Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
СТАТЬИ о Китае.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
20.11.2019
Размер:
152.58 Кб
Скачать

ИНТЕРНЕТ-газета «Частный корреспондент»

А. Храмчихин

Пораженцы //Частный корреспондент

http://www.chaskor.ru/p.php?id=11329

Если все месторождения сдаются одной стране, то это, мягко говоря, странно

Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири Российской Федерации и Северо-Востока Китайской Народной Республики (2009—2018 годы)», пожалуй, беспрецедентный в мировой истории пример, когда формально великая держава, обладающая формально огромным военным потенциалом, просто сдаёт другой стране почти половину своей территории.

Провидцем быть очень тяжело и неприятно. Просто мучительно. Свойство человеческой психики таково, что умом понимаешь, насколько всё будет плохо, а душа это отталкивает. И говорит о том, что, наверное, так плохо всё же не будет. Увы. Будет даже хуже.

Я несколько лет назад предсказывал, что наша нынешняя власть ликвидирует ВС РФ, превратив их остатки в придаток внутренних войск (для решения внутренних же задач), а также в выставку вооружений для потенциальных импортёров. Душа говорила, что так всё-таки не может быть. Оказалось, что очень даже может. Нынешние «реформаторы» с ошеломляющей скоростью провели в жизнь именно этот вариант.

Про китайскую угрозу во всех её аспектах я тоже пишу много лет. И здесь душа верить отказывалась, нашёптывая, что не может же быть так плохо. И здесь, однако, разум победил. Именно так плохо всё и будет.

НОАК стала делать «Большие шаги», совершенно откровенно репетируя агрессию против России. В условиях вышеупомянутой ликвидации наших собственных ВС и эфемерности ядерного сдерживания (по крайней мере применительно к Китаю) Кремль, видимо, пришёл к выводу, что лучше сдаться сразу. А Китаю только того и надо, ведь ещё Сунь-цзы учил, что лучше победить, сохранив вражескую армию, чем уничтожить её.

«Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири Российской Федерации и Северо-Востока Китайской Народной Республики (2009—2018 годы)», опубликованная на сайте «Ведомостей» и никем не опровергнутая, предполагает сдачу Китаю практически всех месторождений полезных ископаемых (кроме, пожалуй, якутских алмазов) во всех регионах к востоку от Красноярского края. То есть практически на половине территории страны. Включая Магаданскую область, Сахалин, Камчатку и Чукотку, куда китайцы пока проникли довольно ограниченно из-за отсутствия наземных коммуникаций. Чтобы устранить этот досадный недостаток, будет открыто прямое авиасообщение по маршруту Петропавловск-Камчатский — Далянь. А потом товарищи полетят к нам широким потоком по множеству направлений: будут организованы авиалинии из Хух-Хото, Хайлара, Манчжурии (в данном случае речь идёт о городе Манчжурия), Харбина, Чаньчуня, Шэньяна, Даляня, Муданьцзяна, Цзямусы, Цицикара, Хэйхэ, Дацина во Владивосток, Магадан, Читу, Улан-Удэ, Иркутск, Красноярск, Новосибирск, Южно-Сахалинск, Якутск, Анадырь, Петропавловск-Камчатский, Томск. Обратите внимание, здесь охвачена уже и Западная Сибирь.

Не надо думать, что стратегические союзники полетят к нам только по воздуху, гораздо больше их поедет по земле. Описание автомобильных и железных дорог, которые товарищи проведут со своей территории на нашу, занимает несколько страниц программы. Под это дело будут максимально расширяться пограничные пункты пропуска. Чтобы не создавать друзьям неудобств (пока граница ещё формально существует).

Часть друзей поедет к нам в качестве туристов, чему посвящён небольшой раздел программы. Но большинство их займётся другим, гораздо более полезным для своей страны делом. Они приступят наконец к хозяйственному освоению Сибири и Дальнего Востока «по полной программе».

От Иркутской области до Чукотки китайцы займутся освоением десятков месторождений золота, серебра, меди, молибдена, титана, ванадия, магнезитов, угля (в том числе содержащего редкоземельные металлы), апатитов, цеолитов. Они будут также заниматься вырубкой и переработкой нашей древесины, глубокой переработкой уловов водных биоресурсов, морзверобойным промыслом, разливом байкальской воды. Кое-где они будут строить жильё — на Сахалине, в Петропавловске-Камчатском, в Улан-Удэ: там, где пока ещё китайцев относительно мало. А теперь, когда их и там станет много, надо же им будет где-то жить. Вот и построят они себе доступное жильё. Под это дело там же построят кирпичные заводы. Потому что к освоению новых территорий китайцы подходят очень основательно. Они приходят навсегда. Ведь на всех этих многочисленных месторождениях и немногочисленных заводах будут работать именно китайцы.

