Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
игп России.docx
Скачиваний:
2
Добавлен:
06.12.2018
Размер:
544.63 Кб
Скачать

Тема 15. Советская государственная и правовая система в 1917–1920 годы

Вопросы:

1. Перестройка управления после октября 1917 г.

2. Новая государственность и политики «военного коммунизма».

3. Создание новых судебных органон. Борьба с контрреволюцией.

4. Формирование основ социалистического гражданского и уголовного права.

25 октября (7 ноября нового стиля) 1917 г. большевики совершили го­сударственный переворот, который вошел в советскую историографию под именем Великой Октябрьской социалистической революции. Счита­лось, что она открыла новую эру в истории человечества, эру крушения капитализма и всеобщей победы нового общественного строя – комму­низма. В результате революции складывавшиеся в течение столетий рос­сийские государственность и право были разрушены, стали создаваться новые органы центрального и местного управления, формироваться но­вые нормы социалистического права.

Возникает вопрос, с какими идеями в области государственного строи­тельства шли большевики на слом старой российской государственности?

Вождь революции В.И. Ленин, как известно, полагал, что государство понадобится им ненадолго, только на период строительства основ социа­лизма и ликвидации эксплуататорских классов, а затем, на этапе высшей фазы социализма – при коммунизме – отомрет, как и все другие инсти­туты надстроечного характера, в том числе и право. В своих представле­ниях о сути государства переходного периода Ленин проделал своеобраз­ную эволюцию. Сначала он считал, что это социалистическое государство будет унитарным, построенным на основе принципа демократического централизма, но с широким местным самоуправлением, когда «каждая кухарка может управлять государством». В таком государстве будет лик­видирован специальный аппарат насилия, а кадровая армия заменена «прямым вооружением всего народа». Не понадобится и особый слой чи­новников, разделение властей, станут лишними и другие государственные структуры.

Но к 1917 г. Ленин выдвинул новую идею – идею диктатуры пролета­риата в виде республики Советов. Альтернативой парламентской респуб­лике становились советы рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране снизу доверху. Вместо широкой социальной базы, которую предполагает парламентская республика, опорой ноной власти станови­лась узкая прослойка рабочего класса и беднейшего крестьянства, а глав­ным методом управления – насилие. Без насилия невозможно было осу­ществить поставленные перед республикой Советов цели. Как гласила од­на из главных статей первой советской конституции 1918 г., этой целью являлось «уничтожение эксплуатации человека человеком, полное устране­ние деления общества па классы, беспощадное подавление эксплуататоров, установление социалистической организации общества и победа социализма во всех странах».

Как видим, большевики руководствовались догмами утопической коммунистической теории, одной из которых было представление о «назревшей» социалистической революции в Европе (и даже о мировой), которая должна произойти в ближайшее время.

Итак, как происходил слом старой государственности и формирование новых государственных структур?

Переход власти в руки большевиков, осуществленный под руково­дством Военно-революционного комитета, был оформлен законодательно Вторым Всероссийским съездом Советов рабочих и солдатских депутатов, который открылся 25 октября в Петрограде. Съезд объявил низложенным Временное правительство, а себя провозгласил высшим органом государ­ственной власти. (В знак протеста часть делегатов съезда от партий мень­шевиков и правых эсеров покинула его.) Для руководства государством в перерывах между съездами был избран ВЦИК (Всероссийский Централь­ный Исполнительный Комитет), в который в блоке с большевиками во­шли левые эсеры и эсеры-максималисты. Возглавил ВЦИК колеблющийся большевик Л.Б. Каменев, но уже в ноябре его сменил стойкий большевик Я.М. Свердлов.

Съезд сформировал также из одних большевиков во главе с Лениным Временное рабочее и крестьянское правительство в лице Совета народных комиссаров (СНК). Главной задачей его являлся созыв Учредительного собрания, от идеи которого большевики не рискнули отказаться сразу. Поначалу предполагалось, что комиссары будут представлять новое пра­вительство в старых министерствах, но большевики сразу после съезда приступили к организации вместо министерств новых органов отраслево­го управления – комиссариатов.

Провозгласив переход власти в центре и на местах в руки Советов, съезд признал их единственной формой власти, непосредственно подчи­ненной новому правительству, и упразднил институт комиссаров Времен­ного правительства.

В течение последующих 3 месяцев большевистская власть окончатель­но конституировалась. ВЦИК и СНК своими декретами упразднили все прежние органы управления: Сенат, Синод, Государственную думу, зем­ские и городские управы. Были запрещены ушедшие в подполье буржуаз­ные партии, прекратила свою деятельность несогласная с новой полити­кой печать.

В начале января 1918 г. было разогнано Учредительное собрание, в ко­тором партия власти после первых всеобщих выборов, проведенных по пропорциональной системе (по партийным спискам) в ноябре 1917 г., не получила большинства. Из 707 мест большевикам досталось только 175, 370 получили эсеры, остальные места распределились между представите­лями других левых партий националистического и социалистического толка. Состав Учредительного собрания свидетельствовал о том, что и большинство населения не поддерживает новую власть, несмотря на про­возглашенные ею стремления к миру и начатый передел земли.

