Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
diplom предфинал.doc
Скачиваний:
7
Добавлен:
27.10.2018
Размер:
247.81 Кб
Скачать

Глава 2 Особенности перевода элементов речи современного китайского языка на материале диалогов из художественного фильма «霸王别姬» «Прощай, моя наложница»

2.1. Модели перевода диалогов речи

Язык каждого народа представляет собой живой организм, неразрывно связанный с историей, культурой и социальной жизнью этого народа. Носители разных языков, общаясь, взаимодействуя друг с другом, передают культуру своего народа посредством языка, и ключевым звеном межязыкового общения выступает переводчик.

Реальный процесс перевода осуществляется в мозгу переводчика и недоступен для непосредственного наблюдения и исследования. Поэтому изучение процесса перевода производится косвенным путем при помощи разработки различных теоретических моделей, с большей или меньшей приближенностью описывающих процесс перевода в целом или какую-либо его сторону. Моделью перевода называется условное описание ряда мыслительных операций, выполняя которые переводчик может осуществить перевод всего оригинала или некоторой его части. В лингвистической теории перевода модели перевода представляют процесс перевода в виде ряда мыслительных операций над языковыми или речевыми единицами, т.е. в виде лингвистических операций, выбор которых обусловливается языковыми особенностями оригинала и соответствующими явлениями в языке перевода. Модель перевода носит условный характер, поскольку она необязательно отражает реальные действия переводчика в процессе создания текста пере-вода [10, с. 158-159 ].

Так как, мы считаем наиболее приемлемой для перевода диалогов разговорной речи ситуативную модель перевода, по этой причине нами была рассмотрена данная модель перевода и специфика реализации этой модели на конкретных примерах.

Ситуативная модель перевода

Ситуативная модель перевода исходит из того несомненного факта, что содержание всех единиц языка отражает в конечном счете какие-то предметы, явления, отношения реальной действительности, которые обычно называются денотатами. Создаваемые с помощью языка сообщения отрезки речи содержат информацию о какой-то ситуации, т. е. о некоторой совокупности денотатов, поставленных в определенные отношения друг к другу. [15, с. 159]

«В изложении И.И.Ревзина и В.Ю.Розенцвейга, разработавших данную модель, этот процесс, названный ими интерпретацией, выглядит так. Имеется отправитель А, адресат В и переводчик П. А, пользуясь языком ИЯ, передает сообщение С1 о некоторой ситуации в действительности Д. Переводчик, пользуясь системой ИЯ, устанавливает соответствие между C1 и Д1 а затем, пользуясь системой ПЯ, строит новое сообщение С2 о той же самой ситуации; сообщение С2 принимается адресатом В, который, пользуясь системой ПЯ, устанавливает соответствие между С2 и действительностью.» [10, с. 160].

Иначе говоря: переводчик воспринял некоторую речевую последовательность, от этой последовательности он переходит к ситуации, рассматривает эту ситуацию, затем, полностью абстрагируясь от сообщения, которое ему было передано, а только имея в виду данную ситуацию, переводчик сообщает об этой ситуации другому лицу.

Учитывая, что основное содержание любого сообщения заключается в отражении конкретной внеязыковой ситуации, ситуативная модель перевода рассматривает процесс перевода как процесс описания при помощи языка перевода той же ситуации, которая описана на языке оригинала. В такой интерпретации процесс перевода осуществляется от текста оригинала к реальной действительности – и от нее – к тексту перевода. В переводческой реальности этот же процесс идет более кратким путем, когда переводчик может непосредственно заменять единицы оригинала соответствующими единицами перевода, и обращение к реальной действительности осуществляется вне данного акта перевода. Модель перевода при этом сохраняет свою основную ориентацию: объяснение процесса перевода как обращение к описываемой ситуации.

Рассмотрим применение данной модели на отрывке из кинофильма «霸王别姬» (Bà wáng bié jī). (Прощай, моя наложница):

Пример 1. В самом начале фильма учитель, наказывая своего ученика за то, что он неправильно прочитал свою роль, говорит следующее:

У: 我叫你错…你错….我打你小癞子…你还错? (Wǒ jiào nǐ cuò… Nǐ cuò.... Wǒ dǎ nǐ xiǎo làizi... Nǐ hái cuò?)

