Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Robert_D_Khaer_Lishennye_sovesti.doc
Скачиваний:
21
Добавлен:
16.09.2017
Размер:
1.31 Mб
Скачать

Глава 7. Психопаты в белых воротничках

Недостатки грабителя — это преимущества финансиста.

Джордж Бернард Шоу, предисловие к пьесе "Майор Барбара"

В июле 1987 годав ответ на статью в газете New York Times, в которой был подведен итог моей работы в области психопатии1, я получил письмо от помощника окружного прокурора Нью–Йорка Брайана Рознера. Он написал, что недавно зачитывал приговор мужчине, которому вменяли в вину похищение нескольких миллионов долларов из международного банка. "В своей статье Вы назвали нашего подсудимого вором….Служащие Отдела по борьбе с мошенничеством называют его грязным адвокатом, доктором наук и бизнесменом. Мне кажется, Ваша работа поможет нам объяснить судьям, почему образованные мужчины во фраках совершают преступления и какого приговора они за это заслуживают. Если этот случай Вам интересен, я вложил некоторые материалы по делу. Они полностью подтверждают Вашу теорию".2

Вместе с письмом я получил пакет бумаг, в которых были описаны подвиги тридцатишестилетнего Джона Грэмблинга. Он и его сообщник надули не один и не два, а много банков. Они свободно передавали из рук в руки миллионы долларов без каких‑либо гарантий. Статья в Wall Street Journal, посвященная карьере мошенника Грэмблинга, была озаглавлена так: ЧТОБЫ ВЗЯТЬ ДЕНЬГИ В КРЕДИТ БЕЗ ГАРАНТИЙ, НУЖНО БЫТЬ ОЧЕНЬ ИЗОБРЕТАТЕЛЬНЫМ, НО ДЖОН ГРЭМБЛИНГ ЗНАЕТ, КАК ПОНРАВИТЬСЯ БАНКУ И КАК СФАБРИКОВАТЬ СВЕДЕНИЯ О СВОЕМ СОСТОЯНИИ.3 Вот начало этой статьи.

Пару лет назад два стремящихся к наживе бизнесмена попытались украсть из четырех банков и одной кредитной ассоциации 36,5 миллиона долларов. Не угрожая никому оружием, они похитили 23,5 миллиона. Средний уровень успеха этих парней был неплох, но их поймали.

Аферы почти всегда основывались на создании видимости правды. Грэмблингу и его подельнику удавалось убедить руководителей разного ранга во многих кредитных учреждениях в том, что им можно верить. Эти двое ловко обходили процедуру оценки кредитоспособности, выплачивая займы деньгами, взятыми в долг в других банках.

Чтобы найти объяснение тому, как такие махинации вообще могли иметь место, журналист узнал мнения банкиров. Вот некоторые из них.

• "Банки борются за клиентов, которые собираются взять большой кредит".

• "Хорошие манеры" Грэмблинга внушали доверие.

• Человек, полный решимости украсть, "обязательно сделает это".

• Грэмблингу "нужно повесить на шею колокольчик".

Как видно из полученных мною расшифровок стенограммы судебного заседания и других документов4, Грэмблинг зарабатывал на жизнь своим обаянием, коварством и использованием доверия со стороны жертв. Даже если бы ему удалось дать правдоподобное объяснение своим поступкам, из документов и недавно изданной книги Брайана Рознера5 видно, что его поведение соответствует тому пониманию психопатии, которое представлено в этой книге. В крайнем случае, это может быть назидательной историей о жадности хищников, которые своими обходительными манерами и покладистой совестью выуживают деньги из различных организаций и кошельков обычных граждан. В литературе это называется "беловоротничковым" преступлением. Визитной карточкой таких мошенников являются чарующая улыбка и внушающий доверия голос, и уж никак не колокольчик на шее (можете мне поверить).

Случай с Грэмблингом — пример того, как обладающие предпринимательскими способностями психопаты, используя свои знания и связи в обществе, добывают деньги без применения силы. В отличие от "обычных" преступников, психопаты в белых воротничках распространяют свое коварство и склонность к манипулированию не только на добывание денег, но и на межличностные отношения: с родственниками, друзьями, представителями системы правосудия. Часто им удается уйти от наказания, но даже если их ловят и сажают в тюрьму, они обычно получают небольшой срок, да и тот не досиживают. После досрочного освобождения они принимаются за старое.

Последствия их преступлений разрушительны для общества. Это просматривается в следующих заявлениях помощника окружного прокурора Брайана Рознера, которые были сделаны во время судебного слушания дела Грэмблинга6.

• Преступления Грэмблинга — это осознанные действия человека, движимого жадностью и жаждой власти над жизнью и судьбами других. Такое поведение характерно для самых опасных преступников….Работа человека, переполненного злом (с.87).

• Он засорил нашу нацию разрушенными надеждами и стремлениями. Мы можем вычислить денежный эквивалент его пагубных действий. Но как подсчитать человеческие страдания и психологические травмы? (с.86)

• И хотя средства его изысканны, его инстинкты так же жестоки, как и у уличного разбойника (с.83).

