы обратимся к документам, то увидим, что князья из других княжеств требуют долю собственности киевской земли, т.е. киевскую землю рассматривали как общединастическое наследие, с этим брали на себя частичку ответственности за судьбы русской земли. В период феодальной раздробленности продолжал существовать институт дуумвирата. Дуумвирами были в 12 веке – Святослав Всеволодович и Рюрик Ростиславович; тот же Рюрик Рослиславович и Всеволод «Большое гнездо». Это говорит о том, что соперничество князей, представлявших две сильные линии могло быть сглажено путем дуумвирата. Он позволял добиваться относительной политической стабильности, помогал искать компромиссы, служа центростремительной тенденции.

Институт княжеских съездов. Как правило делается акцент на известный княжеский съезд 1097 года «Любичи». Институт княжеских съездов продолжал существовать и в период феодальной раздробленности, помогая согласовывать интересы разных княжеств. Основная проблема – борьба с половцами. На этих съездах принимались решения об общерусских походах на половцев под эгидой киевского князя.

Роль церкви

РПЦ играла важную стабилизирующую роль в период феодальной раздробленности. Если мы можем говорить об ослаблении власти Киева, но это никак не относится в ослаблению власти митрополита. Никогда его власть не ставилась под сомнение в епархии, которая определяла структуру РПЦ. Русские митрополиты играли важную миротворческую роль, выступая посредниками в сложных взаимоотношениях русских князей, пытаясь сохранить единство русской земли.

ЛЕКЦИЯ 2

ОБРАЗОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ЕДИНОГО РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

  1. Возвышение Москвы

  2. От удельной системы к единовластию

рассматривалась как сила, противостоящая монголо-татарам с их политикой, нацеленной на разделение северо-восточных русских князей.

Каким же образом московским князьям удалось получить поддержку РПЦ? В 1299 году митрополит Максим, устав жить в разоренном Киеве, решил перебраться во Владимир, хотя надо иметь в виду, что Максим долго не сидел в Киеве и часто разъезжал по своим епархиям. Тем не менее в 1299 году он решил перенести свою резиденцию Возвышение Москвы

Напрашивается фактор об географическом преимуществе Москвы. Согласно историографической традиции (первая половина 19 века) в объяснении причин возвышении Москвы на первое место выдвигался именно географический фактор. Долгое время существовал такой стереотипный подход. На современном этапе этот подход признается упрощенным, т.е. сейчас у нас нет основания, чтобы в первую очередь на этом заострять внимание. Дело в том, что на рубеже 13-14 вв. торговый путь по реке Москва не являлся основным, более значимым являлся торговый путь по Волге. И города, которые располагались на этом пути (Н.Новгород, Ярославль, Кострома) были более богаты, чем Москва. Московское княжество в сравнении с тем же соседним Переславским княжеством было обделено природными ресурсами, не было такого массива хлебородных земель, соляных источников или рыбных угодий (на это обратил в свое время историк Любавский). Когда мы пытаемся сейчас оценить роль, вес и место географического фактора, нужно избегать крайностей, не следует преувеличивать его значение, но и не стоит отказывать этому фактору вообще в какой-либо значимости. Например Гумилев в своей монографии «Древняя Русь» считал, что географический фактор вообще не имел значения – это другая крайность, с которой тоже не стоит соглашаться.

Дело в том, что Московское княжество действительно занимало выгодное географическое положение. Например, вполне можно принять во внимание то, что Московское княжество было прикрыто от внешней опасности соседними княжествами (Нижегородским, Рязанским, Ростовским) и в этой связи мы действительно можем проследить миграционные потоки с незащищенных окраин в направлении Москвы (кстати следы этих потоков можно обнаружить в «Житии Сергия Радонежского»). Там отмечается, что отец Сергия – богатый ростовский боярин Кирилл, изнемогая, устав от частых разорительных поездок в Орду, решил перебраться в тихий московский городок Радонеж и найти там покой. В «Житии» отмечается далее, что сын Кирилла – Сергий – посвящая себя служению Богу основал в глухом лесу обитель и прожил там спокойно 15 лет, а затем вдруг в этом лесу стали появляться крестьяне, рубить лес, расчищая землю под пашню, стали ставить дворы, т.е. стали обживать этот ранее глухой лес. Это указывает именно на тот миграционный поток, о котором сказано выше. Мы совершили бы ошибку, если бы посчитали, что Москва была единственным «райским уголком», где можно было бы укрыться от опасности. Эта оценка была бы просто искусственной. Потому что легко допустить, что в еще большей безопасности себя чувствовали жители Северо-западных земель, того же Тверского княжества.

