Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
РУКОВСКИЙ Н.Н. охотнику следопыту.doc
Скачиваний:
4
Добавлен:
08.11.2018
Размер:
1.21 Mб
Скачать

РУКОВСКИЙ Н.Н.

ОХОТНИКУ СЛЕДОПЫТУ

СЛЕДЫ ПЕРЕДВИЖЕНИЯ СТРОЕНИЕ КОНЕЧНОСТЕЙ И ПОХОДКА

Конечности животных по своему строению очень разнообразны. Одни виды при хождении опираются на всю нижнюю поверхность лапы, другие — на часть стопы и пальцы, третьи — только на пальцы или даже на концевые фаланги пальцев. Типичное число пальцев у зверей пять, но есть виды с четырехпалыми, трехпалыми, двупалыми и даже однопалыми конечностями. На передних и задних ногах число пальцев может быть различно. Например, у белки на передних лапах по 4 пальца, на задних по 5, у зайца наоборот: на передних по 5, а на задних по 4 пальца. Надо иметь в виду, что не обязательно все пальцы животного при ходьбе оставляют отпечатки. Передняя лапа бобра и выдры может оставлять четырехпалый отпечаток, хотя у этих зверей по 5 пальцев на каждой из лап. Поросята дикого кабана оставляют двупалые отпечатки, а взрослые кабаны — четырехпалые. Лоси всех возрастов на твердом грунте оставляют двупалые отпечатки, а на мягкой почве или при быстром беге — четырехпалые. Для того чтобы определить, какому виду принадлежит след, нужно принимать во внимание все особенности самих отпечатков конечностей и расположение их по ходу зверя. При этом следует учитывать размеры и форму следа в целом, форму подушечек пальцев и ступней, наличие или отсутствие когтей и перепонок между пальцами, взаимное распределение отдельных отпечатков, длину шага или прыжка, ширину оставленной тропы, глубину, на которую погружается животное, если оно идет по снегу. Все эти параметры даже у одного животного непостоянны и могут значительно изменяться от состояния почвы или снега, от аллюра, которым передвигается в данный момент животное. Прежде чем начать изучение следов зверей, полезно ознакомиться со строением конечностей и следами домашних животных. Нетрудно заметить, что следы собаки имеют много общего со следами волка, лисицы или шакала; следы кошки представляют собой в миниатюре след рыси; отпечатки ног рогатого скота сходны со следами диких копытных; следы домашней птицы похожи на следы боровой и водоплавающей дичи. Однако от глаз опытного наблюдателя не ускользнут те мелкие детали, которые позволяют безошибочно отличить следы диких животных. Много пользы может принести также внимательный осмотр конечностей добытых зверей и птиц. При изучении следов нужно иметь в виду, что четкие отпечатки встречаются только на мелком и мокром снегу, иле да еще на мягкой глине. На сыпучем грунте или рыхлом снегу след зверя представляет собой ряд неясных ямок. Ни когтей, ни числа пальцев, ни формы самого отпечатка здесь не различишь, и о принадлежности следа к определенному виду можно судить только по общему рисунку наследа, по величине шага или прыжка, взаимному расположению отпечатков и, самое главное, по походке животного. Походка (побежка) зверя, или аллюр его передвижения, в основном сводится к двум типам: 1) медленное или умеренно быстрое передвижение (шаг, рысь, иноходь) и 2) быстрый бег последовательными прыжками (галоп, карьер). Рис. 1 Положение ступни у разных групп млекопитающих: Стопоходящие (медведь), 2 — полустопоходящие (куница), 3 — пальцеходящие (собака), 4 — фалангоходящие (олень) При передвижении шагом или рысью звери переставляют конечности крестообразно, т. е. животное поднимает и выносит вперед переднюю правую ногу, одновременно с ней передвигается и левая задняя нога, затем переносятся левая передняя и правая задняя конечности. При медленном шаге передняя конечность зверя касается земли несколько раньше задней, а при передвижении рысью передняя и задняя конечности противоположных сторон тела опускаются на землю одновременно. При этой походке отпечатки задних конечностей располагаются тремя различными способами. При медленном шаге отпечатки задней ноги остаются несколько позади и сбоку от отпечатка передней, при среднем шаге зверь ставит заднюю ногу в отпечато кпередней, и, наконец, при крупной рыси отпечаток задней ноги может располагаться несколько впереди передней. Таким образом, по рисунку отпечатков можно судить, медленно или быстро передвигался зверь. Иноходь — походка, при которой животное перемещает одновременно обе правые или обе левые конечности. Иноходцы встречаются среди лошадей и верблюдов, иногда так передвигается собака. Из диких животных нашей фауны подобная походка наблюдается только у медведя. При передвижении прыжками, галопом или карьером рисунки наследов более разнообразны и зависят от строения тела животного. Звери с удлиненным телом и короткими конечностями (большинство куньих) чаще всего передвигаются умеренным галопом, когда задние конечности одновременно отталкиваются от земли и попадают точно в следы, оставленные передними. Наслед при таком аллюре — парные отпечатки только задних конечностей. Эта побежка зверя обычно называется двучеткой. Иногда при медленном галопе одну или обе задние лапы зверек не доносит до отпечатка передних, и тогда появляются группы следов по три или четыре отпечатка, так называемые трехчетки и четырехчетки. Значительно реже длиннотелые и коротконогие зверьки переходят на карьер. В этом случае они в прыжке заносят задние лапы за передние, и потому отпечатки задних лап стоят впереди передних. Звери более пропорционально сложенные, например копытные и представители семейств собачьих и кошачьих, при галопе и карьере всегда заносят задние ноги за передние. Обычно при отталкивании задние ноги стоят рядом или почти рядом, а передние при приземлении для сохранения устойчивости зверь ставит одну за другой последовательно. Группы отпечатков ног при этом аллюре напоминают фигуру, сходную с трапецией, основание которой может быть то слева, то справа по ходу зверя в зависимости от того, с какой ноги он начал бег. Во время бега зверь может менять ногу, т. е. выносит вперед то левую, то правую. Итак, большинство охотничье-промысловых зверей при передвижении используют перечисленные выше аллюры. Исключение составляют зайцеобразные и некоторые грызуны, у которых задние конечности значительно длиннее передних. В нашей фауне к ним относятся, в первую очередь, зайцы и белки. Передвигаются они только последовательными прыжками, т. е. галопом. Отпечатки задних лап обычно расположены рядом, а следы передних — позади них и либо рядом (у белки), либо друг за другом (у зайцев и кроликов). Скорость передвижения у этих видов зависит от силы толчка задними ногами. На следах это заметно по степени растянутости отдельных групп отпечатков и длине прыжка. Чем дальше зверек заносит задние ноги за передние, тем быстрее его бег. Следует иметь в виду, что при увеличении скорости передвижения зверя, одновременно с удлинением шага или прыжка, сокращается ширина тропы, оставленной зверем, т. е. разброс ног в стороны. Цепочка следов зверя, идущего.... крупной рысью, менее извилиста, чем при движении шагом, и размещение отпечатков лап приближается к прямой линии. Это связано с тем, что, увеличивая скорость, животное стремится уменьшить качание корпуса из стороны в сторону и инстинктивно ставит конечности ближе к продольной оси своего тела. То же явление можно наблюдать и по следам человека. Снег очень затрудняет передвижение животных. Некоторые виды имеют специальные приспособления, облегчающие ходьбу по снегу. Несоразмерно широкие ступни или обрастание на зиму нижней части конечностей густым волосом или пером увеличивает площадь опоры животного и, следовательно, уменьшает его, удельную весовую нагрузку. Передвигаясь по рыхлому снегу, зверь иногда тонет на такую глубину, что при очередном шаге не может поднять ногу выше поверхности снега. Тогда он бороздит снег ногами, а иногда и грудью. Борозду, образующуюся при вытаскивании ноги, охотники называют выволокой, а борозду при опускании ноги — поволокой. При глубоком снеге выволока и поволока могут сливаться в одну общую борозду, в которой заметны ямки от следов зверя.

Рис. 2 Схема движения конечности зверя на снегу (разрез): I —толща снега. 2 — отпечаток конечности зверя, 3 — поволока, 4 — выволока, 5 — выброс снега

Основные охотничье-промысловые птицы, куриные и водоплавающие, при ходьбе по земле или снегу оставляют трехпалые или четырехпалые отпечатки, след четвертого заднего пальца заметен не всегда. Эти птицы передвигаются только шагом и потому оставляют единичные отпечатки. Их побежка — увеличение длины шага. Иногда при этом они помогают себе взмахами крыльев, которые на снегу могут оставлять отметины. Парные отпечатки лап птицы оставляют лишь когда отталкиваются при взлете или когда отдыхают, стоя на одном месте. На очень влажной, мягкой почве у уток и гусей заметны отпечатки плавательных перепонок. Следы разных конечностей у них различить нетрудно, так как на ходу они косолапят. На следах тетеревиных птиц отпечатки левых лап от правых отличаются по заднему пальцу, который всегда направлен к середине тела птицы. ОТПЕЧАТКИ КОНЕЧНОСТЕЙ Хищники семейства собачьих относятся к пальцеходящим животным. На передних ногах у них по пять пальцев, на задних — по четыре. Большие пальцы передних лап короче остальных, расположены высоко, при ходьбе не достигают земли и отпечатков не оставляют.Типичным представителем семейства является волк, след которого имеет сходство со следом крупной собаки. Различить отпечатки лап этих животных можно по следующим признакам. У волка след стройнее, более вытянут, когти и подушечки пальцев на следу выражены резче. Отпечатки двух средних пальцев волчьей лапы как бы выдвинуты вперед, между ними и крайними пальцами поперек следа можно положить соломинку.

Рис. 3 Отпечаток передней (сле ва) и задней лап волка Рис. 4 Отпечаток передних лап волка (слева) и собаки Рис. 5 У волка, лисицы и других собачьих следы ступательных мозолей передних лап заканчиваются закруглением внутрь отпечатка (слева), задних — закруглением наружу

Отпечатки подушечек собачьей лапы более слиты, собраны в комок, и соломинка, положенная поперек, будет одновременно касаться или пересекать отпечатки всех четырех пальцев. Следы передних лап волка крупнее и яснее задних. Кроме того, подошвенные подушечки его передних лап заканчиваются закруглением внутрь отпечатка, а подушечки задних лап — закруглением наружу. Это бывает хорошо заметно на илистой почве или мокром снегу. Отпечаток передней лапы крупного волка достигает 12—13 см в длину и 9—10 см в ширину. Передняя лапа волкасамца заметно шире, чем у самки, и, пользуясь этим признаком, можно определить пол зверя. У волкасамца ширина следа передней лапы относится к длине, как 1:1,3, а у самки это отношение равно 1:1,5. Длина следа передней лапы самки равна длине следа самца-переярка. При передвижении волка шагом и особенно рысью отпечатки его лап располагаются почти по одной прямой линии, и чем быстрее ход зверя, тем прямее линия его следов. Задние конечности зверь ставит в отпечатки передних, так что практически мы видим отпечатки только задних лап. При движении галопом или карьером на следах остаются отпечатки всех четырех лап, причем задние конечности при каждом прыжке оставляют следы впереди передних. В поисках добычи волки проходят большие расстояния, а потому редко передвигаются шагом. Обычный их аллюр — рысь. При движении группой звери идут гуськом, след в след, и определить, сколько их прошло одной тропой, бывает трудно. Лишь на крутых поворотах, при обходе какого-нибудь препятствия, на отдыхе или при окружении добычи волки расходятся, и тогда по следам можно подсчитать, сколько хищников в стае. Рис. 6 Следы волков

