Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
учебная дея-ть.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
26.08.2019
Размер:
161.79 Кб
Скачать

4.4.2. Предмет и продукт учения

Предмет и продукт деятельности учения нельзя отождествлять с одноименными структурными моментами той деятельности, которая включена в процесс учения и выполняется ради приоб­ретения соответствующего умения.

Например, если учащийся должен овладеть умением изготовлять какую-либо вещь из некоторого материала, то он, естественно, в ходе деятельности учения должен выполнять тот или иной частный вариант такой деятельности. Он использует этот материал в качестве предмета этой деятельности; ее продуктом является желаемая вещь.

Еще один пример. Если учащийся должен научиться решать арифметические задачи определенного класса, то он в процессе учения обязательно решает какую-либо задачу, принадлежащую к этому классу. Исходные условия этой задачи, которые подлежат преобразованию, являются предметом деятельности учащегося по решению этой задачи; решение, по сути дела, является исследо­ванием. Та информация, которая заключается в полученном уча­щимся численном результате, есть продукт этой исследователь­ской деятельности.

Но что же следует рассматривать в качестве предмета деятель­ности учения? Как мы выяснили раньше, он находится внутри1 познающего человека. Предмет деятельности учения — это все те знания и умения, которые по своему предметному содержанию име­ют прямое отношение к тем знаниям и умениям, которые он должен усвоить.

В первом из только что приведенных примеров предметом дея­тельности учения являются некоторые базовые умения и знания, имеющие содержательную связь с приобретаемым умением и ис­пользуемые в качестве компонентов умения выполнять будущую «деловую» деятельность; продуктом является умение данного че­ловека изготовлять нужную вещь, полное по своему составу и обладающее желаемыми характеристиками. Во втором примере предметом деятельности учения являются все те знания и уме­ния, которые имеют содержательное отношение к приобретаемо­му умению решать данный класс арифметических задач, а про­дуктом деятельности учения — умение решать такие задачи.

Предмет деятельности учения может быть представлен: 1) теми или иными фрагментами знания, составляющего ориентировоч­ную основу деятельности, умение выполнять которую подлежит усвоению; 2) частью умения выполнять эту деятельность; 3) пол­ным по своему операционному составу умением выполнять пред­метно-специфическую деятельность, которое, однако, не обла­дает пока нужными деятелю характеристиками. Иными словами, предмет деятельности учения есть все то, что достраивается в ее процессе до запланированного продукта.

Продукт учения мы, вслед за Д. Б.Элькониным и В. В. Давыдо­вым, понимаем как желаемые изменения в самом учащемся [Эль­конин Д. Б., 1974; Давыдов В. В., Варданян А.У., 1981]. Эти изме­нения, таким образом, состоят либо в приобретении некоторого знания, умения или их фрагментов, либо в трансформации свойств уже имеющихся у учащегося знаний и умений. Многочисленные примеры изменений усваиваемого в уче­нии умения находим в процессе организации учебной деятель­ности в соответствии с теорией поэтапного (планомерного) фор­мирования умственных действий. Сам П. Я. Гальперин, не имея намерения сформулировать определения понятий «предмет» и «продукт» деятельности учения, фактически дал их исчерпыва­ющую характеристику в одной из работ. Он сопоставлял, под­черкивая их «генетическую преемственность», «два крайних положения: одно начальное, когда ребенок может выполнить новое действие (сложение, звуковой анализ слова или, наобо­рот, слияние его звуков и т.д.) только с опорой на внешние объекты и внешние манипуляции с ними, и второе — заклю­чительное, когда то же самое действие ребенок выполняет уже в уме и как бы автоматически (но “с пониманием!”). Первое — материальное действие, последнее — это скорее лишь мысль о действии. Но в этом случае предметное действие и мысль о нем составляют конечные звенья единого процесса и в своей гене­тической преемственности намечают картину некоего преобра­зования материального процесса в процесс психический» [Галь­перин П.Я., 1969, с. 15, 16].

Предмет деятельности учения есть некоторая характеристика исходного уровня учащегося. Правда, последнее понятие шире, по­скольку оно включает в себя также возможности учащегося вы­полнять действия собственно учения или подготовки его усло­вий, что относится уже к субъекту деятельности учения, а также к субъекту деятельности самообучения. На его установление на­правлена проверка наличия предварительных знаний и умений как условия всякого обучения.