Территория Северо-Востока Китая тоже будет охвачена программой. Там будут строиться перерабатывающие высокотехнологичные предприятия для освоения сырья, приходящего из регионов, которые Россия пока формально будет считать своими. Разделение труда абсолютно чёткое — на территории как бы России в рамках программы не появится ничего более «наукоёмкого», чем кирпичные и цементные заводы. На территории Китая — исключительно предприятия высокой переработки, а также логистические и торговые комплексы (мы даже и этого не удостоились).

Причины такого разделения банальны — у нас нет ни людей, ни технологий. Технологий по большей части вообще нет, а людей нет на востоке страны. Возможность «заманить» их туда экономически (хотя бы работой на добывающих и обрабатывающих предприятиях) в Москве, видимо, никому даже не приходит в голову. В Москве вообще никому никогда не приходит в голову, что какие-то негативные тенденции в развитии страны можно попытаться переломить.

Несколько лет назад одним из любимых лозунгов юных кремлёвских штурмовиков была борьба с «пораженцами». Под коими подразумевались либералы, которые якобы не верили в наши светлые перспективы, в наш «подъём с колен». Эта концепция представителей нынешней власти называла «антипораженцами». Хотя, пожалуй, не только в отечественной, но в мировой истории трудно найти больших пораженцев, чем та группа лиц, что руководит сегодня Россией. Она капитулирует перед любым противником (противником может быть не только кто-то, но что-то), причём ещё до того, как он потребует капитуляции. Случай с Китаем — самый яркий пример такой политики.

Да, разумеется, иностранный капитал и иностранные технологии были бы абсолютно необходимы, для того чтобы Россия смогла освоить свой собственный восток, закрепить его за собой. Было бы совершенно нормально, если бы вышеупомянутые десятки месторождений золота, серебра, меди, молибдена, титана, ванадия, магнезитов, угля (в том числе содержащего редкоземельные металлы), апатитов, цеолитов были бы примерно в равных пропорциях (по несколько штук) отданы для освоения компаниям из Китая, Тайваня, Южной Кореи, Японии, США, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Индии, «тигров» Юго-Восточной Азии, возможно, из стран ЕС. С условием строительства по соседству с месторождениями перерабатывающих предприятий по новейшим технологиям, на которых будет работать российский персонал (за исключением специалистов-инструкторов и части руководства). Это было бы ответственной политикой ответственной власти.

Если все месторождения сдаются одной стране, то это, мягко говоря, странно. Если эта страна — Китай, то все вопросы насчёт нашего будущего снимаются. Китай благодаря программе решает большую часть проблем, описанных «Частным корреспондентом» в статьях «Пределы роста», «Предчувствие Китая», «Хуже худших вариантов», «От жажды умираю над ручьём», «Между городом и деревней», «Главная китайская проблема», «Сырьё для дракона» и других. О том, чтобы потом от этого отказаться, просто не может быть и речи.

Китайцы уже не уйдут, они совершенно легально поглотят Восточную Сибирь и Дальний Восток, полностью привязав его к себе экономически и колонизировав демографически (то есть полностью повторив косовский вариант, только в других масштабах и гораздо быстрее). Отыграть ситуацию назад будет невозможно уже никаким способом. Даже если предположить, что в Кремле появится такая власть, которая попросит китайцев уйти, излишне объяснять, что сделано это не будет. А сил для того, чтобы заставить их уйти, у Москвы не будет тем более.

Во-первых, как уже было сказано, экономика Сибири и Дальнего Востока станет частью экономики Китая.

Во-вторых, политическая и экономическая элита этих регионов будет на 100% скуплена Китаем и станет обслуживать его интересы.

В-третьих, китайцев в этих регионах станет больше, чем россиян. При этом значительная часть россиян уже тоже поневоле китаизируется (и в силу жизни в китайском окружении, и по соображениям экономического характера). По этому поводу смотрите статью «Китайцами не рождаются».

