Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Razoblachennoe_hristianstvo.docx
Скачиваний:
0
Добавлен:
03.11.2018
Размер:
215.41 Кб
Скачать

Глава 5.

ОБ ОТКРОВЕНИИ.

Как определить без помощи разума, правда ли, что божество открылось людям? А между тем ведь разум осужден религией! Она запрещает нам прибегать к разуму при оценке ее догматов, построенных на чуде; она то и дело обрушивается против суетного разума, объявляет его немощным и беспомощным, часто видит в нем бунт против бога. Для того чтобы судить о божественном откровении, надо иметь правильное представление о божестве. Но откуда почерпнуть это представление, как не в том же откровении, так как наш слабый разум не может подняться до познания всевышнего? Итак авторитет откровения должен доказываться самим откровением. Это порочный круг, однако мы все же сделаем попытку: заглянем в книги, которые должны просветить нас и которым мы должны подчинить свой разум. Находим ли мы в них отчетливые представления о боге, слово которого возвещается в этих книгах? Как быть с его атрибутами? Этот бог наделен ворохом противоречивых свойств, делающих из него неразрешимую загадку. Если предположить, как это делается, что откровение исходит от самого бога, то как положиться на христианского бога, который рисуется здесь несправедливым, коварным, скрытным, расставляющим сети людям? Этому богу доставляет удовольствие обольщать людей, ослеплять и ожесточать их, он обманывает их своими знамениями, вводит их в заблуждение, наводит на них ослепление. Священное писание и отцы церкви всегда изображают бога в качестве обольстителя. Он допустил, чтобы змий обольстил Еву; он ожесточил сердце фараона; Иисус Христос является камнем преткновения. Вот под каким углом зрения нам изображают божество.

Итак, человек, желающий удостовериться в истинности христианского откровения, с первых же шагов попадает в тупик и охвачен недоверием. Как знать, не намерен ли открывшийся ему бог обмануть его, как он, по своему собственному признанию, обманул уже столь, ко других людей? Человек должен ожидать этого, когда вспомнит про нескончаемые споры своих духовных пастырей, никак не столкующихся о том, в каком смысле следует понимать подлинные слова божества.

Сомнения и опасения человека, добросовестно изучающего христианское откровение, усугубляются еще тем обстоятельством, что бог пожелал открыться только некоторым избранным лицам и остаться скрытым для остальных людей, хотя они одинаково нуждались в его откровении. Как знать, не принадлежишь ли ты к числу тех людей, которым твой лицеприятный бог не пожелал открыть себя? Душа человека не может не смутиться при мысли, что бог открывает себя и возвещает свою волю только ничтожной горсти людей в сравнении со всем родом человеческим. Человеку трудно устоять против искушения и не обвинить в злобе и жестокосердии этого бога, обрекавшего веками столько народов на неизбежную гибель тем, что он не открылся им. Какое представление можно составить себе о боге, который карает миллионы людей за то, что они не знали его тайных заповедей и не следовали им, о боге, который карает их за это, хотя объявил эти заповеди лишь тайком, в глухом и безвестном уголке Азии?

Итак, даже когда христианин обращается к своим богооткровенным книгам, он не может не проникнуться недоверием к богу, говорящему в них; все внушает ему недоверие к моральному характеру этого бога; все оказывается ненадежным; его бог совместно с истолкователями его воли как бы задался целью усугубить его неведение, погрузить его ум в еще больший мрак. В самом деле, чтобы рассеять сомнения христианина, ему говорят, что воля божья, поведанная нам в откровении, является тайной, то есть непостижима для ума человеческого. Но в таком случае зачем было открываться людям? Неужели бог открылся людям только для того, чтобы не быть понятым ими? Это было бы смешно и нелепо. Утверждать, что бог открылся людям только для того, чтобы поведать им тайны, все равно, что сказать: бог открылся нам только для того, чтобы остаться непознанным, чтобы скрыть от нас свои пути и усугубить нашу темноту и мрак, в котором мы бродим.