Сильно затрудняет передвижение волка глубокоснежье: в рыхлом снегу он тонет. Весовая нагрузка среднего волка около 100 г на 1 кв. см, т. е. в 4—5 раз больше, чем у человека, идущего на широких охотничьих лыжах. При погружении в снег более чем на 25 см волки бороздят его поверхность, оставляя выволоку и поволоку. Когда снег глубок, выволока и поволока сливаются. При переходах стаи по глубокому снегу уставший передний зверь сменяется2 так что впереди не всегда идет старый волк или волчица, как пишут в книгах. Величина шага волка, как и любого другого животного, зависит от скорости его движения и состояния снега. У крупного волка шаг по неглубокому снегу достигает 90 см. Когда звери идут группой, след в след, длина шага на тропе в среднем составляет 65—75см. Характерно, что, проходя через ельник, где глубина снега всегда меньше, чем в других угодьях, волки, как бы отдыхая, замедляют ход, часто останавливаются, идут мелкими шажками, ступая вразнобой, и оставляют после себя натоптанную дорожку. В снежные годы, если в течение зимы не было оттепели и снег не давал осадку, волки покидают лесные угодья, переходят в более открытые места — на поля, в широкие долины рек, где снег уплотняется ветрами и где, как правило, бывает больше наезженных дорог. На небольших вырубках и лесных полянах, где нет ветра и снег бывает особенно пухлым, хищники проваливаются почти до земли. В таких местах волки предпочитают пользоваться дорогами. В бесснежное время следы волков встречаются гораздо реже. Однако на пыльной дороге, мягком грунте после дождя или ранним утром, когда роса еще не просохла, при внимательном наблюдении их заметить нетрудно, Как и другие представители семейства собачьих, лисица относится к пальцеходящим животным. Пальцы и подошвенная мозоль собраны у нее довольно компактно, поэтому опорная площадь невелика. Нагрузка на 1 см опорной поверхности лап у нее около 40 г, то есть в 2—2,5 раза меньше, чем у волка. Отпечатки четырех округлых, несколько удлиненных пальцев на следу выражены резче, чем пяточная мозоль, след от которой в зимнее время из-за большой опушенности лап расплывчатый. Как и У других пальцеходящих хищников, отпечаток передней лапы крупнее. На первый взгляд, следы лисицы можно спутать со следами некрупной собаки. Но при более тщательном

Рис. 8 Отпечатки передней (вверху) и задней лап лисицы

рассмотрении легко заметить, что следы хищницы стройнее, как бы более сжаты с боков; отпечатки боковых пальцев не касаются заднего края средних пальцев и не охватывают их с боков; лапа меньше собрана в комок, чем у собаки. Когти же длиннее, тоньше и оставляют более четкий отпечаток, хорошо заметный на мягком грунте или влажном снегу. След лисицы отличается от собачьего и по расположению отдельных отпечатков лап при движении шагом или рысью. На неглубоком снегу следы лисицы вытянуты в одну линию: все четыре лапы зверь ставит как бы по линейке, тогда как собака идет в развалку. При обычном ходе лисицаставит лапы носками несколько внутрь, и по этому признаку

можно отличить отпечатки лап правой и левой половины тела. При передвижении легкой рысью или трусцой задние ее лапы точно попадают в отпечатки передних.

Рис. 9 Следы лисицы на разных аллюрах: а — шаг, мелкая рысь — зверь ставит задние лапы точно в отпечатки передних; б — крупная рысь — задние лапы оставляют следы впереди передних; в — галоп, карьер — отпечатки задней пары лап располагаются впереди передней пары

Шаг равен 20—30 см. Когда зверь переходит на крупную рысь, то заносит задние лапы за передние, соответственно и отпечатки их располагаются несколько впереди передних. И наоборот, если лисица на ходу прислушивается или подкрадывается к жертве, она переходит на очень мелкие шажки, почти лепит след к следу, и отпечатки задних лап несколько отстают от передних или перекрывают их только частично. Преследуя добычу или уходя от опасности, лисица переходит на более быстрый аллюр (галоп, карьер), при котором отпечатки задней пары лап всегда находятся впереди передней, а следы всех четырех лап, как отмечалось выше, образуют фигуру, напоминающую трапецию. Чем быстрее ход зверя, тем трапеция более вытянута. Кроме того, на бегу лисица часто сменяет ногу и потому вершина трапеции бывает обращена то вправо, то влево. На быстром аллюре отдельные прыжки лисицы могут превышать 3 м. У самки следы мельче, шаг короче и отпечатки лап более заостренные Выше уже говорилось, что опорная площадь лисицы невелика и передвигаться по рыхлому снегу ей трудно. Если она тонет в снегу более чем на 15—18 см, следы располагаются уже не по одной прямой.

Зверь оставляет тропу шириной в полторы, а при глубоком снеге в две ладони, причем выволока соединяется с поволокой, левая и правая пары лап образуют глубокие борозды. При еще более глубоком снеге лисица может касаться его поверхности грудью, но мест с таким глубокоснежьем она обычно избегает. Иногда при передвижении по глубокому снегу лисица чертит по его поверхности своим пышным хвостом. Между ямками от лап в отдельных местах остаются широкие, но слабо выраженные штрихи. Летом, естественно, лисица оставляет меньше следов. Лишь отдельные отпечатки ее лап можно заметить на влажной почве около водоемов или на пыли возле жилой норы. В это время следы лисицы можно спутать со следами енотовидной собаки. Этот зверь в отличие от лисицы выбирает для кормежки более сырые места: берега рек, ручьев, старые карьеры, выбоины и лужи с илом и грязью на дорогах, мочежины, топкие заболоченные берега усыхающих водоемов. Ступательные мозоли у енотовидной собаки голые, строение их своеобразно. Подушечки двух средних пальцев на передних и задних лапах образуют одну мозоль, напоминающую по форме подкову, обращенную концами вперед. Подобное строение лап в литературе отмечалось у шакала и красного волка. Однако даже при внимательном рассмотрении следов зверя соединение средних пальцев

Рис. 10 Передняя лапа енотовидной собаки. Подушечки средних пальцев срастаются и имеют подковообразную форму, направленную концами вперед Рис. 11 Отпечатки передней (вверху) и задней лап енотовидной собаки (а): обычный аллюр (отпечатки передней (п) и задней (з) конечностей (б)

можно заметить только на очень мягкой, вернее, топкой почве. На умеренно мягком грунте и задние и передние лапы оставляют четырехпалые отпечатки с хорошо заметными когтями. По размеру следы значительно уступают лисьим: отпечатки передних лап вписываются в квадрат 5x5 см, отпечатки задних лап несколько уже, 4 - 4,5 х 4 -4,5—5 см. Следы подушечек пальцев более вытянуты и на передних лапах расставлены шире, чем на лисьем следу, В целом след енотовидной собаки кажется более разлапистым и слишком маленьким по отношению к размерам зверя. По первоснежью следы не успевших залечь на зиму енотовидных собак становят- ся еще заметнее. Наслед этого хищника в связи с его коротко ногостью в отличие от лисьего представляет не прямую, а зигзагообразную линию. Разыскивая добычу, зверь передвигается мелкими шаж ками, при которых задние ла пы не попадают в отпечатки передних. Спасаясь от пресле дования, хищник бежит карье ром. Прыжки его, несмотря на короткие ноги, достигают 1,5 м, и задние лапы оставля ют отпечатки впереди перед них. По снегу зверь передвига ется с трудом. Уже при глубине 10 см он оставляет заметные выволоки и поволо ки, а при более глубоком снеге его путь обозначается бороз дой. Следы песца также напоминают отпечатки лап ма-ленькой лисички, но они более округлые и кажутся как бы притупленными. Обычный аллюр этого зверька — рысца или легкий галоп. Весовая нагрузка песца значительно больше, чем у лисицы, и колеблется между 40 и 60 г на 1 кв. см. На рыхлом таежном снегу он глубоко тонет, но в тундре, где снег уплотнен постоянными ветрами, передвига-ется легко.

Самый крупный представитель лесных хищников — бурый медведь — в местах обитания оставляет очень ясные следы. Этому способствуют и большой размер, и вес зверя. На мягкой почве, особенно на лесных дорогах после дождя, на илистых или песчаных берегах водоемов легко заметить глубокие отпечатки когтистых пятипалых лап этого хищ-ника. Медведь относится к стопоходящим животным. След его передней лапы — это отпечатки пяти пальцевых мозолей и большой поперечно расположенной подошвенной мозоли, которая оставляет особенно глубокий и четкий отпечаток на мягкой почве. Кроме того, позади поперечной мозоли, ближе к наружной стороне ступни лежит небольшая Рис. 12 Отпечатки лап медведя на илистой почве

округлая мозоль, которая редко оставляет след. На ступне задней лапы также пять пальцевых подушечек и одна продолговатая мозоль, расположенная уже не поперек, а вдоль стопы.

Отпечаток задней лапы напоминает след босой ноги человека, но с широкой стопой (у человека тоже бывает «медвежья стопа» — плоскостопие) и узкой пяткой. Когда медведь идет медленно, отпечаток оставляет вся ступня вместе с пяткой; если зверь идет быстро или бежит, пятка не отпечатывается даже на

мягком грунте. На снегу при любом аллюре отпечатывается вся ступня. Когти у медведя очень большие. На передних лапах они в 1,5—2 раза длиннее, чем на задних, и достигают 8—10 см, считая по изгибу. Если мягок только верхний слой почвы, что бывает на дорогах после небольшого дождя, когти медведя не оставляют отпечатков. По отпечаткам лап можно судить не только о размерах зверя, но и о том, сколько примерно особей обитает на определенном участке. Так, у медвежат-сеголеток ширина отпечатка передней лапы 5—6,5 см, у перезимовавших медвежат, полуторалеток 8—10, а у молодой половозрелой медведицы 11—12 см. У более взрослых медведей ширина отпечатка передней лапы 14—17 см, и, как правило, у самцов лапа крупнее. Отдельные самцы оставляют отпечатки еще больших размеров — до 20 см и более. Медведя не зря называют косолапым: при ходьбе у него носки смотрят внутрь, а пятки наружу. Если зверь шел медленно, отпечатки его передних и задних лап стоят рядом, если быстро, задние лапы перекрывают отпечатки передних. В лесах с хорошо развитым травянистым покровом опытный наблюдатель может идти по следу медведя, ориентируясь по примятой траве. В связи со значительным весом зверь не только приминает, но и раздавливает стебли и листья отдельных растений, которые, подсыхая, меняют свой цвет. Путь зверя в этом случае становится особенно заметным. Если медведь прошел по одному и тому же месту не один раз, появляется тропа, которая сохраняется долгое время. По степени подсыхания и распрямления примятых растений можно определить, как давно прошел зверь. В июне-июле, когда медведи часто посещают лесные луговины, поймы рек и другие открытые места с обильной Рис. 14 Тропа медведя. На мягкой почве следы от когтей иногда не заметны растительностью, их следы легко наблюдать ранним утром, пока еще не просохла роса. Кормовые наброды зверя в это время резко выделяются изумрудными дорожками на фоне серебряной от росы травы. В отдельные неурожайные на корма годы, когда медведь не успевает накопить к осени достаточное количество жира или если случится ранний снегопад, можно встретить отпечатки медвежьих лап по белой тропе; на снегу особенно заметна его косолапость. Чаще приходится видеть следы медведя весной, после выхода его из берлоги. В это время он старается избегать глубокоснежных мест и придерживается проталин по южным склонам, берегам рек, вырубкам, болотам и другим открытым местам. Медведь хорошо знает, что оставленные им следы выдают его местонахождение, а потому старается как-то скрыть их, прибегая к различным уловкам. Например, когда зверь идет по лесу и встречает упавшее дерево, он не преминет взобраться на ствол и пройти по нему до конца, а затем соскочить на землю. Известный русский медвежатник А. А. Ширинский-Шахматов писал о том, что медведь, шедший по дороге и готовившийся улечься в берлогу, чтобы

Рис. 15 Следы медведя на мягком грунте Рис. 19 Отпечатки передней (внизу) и задней лап енота-полоскуна Рис. 18 Передняя (слева) и задняя лапы енота-полоскуна. Голые подошвы, длинные пальцы, наличие чувствующих волосков — вибрисов (в) характерны для типичного древолаза Рис. 20 Отпечатки передней (внизу) и задней лап рыси Рис. 21 Следы рыси: на мягком грунте (слева) и на снегу