Разве я тебя просил ошибаться... Вот получай, получай. Будешь еще так делать? Будешь?

Дословно эта фраза переводится как «Я просил тебя ошибаться…Ты ошибся…Я побью тебя, Дурачок. Ты еще будешь ошибаться?». Но эта фраза не окажет эмоционального влияния на зрителя. При выражении гнева через язык, мы используем более эмоционально-окрашенные слова. Немаловажную роль играет также невербальные средства передачи агрессивного состояния – тембр голоса, жестикуляция, мимика. В этом отрывке Учитель в гневе бьет ученика, он разгневан тем, что он неправильно прочитал свою роль. По разгневанному голосу Учителя можно понять, что он раздражен, недоволен.

Пример 2. Один из главных героев Сяо Доуцзы и другой мальчик сбегают из школы, но потом они решают вернуться обратно, у ворот их встречает мастер, в гневе кричит и начинает бегать за ними:

У: 好小子,你们还回来呀?你跑? (Hǎo xiǎozi, nǐmen hái huílái ya? Nǐ pǎo?)

У: Маленькие засранцы, вы еще осмелились вернуться? Ну, погодите!

Чтобы правильно перевести данную строчку, мы должны установить соответствия между сообщением и действительностью. Учитель говорит фразу, которая при дословном переводе звучит как «Маленькие мальчуганы, вы вернулись? Ты беги», однако учитывая ситуацию и интонацию, с которой была сказана фраза, мы предлагаем более разговорный вариант перевода с использованием вульгарной лексики. Фразовая частица 呀ya, стоящее в конце предложения, передаёт её раздражение, агрессию, мы заменили слово «мальчуганы» на более агрессивное, эмоционально-окрашенное слово «засранцы». Предложение «Ты беги» не несет какой-то эмоциональности, учитывая ситуацию, в которой это предложение было произнесено, мы решили заменить на предложение «Ну погодите!».

Пример 3: При прочтении своей отрывка из оперы, ученик ошибается. Учитель заметив это, в ярости говорит следующую фразу :

У: 师傅说的戏,你全忘了。下次再忘了往死里打你 (Shīfu shuō de xì, nǐ quán wàng le。 Xià cì zài wàng le wǎng sǐ lǐ dǎ nǐ)

Ты забыл то, чему учил тебя я. Еще раз забудешь, и я выбью из тебя твою душу.

При переводе фразы «дословно» мы получим следующее «Ты забыл пьесу, рассказанную Учителем. Еще раз забудешь, забью тебя до смерти». Для того что бы правильно перевести данную фразу необходимо рассмотреть ситуацию, при которой была сказана фраза, также немаловажную роль играет интонация, с которой была произнесена эта фраза, ведь именно при помощи интонации мы можем передать агрессивное состояние. Для создания большего эффекта агрессивности и ярости Учителя, а также учитывая ситуацию, при которой была сказана эта фраза, мы решили перевести последнее предложение следующим образом.

Пример 4. Ситуационная модель применима для перевода кличек или «говорящих имён». В кличках присутствует оттенок агрессии. В фильме «霸王别姬» (Bà wáng bié jī) «Прощай моя наложница» мы столкнулись с проблемой перевода кличек одних из героев по имени 小癫子(Xiǎo Diān zi) Сяо Дяньцзы. При отдельном переводе каждой морфемы, мы получаем сочетание «маленький, никчемный, беспутный, безумный, дурной». Однако данный перевод выглядит не очень корректным, поэтому мы вначале анализируем действительность и приходим к следующим выводам: 1. он в начале фильма подговаривает одного из главного героя на побег из школы; 2. Сяо Дяньцзы – не отличался особым усердием, предпочитал быть в стороне, когда наказывали главного героя за побег. Далее мы анализируем морфологическую структуру слова. Морфема 小 хiăo, стоящая в начале слова, не всегда переводится как слово «маленький». В данном случае наличие видеоряда помогает нам в переводе. Мы видим, что он немного трусоват, ленив. Таким образом, перед переводчиком встает нелегкая задача. Как перевести кличку, сохранив экспрессивную окраску, и не нарушив нормы современного русского языка. В данном случае мы предлагаем вариант «простачок». (?)