Москва, действительно находилась на пересечении трех больших дорог; много дополнительных немалых средств давал контроль над рекой Москвой, поскольку казна московского князя умножалась за счет транзитных пошлин. Миграционный поток оборачивался увеличением численности населения, а значит увеличением числа налогоплательщиков. Т.е. географический фактор, конечно сыграл определенную роль в процессе возвышения Москвы.

Во главу угла нужно поставить субъективный фактор, а именно таланты московских князей, как политических деятелей. Говоря о характеристике московских князей уместно обратиться к тем характеристикам, которые мы можем обнаружить в курсе русской истории Ключевского, он отмечал, что «московские князья были смелыми хищниками». Надо сказать, что действительно, политика первых московских князей была наступательной по отношению к соседним княжествам. В первые годы 14 века московское княжество установило контроль над Можайском и Коломне, и благодаря этому был установлен контроль за всем течением реки Москвы. Как происходило подчинение Коломны и Можайска? При Юрии Даниловиче, посредством измены рязанских бояр, московскому князю удалось взять в плен рязанского князя Константина Романовича, после 6 лет отсидки, Юрий Данилович приказал его убить. Тот же Юрий Данилович в 1303 году совершил нападение на Можайск и взял в плен Можайского князя Святослава Глебовича. Русский историк Костомаров, имея в виду эту трагическую учесть, постигшую участь рязанского князя Константина Романовича подчеркивал, что эта история являла собой первый пример тех приемов самоусиления, которыми затем так отличалась Москва. Но здесь мы должны понимать следующее: не стоит абсолютизировать оценку Ключевского князей-хищников. Они действовали в духе времени и действительно демонстрировали амбиции, понимая, что их будущее зависит от их собственных сил и решений, а что касается использования насилия при решении династических проблем, то московские князья здесь не были первыми. Ключевскому принадлежит и другая оценка московских князей, а именно, что «московские князья были гибкими и сообразительными дельцами, менявшими свой образ действий в зависимости от обстоятельств». О какой гибкости, умении адаптироваться можно говорить? Всем прекрасно известна судьба Новгорода и обстоятельства подчинения Новгорода Москвой в княжение Ивана III. Но не все знают, что для первой половины 14 века характерен союз Москвы и Новгорода и достижение этого союза нужно отнести к заслугам московских князей. Что давал этот союз? Новгород был окружен мало плодородными землями и им постоянно недоставало собственного хлеба, а хлеб этот подвозился из центральных областей через территорию Тверского княжества, а тверской князь, используя открывавшиеся перед ним возможности для оказания давления на Новгород, часто задерживал суда с хлебом. Поэтому Новгород был заинтересован в союзе с Москвой. А Москва была в праве рассчитывать на денежные поступления из Новгорода, а эти средства тому же Ивану Даниловичу Калите вечно были нужны, потому что ни один из князей не ездил так часто в Орду, как Калита, а для этих поездок нужны были немалые средства.

Опять же говоря о гибкости, сообразительности московских князей можно обратиться и к другим примерам. Мы говорили о том, что увеличение численности населения московского княжества означало увеличение числа налогоплательщиков, и московским князьям никак не откажешь в умении эффективно использовать имеющиеся средства. Тот же Ключевский обращал внимание на то, что Калите удалось купить три удельных города с округами – Галич, Углич и Белозерск. И, конечно, не будем забывать о том, что при Калите Москва стала центром сбора ордынского «выхода». И как замечал тот же Ключевский, Московский князь получил возможность «бить рублем» удельных владетелей. Ну и, конечно же, важно понимать, что эта гибкость и сообразительность влияла на взаимоотношения с Ордой. Не стоит представлять возвышение Москвы как исторически предрешенный, неизбежный процесс. Дело в том, что важно понимать, что Орда внимательно следила за соотношением сил в Северо-восточной Руси, стремясь не допускать усиления какого-либо из князей, понимая, что этот усилившийся князь может быть опасен. Известно, что Данила Александрович сумел присоединить к Москве Переславское княжество: Иван Дмитриевич Переяславский, приходившийся московскому князю племянником, умер бездетным, но он так любил своего дядю, что по завещанию отказал Переяславское княжество Московскому, что привело к значительному усилению Москвы. Эта трактовка восходит к московской официальной летописной традиции 15 века. На самом деле все было много сложней. В начале 14 века в соответствие с традицией, выборочное княжество (оставшееся без наследника) должно было перейти в распоряжение великого князя Владимирского, а им тогда был еще один сын Александра Невского – Андрей Александрович Городецкий, и он естественно претендовал на это выборочное княжество, но не получил. Орда решила: Переславское княжество переходит к Москве, т.к. Москва не вызывает опасений, она решила усилить Москву в противовес князю Городецкому.