сбить с толку своих потенциальных преследователей, сошел с дороги, пятясь задом. Часто медведь, прежде чем лечь на дневку, делает по лесу большую петлю и устраивается недалеко от своего следа, чтобы заранее заметить охотников, если они пойдут за ним. Такой способ скрыть свое логово или, точнее, оградить себя от внезапного приближения врага используют не только медведи, но и многие другие звери. По внешнему виду, движениям и повадкам маленький енот-полоскун очень напоминает медведя. Недаром североамериканские индейцы называли енота младшим братом медведя. Полоскун, как и медведь, — стопоход, и в местах, где он акклиматизирован (на Кавказе, в Средней Азии и Белоруссии), оставляет много заметных следов. Это связано с тем, что, во-первых, он очень часто пользуется для передвижения тропами и дорогами, и, во-вторых, основные его кормовые места — увлажненные биотопы. На иле, песке, на пыли дорог видны настолько характерные отпечатки его лап, что их трудно спутать со следами другого животного. При ходьбе зверь опирается на всю ступню. Пальцы у него, как у истинного древолаза, длинные, хватательного типа. Кисти и ступни сверху покрыты коротким волосом. Их опушение резко отличается от опушения ног. Подошвы лап голые, потому и отпечатки их получаются очень четкими. След передней и отчасти задней лапы напоминает миниатюрный отпечаток человеческой ладони с растопыренными пальцами. Обычно енот передвигается не спеша, мелкими шажками. И все же в его движениях заметна какая-то торопливость, или, вернее, суетливость. Более длинные задние ногиз верь заносит за передние даже на медленном ходу, причем пятка задней лапы обычно не оставляет следа. Во время кормежки енот часто по-медвежьи присаживается, опираясь задними лапами на всю ступню. На снегу следы енота удается увидеть очень редко, Имея голые подошвы лап, зверь чувствителен к холоду и при выпадении снега отсиживается в убежище, находясь в полудремотном состоянии. Из семейства кошачьих наиболее широко в нашей стране распространена рысь. Как и другие кошки, она относится к пальцеходящим животным. Ее широкие округлые лапы снабжены острыми круто загнутыми втяжными когтями. На передних лапах по пять, на задних по четыре пальца. Пятые пальцы на передних лапах расположены высоко и не оставляют отпечатков. Не оставляют отпечатков и когти зверя при обычных аллюрах. Только при броске на добычу или при преодолении какого-нибудь препятствия, например лужи на скользкой дороге, рысь выпускает когти, и они оставляют на земле отметины. Легкое на ходу животное, избегающее без особой необходимости топких и сырых мест, рысь в бесснежный период оставляет очень мало следов в своей жизнедеятельности. И все же на размокшей после дождя лесной дороге иногда удается встретить четкие четырехпалые отпечатки лап этого хищника. Если, например, по дороге проследует выводок — мать и двое-трое детенышей, то все места с мягким грунтом бывают испещрены округлыми следами их лап, очень схожими со следами домашней кошки, но значительно более крупными. Отпечаток передней лапы взрослой рыси вписывается в квадрат размером 8x8 см. Площадь следа задней лапы немного меньше. С установлением снежного покрова обнаружить следы рыси в местах ее обитания нетрудно. Они не такие четкие, как летом, но почти вполовину крупнее, так как зимой подошвы лап зверя густо обрастают длинной жесткой шерстью, которая увеличивает размер следа и скрывает подушечки пальцев и ступни. В морозные дни, когда снег сухой и сыпучий, отпечатки пальцев на следу совсем неразличимы. Зима для рыси, как и для многих других животных, — тяжелый период. Несмотря на высоконогость, хорошо развитые межпальцевые перепонки, доходящие почти до концевых фаланг, и густое опушение лап, что увеличивает опорную площадь, глубокий и рыхлый снег очень затрудняет передвижение

хищника, и лишь взрослые особи способны добывать себе пищу в это время. Поэтому молодняк всю зиму держится с матерью. Во время охотничьих походов выводок идет размеренным шагом, ступая след в след. В начале зимы шаг у матери шире, чем у детенышей, и она глубже проваливается в снег, Ее шаг, равен 45— 47 см3 а глубина следа при средней плотности снега около 16 см. У молодого зверя, если он идет отдельно, шаг короче, 35—40 см$ а глубина следа 14 см. При спокойном ходе по мелкому снегу где-нибудь под пологом густого ельника звери идут вразнобой, оставляя цепочку отпечатков, сливающиеся в узкую тропу. Здесь молодые при ходьбе не попадают в следы матери. Они как бы недошагивают из-за более короткого шага. На глубоком снегу детенышам приходится тянуться за матерью, и они ступают за ней след в след. Шаги взрослого самца на охотничьем поисковом ходу более крупные, 50—60 см, а если зверь спешит или пересекает открытое место (поляну или широкую просеку), шаг его достигает 70—80см, На более глубоком снегу, когда рысь тонет на 25 см и более, она не поднимает лапу выше поверхности снега, а волочит ее, оставляя глубокую борозду, Если на мелком снегу цепочка следов рыси представляет почти прямую линию, то на глубоком зверь оставляет тропу шириной в 20—25 см. При ходьбе по такому снегу рыси быстро устают, поэтому они стараются выбирать места более малоснежные, часто пользуются заячьими тропами, лесными дорогами, лыжней. При броске на добычу, когда шаг сменяется прыжками, зверь тонет в снегу глубже, чем на поисковом ходу. Рис. 22 Наслед рыси (аллюр— шаг) и лесной куницы (аллюр — галоп — двухчетка) Наслед рыси во многом напоминает наслед тигра. Он внесен в Международную красную книгу и в Красную книгу СССР как исчезающий вид и, следовательно, выпал из состава промысловой фауны. Однако следам этого уникального хищника стоит посвятить несколько строк. От рысиных следы тигра отличаются не только размерами, но и тем, что подошвенные подушечки его лап5 или, как их иногда называют, пятки, оставляют более глубокие, чем подушечки пальцев, отпечатки. Пятки тигра по отношению ко всей опорной площади лапы крупнее, чем у рыси. Размер отпечатков лап амурского тигра 14—16 см, а тигрицы 11—15 см. Самца от самки можно отличить по ширине пятки. Зоолог Е. Н. Матюшкин считает, что звери, у которых ширина пятки превышает 10 см,—самцы, а с более узкой пяткой — самки. У годовиков ширина пятки может достигать 9 см. Тигр, как и рысь, большей частью передвигается шагом, занося заднюю лапу за переднюю; лишь при ходьбе по глубокому снегу он ставит задние лапы точно в отпечатки передних. В зависимости от скорости движения и глубины снега величина его шага изменяется от 60—70 до 100—110 см. При преследовании добычи накоротке зверь скачет галопом, занося задние ноги за передние; прыжки при этом могут достигать 4 м и более. Тигр не способен к длительному бегу. Даже на мелком снегу он преследует кабана не более 150 м, а по глубокому, в случае неудачного броска на жертву, ограничивается лишь десятком метров. Этот хищник имеет большую весовую нагрузку, более 150 г на 1 кв. см, и при глубине снега более 60 см передвигается с трудом, оставляя глубокую борозду. В многоснежные зимы он старается придерживаться южных склонов сопок, передвигается по льду замерзших речек, охотно пользуется дорогами, тропами, следами других животных, лыжней охотника. При ходьбе по глубокому снегу и пересеченной местности тигр быстро устает, часто садится отдыхать, а нередко и ложится на снег. Тогда остается отпечаток всего тела, вместе с головой и хвостом. Сходны с описанными выше следы остальных диких кошек нашей фауны. Исключение составляет лишь внесенный в Красную книгу СССР гепард. В отличие от остальных представителей этого семейства зверь имеет невтяжные когти и следы его больше похожи на собачьи. Почти все представители семейства куньих имеют длинное туловище и короткие конечности. При таком сложении они могут передвигаться либо мелкими шажками, либо прыжками—галопом, причем сильно выгибают спину. Как правило, у куньих следы самцов, как и размеры тела, крупнее, чем у самок.

Лесная куница оставляет на снегу характерные пятипалые отпечатки, очень крупные для такого сравнительно небольшого зверька.

Рис. 23 Отпечатки передней (вверху) и задней лап куницы

Это объясняется тем, что зимой подошвы лап куницы обрастают густым жестким волосом и их опорная поверхность резко увеличивается, что облегчает зверьку передвижение по рыхлому снегу. В связи с этим следы куницы имеют мягкие очертания, подушечки пальцев отпечатываются слабо, но кончики когтей оставляют заметные следы. Особенно четкими они бывают в оттепель, на влажном снегу, когда, как говорят охотники, зверь оставляет печатный след. Обычно куница передвигается галопом, оставляя парные отпечатки, причем задние лапы она ставит точно в следы передних. При таком аллюре зверек, меняя шаг, выносит вперед то правую, то левую ногу. Длина прыжка зависит от быстроты хода и состояния снежного покрова. На быстром ходу и при плотном снеге она составляет 60—70 см, при подъеме или на медленном ходу 40—50см.

Рис. 24 Наслед лесной куницы. Заметны выволока и поволока Гонясь за зайцем или спасаясь от врагов, куница бежит карьером: на снегу остаются отпечатки четырех, реже— трех лап. Отпечатки задних находятся впереди передних. Трехчетка или четырехчетка — редкий аллюр зверька. При поиске или скрадывании добычи куница идет мелкими шажками, и отпечатки лап при этом располагаются не по одной линии, а зигзагом, в елочку. Глубокий и рыхлый снег затрудняет передвижение хищницы, несмотря на ширину ее лап. В таких условиях прыжки у нее короткие, 30—35 см, и она погружается в снег на 9—10 см. Четырехчетка куницы несколько напоминает прыжки зайца-беляка. Некоторое сходство ее следы имеют и со следами соболя. В тех местах, где обитают оба эти зверька (на Северном Урале и в Западной Сибири), встреченный след может поставить в тупик: трудно бывает решить, прошел ли здесь соболь или крупная куница. Зоолог В. В. Раевский, долго работавший на Северном Урале, подметил, что у соболя в отличие от куницы отпечатки лап более вытянуты, а прыжки короче. Кроме того, со слов охотников, он отмечает, что соболь при прыжках ставит

Рис. 25 Следы куницы: I — по рыхлому снегу, 2 — наслед-двучетка (заметно вынесение передней то левой, то правой лапы)

лапы параллельно направлению хода, а куница несколько по-иному — пятками вместе, носками врозь. Многие считают, что куница ведет полудревесный образ жизни. Это не совсем верно. В основном куница кормится на земле и лишь для того, чтобы устроиться на отдых, при погоне за белкой или при кормежке рябиной забирается на дерево и передвигается по ветвям. Иное дело, когда куницу преследуют враги — лисица, рысь, волк. В этих случаях она использует свое умение спасаться на деревьях. Хищница подолгу идет верхом и тогда, когда ее преследует охотник с собаками. Именно это и послужило поводом считать ее полудревесным зверьком. Передвигаясь по деревьям, куница оставляет своеобразные следы — посорку. Это комочки снега, кусочки мха, лишайников и коры, сухая хвоя и другой растительный мусор, который зверь роняет на снег, перепрыгивая с одного дерева на другое. Пользуясь этими малозаметными признаками, опытный охотник «выправляет» след куницы до места, где она укрылась. В

прежние времена у охотников-промысловиков Европейского Севера одним из распространенных способов добычи куницы было ее тропление по следу и посорке. Характер охотничьего наследа куницы меняется в зависимости от типа угодий и жертвы, которую она разыскивает. В сосновых борах, на вырубках, окраинах болот и вообще в разреженных насаждениях, где мышевидных грызунов мало и добыть их изпод снега трудно, ее жертвой бывают тетерев, белая куропатка, реже глухарь. Кунице нужно пройти большой путь, чтобы встретить лунки этих птиц, а потому ее ход обычно ровный, прямолинейный, с плавными поворотами. Куница издали замечает места птичьих кормежек, сбавляет ход и шагом обходит те места, где могут быть лунки птиц. Приблизившись к спящей птице на 3—4 м, она, видимо, чутьем определяет место, где та затаилась под снегом, и бросается к ней резкими, короткими скачками. В разреженных насаждениях зверек, как бы играя, с ходу заскакивает по стволу дерева на 3—4 м, а затем спрыгивает в снег. По-видимому, эти прыжки помогают ориентироваться на местности. Прыгая с дерева, куница, в отличие от соболя, никогда не оставляет отпечатка хвоста. При охоте в ельнике куница оставляет иной тип наследа. Здесь она передвигается короткими прыжками, иногда даже шагом. Путь ее извилист, тянется от одного бурелома к другому. Хищница постоянно забирается под завалы деревьев, но проследить ее охоту под заснеженными корягами не удается. Если заглянуть под нагромождения валежника, можно обнаружить перья мелких птиц: синицы, дятла, сойки, кукши. Эти птицы в сильные морозы забираются на ночевку под завалы, где их и ловит куница. Здесь же, в ельнике, обследуя завалы, куница натыкается на лунки рябчиков, которые чаще других тетеревиных становятся ее добычей. Но еще чаще в таких местах хищнице удается промыслить полевок, служащих ей основной пищей в зимнее время. След куницы, идущей на дневку, относительно прямой. Зверь не рыскает из стороны в сторону, как при поиске добычи. Следы и аллюры каменной куницы, или белодушки, обитающей в южных областях страны, в общих чертах схожи со следами лесной куницы. Однако отпечатки лап белодушки всегда яснее и четче: жительница малоснежных районов, она имеет слабоопушенные лапы, а хорошо развитые пальцевые и подошвенные мозоли у нее совершенно голые. Дальневосточная родственница куницы — харза также мало ходит шагом. Излюбленный ее аллюр — галоп, а на карьер она переходит только при преследовании жертвы. Харза избегает мест с рыхлым снегом, в котором глубоко тонет. По данным советского зоолога Г. Ф. Бромлея, весовая нагрузка у харзы составляет от 30 до 60 г на I кв. см, что намного больше, чем у других куньих. Харза занимает огромный индивидуальный участок, в пределах которого широко кочует. Ловкая и сильная, она, преследуя добычу, может передвигаться и по земле, и по ветвям деревьев, свободно спрыгивая в снег с высоты 10—12 м. Как уже упоминалось, следы соболя схожи со следами лесной куницы. Отпечатки его лап несоразмерно велики по отношению к телу самого зверька. По площади они не уступают отпечаткам лап лисицы, хотя соболь втрое меньше ее. Еще в большей степени, чем у куницы, лапы соболя к зиме обрастают густым жестким и длинным волосом. Он полностью скрывает подошвенные мозоли и когти, и зверь ходит как бы на волосяных подушках. Это уменьшает весовую нагрузку и позволяет существовать в суровых условиях зимней сибирской тайги. Обычно соболь передвигается легким галопом, оставляя следы-двучетки, а иногда, когда зверек выдвигает вперед одну из передних лап, он на ходу троит. Размер прыжка, в зависимости от плотности снега и скорости бега, колеблется между 50 и 80 см. Отпечатки лап самок мельче и уже и, по выражению охотников, более остроносые. На рыхлом снегу парные следы соболя нередко сливаются в одну лунку шириной в 10—12 см. Шагом соболь ходит редко, причем, как и у куницы, отпечатки лап располагаются елочкой. Зимние наследы хорька, колонка, горностая и ласки весьма схожи между собой. Часто трудно бывает понять, какой зверек оставил след: крупный самец горностая или самка хорька, самец ласки или молодой горностай. Точное представление о принадлежности следа порой не удается получить даже при длительном троплении зверька. Здесь приходится принимать во внимание и размер отпечатка, и характер наследа, и поведение данной особи, и типичность местообитания, и прочие мелочи, представление о которых складывается только в практике тропления различных видов мелких хищников.