В-четвёртых, от ВС РФ к тому времени, видимо, не останется практически ничего. Немногочисленные части в Сибири и на Дальнем Востоке будут сразу и намертво блокированы китайцами, так же как и транспортные коммуникации из европейской России. Зато из самого Китая в рамках программы будут построены замечательные и очень удобные коммуникации, по которым части НОАК будут переброшены на российскую территорию практически мгновенно. А китайские СЯС к тому времени будут заведомо сильнее российских. Соответственно, ядерный фактор тоже не сработает.

После этого юридическое оформление принадлежности Восточной Сибири и Дальнего Востока Китаю станет чистой формальностью, не имеющей даже особого значения.

Если программа будет проведена в жизнь, октябрь 2009 года войдёт в историю как месяц, когда была оформлена ликвидация России в её нынешнем виде. При этом даже не очень понятно, какую выгоду от этого получит остальная Россия. Впрочем, главное, что выгоду получит определённая группа лиц…

Неясно, запущен ли процесс реализации программы в ходе нынешнего визита В. Путина в Пекин (поставки нефти и газа — это отдельная история). Но достоверность публикации «Ведомостей» почему-то сомнений не вызывает.

Юлия Бурмистрова

среда, 14 октября 2009 года, 09.40

http://www.chaskor.ru/p.php?id=11301

Китайцами не рождаются Может ли русский стать китайцем

Возможность быстрого или медленного захвата китайцами российского Дальнего Востока волнует не всех россиян. Те, кто давным-давно переехали в Китай на постоянное место жительства, считают эту проблему раздутой провокаторами и нечистоплотными политиками. Китайцам не нужны российские земли.

Сообщение о том, что Россия предоставит сырьевую базу Дальнего Востока и Восточной Сибири китайцам, подняло очередную волну резких споров о притязаниях китайцев на российские земли. Фразы «Сырьевой придаток» или «Отдал в аренду Сибирь, откусят до Москвы», пожалуй, самые мягкие.

В конце сентября уже было подобное обсуждение, когда в российских СМИ появилась информация о том, что несколько районов Владивостока отдадут в аренду китайцам на 75 лет. Комментарии были настолько агрессивными, что буквально через неделю китайские СМИ цитировали представителя МИД КНР Цзян Юй: «Китайская сторона обратила внимание на подобные сообщения. Они не имеют под собой никаких оснований. Развитие регионов Дальнего Востока и Сибири является внутренним делом России».

Разговорам же о том, что на китайских картах Владивосток, Хабаровск, Благовещенск и другие приграничные российские города обозначены китайскими, со своими названиями и другими границами, вообще уже лет двадцать.

К слову, в Китае действительно есть правила написания некоторых названий на картах. В частности, пункт 17 обязывает картографов указывать в скобках китайские названия для ряда российских городов, за исключением карт с надписями в транскрипции «пиньинь» и карт на иностранных языках. Владивосток — как Хайшэньвай, Уссурийск — как Шуанчэнцзы, Хабаровск — как Боли и т.д.

Извечный конфликт и извечный спор, где каждая сторона считает себя правой.

Когда обсуждалась возможность аренды районов Владивостока, я как раз находилась в Китае. Но для обстоятельного разговора с китайцами о Дальнем Востоке не хватило времени. Не в смысле пары часов или дней, а месяцев и лет. Чтобы китаец стал обсуждать с иностранцем такие тонкие вопросы, он должен ему доверять, а это зарабатывается только временем.

Во время учёбы в Пекинском университете у меня был свой хусян банчжу (дословно переводится как «взаимная помощь»), с которым мы встречались почти каждый день, чтобы один час говорить на китайском, а один час на русском. Мы очень подружились, обменивались подарками, бывали друг у друга в гостях. Но даже через год знакомства Лю Цзя уклонялся от любых вопросов о внутренней и внешней политике Китая.

Впрочем, россиянина, заставшего СССР в сознательном возрасте, это не должно удивлять. Ситуация, когда какой-нибудь американец или француз останавливает на улице Москвы или Саратова советского гражданина и начинает свободно беседовать о недостатках советского строя, о демократии, спрашивать о мировых задачах партии, покажется смешным бредом.

Зато мне удалось поговорить на волнующую российские умы тему с русскими, годами живущими в Китае.

Ольга (имя изменено) осталась после пяти лет обучения по программе обмена студентами, живёт в Китае уже 16 лет. Удивлённо смотрит, переспрашивает, начинает обстоятельно рассказывать, что китайцы никогда не нападут на Россию, хотя бы потому, что им это не нужно и они ленивы.

