Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

OTVETY_PO_IRL_1-26

.pdf
Скачиваний:
6
Добавлен:
23.03.2016
Размер:
433.56 Кб
Скачать

1.РЕВОЛЮЦИОННАЯ КУЛЬТУРА И ПОЛЯРИЗАЦИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО СОЗНАНИЯ В ПОСЛЕРЕВОЛЮЦИОННЫЕ ГОДЫ.

Кульура развивалась путем создания новых форм и отрицания старых:

1)Постепенная эволюция. Опирается на существующие культурные системы, она не травматична и не драматична. Недостаток в том, что новое из уже существующ, органич в возможностях.

2)Инновация (По словам Лотмана, «взрыв»). Предст собой слом с-мы. В с-му ввод элементы, которых вообще не

было. Вторжение, абсолют отказ от старых элементов с-мы. Революция травматична; Вместе с богатством открытий происходит разрушение старого.

Идеальная ситуация: революция и эволюция должны быть уравновешенны.

10-20е гг. – период, когда 2 полюса культура были поляризированы, диалог был сложен, они конфликтовали, одна кульурная модель воевала с другой.

Революционная культура. Воплощалась в идеологии модернистов, глубоко развивалась у символистов, футуристов, а также в творчестве Горького. К 1917 году, искусство – мощный выразит идеологии, инкубатор рев культ, литератураорган мышления.

Изменения во всех сферах жизни. Сов.Власть начала проводить процесс создания новой литературы и культуры – культурная революция. МЕРОПРИЯТИЯ: 1учреждено гос.издательтсво (1918); Национализировали Третьяковскую галерею, театры; постановление об общем бесплатном обязательном образовании; образование учреждений, направленных на внедрение грамотности в народные массы ( школа, рабочий крестьянский коммунистич.университет). Вопрос об отношении к революции: три позиции: 1) представители,которые безоговорочно принимали революцию; 2) нейтральная позиция; 3) открытое враждебное неприятие революции. Большая часть писателей НЕ принимали революцию. Неприятие революции: 1) неприятие идей революции; 2) неприятие конкретной политики советского государства (красного террора); 3) возникшая необходимость зарабатывать на жизнь; 4) ряд представителей худ. Интеллигенции были высланы на «философском пароходе» (хз чо ето?) Главное место занимала ПОЭЗИЯ. В 1 очередь это были поэмы, стихотворения, выступления поэтов на собраниях. «Кафейный период» в русской поэзии, т.к. Поэты собирались в литературных кафе. Романтический максимализм настроений. Замятин в статье «Я боюсь» разделяет писателей на «юрких» и «неюрких». Юркие-те писатели,которые приспосабливаются к новой власти. СИМВОЛИСТЫ. Новое литературное направление — символизм — явилось порождением глубокого кризиса, охватившего европейскую культуру в конце XIX века. Кризис проявился в негативной оценке прогрессивных общественных идей, в пересмотре моральных ценностей, в утрате веры в силу научного подсознания, в увлечении идеалистической философией. Русский символизм зарождался в годы крушения Народничества и широкого распространения пессимистических настроений. Все это обусловило тот факт, что литература «Серебряного века» ставит не злободневные социальные вопросы, а глобальные философские. Хронологические рамки русского символизма — 1890-е годы — 1910 год. Символизм не был однородным. В нем выделялись школы и течения: «старшие» и «младшие» символисты.Старшие символисты:Петербургские символисты: Д. С. Мережковский, З.Н. Гиппиус, Ф.К. Сологуб, Н.М. Минский. В творчестве петербургских символистов поначалу преобладали упаднические настроения, мотивы разочарования. Поэтому их творчество иногда называют декадентским.; Московские символисты: В.Я. Брюсов, К.Д. Бальмонт. «Старшие» символисты воспринимали символизм в эстетическом плане. По мысли Брюсова и Бальмонта, поэт — прежде всего творец сугубо личных и чисто художественных ценностей. Младшие символисты:А.А. Блок, А. Белый, В.И. Иванов. «Младшие» символисты воспринимали символизм в философско-религиозном плане. Для «младших» символизм — философия, преломленная в поэтическом сознаниисимволизм в первые годы революции умирает. Пути символистов расходятся. Ряд символистов переходит на сторону революции (Брюсов). З.Гиппиус заняла противоположную позицию.