Рис. 26 Следы черного хорька: 1 — отпечаток передней (вверху) и задней лап, 2 — наслед по рыхлому снегу

Все четыре вышеперечисленных зверька, длиннотелые и коротконогие, передвигаются обычно галопом, задние ноги ставят в отпечатки передних. Их наслед представляет собой строчку следов с парными отпечатками лап. Все они редко ходят шагом. Это бывает только при входе или выходе из убежища или тогда, когда зверек выясняет причину какого-либо привлекшего его внимание явления или запаха. В этих случаях на следу видны отпечатки всех четырех лап, расположенные близко друг к другу. При быстром беге мелкие куньи совершают большие скачки, и задние лапы при этом оставляют отпечатки впереди передних. Следы лесного хорька на снегу несколько напоминают следы куницы. От куньих они отличаются меньшей длиной прыжка и величиной отпечатка лапы, более четким рисунком когтей и пальцевых мозолей, поскольку подошвы лап хорька не обрастают волосом так густо. При равной плотности снега хорек проваливается гораздо глубже. Если при неглубоком или плотном снеге прыжки хорька равны приблизительно 50—60 см, то на рыхлом снегу они всего лишь 30—35 см, причем

зверек тонет на 10—11 см, и вся цепочка следов бывает соединена одной бороздой из выволок и поволок. На поисковом охотничьем ходу хорек в отличие от лесной куницы не делает для ориентировки заскоков на стволы деревьев. От других мелких куньих следы хорька кроме размеров отличаются еще и тем, что при движении галопом он нечетко ставит задние лапы в отпечатки передних, а потому на его следу чаще всего рядом заметны отпечатки не двух, а трех лап. Следы колонка похожи на следы хорька, но ареалы этих хищников не совпадают, и спутать их следы невозможно. От соболиных следы колонка отличает меньшая величина прыжка. Кроме того, лапы колонка меньше опушены и оставляют более вытянутые ясные отпечатки значительно меньшего размера.

Рис. 27 Отпечатки лап и наслед горностая на мокром снегу. На галопе задние лапы попадают точно в отпечатки передних Рис. 28 Отпечатки передней (внизу) и задней лап выдры Рас. 29 Следы выдры: а — на мокром песке (заметен след хвоста); 6 — на рыхлом снегу

Горностай оставляет следы вдвое мельче, чем хорек. Отпечатки его лап обычно парные, а наслед менее прямой. Прыжки его от 20—30 до 40—50 см. Зверек чередует длинные прыжки с короткими, чего хорек не делает. Поисковый наслед горностая неровный. Он изобилует петлями, короткими тычками вправо и влево, всевозможными зигзагами и нырками под снег. Под снегом маленький хищник проходит десятки метров. Охотясь за грызунами и находя себе там убежище, он может не выходить на поверхность Длительное время. Следы ласки очень похожи на следы горностая, но отпечатки ее лап еще мельче. Благодаря незначительному весу ласка не тонет даже в сравнительно рыхлом снегу, а потому поволока и выволока у нее почти незаметны. Она чаще других зверьков бежит прыжками, при которых задние лапы заносит за передние. При этом аллюре по плотному снегу она делает большие для своего роста прыжки, иногда до 60—70 см! Следы европейской норки имеют сходство со следами хорька. Подошвы лап у нее малоопушенные, ступательные мозоли голые, хорошо заметные, а когти несколько короче. Отпечатки лап норки очень четко рисуются на илистой почве или влажном снегу. Они крупнее, чем у хорька, относительно шире, а потому кажутся более округлыми. Наслед норки, двучетка с прыжками в 40—60 см, тянется обычно вдоль берега речки. Зверек часто уходит в полыньи, а при выходе из воды в его следах заметна грязь со дна водоема. Выходя на сушу, норка отряхивается и отжимает воду из меха — трется о траву, камни и другие предметы, а зимой о снег, оставляя на нем характерные следы. Так же, как и хорек, норка с трудом передвигается по рыхлому снегу. Отличить по следам европейскую норку от завезенной в нашу страну американской не удается, хотя последняя и несколько крупнее. Выдра относится к полустопоходящим животным. При ходьбе она не наступает на пятку, которая, в отличие от опорной части лапы, покрыта волосом. Лапы у зверя пятипалые, однако первый палец на задней лапе расположен так, что не всегда оставляет на земле заметный отпечаток. На ходу выдра расставляет пальцы очень ши роко, поэтому следы имеют округлую форму. На мяг ком грунте бывают хорошо заметны отпечатки неболь ших притупленных когтей и плавательных перепонок, доходящих до концов паль цев. Для выдры характерны три аллюра: мелкий шаг. галоп и карьер, Когда зверь идет шагом, на следу видны отпечатки всех четырех лап. При медленном шаге выдра не доносит

заднюю лапу до отпечатка передней, При более быстром шаге от печаток задней лапы может частично перекрывать след передней или даже стоять несколько впереди. Если выдра шла шагом, отпечатки лап располагаются зигзагообразно. Длинный и тяжелый хвост оставляет след в виде прерывистой, а на глубоком сне гу — сплошной извилистой линии. При галопе, как и у боль шинства куньих, задние лапы выдры попадают в отпечатки передних. Длина прыжка в зависимости от глубины снега и скорости хода колеблется от 50 до 110 см. Зверь, бегущий галопом, сильно горбит спину. Наслед при этом — прямая линия с парными отпечатками лап. При беге карьером выдра заносит задние ноги за передние, и на снегу остаются отпечатки четырех лап или трех, если одна из задних лап попадает в отпечаток передней. Зимой след выдры тянется по руслу реки иногда более 1 км, пока она не найдет места, где можно уйти под лед. От одной полыньи до другой зверь часто ходит по своим же следам, набивая торную тропу в виде траншеи. Передвижение по снегу затруднено большой весовой нагрузкой. По данным советского зоолога В, П. Вшивцева, коэффициент нагрузки у выдры (на Сахалине) составляет 80 г на 1 кв. см. На рыхлом снегу этот коротконогий зверь глубоко тонет, причем выволоки и поволоки соединяются в одну глубокую борозду. По неглубокому и плотному снегу выдра приспособилась передвигаться оригинальным способом. Она делает 2—3 скачка, а затем, прижав передние лапы к телу и вытянув задние, скользит грудью и брюхом по снегу, проезжая таким образом 2—3 м, а иногда и больше; затем опять следуют скачки и снова — скольжение. Таким же способом зверь съезжает по заснеженному склону берега реки, оставляя желобообразный след в несколько десятков метров длиной. В литературе упоминается, что таким способом выдра скатывается по крутому склону и летом. Излучины реки звери пересекают из года в год в одних и тех же местах, протаптывая хорошо заметные тропки.

Барсук по следам своей жизнедеятельности во многом отличается от других куньих.

Рис. 32 Отпечатки лап и наслед барсука. На ходу задняя лапа (короткие когти) частично перекрывает отпечаток передней

Несмотря на то что он ведет активный образ жизни только в бесснежный период, следы его пребывания обнаруживаются легко. Он принадлежит к стопоходящим животным, и отпечатки его пятипалых лап с голыми ступнями очень напоминают медвежьи, только уменьшенные во много раз. Так же, как и у медведя, передние конечности у барсука развиты значительно сильнее и снабжены крепкими и очень длинными, несколько притупленными когтями; когти задних лап втрое короче. На мягкой почве, особенно после дождя, на лесных тропах и дорогах, по которым барсук любит ходить, остаются его четкие следы. Обычный поисковый аллюр этого зверя —

мелкий торопливый шаг. Он бежит трусцой, как говорят охотники. Во второй половине лета, когда барсук начинает жиреть, он ходит вразвалку, и на медленном ходу след задней ноги неполностью покрывает отпечаток передней. Каждый парный след представляет собой два ряда когтей, два ряда пальцев и одну пяточную мозоль. Передвигаясь рысью, барсук ставит заднюю ногу в отпечаток передней. Заставить этого зверя перейти на галоп или карьер трудно. Этими аллюрами он передвигается редко. Барсук не преследует быстро бегающих животных, а от врагов уходит в нору или защищается, прижавшись задом к кусту или стволу толстого дерева. Если же удается увидеть следы зверя, пробежавшего карьером, то видно, что он заносит задние ноги за передние, как и большинство других зверей. По снегу барсук почти не ходит. Его следы можно увидеть по первому снегу или среди зимы при длительных оттепелях у норы, в которой он зимует, но чаще всего — весной, когда появляются проталины. В это время барсук часто выходит из норы и бродит в ее окрестностях. Бывает, что он поваляется в снегу, перепачкает у входа глиной и песком и опять уйдет в свое убежище.

Рис. 33 Передняя (слева) и задняя лапы росомахи Рис. 34 Отпечатки лап росомахи

Самый крупный представитель семейства куньих росомаха. Передняя лапа этого зверя несколько напоминает медвежью. Так же, как у медведя, у росомахи, кроме пальцевых подушечек, на подошве не одна, а две ступательные мозоли. Передвигается она галопом, оставляя парные следы. Если зверь спешит, одна из задних лап не попадает в отпечаток передних, и зверь троит. У росомахи широкие ступни, хорошо развитые перепонки между пальцами, и потому она оставляет очень крупные следы. Ширина отпечатка задней лапы около 7 см, а длина до 15 см. След передней лапы несколько меньше. Несмотря на значительный вес (взрослая росомаха весит 10—12 кг), нагрузка на снег у нее невелика и равна 20—30 г на 1 кв. см. Росомаха — плохой охотник. Значительную часть ее рациона составляет падаль, в поисках которой она пробегает десятки километров. Поэтому наслед росомахи обычно имеет большую протяженность.

Очень характерные следы оставляют зайцы. В отличие от большинства других животных они передвигаются только одним аллюром — галопом, а скорость их бега зависит от длины прыжка. Летом, среди густой растительности, следы зайцев обнаружить трудно. Проще поднять самого зверька с лежки или наткнуться на выводок зайчат, да и то в зарослях не успеешь рассмотреть мелькнувшего зверька. В вечерних сумерках зайцы любят бегать по дорогам и тропам, и, если внимательно присмотреться, на мягкой почве можно заметить отпечатки их когтей. Зимой, на снегу, узоры заячьих следов легко обнаружить и в лесу, и на полях.