Для условий описания перевода слов, выражающих агрессивное состояние человека, ситуативная модель перевода обладает значительной объяснительной силой. Она адекватно описывает переводческий процесс, когда для создания коммуникативно-равноценного текста на языке перевода необходимо и достаточно указать на ту же самую ситуацию, которая описана в переводе, подобрать наиболее подходящее слово, отражающее агрессию. При помощи этой модели может достигаться эквивалентность на уровне идентификации ситуации.

Наиболее четко ситуативная модель действует:

1) при переводе безэквивалентной лексики;

2) когда описываемая в оригинале ситуация однозначно задает выбор варианта перевода;

3) когда понимание и перевод оригинала или какой-либо его части невозможно без выяснения тех сторон описываемой ситуации, которые не входят в значения языковых единиц, использованных в сообщении.

Ситуативная модель перевода обладает значительной объяснительной силой. Поскольку перевод зависит от конкретной ситуации, порой агрессию можно различить только при помощи невербальных средств языка − тембру голоса, жестики, мимики.

Ситуативная модель перевода при всех своих достоинствах не дает полного соответствия реальным действиям переводчика. Для этого моделирование перевода должно включать описание психических процессов, обеспечивающих такую деятельность. Для этих целей привлекаются психолингвистические модели перевода на основе положений теории речевой деятельности. Здесь постулируется, что, осуществляя процесс перевода, переводчик сначала преобразует свое понимание содержания оригинала в свою внутреннюю программу (внутренний субъективный код), а затем развертывает эту программу в текст перевода. Психолингвистическая модель перевода соответствует пониманию перевода как вида речевой деятельности, но, к сожалению, объяснительная сила такой модели ограничивается тем обстоятельством, что мы не знаем, как объективно происходит такое «свертывание» и «развертывание», какие элементы содержания сохраняются во внутренней программе и как выбирается один из возможных путей реализации такой программы в тексте перевода [10, с. 156-157].

Модель перевода ставит перед собой задачу представить процесс перевода в целом, указать общее направление движения мысли переводчика и последовательные этапы перехода от оригинала к переводу.

Более подробная характеристика процесса перевода достигается путем описания типов мыслительных операций, с помощью которых переводчик находит нужный вариант перевода. При этом предполагается, что между единицами оригинала и перевода существует непосредственная связь, что из исходной единицы путем каких-то преобразований (трансформаций) может быть получена единица перевода. Представление процесса перевода как преобразования единиц оригинала в единицы перевода носит метафорический характер. В действительности с единицами оригинала ничего не происходит, они остаются неизменными, а переводчик просто подбирает коммуникативно равноценные им единицы в языке перевода. Этот поиск начинается с восприятия единиц оригинала и завершается созданием соответствующих отрезков перевода. Иначе говоря, мозг переводчика получает «на входе» отрезок текста на языке оригинала и «выдает на выходе» отрезок текста на языке перевода. Сопоставляя исходные и конечные отрезки текста, можно только попытаться охарактеризовать способ перехода от первых ко вторым, «приемы перевода», с помощью которых первые как бы преобразуются во вторые [10, 171].

Психолингвистическая модель тесно связана с внутренней картиной мира конкретного переводчика как участника акта трехсторонней коммуникации (автор – переводчик – зритель). Представляется, что именно такие комплексные, трехаспектные модели способны воспроизвести и описать методы и приемы передачи значения слов, смысл целостных предложений, идей и их художественного воплощения в кинотексте как произведении искусства.

Исходя из указанных выше особенностей моделей перевода, можно сделать вывод о том, что для описания процесса перевода вербальной агрессии могут быть эффективными все два типа из вышеперечисленных моделей. При этом опыт показывает, что наиболее лингвистически релевантным для исследования переводческих процессов является сочетание трансформационно-семантических и психолингвистических моделей. Конкретная трансформационно-семантическая модель позволяет раскрыть основные этапы работы переводчика, отразить последовательность действий и технику перевода, описать процесс выбора уровня эквивалентности, на котором осуществляется перевод отдельных слов, фраз и текстов.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]