Анализируя требования теории планомерного формирования умственных действий, Н.Ф.Талызина пишет: «С позиций рас­сматриваемой теории проверка наличного уровня знаний и уме­ний должна идти в двух направлениях. Во-первых, со стороны наличия тех предметных (математических, грамматических, фи­зических и т.д.) знаний, которые логически предшествуют но­вым, являются для них предварительными. Например, если пре­дусмотрено формирование той или иной системы понятий, то необходимо проверить, усвоены ли учащимися все те понятия, которые входят в новые в качестве отдельных свойств, составля­ют систему предварительных знаний. Допустим, намечено сфор­мировать понятие о перпендикулярных прямых. Это возможно толь­ко в том случае, если учащиеся уже усвоили понятие прямой ли­нии, понятие угла, имеют представление о видах углов (острый, прямой, тупой). Второе, что необходимо установить до начала составления программы, — это сформированность тех познава­тельных действий, без которых программа обучения не может быть реализована» В данной цитате хорошо проиллюстрирована сущность предме­та деятельности учения на примере ситуации усвоения понятия перпендикулярных прямых. В ней же отчетливо выступают как осо­бая реальность предварительные умения, которые должны быть отнесены к познающему субъекту («познавательные действия»).

К сожалению, в теории поэтапного формирования дифферен- цировка данных реальностей не связывается с констатацией их сущностей в качестве предмета и субъекта деятельности учения (либо самообучения); в качестве предмета учения рассматривает­ся иная реальность. Слияние в одно целое указанных двух состав­ляющих исходного уровня учащегося, по-видимому, можно объяс­нить тем фактом, что при поэтапном формировании, как прави­ло, решаются задачи параллельного, совмещенного усвоения уча­щимися как конкретных знаний (понятий), составляющих изуча­емый предмет, так и «общелогических» (общепознавательных) умений, «которые не содержатся в нем (в изучаемом предмете. — Т. Г.), но задаются его содержанием, как необходимые для его изучения» [Там же, с. 17]. Общепознавательные умения, хотя и выполняются учащимся по внешней программе, обеспечивают при­своение им специфических понятий.

В этой же работе Н.Ф.Талызина, характеризуя исходный уро­вень учащегося, указывает и такие общие умения, как контроли­рование собственной деятельности, включение в работу по пись­менной инструкции [Там же, с. 17, 18]. В другой работе она связы­вает анализ исходного состояния учащихся с необходимостью выяснения также их индивидуальных (психофизиологических) особенностей [Талызина Н.Ф., 1975, с. 47]. Ясно, что и то и дру­гое должно быть вынесено за пределы понятия предмета деятель­ности учения и включено в содержание ее субъекта.

Н.Ф.Талызина полагает, что предметом деятельности учения следует считать социальный опыт, подлежащий усвоению и на­ходящийся пока на внешних по отношению к учащемуся носи­телях; будучи присвоена учащимся, соответствующая информа­ция становится продуктом этой деятельности. Такое решение вопроса о предмете деятельности учения, очевидно, основыва­ется на факте «перемещения» информации извне внутрь. Кроме того, придание социальному опыту статуса предмета деятельно­сти учения связывается с априорным признанием именно пред­мета1 детерминирующим фактором тех изменений, которые про­исходят в учащемся.

Подобная аргументация, однако, представляется небесспор­ной. Наблюдаемая «интериоризация» учебной информации есть скорее феномен, чем сущностная характеристика учения.

Здесь следует, прежде всего, обратить внимание на результат этой деятельности. Совершенно очевидна качественная нетожде- ственность «материи» такого ее «предмета» и продукта: первый есть, действительно, информация определенного содержания, а второй — некие новообразования в учащемся, затрагивающие его психическую и физиологическую сферы. Если бы и удалось свести продукт учения к информации, то мы бы столкнулись с фактом принципиальной изменчивости результатов учения от учащегося к учащемуся — как количественной, так и качественной, ее труд­но объяснить вариабельностью собственно познавательных уме­ний учащихся, — если субъект учения сформирован к его началу.

Приходится констатировать, что между продуктом и так пони­маемым предметом деятельности учения отсутствует отношение преобразования — критериальное отношение между предметом и продуктом всякой деятельности.

Понятно, что именно с социальным опытом (учебной инфор­мацией) взаимодействует учащийся, на него направлены его уси­лия. Однако, приняв во внимание определенные выше понятия «предмет» и «средство», придется признать, что это — направ­ленность усилий на средство усвоения; лишь через него учащийся может взаимодействовать с предметом деятельности учения — сво­им собственным исходным опытом, доводя его до желаемого со­стояния. Так в данном контексте может быть конкретизирован известный тезис С. JT. Рубинштейна о том, что внешняя причина (учебная информация) действует не иначе как через внутренние условия (исходный опыт учащегося).

Определение предмета деятельности учения в значении, близ­ком к нашему, так же, как и других ее структурных моментов, встречается лишь в немногих работах. У И. И. Ильясова предметом деятельности учения «является опыт самих учащихся, который преобразуется в учении путем присвоения элементов социально­го опыта, переработанного в содержание обучения» [Граф В., Ильясов И.И., Ляудис В.Я., 1981, с. 8].