Рис. 35 Заяц, бегущий по дороге, летом оставляет отпечатки только когтей Рис. З7 Следы зайца на снегу: русак (слева) и беляк

Различают три типа заячьих наследов: кормовой, или жировочный, ходо вой и гонный. Во время кормежки заяц передвигается очень мелкими прыжками. Он вытягивает тело, опус кает передние лапы на землю, а затем, отталки ваясь обеими задними лапами одновременно, как бы подтягивает их к передним. Отпечатки лап на месте жировки плотно лепятся один к другому. По следам видно, что во время еды заяц часто сидит, опираясь только на задние лапы. Ходовой след зайца — это более или менее длинные прыжки, при которых зверь заносит задние лапы за передние. Он ставит их параллельно, а одну из передних лап выносит несколько вперед для устойчивости. Этот наслед спокойный, подошвы задних лап отпечатываются на снегу почти полностью. При быстром беге, особенно когда заяц спасается от врагов, он ставит задние лапы не рядом, а одну несколько впереди другой. В результате отпечатки всех четырех лап гонного следа растянуты и лежат близко к прямой линии. При таком аллюре задние лапы зайца оставляют отпечатки не всей ступни — от когтей до скакательного сустава, а только одних пальцев. Заяц бежит как бы на носках. Несмотря на то что русак крупнее беляка, следы у него мельче. Дело в том, что у беляка, жителя лесов, где снег более рыхлый, лапы шире и больше опушены.

Узкая же лапа русака, жителя открытых пространств, больше приспособлена к быстрому бегу. К слову сказать, у охотников-борзятников особенно ценились собаки с узкой, «русачьей» лапой. Характер наследов беляка и русака различен. Беляк передвигается медленно, короткими прыжками, кормится в одиночку понемногу в разных местах. Правда, около сваленной ветром осины иногда собирается по нескольку особей, они плотно утаптывают вокруг веток снег и усыпают его шариками помета. К середине зимы беляки в местах своего обитания набивают целую сеть торных троп, которыми любят пользоваться и их враги — лисицы и рыси. Рис. 36 Типы наследов зайца: 1 — ходовой, 2 — жировой, 3 — гонный Русак передвигается резвее, так как его лежки обычно удалены от кормовых мест. Жировочные места русака более сконцентрированы, и на них собираются по нескольку зверьков. Эти зайцы не набивают троп, так как на открытых местах снег плотнее и по целине ходить легче. Для обоих видов характерно запутывание следов перед лежкой. Особенно изощренно это проделывает русак. Чтобы сбить со следа потенциального преследователя, он не идет от жировки к лежке прямым путем. Зверек делает петли, многократно пересекая свой путь, «вздвойки», проходя по старому следу 20—30 м в обратном направлении, и «сметки» — большие скачки в сторону. Делая сметку, заяц стремится прыгнуть в кустик, на проталину, в бурьян, где отпечатки его лап менее заметны. Прежде чем залечь, русак делает несколько петель, вздвоек и сметок. Лежку он выбирает в укромном месте и устраивается головой к своему следу, чтобы вовремя заметить врага и успеть незаметно скрыться, пока тот будет распутывать узоры его следов. Беляк тоже делает петли и сметки в сторону от своего старого следа, но во много раз меньше. Зато он забирается на лежку-дневку в такие крепкие места, где не каждому хищнику удается застать его врасплох. Рис. 38 Путь зайца-русака на лежку: I — вздвойка, 2 — сметка, 3 — петля,. 4 — лежка Очень характерные следы оставляет белка. Рис. 39 Следы белки: а — отпечатки передней (слева) и задней лап, б — следы всех четырех лап на рыхлом снегу Задние конечности у нее, как и у зайца, длиннее передних, поэтому она передвигается последовательными единичными прыжками. Пятипалые отпечатки задних широко расставленных лап расположены впереди четырехпалых передних, тесно стоящих рядом. Положение отпечатков не изменяется ни при каком аллюре. Медленно шла белка или быстро, можно различить только по длине прыжков. Если белка передвигается по мелкому влажному снегу, она оставляет хорошо заметные отпечатки длинных растопыренных пальцев, характерных именно для древолаза, с четкими черточками от когтей. При глубоком и рыхлом снеге отпечатки всех четырех лап сливаются в одну общую ямку. На ходу белка часто останавливается, копается в снегу или в опавшей листве.

Рис. 40 Следы прыжков летяги. В отличие от белки отпечатки задних лап располагаются позади передних

До настоящего времени в охотничьей литературе следы летяги ошибочно изображались как уменьшенные следы белки. В действительности же следы этих двух грызунов принципиально различны. Если отпечатки задних лап белки располагаются впереди передних, то у летяги наоборот: впереди находятся следы передних лап.Пожалуй, ни один зверь не оставляет таких заметных следов своего пребывания, как бобр, Плотины, каналы, хатки, подгрызенные и сваленные деревья, кучи хвороста, ветки, очищенные от коры, — все это обращает на себя внимание раньше, чем отпечатки лап самого зверя. И передние и задние конечности бобра имеют по пять длинных, хорошо развитых и подвижных пальцев. Задние лапы, снабженные плавательными перепонками, в 3—4 раза крупнее передних. Отпечатки лап, которые нетрудно обнаружить на илистых берегах в местах обитания этого зверя, обычно бывают нечеткими, размытыми. Внутренние пальцы передних конечностей малы и не всегда оставляют отпечатки. . Следы широких задних лап несколько напоминают следы, натоптанные гусями, однако по расположению пальцев и силе отпечатка видно, что здесь был зверь, а не птица. Следы часто бывают смазаны волочащимся широким хвостом зверя.

Рис. 41 Передняя (слева) и задняя лапы бобра. Коготь второгопальца задней ноги (а) двойной, используется для вычесывания паразитов

Рис. 42 Отпечатки передней (вверху) и задней лап бобра на илистом берегу. Следы смазаны волочащимся хвостом зверя

Следы широких задних лап несколько напоминают следы, натоптанные гусями, однако по расположению пальцев и силе отпечатка видно, что здесь был зверь, а не птица. Следы часто бывают смазаны волочащимся широким хвостом зверя. В местах кормежки хорошо видны вылазы на берег. Если бобр выходит из воды в одном месте несколько раз, трава сильно приминается и вылаз превращается в заметную тропу, По суше бобр передвигается медленно, мелкими шажками, вперевалку. Он горбит спину, так как передние конечности у него короче задних» хвост волочится по земле. Испуганный зверь некоторое расстояние может бежать галопом, спеша к воде, в которой всегда спасается от опасности

Другой широко распространенный в нашей стране зверь, ведущий полуводный образ жизни, — ондатра.

Рис. 43 Следы ондатры зимой на прыжках (слева) шагом. Хорошо заметен след, оставляемый хвостом. (По Н. П. Лаврову)

У этого грызуна также по пять пальцев с крупными когтями на передних и задних конечностях. Подошвы лап голые с хорошо развитыми мозолями. Неполная плавательная перепонка имеется лишь между пальцами более мощных задних лап. Их гребущая поверхность увеличена за счет густых, жестких и упругих волосков, обрамляющих широкую ступню. Следы ондатры на суше, на иле или на снегу можно встретить в период расселения молодняка, при пересыхании или промерзании водоемов, когда зверек вынужден кочевать в поисках новых мест. Передвигаясь шагом, ондатра оставляет широкую дорожку, идет вперевалку. Отпечатки ее широких задних лап полностью перекрывают следы передних, а между следами лап остается волнообразная борозда от волочащегося хвоста. При передвижении скачками ондатра заносит задние лапы за передние и ее наслед напоминает заячий, но при каждом прыжке хвост зверька оставляет короткий ясный штрих.

Все парнокопытные имеют по четыре пальца на каждой из ног. Пальцы расположены парами: впереди более крупные, за ними и несколько выше их, — более короткие и меньшие по размеру, так называемые поноготки. На задних конечностях они расположены выше, чем на передних. Все пальцы заканчиваются ороговевшими копытами.

Рис. 44 Отпечатки копыт лося на твердом и умерено мягком грунте (слева) и на заболоченной почве и снегу (справа) Следы лося, оленей, косули, кабана имеют некоторые общие сходные черты. При ходьбе все эти животные опираются на два средних пальца, а боковые пальцы в одних случаях могут касаться земли и оставлять отпечатки, в других — нет. Однако по размерам и форме отпечатков, а также по характеру наследа опытный охотник безошибочно определяет, какому виду принадлежит след. Следы мощных копыт лося трудно спутать со следами другого животного. Больше всего они напоминают следы скота, но даже у среднего по размеру лося они крупнее, чем у домашнего быка. Опорой зверю служат лишь два пальца — второй и третий, а крайние — первый и четвертый — расположены так, что при движении по твердому грунту не оставляют отпечатков. На мягкой почве, глубоком снегу или когда лось бежит крупной рысью или галопом, крайние пальцы оставляют следы несколько позади отпечатков копыт. При некотором опыте можно научиться отличать след лосябыка от следа лосихи. Длина отпечатка среднего по размеру лося, без отпечатков боковых пальцев, равна примерно 15 (редко 17) см, а ширина — 13 см; у лосихи, соответственно, 14 и 10 см. Таким образом, самцы оставляют более широкие и округлые отпечатки с притупленными концами, а самки — более узкие с острыми концами. При передвижении шагом лось довольно точно ставит заднюю ногу в отпечаток передней, а двигаясь рысью, заносит ее далеко вперед. При быстром беге задние ноги оставляют отпечатки, как и у других животных, впереди передних. Длина шага лося 70—90 см. на ходу рысью — около 150 см, а прыжки при галопе превышают 3 м. Лось — грузное животное. В рыхлом снегу он тонет до земли, сильно бороздит снег и быстро устает. Поэтому, несмотря на высоконогость, звери избегают местности с глубоким снежным покровом. Из районов, где снег достигает 70 см и выше, лоси откочевывают на зиму в более малоснежные места. Сезонные их перекочевки из года в год проходят одними и теми же путями.

Рис. 46 Наслед благородного оленя: у самца отпечатки носками наружу (слева), а у самки прямо или немного внутрь

По характеру отпечатков следы благородного оленя сходны со следами лося, во уступают им по размеру, достигая в длину 10—12 см. Такие размеры следа у лосягодовика. Но у взрослого оленя след округлый, а у годовалого лося — узкий, заостренный. Кроме того, у оленя чаще, чем у лося (иногда и на твердом грунте), заметны следы поноготок, отпечатки которых располагаются позади отпечатков копыт. При спокойном шаге расстояние между отпечатками у взрослого оленя составляет 50—70 см, а в галопе 3—6 м. Такие скачки недоступны не только годовику, но и взрослому лосю. У самцов оленя промежуток между следами правой и левой пары ног, как и вся дорожка следов, шире, чем у самок. Кроме того, у самцов отпечатки направлены носками наружу, а у самок они смотрят прямо или немного внутрь. Следы косули схожи со следами оленей, но значительно мельче их и менее округлы. Боковые пальцы у этого зверя, особенно на задних конечностях, расположены выше, чем у оленей, и оставляют

отпечатки только при передвижении карьером. Нужно также иметь в виду, что при этом аллюре косуля шире раздвигает копыта. Она высока на ногах, а потому и шаг у нее относительно отпечатка следа шире. При спокойном передвижении он составляет 45—50 см, на легком карьере ее скачки равны ' почти 2 м; когда же ее преследуют враги, она делает колоссальные прыжки, превышающие 7 м! Различия в строении копыт самца и самки настолько незначительны, что практически определить пол зверя по следам не представляется возможным. У северного оленя все пальцы очень подвижны и могут широко раздвигаться. Копыта средних пальцев уплощенные и широкие. По наружному очертанию они образуют почти правильный круг. Боковые пальцы посажены низко и при ходьбе касаются земли. На мягком болотистом грунте или на рыхлом снегу олень сильно раздвигает копыта и, опираясь на все четыре пальца, оставляет широкий след. На медленном ходу длина шага оленя равна 50—60 см, на рыси достигает 120 см. Галоп — редкий аллюр северного оленя. В отличие от оленей кабан при передвижении опирается не только на два средних пальца, но и на два крайних — первый и четвертый, причем следы от них часто остаются и на твердой почве. Поноготки кабана крупнее, чем у других копытных, весьма подвижны и широко расставлены.