АКМЕИСТЫ Акмеизм выделился из символизма и противостоял ему. Акмеисты провозглашали материальность, предметность тематики и образов, точность слова (с позиций «искусства ради искусства»). Его становление связано с деятельностью поэтической группы «Цех поэтов». Основателями акмеизма были Николай Гумилѐв и Сергей Городецкий. К течению присоединились жена Гумилѐва Анна Ахматова, а также Осип Мандельштам, Михаил Зенкевич, Георгий Иванов и другие.Единодушия не было. Создан второй «цех поэтов». Была создана поэтическая студия «звучащая раковина». У Мандельштама появился мотив гибели города.ФУТУРИСТЫ. Большинство приняли советскую власть ( Маяковский , хлебников).Декларировали политизацию искусства. Воспевают идею единства мира, революция уподобляется новому крещению руси, несѐт истину. Новая религия, вера. Создана организация «Конфуты»

. Идея полного единства мира. Новокрестьянские поэты (Клюев, Крючков, Наседкин). Выразители крестьянских взглядов на революцию. Пришлив поэзию в 1910х г.Ориентировались на крестьянскую поэзию 19в. Восторженно приняли революцию. Результатом революции должен быть некий гармоничный мир. Революция воспевалась как возвращение Руси на истинный путь своего развития. Создалось более 30 новых группировок. Самая крупная -ПРОЛЕТКУЛЬТ Пролеткульт.

Ведущее место в литературном процессе послеоктябрьских лет заняла, как говорили тогда, пролетарская литература. В 1918-1920 гг. Издавались поддерживаемые правительством журналы "Пламя" (Петроград) и "Творчество" (Москва). В это время появился самостоятельный орган пролеткульт, который просуществовал лишь до 1928 года. После Октябрьской революции Пролеткульт стал самой массовой и наиболее отвечающей революционным задачам организацией.

Он объединял большую армию профессиональных и полупрофессиональных писателей, вышедших главным образом из рабочей среды. Наиболее известны М.Герасимов, А.Гастев, В.Кириллов, В.Александровский, критики В.Плетнев, Вал.

1

Полянский. Почти во всех крупных городах страны существовали отделения Пролеткульта и свои печатные органы: журналы "Пролетарская культура" (Москва), "Грядущее" (Петербург).

Идеологами Пролеткульта были А. А. Богданов, А. К. Гастев, В. Ф. Плетнѐв. Его целью декларировалось развитие пролетарской культуры. По мнению Богданова, любое произведение искусства отражает интересы и мировоззрение только одного класса и поэтому непригодно для другого. Следовательно, пролетариату требуется создать «свою» собственную культуру с нуля. По определению Богданова, пролетарская культура — динамичная система элементов сознания, которая управляет социальной практикой, а пролетариат как класс еѐ реализует.

Это самая массовая организация в р.лит. Численность 400000 участников. Издавал 20 журналов.Люди из народа.3аспекта д-ти: 1)культурно-просвятительский; 2) теоретико-идеологический а)классовая детерминированность творчества. Б) резкое противопост. Пролетарской культ. В)отрицание психологии личности, воспевание коллективного сознания. 2) собственно-творческий. ПРОЛЕТКУЛЬТ просуществовал3года.

Пролеткультовцы считали необходимым отказаться от культурного наследства, резко противопоставляли пролетарскую культуру всей предшествующей ("буржуазный язык", "буржуазная литература", по их мнению, должны исчезнуть). Эстетическими принципами, соответствующими психологии рабочего класса, были объявлены "коллективно-трудовая" точка зрения на мир, идея "одухотворенного единства" с машиной ("машинизм").