Грэмблинг не только уклонялся от уплаты долгов, но и использовал фирменные бланки одной престижной бухгалтерской фирмы, чтобы подделать финансовые ведомости, которые открывали ему дорогу для получения займа. Одновременно с этим он обманным путем заручился поддержкой одного из руководителей фирмы — советника–филантропа — и его коллеги, чтобы учредить липовый благотворительный фонд для людей пожилого возраста. Для этих двоих, писал Рознер, "Грэмблинг был самым приятным мошенником, какого им когда‑либо приходилось встречать".7

Обаятельные люди пробивают себе дорогу своим обаянием. Они поступают настолько возмутительно, насколько позволяет окружающий мир.

Логан Пирсол Смит, Afterthoughts ("Раздумья"), с.3

Объектами его преступных действий были не только безликие финансовые учреждения. Он, например, подделал бланк декларации на подоходный налог своей сводной сестры и обманом заставил ее подписать письменное обязательство возврата 4,5 миллиона долларов. Он забрал деньги, а ей пришлось выплачивать долг. После его ареста она сказала, что невозможно передать "облегчение, которое я почувствовала, узнав, что он за решеткой….Эти маленькие люди, которых он обижал….Слава Богу, теперь он никому не причинит вреда".8

Отчим Грэмблинга писал, что тот сожалел о совершенных ошибках, говорил о лечении, о "стопроцентном исправлении" и планах искупления своих грехов, "и все это думая о том, как ограбить очередной банк".9 Будучи свободным от каких‑либо обязательств, Грэмблинг затевал все новые аферы, чем вносил свою лепту в "рост трансконтинентальный преступности".10 Его поступки противоречили его заявлениям о раскаянии.

И что обо всем этом хотел сказать Грэмблинг? Как оказалось, почти ничего. Некоторые его заявления раскрывают в нем характерную для психопатов черту: поверхностное искажение реальности даже тогда, когда известно, что слушатель знает факты. Следующие заявления взяты из его письма, поданного в суд с целью смягчения приговора, и из протоколов судебных слушаний.

• Благодаря полученным экономическим знаниям я стал финансовым архитектором. Я строитель, а не профессиональный "мошенник" или "аферист".11

• До 1983 года ни на одной работе у меня не было проблем с законом, независимо от того, была ли эта работа связана с финансами или каким‑либо другим видом деятельности.12

• Я очень чувствительный человек.13

Грэмблинг хорошо знал, что его заявления противоречили известным суду фактам. Он был "аферистом", у него были проблемы с законом до 1983 года и, как бы там ни было, он не был "чувствительным человеком" в обычном понимании этого слова. Его предыдущие аферы и конфликты с законом были документально зафиксированы. В начале 1970–х годов он присвоил несколько тысяч долларов, принадлежавших студенческой организации, в которую он входил. Чтобы избежать скандала, организация приняла от отца Грэмблинга чек и не предъявила официальных обвинений.

Первая работа Грэмблинга (крупный инвестиционный банк) запомнилась тем, что работодатель причислил его к "некомпетентным служащим" и "содействовал" его увольнению.14 На следующей работе он превысил свои полномочия и надул фирму. Ему разрешили подать в отставку и начать заниматься своим делом — мошенничеством и воровством.15

Что же касается чувств, вот строки из книги Рознера, в которых речь идет о жене Грэмблинга: "Она боялась за своих мальчиков. Грэмблинг всегда был плохим отцом, бесчувственным и далеким от семьи. Он врал сыновьям о своей работе, как, кстати, и всем остальным, кто об этом спрашивал. Он врал ей, и не только о преступлениях" (с.362).16 "Она не знала своего мужа: "Это как ложиться в постель с бойскаутом и просыпаться с Джеком–Потрошителем". Он обманывал ее так же, как и всех остальных. Ей хотелось, чтобы ее изнасиловали. Тогда все было бы кончено….Один друг, желая проявить сочувствие, сказал ей, что не понимает, почему Грэмблингу за "обычное беловоротничковое преступление" дали такой большой срок. Она чуть не вырвала глотку этому другу. "Обычное беловоротничковое преступление" было тем, с чем ей приходилось жить каждый день" (с.390). На основании исчерпывающих сведений об отношении Грэмблинга к родственникам Рознер и его коллеги заключили, что им еще никогда не доводилось "встречать более полный анализ мышления преступника в белом воротничке: неослабевающая страсть к наживе, беззастенчивое использование людей в своих целях и отказ от всех эмоций и привязанностей в пользу эгоизма" (с.361).

Способность Грэмблинга оправдывать свои поступки является естественным продолжением его отношения к жертвам. Несмотря на то что он "хотел всем понравиться", называл себя "финансовым архитектором" и боялся "ударить в грязь лицом", он считал свои преступления логичной реакцией на чувства разочарования и неудовлетворенности и винил в них скорее жертв, чем себя. "По мнению Грэмблинга, каждый, кто глуп настолько, чтобы поверить или довериться ему, заслуживает наказания", — написал Рознер.17