Рис. 47 Отпечатки копыт кабана. На ходу задние копыта обычно попадают в отпечатки передних Рис. 48 Следы диких поросят. В отличие от взрослых животных у поросят второй и пятый пальцы отпечатков не оставляют

Рис. 49 Следы кабана на разных аллюрах: 1 — на ходу, 2 — на рыси, 3 — на карьере

Они оставляют отпечатки по обе стороны от копыта, а не сзади, как у оленей, когда они идут по мягкому грунту. Интересно отметить, что у поросят в первые месяцы жизни боковые пальцы не являются опорой и не оставляют отпечатков. Следы кабана можно отличить от других копытных и по соотношению длины шага и величины самого отпечатка. Шаг у кабана короче, чем у теленка лося, а отпечаток копыта вдвое крупнее. Размер следа передней ноги кабанасекача достигает 15—18 см при таком же примерно расстоянии между крайними пальцами. Длина шага взрослого зверя на медленном ходу около 40—50 см. Отпечатки отдельных следов расположены вразвалку, елочкой, потому что зверь широко расставляет ноги. Когда кабан бежит рысью, расстояние между отдельными отпечатками увеличивается до 90 см и они вытягиваются почти в прямую линию. Задние ноги при передвижении шагом или рысью зверь ставит в следы передних, а при быстром беге —

галопом или карьером — заносит их за передние, причем отпечатки их располагаются не рядом, а несколько наискось друг к другу Скачки кабана при этом аллюре могут достигать 1,5—2 м. Зимой изза коротконогости кабан волочит ноги и пропахивает в снегу сплошную борозду. Уже при глубине снега в 30—40 см стадо кабанов старается идти гуськом или использовать свои старые следы. В более глубоком снегу звери передвигаются медленно, а в местах кормежки пробивают в его толще целые траншеи. Рис. 50 Тропа кабанов по глубокоснежью (прошло 11 особей) Среди пернатой дичи наиболее интересны дикие куриные, так как по сравнению с другими птицами они чаще оставляют следы на земле и снегу. Рис. 51 Отпечаток лапы глухаря: 1 — летом, 2 зимой Следы глухаря схожи со следами домашних кур, но значительно крупнее их. Они представляют собой отпечатки трех пальцев с хорошо заметными круп ными когтями. Средний палец направлен вперед, а два боковых расставлены широко, почти под прямым углом к нему. Четвертый, задний, палец оставляет отпечаток в виде неболь шого продолговатого углубления, направленного внутрь, что помогает раз личать следы левой и пра вой лап.

Рис. 52 Следы тетерева

К зиме пальцы глухаря, как и у некоторых других тетеревиных, обрастают особыми роговыми образованиями, так называемыми бахромками или гребенками. Эти роговые выросты помогают птицам лазать и удерживаться на заснеженных, а временами и обледенелых ветвях деревьев при добывании зимних кормов. Изза гребенок глухариный след на снегу кажется расплывчатым, пальцы несоразмерно толстыми. Летом после линьки гребенки на пальцах пропадают, и след на влажной почве рисуется яснее и четче. Отпечаток лапы глухаряпетуха равен 12 см, копалухи — около 7—9 см. При спокойном передвижении шаг птицы равен почти 20 см, причем следы располагаются не по прямой, а елочкой, точно птица шла переваливаясь. При пробежке шаг увеличивается в 2—3 раза и отпечатки располагаются по прямой линии. Следы тетерева от глухариных

отличаются тем, что у первого боковые пальцы не так широко расставлены и отходят от среднего пальца под меньшим углом. Длина следа от когтя среднего пальца до когтя заднего равна 6—8 см. Так же, как и у глухаря, пальцы у тетерева к зиме обрастают бахромками и на следу кажутся более толстыми. Самый маленький представитель тетеревиных нашей фауны — рябчик. Его следы равняются 4—5 см. Боковые пальцы его лап оставляют отпечатки под еще более острым углом по отношению к отпечатку среднего пальца. Задний палец рябчика, который длиннее, чем у других тетеревиных, оставляет резкий отпечаток. Летом глухарь, тетерев и рябчик ведут наземный образ жизни. Отпечатки их лап можно встретить в местах, где сухая почва лишена травы, и птицы устраивают там порхалища, или на берегах ручьев и на дорогах, где они собирают мелкие камешки — гастролиты, способствующие перетиранию в желудке жестких грубых кормов. Зимой, с выпадением снега, птицы переходят в основном на древесный образ жизни и мало оставляют следов на снегу. Лишь по первозимью, когда растительность неполностью скрыта снегом, можно видеть следы птиц, кормящихся на земле. Глухари любят лакомиться можжевеловыми ягодами, и по их крупным следам видно, как птицы обходят куст за кустом, общипывая ягоды, до которых в состоянии дотянуться. Тетерева держатся стаями. Иногда они вылетают на окраины полей, оставляя длинные цепочки своих следов на жнивье, склевывают сохранившиеся зерна овса и других злаков. Рябчики, пока снега не заглубели, оставляют следы на черничниках. Вообще они ходят по снегу чаще, чем глухарь и тетерев. Белая куропатка в отличие от своих сородичей и летом и зимой ведет наземный образ жизни. Эта птица исключительно хорошо приспособлена к передвижению по рыхлому снегу. Ее пальцы летом снизу голые, к осени обрастают густым, плотным пером, что увеличивает опорную площадь птицы. По данным профессора А. М. Формозова, весовая нагрузка у белой куропатки равна 14—15 г на 1 кв. см, а потому, передвигаясь по рыхлому снегу, птица глубоко не тонет. Отпечатки ее лап изза густой опушенности пальцев не имеют ясных границ, и след, оставленный птицей, представляет собой сплошную дорожку шириной около 10 см. Кормовые наброды куропаток как узорами обрамляют кустарники в низах и на опушках леса и тянутся на сотни метров. По свежему снегу птиц можно разыскать на кормежке, но не на ночевке: перед тем как зарыться на ночь в снег, стайки куропаток всегда делают небольшой перелет на новое место. Следы серой куропатки (она относится к семейству фазановых) имеют размер около 4 см. Отпечатки ее лап своей четкостью напоминают следы голубей, но пальцы у них расставлены несколько шире, а следы когтей — заметнее. У этой сугубо наземной птицы лапы не обрастают ни бахромками, ни пером, а потому ее след зимой на влажном снегу такой же четкий, как и на дорожной пыли летом. При передвижении шагом или бегом отпечатки лап серой куропатки располагаются по одной прямой линии. Стайки куропаток на кормежке передвигаются развернутым строем, и по параллельным следовым цепочкам можно под-считать число птиц в стае. Серая куропатка совершенно не способна передвигаться по глубокому и рыхлому снегу. Весовая нагрузка у этой южанки втрое больше, чем у белой жительницы тундры и тайги.

Следы кормовой деятельности

 

При поиске пищи и преследовании добычи животные оставляют самые разнообразные следы. Хищные звери, поймав какуюнибудь жертву, оставляют на месте ее добычи или поедания шерсть, перья, кости, а то и часть недоеденной туши. Некоторые хищники утаскивают добычу, заготавливают пищу впрок, устраивают кладовые. Растительноядные животные на месте своих жировок оставляют примятую траву, обкусанные ветки, обглоданную кору, обгрызенные шишки и другие следы, выдающие их пребывание. По всем этим признакам опытный охотник определит, какое животное оставило след, постоянно или временно оно здесь находится, когда и где его найти. Иногда у остатков пищи охотник расставляет ловушки, капканы или сторожит приход зверя с ружьем. В первую очередь нужно уметь отличать кормовые или жировочные следы животных от их обычных, ходовых наследов. В предыдущей главе были подробно описаны характерные наследы волков при различных аллюрах. Следы показывают, что поведение этого хищника при преследовании добычи несколько отлично от простого передвижения. Чаще всего по следам можно наблюдать охоту волков на зайцев. Обычно в тех местах, где бывают заячьи лежки, в мелколесье с густым еловым подростом волки (если их группа) расходятся развернутым фронтом и прочесывают угодья, чтобы поднять зайца с лежки и перехватить его накоротке. Рис. 53 При глубоком снеге под тонким настом покопки мышкующей лисицы имеют вид узкой ступы (а); место отпечатка передней лапы (х) и предполагаемая ситуация (справа) Длительную погоню хищники не ведут и зайца, которого не успели поймать в первый момент, не преследуют. Если волков двое, то один из них чаще всего движется по лесной тропе или по просеке, а второй идет стороной, стараясь поднять с лежки или спугнуть кормящегося зайца и выгнать его на партнера. Видимо, волки учитывают, что спугнутый заяц на первых порах использует, как правило, дорогу или просеку. Так же, развернувшись широким фронтом, двигаются волки и в тех угодьях, где на лежке или на кормежке можно встретить лося. Нередко по следам можно пронаблюдать, как волки сгоняют с лежек одновременно несколько лосей. По какимто признакам хищники выбирают одну жертву и, не обращая внимания на других животных, дружно устремляются за ней. Преследуя жертву, хищники бегут карьером; прыжки их достигают 2 м. Лосиного следа придерживается обычно один волк, остальные следуют стороной и при малейших поворотах жертвы стараются сократить до нее расстояние, срезая углы. При погоне хищники быстро устают, некоторые из них переходят на шаг, отстают от товарищей и даже садятся отдыхать. Если лось выдерживает погоню в 3—4 км, он спасен. Волки перестают его преследовать. По следам бывает видно, если лоси от волков не убегают, а начинают обороняться, хищники успеха обычно не имеют. Вообще взрослый лось для волка нелегкая добыча. Чаще всего жертвой становятся молодые животные в возрасте до 1,5 лет. Среди взрослых зверей от хищников гибнут в первую очередь самки, а также больные, ослабевшие от ран и травмированные животные. Лисица при поисковом ходе идет легкой рысью, и цепочка ее следов при этом очень извилиста. Она часто меняет направление, подходит ко всем выдающимся над поверхностью снега предметам — холмикам, столбам, пучкам бурьяна, стогам сена, скирдам соломы, а если последние с одной стороны имеют намет снега, лисица не преминет забраться на вершину. На пути мышкующей лисицы остаются следы ее покопок. При глубоком снеге они имеют вид воронок, на дне которых иногда можно заметить (если бросок лисицы был удачным) капельки крови и клочки шерсти пойманной полевки. Хищница не перестает мышковать даже тогда, когда глубокий снег покрывается тонким настом, едва выдерживающим ее вес. В это время покопки лисицы имеют вид узкой ступы, в которую она опускается почти целиком: на поверхности видны лишь хвост да задние ноги. При прочном насте лисица может мышковать лишь возле стогов сена, скирд соломы, в которых концентрируются на зиму полевки. В эту пору характер ее наследов становится иным. Она уже не оставляет замысловатых узоров своих следов на открытых полях. Поисковый наслед теперь более прямолинейный, суточные переходы длиннее: хищница охотится за крупной дичью — боровой птицей, зайцами или разыскивает падаль. К трупу погибшего лосяподранка или к внутренностям этого зверя, брошенным охотниками, лисицы набивают целые тропы. Нередко лисицу можно увидеть на следах волка или рыси. Из осторожности она идет не за хищником, а по его следу «в пяту», в надежде воспользоваться остатками пищи более сильного собрата. Поисковый наслед рыси тоже значительно отличается от обычных переходов зверей. При поиске добычи рысь больше использует слух, чем зрение. Для выслушивания жертвы звери часто взбираются на какиенибудь высокие предметы (заснеженные пни, колодины, отвалы у дороги) и подолгу сидят на них. Рис . 54 При поиске добычи рыси подолгу сидят, как, бы выслушивая жертву: следы и лежки двух рысей (вверху) и предполагаемая ситуация Рис. 55 Рыси приспособились приближаться к добыче под прикрытием снежных придорожных валов; следы рыси на дороге (вверху) и предполагаемая ситуация По следам нередко можно заметить, что зверь вдруг переходит на мелкий шаг, временами ложится, подбирая под себя лапы, или движется, чутьчуть переставляя ноги и бороздя снег грудью. Через несколько десятков метров такой след обычно приводит к жировке зайцев. Значит, издали учуяв или заслышав кормящегося зверька, рысь пыталась незаметно перейти к нему. Когда хищнику удается приблизиться к добыче на расстояние одногодвух десятков шагов, он пытается поймать жертву внезапным броском. При переходе от одной заячьей жировки к другой рысь обычно придерживается следов жертвы, и создается впечатление, что она вытрапливает добычу.

Рис. 56 Неудачная охота куницы: 1 — поиск, 2 — скрадывание добычи 3 — бросок па птицу, 4 взлет тетерева

Лесная куница, выслеживая жертву, не скачет, как обычно, легким галопом, а крадется мелкими шажками, и отпечатки лап ее располагаются не по одной линии, а зигзагом, в елочку. Вдогонку за жертвой куница скачет карьером, оставляя следы трехчетки и четырехчетки. Жировочные следы зайцев легко отличить от обычных ходовых или от следов, ведущих к дневке зверька, о чем уже говорилось в предыдущей главе. Присутствие животного выдают и остатки его пищи. Насытившись, зверь может оставить на открытом месте часть своей жертвы; иногда он уходит от добычи, чемнибудь потревоженный, но чаще после его трапезы остаются малопригодные для дальнейшего использования остатки: кости, шерсть, перья, рога, копыта и пр.