Привлекая и воспитывая писателей из рабочей среды, пролеткультовцы изолировали их от всех других слоев общества, в том числе от крестьянства и интеллигенции. Так, теоретик Пролеткульта Федор Калинин полагал, что только писатель-рабочий может услышать "шорохи души" пролетариата.Деятельность Пролеткульта была подвергнута резкой критике В.И.Лениным в письме ЦК РКП(б) "О пролеткультах", и в начале 20-х годов эта организация была ликвидирована в административном порядке. Идеология Пролеткульта нанесла серьѐзный ущерб художественному развитию страны, отрицая культурное наследие. Пролеткульт решал две задачи — разрушить старую дворянскую культуру и создать новую пролетарскую. Если задача разрушения была решена, то вторая задача так и не вышла за рамки неудачного экспериментаторства.

Основная черта литературного процесса – противоборство 2-х основных тенденций

Многовариантность развития литературы: диалог

 

Стремление

к

унификации,

к

подавлению

 

 

 

 

между художниками, занимающими различные

 

альтернативных поисков: монолог на одном языке,

позиции

 

которым

 

станет

 

язык

 

 

 

социалистического реализма

 

 

Литературные

 

Объединения

 

 

 

 

«Перевал» (А. Воронский, Д. Горбов, А. Лежнев, М.

 

РАПП – Российская ассоциация пролетарских

Пришвин, Э. Багрицкий и др.) – журнал «Красная

 

писателей (Л. Авербах, С. Родов, Г. Лелевич, Ю.

Новь».

 

Безыменский и др.) – журнал «На посту» («На

 

 

 

литературном посту»).

 

 

Основные идеологические и

 

Эстетические установки

 

 

1) «Искренность»: художник не ремесленник, и

 

1) Идея «пролетарской литературы»: размежевание по

поэтому должен выполнять те задачи, которые

 

классовому принципу в рамках литературного

позволяют ему выразить особенности собственного

 

процесса.

 

 

 

 

мировоззрения, а не те которые представляют собой

 

2) Отрицание ценностей фактов искусства, созданных

социальный заказ.

 

представителями «непролетарской культуры»:

2) «Эстетическая культура»: высший смысл искусства

 

- представителями дореволюционной литературы,

в том, чтобы открыть подлинный образ мира,

 

- «классовыми врагами» (н., З. Гиппиус, И. Бунин, А.

руководствуясь как сознанием, так и интуицией,

 

Ахматова, Вл. Ходасевич и др.), которые своими

вдохновением. «Моцертианская» трактовка дара

 

произведениями призывают к реставрации старого

художника.

 

мира,

 

 

 

 

3) Классическое наследие должно стать фундаментом

 

- «попутчиками» (н., М. Зощенко, В. Каверин, К.

новой культуры.

 

Федин и др.), которые отражают революционные

4) Классовая принадлежность автора не является

 

преобразования, но не понимают их сути и искажают

гарантом успеха или неуспеха его произведения.

 

пролетарский характер преобразований.

 

5) Каждая человеческая личность самоценна.

 

3) Пролетарскую литературу должен создавать

 

 

 

пролетариат – рабочий-ударник может стать

 

 

 

писателем-ударником.

 

 

 

 

 

4) Главная задача искусства: «организация психики и

 

 

 

сознания» трудящихся в деле переустройства мира и

 

 

 

построения коммунизма.

 

 

 

 

 

5) Концепция личности: борьба двух начал –

 

 

 

революционного

(сознательного)

и

буржуазного

 

 

 

(бессознательного). Классовое начало – основа

 

 

 

человеческой личности. Во имя общественного долга

 

 

 

человек всегда должен быть готов пожертвовать

 

 

 

личными интересами, личным счастьем.

 

2

2.РЕВОЛЮЦИОННАЯ КОНЦЕПЦИЯ ВРЕМЕНИ, ЕЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ВОПЛОЩЕНИЯ И РЕФЛЕКСИИ.

Традиц: равномерно, непрерывно. Начало и конец неопределенны. Далеко от настоящего; Ход времени не зависит от человека.

Революц: неравномерно и прерывисто. Начало и конец времени приближены к настоящему, а человек способен влиять на ход времени. Литература обыгрывала книги Бытия, книги Иоанна Богослова. Было стремление отменить календарь, т.е. первый день революции – будто бы день сотворения мира.