Эсеры отказались поддержать начатые большевиками преобразования. Предложенная правительством к утверждению в качестве программного документа «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа», первый пункт которой гласил, что Учредительное собрание поддерживает «установление коренных оснований социалистического переустройства общества», не была принята. После чего Собрание было распущено, а демонстрация протеста питерцев разогнана большевиками.

В противовес Собранию новая власть спешно пропела в конце января 1918 г. Третий съезд Советов, утвердивший «Декларацию» и качестве про­граммного документа. На нем произошло объединение советов рабочих и солдатских депутатов с советами крестьянских депутатов н единый орган власти на местах. С названия СНК было снято определение «Временное», и он получил право издавать декреты наравне с другим законодательным органом – ВЦИКом.

СНК действовал сначала в составе 13 наркоматов (иностранных дел, внутренних дел, военно-морских дел, земледелия, труда, торговли и про­мышленности, народного просвещения, финансов, юстиции, продовольст­вия, почт и телеграфа, путей сообщения, по делам национальностей). К лету 1918 г. к ним добавились ещё наркоматы государственного контроля, государственных имуществ, ВСНХ – высший совет народного хозяйства. С декабря 1917 до марта 1918 гг. в СНК входили левые эсеры.

Новый государственный строй России – диктатуру пролетариата в виде республики Советов окончательно утвердила принятая 10 июля 1918 г. Пятым съездом Советов Конституция РСФСР. Российская Советская Федеративная Социалистическая республика объявлялась в ней федера­тивным государством, в которое входили автономные республики и об­ласти. Конституция утвердила новые органы власти в России: Всероссий­ский съезд Советов, ВЦИК, Президиум ВЦИК, СНК, 18 наркоматов, на местах – областные, губернские, городские, уездные, волостные и сельские советы. Постоянно действующими становились исполнительные комите­ты (исполкомы) Советов.

В компетенцию Всероссийского съезда Советов и ВЦИК входило ут­верждение вносимых в конституцию изменений, принятие в состав РСФСР новых членов, объявление войны и заключение мира, общее ру­ководство внешней и внутренней политикой. Они же устанавливали обще­государственные налоги, основы организации вооруженных сил, судоуст­ройства и судопроизводства, формировали общегосударственное законо­дательство и т.д. Но законодательная власть была предоставлена и СНК, который тоже мог издавать декреты и распоряжения в области государст­венного управления, носившие общеобязательный характер. Наиболее значимые из них утверждались ВЦИК.

Конституция провозгласила новую классовую демократию, лишив из­бирательных прав городскую и сельскую буржуазию (частных торговцев и посредников, кулаков, живущих на «нетрудовые» доходы), бывших поме­щиков, чиновников, духовенство. В выборах участвовали только «трудящиеся», без ограничения по признакам пола, национальности, ве­роисповедания.

Прямыми были выборы только в сельские и городские советы, осталь­ные советы формировались снизу доверху на съездах путем делегирова­ния. При этом представительство разных социальных групп в местных советах было различным. Существенные преимущества устанавливались для рабочих: при выборах на областные, губернские и Всероссийский съезды они давали одного депутата от 25 тыс. человек, в то время как сельские жители – от 125 тысяч. Многоступенчатая система и открытое голосование, строгий партийный контроль за процедурой выборов становились своего рода фильтрами для отсеивания «чуждых элементов», обес­печивали относительно малочисленному рабочему классу большинство в органах власти.

К июню 1918 г. была осуществлена тотальная большевизация Советов. Меньшевики и эсеры, занимавшие в них поначалу видное место, были вы­давлены из Советов в результате проводившихся не реже одного раза в квартал перевыборов (согласно декрету «о праве отзыва»). После подав­ления эсеровского мятежа в июле 1918 г. эсеры и меньшевики были объ­явлены контрреволюционными партиями и перестали участвовать в вы­борах. Делегаты 6, 7 и 8 Всероссийских съездов Советов уже на 96–98 %, а делегаты губернских съездов – на 99 % состояли из большевиков. Ори­ентация на «передовой слой пролетариата», а ещё конкретнее – на вер­хушку большевистской партии – превратили выборы в простое одобре­ние назначения на депутатские должности заранее отобранных партий­ными комитетами кандидатур.

Таким образом, и Конституция 1918 г., исходя из формальных призна­ков конституции как политико-правового документа, вряд ли оправдыва­ла своё название. Она не содержала полного и безусловного признания прав и свобод человека и, связывая избирательное право классовым цензом, не удовлетворяла требованию юридического равенства. Тем не менее, для дальнейшего строительства советского государства она имела огромное значение, так как закрепила реальные механизмы власти и формирования ее структур, новые принципы и социальные ценности, положила в их ос­нование новую идеологию.