Места успешной охоты лисицы можно заметить по кучкам перьев. Основания маховых и хвостовых перьев бывают обгрызены, что характерно именно для этого хищника. Скорлупки разграбленного утиного или тетеревиного гнезда также выдают лисицу. У выпитых или выеденных ею яиц на скорлупе в 1,5 см друг от друга остаются два отверстия от ее клыков. Пойманного зайцабеляка весом 2,5—3 кг взрослая рысь съедает в два приема, после чего остаются только шкурка, содержимое желудка, часть кишечника и лапы. Нередко у места трапезы рядом со шкуркой зайца в одной кучке лежат все четыре лапы зверька. Из этого правила бывают и исключения — лапу беляка можно обнаружить и в желудке рыси. Эти же части тела и наиболее крупные кости рысь оставляет при поедании косули. Весной и в начале лета медведю иногда удается задавить лосенка. Такая добыча поедается хищником почти целиком. Остаются ноги с копытами, обрывки шкуры, кости черепа с зубами жертвы, лопатки с характерными сквозными дырками от медвежьих клыков. Волки, многократно возвращаясь к месту удачной охоты, используют свою добычу полностью. На месте остаются лишь шерсть жертвы и осколки костей. В местах мышкования песца или лисицы хорошо заметны ямки, через которые хищники ловили грызунов. Там, где был схвачен и съеден лемминг или полевка, нередко остаются капельки крови, а порой желудок жертвы и его содержимое. Во время кормежки лисица часто выхватывает из снега землероек, реже кротов, давит их, но поедает лишь в годы низкой численности мышевидных грызунов, когда других кормов не хватает. Мелкую добычу хищники поедают целиком без остатка, и определить, насколько удачной была охота, не всегда удается даже на белой тропе. Звери, ведущие полуводный образ жизни, поедают корм на берегу в определенных местах, оставляя заметные следы своего пребывания. Ондатра устраивает так называемые кормовые столики — сухие места на берегу, кочки среди воды или на заломах тростника, куда затаскивает стебли и корневища водных растений. На кормовых столиках изредка встречаются остатки и животной пищи—панцири моллюсков, остатки раков и лягушек, которых она поедает в водоемах с обедненной растительностью. На водоемах, заселенных выхухолью, вблизи нор зверька встречаются остатки его пищи в виде раковин двустворчатых моллюсков. В «столовых» выдры, которые она устраивает на крупных камнях, торчащих из воды, стволах упавших в воду деревьев и, реже, прямо на берегу, бывают остатки рыб и лягушек. Таких мест у выдры много, но посещаются они нечасто, что связано с обширностью ее участка обитания. Нередко хищные звери поедают свою добычу не там, где она была поймана, а перетаскивают ее в более тихое, укрытое место, куданибудь в густые заросли либо в свое убежище. При перетаскивании на снегу, а иногда и на лесной подстилке остается след волока. Очень характерный след оставляет на снегу рысь, когда несет зайца. Захватив жертву поперек тела и высоко подняв голову, рысь идет широко расставляя ноги. Если снег глубок, лапы зайца волочатся либо чиркают по снегу при каждом шаге хищника. Время от времени рысь останавливается, опускает жертву на снег и перехватывает ее поудобнее. Очень заметный волок оставляет медведь, когда перетаскивает тушу лося или домашнего скота. Этот след сохраняется долгое время, и по смятой, вырванной с корнем, увядшей, а затем подсохшей траве, которая меняет свой цвет, легко проследить, где зверь напал на свою жертву и куда ее оттащил. Иногда медведь скрывает свою добычу и использует ее не сразу. Он заваливает ее хворостом, мхом, землей и, если его не потревожить, устраивается на лежке гденибудь поблизости. Тигр также затаскивает добытого оленя или кабана в густые заросли. На месте обычно остаются большие лоскуты шкуры жертвы, а широкий волок указывает, куда ее утащили. Перетаскивая тушу через валежник, тигр сдвигает с места даже примерзшие, покрытые снегом тяжелые, колодины, на сучках которых остаются куски мяса. Стая волков, добыв крупное животное, иногда расчленяет тушу на части и растаскивает ее в разные стороны, пряча под валежником, хворостом, забрасывая землей. Создается впечатление о непомерной прожорливости волка, кажется, что 3—4 хищника уничтожили целую гору мяса. Фактически же на месте ими была съедена лишь небольшая часть туши, а основная — кусками по 6—8 кг — запрятана в радиусе 200—300 м от места гибели животного. Проследить потаски волков по чернотропу трудно, и захороненные куски может помочь обнаружить только опытная собака. Если лисице удается найти падаль или тушу животного, добытого более крупным хищником, она тоже растаскивает куски, закапывает их в землю или в снег, пользуясь при этом больше носом, чем лапами. Потаски можно увидеть и на следу лесной куницы. Крупную жертву (глухаря или зайца) ей далеко не утащить, а рябчика, которого она съедает только частично, хищница тащит в укромное место, куданибудь под пень или валежину, но чаще затаскивает на дерево и прячет в дупле, беличьем гайне или просто в ветвях. Потаск прослеживается и по следу, и по перышкам, выпавшим из тушки птицы. Зимой можно наблюдать перетаскивание добычи лаской или горностаем. Сбоку от следа этих мелких хищников заметны отдельные отпечатки, полоски от волока, оставляемые добычей — полевкой или водяной крысой. Если пройти по следу волока, он обязательно приведет к убежищу, куда хищник затащил свою жертву. Разыскивая пищу, животные оставляют на почве следы в виде покопок и пороев. Покопки бывают различные как по величине, так и по форме. Самые большие следы подобного рода оставляет кабан. Особенно сильно выделяются его порой на фоне снега в начале зимы и весной с появлением проталин. Кабаны вспахивают почву на глубину от 10 до 30 см. Поднятый дерновый слой почвы, где кормилось стадо диких свиней, занимает десятки квадратных метров и долгое время имеет неприглядный вид. (Многочисленные покопки встречаются в местах кормежки барсука. Они имеют вид ступообразных ямок глубиной 15—20 см, зверь выкапывает их в поисках личинок насекомых, корешков и луковиц растений. Похожие ямки, только более мелкие и широкие, выкапывает енотовидная собака. Очень часто у раскопанных кочек или в ямках под пнем бывают разбросаны обрывки гнезд земляных ос, до которых большие охотники барсук, енотовидная собака и лисица. Медведь также выкапывает гнезда земляных ос и шмелей. Даже при беглом осмотре, по размеру вырытой ямы, разбросанным камням и сучьям, перекусанным и порванным корням видно, что здесь работали не мелкие хищники, а сам хозяин леса. Обитание некоторых животных выдают погрызы коры на деревьях. Кора является сезонным кормом для зайца, бобра, лося, многих оленей и других животных. По характеру погрыза, его форме, размерам можно установить их «автора». Самые мелкие погрызы принадлежат мышевидным грызунам. Водяная крыса, полевка, лесная мышь поедают кору осины, тополя, ивы, фруктовых деревьев. Иногда они «окольцовывают» дерево, отчего оно засыхает. Резцы этих грызунов оставляют на коре мелкие парные дорожки. Питаются мышевидные грызуны корой чаще всего зимой, обгрызая ее ниже уровня снега, так что их погрызы обнаруживаются только весной. Объедая кору, они редко прихватывают древесину. Беляк и русак, обладающие более мощными резцами, оставляют глубокие погрызы и вместе с корой захватывают верхний слой древесины. Веточки и молодые побеги осины, березы, рябины, ивняков и других кустарников толщиной в полкарандаша зайцы поедают полностью. Летом зимние погрызы зайцев оказываются нередко на высоте 1—2 м от земли. Достать корм так высоко помогает им слой снега и кухта, под тяжестью которой деревца согнулись, став доступными для зайцев. Если в лесу или на вырубке ветер свалит осину или сломает ее вершину, беляки собираются в этом месте на пиршество. Через некоторое время они обгрызают все сучки упавшего дерева и сам ствол в тех местах, где он покрыт негрубой светлозеленой корой. В период питания веточными кормами кора — важный компонент в рационе лося. Объедая кору осины, рябины, черемухи и других лиственных пород (иногда и ели), лоси оставляют на стволах деревьев длинные узкие борозды — следы нижних резцов, будто ктото срезал кору узкой стамеской. С ветлы и ивы лось иногда сдирает целые ленты коры. Ухватив резцами кору на высоте морды, лось, отступая от ствола, отдирает длинную полосу. Следы лосиных зубов на коре наиболее часто бывают заметны на высоте от 1 до 3,5 м. Примерно такие же следы оставляют при поедании коры и другие олени, кроме косуль, которые кору не гложут. Рис. 57 Зимой лоси поедают кору не только лиственных, но и хвойных пород. Следы кормежки в ельнике Одним из главных потребителей коры является бобр. В местах своего обитания этот зверь оставляет настолько ясные следы, что их не пропустит даже мало сведущий в следопытстве человек. Мощными резцами бобр способен срезать дерево метровой толщины, но обычно довольствуется деревьями диаметром 10—30 см с менее грубой корой. Подгрызая дерево, бобр сидит на задних лапах, упираясь передними в ствол. В книгах часто пишут, будто бобр намеренно валит дерево всегда в сторону воды. В действительности это не так. Часть деревьев падает вершиной от реки, осложняя зверю перетаску ветвей к воде. В воду дерево падает чаще лишь потому, что в связи с уклоном берега зверек подгрызает ствол ниже именно со стороны реки, да и наклонено дерево обычно в сторону воды, так как большая часть ветвей тянется к свету. Следы резцов бобра имеют вид ' параллельных борозджелобков, как будто сделанных полукруглой стамеской. Осина диаметром до 30 см может быть свалена бобром за одну ночь. К более толстому дереву или к дереву более твердой породы зверь возвращается в течение нескольких ночей. Иногда по разной ширине следов от резцов, оставшихся на пне сваленного дерева, видно, что здесь работали два бобра. В некоторых случаях бобры валят деревьев больше, чем могут использовать. Порой у колонии бобров можно увидеть целую лесосеку, причем деревья остаются нетронутыми там, где они упали. Повидимому, такие «сплошные рубки» бобры производят для осветления берега, чтобы на нем лучше развивался травостой. Однако сваленные бобром осины не пропадают зря: осенью осиновую кору поедают лоси и зайцыбеляки.

Рис. 58 Шишки ели, «обработанные» белкой (слева) и дятлом

В лесу под крупными деревьями часто встречаются растрепанные или обшелушенные шишки ели, сосны и других хвойных пород. Это следы пребывания дятлов, клестов и белок. Научиться' отличать шишку, погрызенную белкой, долбленную дятлом или растрепанную клестом, нетрудно. Белка, добывая семена из шишки, скусывает чешуйки у самого основания, и от шишки остается голый стержень с 4—6 чешуйками на вершинке. Если она шелушит шишку на вершине дерева, чешуйки разлетаются, а стержень падает. Кислую (прошлогоднюю) шишку, найденную на земле, белка шелушит, сидя на .

пеньке, стволе упавшего дерева или прямо на снегу, если он плотный. В этих случаях чешуйки и стержень шишки остаются в одной аккуратной кучке Итак, белка, в отличие от других семеноядов, срезает чешуйки у самого стержня шишки. У шишки, обработанной дятлом, чешуйки почти все сохраняются, они оттопырены ударами клюва птицы и некоторые из них расщеплены. Шишки, из которых добывал семена клест, по виду можно поставить между беличьими и дятловыми. Часть чешуек оборвана, словно размочалена, часть болтается, оборванная наполовину, а некоторые чешуйки вообще нетронуты. Кроме того, клест не отделяет шишку от ветки так чисто, как белка. Он отрывает ее с кусочком ветки и небольшим пучком хвои.