Время. Эволюционноевремя равномерно, непрерывно, независимо от воли людей. Имеет начало и конец. Культурная константа: времена неопределенно далеки (от нас). Революционноевремя развивается неравномерно, прерывно. Начало и конец соотносится с настоящим моментом («время закончится через год»- пример С.В. откудане знаю =\). Начало и конец времени зависимы от воли человека. Такое понимание времени имеет два источника, философскихМаркс и Ницше. (*«Стереософия» Блока). Может быть несколько времен. Любая революция мыслит себя переворотом антологии; считает, что изменила вселенную и все теперь идет по новым законам.

3.РЕВОЛЮЦИОННАЯ ЭСХАТОЛОГИЯ, ЕЕ ВОПЛОЩЕНИЕ В ЛИТЕРАТУРЕ КОНЦА 1910-Х – 1930-Х ГГ.

(от др.-греч. σχατον — «конечный», «последний» + λόγος — «слово», «знание») — система религиозных взглядов и представлений о конце света, искуплении и загробной жизни, о судьбе Вселенной и еѐ переходе в качественно новое состояние

Начало XX века ознаменовалось для большей части российской интеллигенции новыми духовными исканиями. На это были свои причины. На рубеже веков явственно обозначилось неудовлетворение глобальным сциентизмом позитивизма.

Прежние ценности гуманизма и рационализма явно девальвировались. Одновременно усилились апокалиптические предчувствия и ожидания, особенно характерные для русского самосознания в переломные эпохи "смены веков". Немало этому способствовала и социально-политическая ситуация в стране: тревожное предреволюционное время рождало болезненное и обостренное чувство приближения гибели старой России.

"Что-то в России ломалось, что-то оставалось позади, что-то, народившись или воскреснув, стремилось вперед ...

Куда? Это никому не было известно, но уже тогда, на рубеже веков, в воздухе чувствовалась трагедия", - писала З.Н. Гиппиус . Это было время какого-то всеобщего беспокойства и духовного смятения, веры в знамения и символы. Как вспоминал позже Бердяев, "было возбуждение и напряженность, но не было настоящей радости". Общее мироощущение было трагическим, наполненным смутными ожиданиями грядущих катастроф.

Двадцатый

век

...

Еще

бездомней,

Еще

страшнее

 

жизни

мгла,

Еще

чернее

 

и

огромней

Тень Люциферова крыла, - предрекал Блок. Интеллигенция начала терять свои привычные культурные и политические ориентиры. Идеал марксизма ("царство свободы") обнаружил свою недостижимость на почве науки (да и социальной практики), но при этом остался открытым вопрос о его достижении за ее пределами - в сфере религии, позволяющей перенести поиски в другую плоскость. В этой плоскости "царство свободы" как царство Духа предстало, согласно религиозному миросозерцанию, не вне, а внутри нас. Поэтому "освободиться от внешнего гнета можно, лишь освободившись от внутреннего рабства" (Бердяев), а прогресс как движение к достижению "царства свободы" является "не законом исторического развития, а нравственной задачей, (...) не бытием, а долженствованием" (Булгаков). Разговор об общественном идеале, таким образом, переводился в сферу нравственных побуждений и исканий.

С "новым религиозным сознанием" связано так называемое "богоискательство" - течение, инициатором которого был теоретик русского декадентства Д.С. Мережковский. Суть его состояла в стремлении к обновлению христианства и культуры, к свободной, полнокровной, религиозно насыщенной общественной и индивидуальной жизни. Свои корни его представители усматривали в русской идеалистической философии и в космизме (Чаадаев, славянофилы, Леонтьев, Федоров), но прежде всего в философских исканиях Вл.Соловьева ("Чтения о Богочеловечестве", "Оправдание добра"), Достоевского и Толстого. Однако бесспорно, что значительное влияние на формирование нового мировоззрения оказали и западноевропейские мыслители того времени (Шопенгауэр, Ницше, Кьеркегор). Можно сказать, что стартовой площадкой его развития "помимо домашней духовности служила зарубежная образованность" . Своими корнями духовное обновление уходило не только в родную почву, но и в те учения, которые в это время вынашивала европейская мысль. Революция 1917 года нашла отражение в другом сборнике - "Из глубины. Сборник статей о русской революции", написанном по ее "горячим следам" в 1918 году. В нем приняли участие большинство авторов "Вех" (Бердяев, Булгаков, Изгоев, Струве, Франк). Связь двух сборников очевидна, различия обусловлены лишь тем, что в первом проблематика, связанная с новым мировоззрением, рассматривалась в свете уроков революции 1905 года (ее поражения), во втором - в свете уроков