О понятии продукта деятельности учения можно сказать то же самое. Хотя, как правило, это понятие вполне корректное, раз­вернутые формулировки его содержания отсутствуют. Без доста­точной рефлексии этого структурного момента, однако, невоз­можно представить типологию его различных видов, а следова­тельно, нельзя оптимально организовать на практике учебную деятельность, в частности, в плане обеспечения необходимых видов подкрепления действий учащегося или учебной мотивации.

Какие же виды продуктов могут быть получены в учении? По­мимо прямого его продукта — желаемых знаний и умений учаще­гося, в нем неизбежно производятся и ряд побочных продуктов, которые имеют связь не с предметом деятельности учения, а с каким-либо другим ее структурным моментом или его частью.

Кроме них можно говорить о дополнительных продуктах учения. К последним относится «деловой»1 продукт деятельности учения, производимый учащимся в качестве основного продукта той дея­тельности, умение выполнять которую он присваивает в ходе уче­ния. Его учет необходим при решении проблем подкрепления и мотивации учения.

Особое значение имеет измененный в результате учения субъект: в конце этой деятельности мы имеем учащегося, который в той или иной степени упрочил или усовершенствовал свое умение учиться. В случае же изначального отсутствия умения учиться, когда действия собственно учения могут выполняться учащимся только под руководством преподавателя или по специальной программе, в результате их выполнения он может приобрести — при опреде­ленных условиях — полноценное умение учиться. Значимы также количественные или качественные изменения мотивации учения.

Важен учет и другого — негативного — побочного продукта учения, также по своему происхождению связанного с его субъек­том, — состояния утомления, возникшего в результате учения, а на более длительных интервалах времени — возможного ухудше­ния здоровья учащегося (падения остроты зрения, развития не­врозов и пр.).

Меняются также средства и внешние условия учения.

В учении, как и в других видах деятельности, побочные резуль­таты в большинстве случаев носят негативный характер — в отли­чие от основного продукта. Это понятно — ведь они получаются в ходе деятельности случайно, а не на основе заранее поставленной цели. В редких случаях такая — добавочная по своей сути — цель ставится в учебной деятельности, и тогда тот или иной структур­ный момент может закономерно изменяться к «лучшему». Имеет­ся в виду один из типов технических средств обучения, использу­ющих возможности современных компьютеров. Их функциониро­вание приводит к накоплению в памяти информации о ходе учеб­ного процесса у разных учащихся и соответствующему совершен­ствованию методического обеспечения устройств.

Для того чтобы определить, является ли тот или иной резуль­тат деятельности ее прямым или побочным продуктом, необхо­димо знать мотив этой деятельности. Дело в том, что одна и та же последовательность операций может конституировать процессы разных деятельностей. Так, некоторая деятельность может выпол­няться несамостоятельно, на основе внешней программы, одна­ко, если человек заинтересован в получении «делового» продук­та, это — трудовая деятельность. Та же самая по своему операци-онному составу деятельность станет основой деятельности уче­ния, если деятелем движет мотив — овладеть умением ее выпол­нять. Не исключена и ситуация, когда человек заинтересован од­новременно в обоих этих результатах. Тогда деятель существует в качестве двух разных субъектов, выполняя в ходе одного процесса две различные деятельности («убивает двух зайцев»).

В таких ситуациях деятельности имеют внешне одинаковые процедуры, но различаются исходными структурными момента­ми, которые составляют базу для желаемого продукта. (Мы от­влекаемся от того факта, что, как будет показано ниже, учение предполагает осуществление некоторых действий или психофи­зиологических процессов, выполняемых по завершении вклю­ченной в нее предметно-специфической деятельности.) В пер­вом случае это предмет специфической деятельности, а во втором — ее субъект.

Получение каждого из этих продуктов может являться для дея­теля не конечной целью, в которой реализуется мотив деятельно­сти, а промежуточной; тогда в нее включены некоторые добавоч­ные действия, и эта деятельность превращается в деятельность по завоеванию социального признания, по самоутверждению или достижению каких-либо других благ. В подобных случаях деятель­ность (учебная или трудовая) превращается в «действие» (в зна­чении А. Н. Леонтьева).

Если учащийся выполняет деятельность «учения учению», т.е. реализует цель — усвоить умение учиться, то усвоение предмет­но-специфических знаний и умений, на которых это умение от­рабатывается, является уже не главным продуктом, а дополнитель­ным (но не «побочным»!), эквивалентным «деловому» продукту, получаемому при усвоении трудового умения.

Данные три продукта деятельности «учения учению» составля­ют следующую иерархию: главным и основным является прямой продукт этой деятельности — умение учиться; дополнительным продуктом являются предметно-специфические знания и умения, на материале которых формировалось умение учиться; дополни­тельным продуктом более низкого уровня является «деловой» ре­зультат этих предметно-специфических умений.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.