Еще один пример. Калита занял Владимирский стол в 1328 году. Это констатируется в учебниках, но авторы не сообщают, что он получил только половину великого княжения владимирского, а вторая половина досталась суздальскому князю Александру Васильевичу. Спрашивается: а кто это разделение предусмотрел? Орда. В данном случае Орда не хотела, чтобы Московский князь чрезмерно усилился и выбрала в качестве противовеса Суздальского князя. И тем не менее в этих сложных обстоятельствах, московские князья сумели установить с Ордой такие отношения, которые позволили Москве усилиться.

Надо учитывать, что Орда боялась усиления, но с другой стороны она вела войны, на которые нужны были средства, а эти средства мог дать только сильный князь, обеспечивая сбор выхода. И такого сильного князя Орда в конечном счете нашла в Калите.

Рассуждая о приоритетной роли субъективного фактора хотелось бы определиться, что же поставить на первое место? Я думаю, что на первое место следует поставить другой, также субъективный фактор, а именно поддержка Москвы со стороны Русской Православной Церкви, подчеркнув именно значимость той поддержки. Как эта поддержка была завоевана? Это не манна небесная, она упала не с неба, эту поддержку московским князьям удалось завоевать! И в данном случае они проявили себя как блестящие политики. Несколько слов о роли РПЦ после батыева нашествия.

Надо сказать, что в годы Батыева нашествия бедствие народные не обошли стороной РПЦ, погибли многие представители духовенства, РПЦ понесла невосполнимые материальные утраты, но что интересно, в 1239 году монголо-татары взяли в плен Черниговского епископа Парфирия, а через некоторое время, разобравшись, что перед ними один из высших церковных иерархов, отпустили его. Спрашивается: этот акт есть просто случайность? На самом деле нет. В дальнейшем, после этой полосы разрушений и утрат, отношения Орды к Русской православной церкви характеризовались веротерпимостью и покровительством. Собственно так вели себя монголо-татары по отношению к духовенству во всех покоренных странах. И эта веротерпимость и покровительство вытекали из «Книги запретов», сборника монгольских узаконений. Этот сборник был составлен при Чингисхане и являлся священным произведением для монголо-татар. Эта «Книга запретов» нам известна по отдельным фрагментам, которые дошли до нас благодаря запискам западноевропейских путешественников и арабских авторов. Мы можем констатировать следующее: В «КЗ» отмечалось, что «попы и чернецы покоренных стран должны молиться за монгольских царей и их род и за это получали освобождение от дани».

Известно, что русские князья получали от хана ярлыки, но также стоит отметить, что ярлыки получали и русские митрополиты. Первый известный нам ярлык датируется 1267 годом и был выдан русской православной церкви ханом Менгу-Тимуром. Очевидно, что он не был самым первым, потому что в 1261 году в столице Орды – Сарай-Бату – была создана новая православная епископская кафедра – Сарайская – которую возглавил сарайский епископ. Зачем потребовалось хану давать на это согласие? Дело в том, что ханы Золотой Орды планировали использовать сарайских епископов в дипломатических отношениях с Византией, но благодаря созданию этой кафедры, РПЦ расширила территорию своего влияния.