Показываю ей российские статьи, цитирующие китайскую «Википедию», где есть статья о Дальнем Востоке, якобы доказывающая китайское желание экспансии. Читает внимательно, пересказывает текст (я всё-таки не могу так быстро и без словаря читать): исторические факты, кому и когда принадлежала территория, перечислены документы, даны на них ссылки, никаких призывов или эмоциональных выпадов. Резюмирует: «В России доиграются с поиском внешнего врага на каждый кусочек границы и страну в целом».

Андрей (имя изменено), давний друг, живёт в Китае почти семь лет. Его мнение мало отличается от предыдущего. Уходит в глубь китайской истории, рассказывает, что китайцы никогда сами не начинали внешних войн, а нападавшие враги ассимилировались, став со временем китайцами. «Ну, пришли монголы, основали династию, и что? Китайцы стали жить в юртах и поклоняться Тенгри (верховное божество монголов)? Несколько столетий — и вокруг вновь одни китайцы». Спорю: «Ну вот и будут одни китайцы на Дальнем Востоке». Отмахивается: «Никто им ничего не отдаст, а сами они не возьмут. Да и мир сейчас другой. Ерунда всё это и словесная политика».

Влад (имя изменено) уже и не помнит, сколько лет живёт в Китае. Расслаблен и весел, отмахивается от разговора: «Давай лучше «глазастого» выпьем (китайское пиво, в названии которого на слух слышится слово «глаз» )». После моего настойчивого возвращения к теме даже немного злится: «Да не нужно китайцам российских земель, успокойся».

Ни один мой знакомый, живущий в Китае, не поддержал популярную в России идею захвата китайцами Сибири. Напротив, они пытались меня убедить, что этого никогда не произойдёт, приводя те или иные доводы.

Возможно, они правы и зря российские политики, экономисты или просто любители поболтать раздувают проблему на пустом месте. Но, как бы ни показалось на первый взгляд, это мнение всё же не является итогом наблюдения за китайской политикой изнутри.

В России много национального общепита разного уровня элитарности. Американский «Макдоналдс», итальянская пицца, японские суши-бары, китайские чайные клубы и рестораны. Но после пиццы никто не бежит изучать итальянский язык или ставить у себя дома копию статуи Аполлона, после немецких колбас и пива никто не пробует читать Гёте в оригинале. Как работники ресторанов, так и посетители. Зато восточная, и в частности китайская, культура меняет любителей национальных вкусовых ощущений.

Сидеть на полу, есть палочками, украшать свою квартиру красивыми свитками или статуэтками драконов, жечь благовония в оригинальной курильнице, сверять свою судьбу с китайским календарём, вчитываться в высокий смысл «Дао дэ цзин» — это неизбежно для каждого работника китайского чайного клуба или студента факультета китайского языка.

Восточная философия выигрывает у европейской, даже не начав соревнования. Поэтому незачем удивляться мнению русских китайцев.

Отучившись год в Пекинском университете, я планировала остаться в Китае и на следующий, мой московский преподаватель китайского языка написал мне письмо: «Юля, если проживёшь там даже два года подряд, ты не сможешь вернуться, я знаю. Сделай перерыв». Не верила, не слушала. Но так получилось, что квартиранты передумали снимать мою квартиру на второй год (на эти деньги я жила и училась в Китае), и мне пришлось вернуться. Поэтому не могу подтвердить слова своего педагога, но не могу и опровергнуть его многолетний опыт наблюдения за студентами.

Можно написать километры текстов о различиях восточной и европейской философии. Можно долго рассказывать о том, что китайцы в массе своей абсолютно расслабленные люди, потому что «сидеть на берегу реки и ждать, когда мимо проплывёт труп врага» у них в генетическом коде.

Но, затронув тему Дальнего Востока, я лишний раз убедилась в действенности китайского эффекта. Главное китайское оружие давным-давно описано в известной сказке «Убить дракона». Бессмертие не может находиться на конце иглы, которую можно сломать. Бессмертие либо есть, либо оно не бессмертие. Будда жив! Каждый убивший дракона сам становится драконом. Каждый пришедший в Китай незаметно становится китайцем. А куда сможет дойти сам Китай ― покажет история, если заметит, конечно.

Валерий Кизилов

вторник, 13 октября 2009 года, 14.16

http://www.chaskor.ru/a.php?author=%D0%92%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B9+%D0%9A%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.