Рис. 59 Наслед белки: а — голодный зверек идет на кормежку (поедной след), б — сытая белка возвращается в гайно (гаевой след)

В годы, когда на деревьях шишки нет, белка голодает. Зверьки кочуют в поисках более кормных мест, но с наступлением морозов миграции прекращаются и белки оседают в тех угодьях, где их застает зима. Они перебиваются, питаясь малокалорийными кормами, например, почками различных деревьев, в частности ели. В такое время под елями можно увидеть массу зеленых кончиков веток длиной 5—6 см. Если внимательно рассмотреть эти веточки, можно заметить, что они без верхушечных почек. Это работа белки. Зверек скусывает кончик еловой ветки и, удерживая его в передних лапах, выедает почки. «Белка лапку стрижет», — говорят охотники в таком случае. Значит, хорошей охоты зимой не жди. В глубокоснежных районах Сибири, где охотиться с собакой можно только в первой половине зимы, охотникипромысловики пользуются для добывания белки ее следами и различают по ним, сытым или голодным был зверек. След зверька,

идущего на кормежку, называют «поедным», а возвращающегося в гнездо — «гаевым» Следы эти различаются по длине прыжков и постановке задних лап. Голодная белка, выходя на кормежку, оставляет неровный, зигзагообразный наслед с большим количеством покопок. Отпечатки задних лап располагаются почти параллельно друг другу или чуть-чуть раскинуты в стороны. Длина прыжка от 20 до 40 см. Это поедный след, и ведет он к группе деревьев, на которых зверек кормится. Гаевой след, ведущий от места кормежки к гайну, иного характера. Сытая белка ставит задние лапки вразброс — елочкой, а расстояние между прыжками не превышает 20 см. Один из признаков присутствия в угодьях медведя — разрытые им муравейники. В лесах Нечерноземья после выхода хищника из берлоги муравьи служат ему важным кормом. Ранней весной, несмотря на ночные заморозки и снежный покров, вершины крупных муравейников освобождаются от снега и насекомые начинают вести активную жизнь. Судя по следам, медведь улавливает запах пробу дившихся муравьев на расстоянии свыше 100 м. В это время его следы ведут от одного муравейника к другому. Хищник довольно грубо расправляется с муравейником, широко разбрасывает материал, из которого он построен. Правда, разрытые весной муравейники восстанавливаются быстро. Но в годы, когда в лесу ягод мало, медведи раскапывают муравейники до глубокой осени, и такие муравейники восстанавливаются хуже, а то и совсем пропадают. Сказанное относится к крупным лесным муравьям. Но кроме них медведи поедают мелких рыжих, луговых муравьев, которые появляются в моховых кочках на открытых, хорошо прогреваемых солнцем местах — опушках леса, полянах, лесных луговинах. Этих муравьев медведь поедает обычно в первой половине лета. Кочки, разрытые им, легко заметить, так как они резко выделяется на фоне зелени. В поисках муравьев-древоточцев и личинок некоторых жуков, главным образом мясистых личинок жука-усача, медведь разбивает и переворачивает гниющие колодины, сдирает кожу с лежащих на земле стволов и старых пней. На лесных луговинах он иногда задирает дерн большими пластами, свертывая его трубкой. Здесь он находит личинок разных насекомых, гнезда полевок, съедобные корешки растений. На опушках леса встречаются раскопанные медведем норы полевок, а у водоемов — ондатры. В Сибири хищник разрывает норы бурундуков не только с целью поимки этого грызуна, но и для того, чтобы попользоваться его запасами, состоящими нередко из 4—5 кг отборных кедровых орехов. Раскапывая нору ради такого лакомства, медведь раскидывает огромные валежины и выворачивает из земли крупные камни. На лесных полянах и луговинах по долинам речек и ручьев медведь в начале лета питается крупнотравьем. Здесь внимание привлекают размочаленные на месте скуса стебли зонтичных растений (борщевик, дягель, дудник), а также хорошо заметные тропы и разовые кормовые наброды этого хищника. В таких же угодьях и, кроме того, на вырубках и гарях летом кормятся высокотравьем и лоси, предпочитая кипрей, дудник и другие зонтичные растения. Высоконогому лосю трудно поедать низкорослую растительность, поэтому он скусывает в основном верхушки трав. При поедании водно-болотных растений (хвощи, рогоз, вахта, осока, кувшинки, калужница) лоси заходят в воду. На месте кормежки в воде обычно плавают обрывки корневищ и листья этих растений. Во второй половине зимы лоси в некоторых районах полностью переходят на питание побегами и хвоей сосны. Обкусывая верхушечные и боковые побеги молодых сосенок, обдирая кору и обламывая верхушки деревьев, лоси приносят значительный вред посадкам этой культуры. Там, где в посадках кормились лоси, хороший строевой лес не поднимается. Следы кормежки лосей сохраняются долго в виде сухостоя, сломанных деревьев, а выжившие сосенки вырастают искривленными или с двумя вершинами.

В лесу и на зарастающих лесосеках можно встретить участки, где молодые осины пригнуты к земле, вершинки их сломаны и объедены. Здесь кормился медведь. В июне-июле листва молодых осин занимает видное место в рационе хищника. Чтобы добраться до верхушки деревца, он поднимается на задние лапы, передними обхватывает ствол, тянет его на себя и нередко ломает. Излом бывает низко, в полуметре или метре от земли. Если дерево оказывается крепким, медведь, сгибая его, упирается в ствол одной из задних лап. Таким образом ему удается заломить довольно крупные осины. У излома диаметр ствола может достигать 8—10см, а длина сваленного дерева 12—14м. Но чаще медведь заламывает или пригибает к земле более молодые деревца. Объедая листья только с самой верхушки, зверь скусывает листовую пластинку, оставляя черешок на ветке. На стволах осин, которые наклонял медведь, всегда бывают заметны следы его когтей. Лоси тоже охотно поедают листву молодых осин. Если лось не может дотянуться до верхушки дерева, он наваливается на ствол грудью, сгибает его массой своего тела, а потом, пропуская ствол между ногами, объедает листья. Многие деревца при этом остаются согнутыми или л ломаются. В отличие от медведя лось объедает не только листья вместе с черешками, но и концы нежных молодых веток. В конце лета и осенью подобные следы медведь оставляет при кормежке ягодами рябины и черемухи. Молодые деревца этих пород он заламывает прямо у корня, и они погибают. У более крупных деревьев он ломает лишь те ветки, до которых может дотянуться, поднимаясь на задние лапы. По-иному поступает черный гималайский медведь, обитающий у нас на Дальнем Востоке. В этом благодатном крае кроме обыкновенной черемухи есть черемуха Маака — крупное дерево, ствол которого в состоянии выдержать медведя в центнер весом. Когда поспевают ягоды, на деревьях появляются нагромождения ветвей наподобие огромных гнезд. Местные охотники называют такие образования «беседками» и считают, что медведь устраивает их для отдыха. В действительности эти гнезда медведи делают непреднамеренно. Забравшись в крону дерева и усевшись на тех ветвях, которые выдерживают его вес, медведь подтягивает к себе более тонкие ветки с ягодами. Обобрав ветку, медведь подминает ее под себя и принимается за следующую. Когда медведь таким образом оберет все ближайшие к нему ветки, под ним образуется подобие гнезда. У бурого медведя детеныши отлично лазают по деревьям, спасаясь на них от опасности, но с возрастом теряют эту привычку. Кормятся бурые медведи только тем, что могут достать с земли. Гималайский же медведь сохраняет способность к лазанью в течение всей жизни. Особенно заметны следы кормежки медведя в малиннике, где он мнет и ломает кусты, отчего в зарослях образуются широкие коридоры. Следы посещения этим хищником других ягодников — черничников и брусничников — менее заметны и доступны глазу лишь опытного наблюдателя. Здесь его пребывание выдают в основном кучи помета, о чем будет сказано ниже. Очень характерны следы кормежки медведя на овсах. Рис. 60 Следы кормежки медведя на овсяном поле В местах, где посевы его расположены вблизи лесного массива, овес — важный нажировочный корм медведя. Звери начинают посещать овсы во второй половине августа, когда зерно находится в стадии молочно-восковой спелости. В годы с обильным урожаем ягод они перестают ходить на овсы, когда зерно становится грубым, но, если естественных кормов не хватает, посещают овсяные поля до уборки урожая. Следы медведей на овсяном поле заметны очень хорошо. Это целые дорожки, а иногда и площадки, на которых все растения примяты. Кормящийся медведь перемещается по овсу медленно; загребая пучок стеблей то справа, то слева, сдергивает или, как говорят охотники, осморгивает зерно с захваченных стеблей. На Европейском Севере есть еще меткое выражение — медведь бруснит овес, т. е. сдергивает зерно с метелки, подобно тому, как человек сдергивает ягоды брусники с кисточки. Овес, потравленный медведем, нельзя спутать с овсом, потравленным скотом. Домашние животные поедают зерно вместе с метелкой, а медведь оставляет ее на соломине. Некоторые животные, заготовляя корма впрок в период их обилия, оставляют заметные следы своей деятельности. Рис. 61 Подосиновик, погрызенный белкой Так, в конце лета в лесу часто встречаются грибы со следами резцов белки на шляпке. Белка не только поедает грибы в свежем виде (около 45 видов), но и сушит их на зиму. Чаще всего они используют для этого маслята и опята. Срывая гриб вместе с ножкой, грызун укрепляет его в развилке сучков для просушки. На 25 кв. м встречалось до 40 развешанных белкой грибов. Интересно заметить, что зверьки развешивают грибы даже тогда, когда кочуют, словно заботясь о тех своих сородичах, которые будут зимовать в этих местах. Бобры на зиму заготавливают корм в виде больших куч ивовых прутьев и ветвей других лиственных пород, сложенных на берегу у самого уреза воды и частично затопленных. Зимой, особенно в морозы, звери малоактивны и живут главным образом за счет этих запасов. Растаскивание и захоронение волками, лисицами и другими хищниками кусков крупной жертвы, о чем говорилось выше, — тоже своеобразное создание запасов пищи на период безуспешных охот. Создают свои кладовые и более мелкие хищники: куницы, хорьки, горностаи, ласки. Например, в кладовых ласки находили более сотни трупиков мышевидных грызунов и землероек. Следы заготовки кормов мелкими хищниками можно заметить только по белой тропе. Растительноядные животные в конце весны и в начале лета ощущают в организме недостаток солей и микроэлементов. Они стремятся к естественным выходам солей или к источникам с повышенной соленостью и регулярно посещают такие места для сведения своего солевого баланса. Особенно активно ходят на солонцы олени в период перехода на питание свежей травой. В местах, где поверхностные слои почвы содержат различные соли, эти копытные вылизывают камни и, опускаясь на колени, выгрызают в земле глубокие ямы. У солонцов трявяной покров бывает полностью выбит копытами, долгое время здесь сохраняется запах мочи, в разные стороны ведут хорошо набитые тропы. Зайцы, белки, летяги, мышевидные грызуны испытывают недостаток микроэлементов не только весной. Они также посещают солонцы и, кроме того, грызут кости павших животных. На сброшенных рогах лося, пролежавших некоторое время в лесу, заметны следы резцов этих зверьков. Солевое голодание заставляет зайца-беляка грызть снег, пропитанный мочой других животных или человека. Ради соли зайцы нередко приходят на задворки поселков, посещают опустевшие таежные избушки, в которых буквально сгрызают столы, нары и другие предметы, пропитанные солью и потом человека. Беляки регулярно посещают те полыньи на водоемах, которые служат вылазами для выдры. Здесь они грызут лед, перепачканный илом и мочой хищницы. Следы кормовой деятельности боровой птицы наблюдаются в основном зимой. Глухари в этот период кормятся хвоей сосны. Установлено, что сахара, жиров и других питательных веществ больше в хвое сосен, растущих на южных опушках или полянах, чем на деревьях внутри лесного массива. Именно на таких соснах и жируют глухари. Глаз опытного следопыта еще издали приметит дерево, на которое постоянно взлетает глухарь: хвоя на его вершинке выщипана и заметно реже, особенно на местах, удобных для присады. На снегу под таким деревом обычны обломанные побеги, хвоя, клочки лишайников, шелушки коры, ямки от упавшей кухты и помет глухарей. В районах, где нет сосны или ее мало, птицы едят хвою ели и можжевельника. Можжевеловые ягоды они поедают повсеместно, что хорошо заметно по следам на снегу вокруг кустов этого растения. Рябчики зимой живут за счет побегов, почек и сережек различных древесно-кустарниковых пород. Они кормятся на березе, ольхе, рябине, ивах, оставляя под этими деревьями посорку. Чаще, чем глухари, эти птицы кормятся на земле. Молодые березки и низкорослые ивы, торчащая из-под снега малина позволяют им питаться, не взлетая на деревья. Кормовые наброды рябчика в течение всей зимы можно встретить на черничнике, верхние веточки и верхушечные почки которого являются важным компонентом его рациона. В конце зимы, когда еловые шишки раскрываются и рассеивают по ветру семена с легкими летучками, следы рябчиков, разыскивающих эти семена, встречаются в плодоносящих ельниках. Следы кормежки тетеревов, пока снега не заглубели, можно встретить на окраине поля, где птицы склевывают зерна с торчащих из-под снега метелок овса, а на обочинах и межах — семена различных сорняков, Если урожай брусники был обильный, по первоснежью тетерева продолжают вылетать на ягодники, а позже, когда снег докроет все наземные корма, стайки этих птиц будут ощипывать почки и сережки на березе и ольхе, оставляя под ними далеко заметную посорку. Лишь белые куропатки всю зиму кормятся на земле. Объедая почки и вершинки побегов молодых березок, ивняков и других лиственных пород, они опутывают опушки молодняков узорными дорожками и склевывают то, до чего могут дотянуться с поверхности снега. Куропатки покидают кормовой участок, когда доступные им корма истощатся, но возвращаются сюда после снегопадов и буранов, так как новый слой снега позволяет им дотянуться до тех побегов, которые ранее были недоступны.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.