Истинное откровение, исходящее от праведного и благого бога и необходимое всем людям, должно были бы быть столь ясным, чтобы все могли понять его. Можно ли оказать это об откровении, на котором зиждутся еврейская и христианская религия? Элементы Евклида понятны каждому, кто хочет понять их; его произведение не вызывает никаких опоров среди геометров. Обладает ли библия такой же ясностью? Разве не вызывают ее богооткровенные истины вечные споры среди богословов, объявляющих их нам? По какой превратности судьбы священное писание, результат откровения самого божества, нуждается еще в комментариях и в наитии свыше, чтобы люди могли понимать его и верить в него? Не странно ли: это писание должно служить руководством всем людям, а между тем его никто не в состоянии уразуметь! Не жестоко ли, что самое важное для людей менее всего известно им? В религии, данной всевышним для просветления рода человеческого, все оказывается тайной, темным, спорным, ненадежным. В Ветхом и Новом завете заключаются насущные истины для человечества, а между тем никто не в состоянии понять их; каждый толкует их по-своему, богословы никак не могут спеться относительно правильного толкования их. Не довольствуясь тайнами в священном писании, попы из века в век сочиняли новые тайны, и христиане обязаны верить в них, хотя божественный основатель их религии ни разу не говорит об этих тайнах. Христианину возбраняется сомневаться в тайнах троичности божества и воплощения, а также в действительности святых таинств, а между тем Иисус Христос никогда не высказывался по этим вопросам. В христианской религии все, как видно, предоставляется фантазии и вымыслам попов, их произвольным постановлениям; попы присваивают себе право сочинять тайны и догматы, следуя своим интересам. Таким образом, откровение становится хроническим, проводником его является церковь, якобы вдохновенная богом. Вместо того, чтобы просвещать свою паству, она лишь сбивает ее с толку и заставляет бродить во мраке.

Таковы результаты откровения, на котором зиждется христианство и в действительности которого нам возбраняется сомневаться. Бог, видите ли, сам открылся людям. Но когда это было? Он открылся тысячи лет назад нескольким избранникам, которых сделал своими орудиями. Но можно ли удостовериться в этом иным путем кроме свидетельства этих же людей, утверждающих, что бог поведал им свою волю? Эти глашатаи воли божества не более как люди; не свойственно ли людям обманывать самих себя и других? Где у нас залог, что мы можем довериться этим людям, которые сами о себе свидетельствуют? Где гарантия, что устами их действительно глаголет бог? Почем знать, не являются ли они жертвой своего разгоряченного воображения, жертвой иллюзии? Как установить теперь, действительно ли тысячи лет назад Моисей беседовал с богом и получил от него закон для еврейского народа? Какой темперамент был у этого Моисея? Был ли он флегматиком или сангвиником, искренним или двуличным, честолюбцем или идеалистом, правдивым или лживым? Можно ли положиться на слова человека, который, совершив столько чудес, все же никак не мог отвратить свой народ от служения кумирам? Можно ли верить человеку, который, поразив острием меча сорок семь тысяч израильтян, имеет наглость объявлять себя кротчайшим из людей? Подлинны ли книги, приписываемые этому Моисею и сообщающие столько фактов, случившихся уже после его смерти? Наконец, где у нас доказательство его миссии, кроме свидетельства шестисот тысяч грубых, невежественных израильтян, суеверных и легковерных? Они могли быть введены в заблуждение своим жестоким законодателем, рука которого ни разу не дрогнула при истреблении непокорных. Они и не знали, что будет впоследствии написано об их великом законодателе.

А как христианская религия доказывает нам божественную миссию Иисуса Христа? Известны ли нам его характер и темперамент? В какой мере можем мы положиться на свидетельство его учеников, которые, по их собственному признанию, были людьми простыми и необразованными и, следовательно, легко могли попасться на удочку ловкого шарлатана? Не следует ли больше доверять свидетельству самых образованных людей в Иерусалиме, чем словам нескольких невежд, обычно оказывающихся жертвами первого встречного обманщика? Это ведет нас к рассмотрению тех доказательств, на которых основывается христианская религия.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]