Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Психологические тесты / Нарисуй человека - К. Маховер.doc
Скачиваний:
271
Добавлен:
24.05.2014
Размер:
303.62 Кб
Скачать

Учет возрастных особенностей

Хронологический возраст субъекта не меняет существенную интерпретацию специфических характеристик его графической экспрессии, поскольку последняя основана на проекции образа тела и основного функционального значения его частей. Однако особая значимость черты рисунка для конкретного индивида должна соотносится с появлением этой черты в его возрастной группе, с тем, чтобы оценить ту степень, до которой эта черта является "нормальным" выражением фазы развития. Тем не менее до сих пор не установлены специфические нормы в понятиях личностной экспрессии в разном возрасте. Об общих способах графического выражения у детей разного возраста и о фазах развития личности известно достаточно, чтобы это послужило нам надежной основой. Изучая рисунки детей разного возраста, мы обнаруживаем, что особо подчеркиваются те аспекты рисунка, которые более тесно относятся к эмоциональным потребностям, значимому опыту и проблемам созревания ребенка. В функциональном отношении для ребенка от трех до четырех лет естественно рисовать человека, который больше похож на паука, чем на человеческое существо — это голова с прикрепленными к ней руками и ногами. Социальные стимуляции, представляемые в голове, интерес к передвижению, выраженный в ногах, а также манипуляция и внедрение в среду, которые представлены руками, нормальны для ребенка этого возраста, ощущающего свой рост. Туловище, однако, еще не связано в сознании ребенка с дифференцированными и значимыми переживаниями. Оно появляется в рисунках значительно позже, чем голова и конечности. У взрослого такой тип рисунка свидетельствует о тяжелой регрессии или умственной отсталости. Что касается еще одного примера возрастной интерпретации, то в рисунке нормального ребенка может отсутствовать перспектива и иметь место отдельные просвечивания, поскольку детское мышление специфично и конкретно. Ребенок обычно рисует то, что он знает, а не то, что он видит. Так, часто встречается платье, наложенное на тело, или даже волосы, видные сквозь шляпу. Похожие нарушения перспективы, а также просвечивания в рисунке взрослого считаются серьезными нарушениями, отражающими низкую критичность, слабую концентрацию и недостаточное различение существенных моментов. Персеверация, столь характерная для детских рисунков, может отражать обычную радость от повторения приятных моторных образцов, в то время как в рисунках взрослых персеверация может означать низкий IQ, ухудшение или невротический уход в безопасные, рутинные и ограниченные сферы деятельности. Мы также часто встречаем штриховку в детских рисунках. Хотя и сохраняется интерпретативное значение штриховки как признака возбуждения, смысл детской штриховки может иметь отношение к общей неуверенности ребенка во взрослом мире, а не к индивидуальной патологии.

Заключительные замечания

Представленный здесь краткий обзор принципов анализа рисунка является в основном предварительным. Тем не менее по ходу работы интерпретативные принципы и тенденции, описанные здесь, были верифицированы в клиническом приложении к анализу тысяч рисунков, изученных в соотнесении с историями болезни индивидуальных случаев на протяжении 15 лет.

Огромное количество детальных исследований личности, включающих "слепую" интерпретацию рисунков, неоднократно подтверждали валидность метода. Большинство клинических наблюдений и установление специфических смыслов были достигнуты в результате тщательного изучения всего разнообразия случаев, в которых проявлялась определенная черта рисунка, и специального соотнесения с контекстом, в котором эта черта появлялась. Уже достаточно известно о графической экспрессии некоторых клинически гомогенных групп, что имеет важное значение для дифференциальной диагностики. Однако для дальнейшей кодификации метода необходимо изучить как динамику интраиндивидуальных паттернов, так и рисуночные характеристики, общие для определенных клинических групп. На этой стадии систематизации надежнее сосредоточиться на психологическом смысле специфических рисуночных черт в контексте их взаимоотношения, нежели пытаться установить жесткую формулу для руководства интерпретацией. Рисунок человеческой фигуры должен рассматриваться как выражение настроения и тенденций и как средство для проекции индивидом его проблем и его способа организации опыта, отраженных в его схеме тела. Подобно всем проективным методикам, которые стремятся охватить целое и анализируют комплексный паттерн личностной организации, методическое психологическое знание и клиническая проницательность аналитика необходимы для перевода языка метода на язык черт и поведенческой динамики, тенденций изучаемого индивида. Хотя методика "слепого" анализа необходима для экспериментальной верификации принципов, и часто использовалась автором, клиническое использование рисунков в целях диагностики или терапии наиболее плодотворно, когда рисунки интерпретированы в свете всех доступных анамнестических данных.

Наконец, хотя от рисунка не ждут, что он точно выявит абсолютно все, он тем не менее выявляет кое-что, а порой и очень многое. Анализ рисунка имеет возможность стать прекрасным методом исследования личности. если объединить исследовательские усилия, которых он заслуживает. Возможности его психологического применения таковы, что опыт работы с методом должен стимулировать формулирование бесчисленных проблем и гипотез первостепенной важности в области личностной организации, экспрессии и проекции. Анализ рисунков предлагается как ценный дополнительный клинический метод. По затрачиваемому времени и используемым материалам метод весьма экономичен и не требует специальной подготовки. Рисунки могут быть выполнены в любом месте и в любое время, когда есть под рукой карандаш и бумага, и по этой причине метод с энтузиазмом воспринят многими клиницистами. При небольшой модификации процедуры метод вполне может быть приспособлен для группового применения. Нет сомнения, что ряд предложенных здесь формулировок потребует изменения в свете будущего опыта. Многие детали нуждаются в дальнейшем изучении, валидизации и отборе. Метод может быть значительно расширен за счет установления новых объяснительных принципов. Важно то, что представленные здесь основы метода открывают широкое поле для такого прогресса.