Что касается ярлыка хана Менгу-Тимура, в нем указывалось, что РПЦ получает податные льготы, и этот ярлык гарантирует неприкосновенность недвижимого имущества церкви (церковных домов, земли, лесов, огородов и т.д.). Говоря об этом, нужно иметь в виду следующее: в идеологической традиции, а именно, в «Житиях», в церковных поучениях, Русская Православная Церковь не отказывалась от отрицательного отношения к монголо-татарскому игу. Да она имела льготы, да укрепила свое влияние, но никогда не отказывалась от этого своего мнения. И свидетельством тому является всемерная популяризация культа Михаила Черниговского, который был канонизирован РПЦ как князь, который отказался соблюсти монгольские обряды очищения (пройти меж двух огней), т.к. не хотел отказаться от своей веры и принять чуждые ему обряды, за что принял мученическую смерть. Культ Михаила Черниговского был самым популярным, хотя были канонизированы и другие князья (Юрий Всеволодович и другие). Надо сказать, что в сознании русских людей того времени православие связывалось с независимостью русских земель, а русская централизованная православная церковная организация во Владимир. Кафедра по прежнему называлась «киевской». Возникает вопрос: на кого из северо-восточных русских князей ориентировался митрополит Максим? Легко допустить, что ориентировался он на самого сильного князя, т.к. церковь воплощала интеграционно-объединительные тенденции, а самым сильным князем в начале 14 века был Тверской князь, а княжество самым динамично-развивающимся. С конца 13 века именно в Твери после батыева нашествия впервые возобновилось каменное строительство (сооружение собора Спас). Неудивительно, что митрополит Максим поддержал тверского князя. И когда после смерти Андрея Александровича Городецкого встал вопрос, кто займет великий Владимирский княжеский стол, в споре Михаила Ярославича Тверского и московского князя Юрия Даниловича Максим поддержал тверского князя Михаила Ярославича. В 1305 году митрополит Максим умирает. Тверской князь Михаил Ярославич, стремясь закрепить свой союз с церковью, отправляет на поставление в Константинополь своего кандидата игумена Геронтия. Что интересно, в Константинополе появился еще один кандидат – игумен Ратьского монастыря близ Львова Пётр. Кто же выдвинул Петра? Речь идет об игумене одного из монастырей близ Львова. Дело вот в чем: в 1302 году Галицкий князь Юрий добился согласия от константинопольского патриарха на создание отдельной митрополии – Галицкой- которую возглавил свой особый митрополит. И так получилось, что примерно в то же самое время, когда умер митрополит Максим, умер и Галицкий митрополит. И князь Юрий Галицкий направил в Константинополь своего кандидата Петра. А в Константинополе решили, что нет смысла сохранять разъединение митрополии – нужно Галицкую и Киевскую объединить – и единую уже митрополию возглавил Петр. Он и появился в Северо-восточной Руси. Михаил Ярославович встретил Петра холодно, осторожно (его кандидат Геронтий не был утвержден) и оттолкнув от себя Петра, Михаил допустил грубейшую политическую ошибку – не сумел установить хорошие отношения с Петром. Напротив, близкое к Михаилу Ярославичу духовенство (тверской епископ Андрей) пыталось дескридитировать митрополита Петра. Петра обвинили в том, что он производит поставление на должности за плату (хотя такова была церковная традиция). В 1311 году из Константинополя приехал специальный чиновник, он был направлен патриархом, чтобы разобраться, чего же стоят эти обвинения Петра. В 1311 году в Переславле-Залесском состоялся знаменитый «Переславский Собор». Он был необычным по своему составу, там присутствовали только 2 епископа: тверской еписком Андрей, и ростовский – Семеон. В работе собора участвовали многие игумены, было представлено рядовое духовенство. В числе участников Собора были и светские лица (князья, бояре). И надо сказать, что активно вела себя группа светских лиц, возглавляемая Юрием Даниловичем Московским. На Соборе Пётр был оправдан и во многом это заслуга Юрия Даниловича и тех светских лиц, которых он возглавил. Петр высоко оценил ту поддержку, которая ему была оказана со стороны московского князя. После этого Собора митрополит Петр стал все чаще бывать в Москве, где завел свое собственное подворье. И именно в Москве, в еще недостроенном Успенском соборе, завещал похоронить себя Петр, что и было сделано в декабре 1326 года.

В 1328 году в Северо-восточной Руси появился новый митрополит – Фиагнос, который окончательно перенес резиденцию митрополита из Владимира в Москву, окончательно закрепив союз Москвы и Русской православной церкви. Именно фактор, связанный с поддержкой РПЦ, оказанной Москве следует ставить на первое место.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.