3

революции 1917 года (ее победы). В новой книге еще раз была предпринята попытка убедить общественность в том, что "положительные начала общественной жизни укоренены в глубина религиозного сознания и что разрыв этой коренной связи есть несчастие и преступление" . Но это был уже голос, вопиющего в пустыне. Услышать новые предостережения никто не мог по простой причине - тираж пролежавшего до 1921 г. на складе сборника фактически был арестован и изъят из обращения. (Книга была переиздана в Париже в 1967 году с вывезенного Бердяевым экземпляра.) "Из глубины" - это первые слова одного из псалмов "De profundis": "Из глубины взываю к тебе, Господи", который исполняется обычно при погребении. Сборник по сути знаменовал конец и "нового религиозного сознания" и русского религиозно-философского ренессанса в целом. На духовном реформаторстве была поставлена точка.

4.АНТРОПОЛОГИЯ РЕВОЛЮЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ, ЕЕ ЕЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ВОПЛОЩЕНИЯ И РЕФЛЕКСИИ.

Традиц: (выведенная 19-м веком) антропология личности; человек в фокусе права, философии и вообще человек – мера всех вещей.

Рев: человек не имеет самост ценности, ценность человеку придает коллектив. Главн субъект человеч мира не «я», а «мы». Обществ интересы выше интереса личности. Новые моральноэтич. представления. То есть мораль относительна: благо то, что благо для коллектива. Как следствие – оправдание насилия. Ориентировка на переделку природы человека.

5.ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБРАЗ «НОВОГО ЧЕЛОВЕКА». ПОЛЕМИКА О «НОВОМ ЧЕЛОВЕКЕ» В КОНТЕКСТЕ РЕВОЛЮЦИОННОЙ АНТРОПОЛОГИИ.

Для лит-ры рев как реальность, как должное (но не ля всей литературы). - Проблема нового мира и нового человека(20е гг.)

2 варианта:

1.Проблема в костном мире, человек хочет измениться 2. Проблема старого человека в изменившемся мире. * Обретение новой человечности.

Фадеев «Разгром»: консерватор по худ.принципам, тема новая. Роман только кажется «не героическим». История преображения человека, духовной трансформац. В романе показ экспериментальный котел, в котором должен выплавляться нов человек.

Левинсон (мифологическая инициация) Еврей с опр.культ средой, преобр через отриц старого и превращ в культурный ноль, далее делает шаг в будущее.

Мечик не становится новым человеком.

Морозко ничего не тереяет. Преобраз из ничего в нового человека.

Булгаков «Собачье сердце» - философская сатира. Булгаков рефлексирует, пародирует революционный проект.Подобно Достоевскому, у него есть герой-провокатор, выжимающий идею до конца. Булгаков использует прием философской провокации.

Нов человек как эксперимент, взгляд со стороны, миф. Булгаков читает нового человека как метафору и реализует в «Собачьем сердце».

Шариков =Чугункин «0»+собака(нормальная природа). Природа не виновата в уродливости шарикова, песзакономерное бытие от Бога. Созд нов человек-монстр,беда, т.к. элементы из кот.он сделан сдвинуты со своих природных мест, проект гибельный,т.к. создание «искусственно». Мировой порядок вещей нельзя нарушать(разговор о кухне, гостиной, о том, чтобы есть в спальне). Если все перемешать или взять и поделить, то будет – разруха. Шариков

– разруха, т.к. инверсия органов жив сущ – это зло революц экспериментов. Швондер – объект анализа, активный преобразователь.

Преображенский представ старой сов власти.

«Роковые яйца».

-вмешательство в природу -Объект анализа – сам инженер революции

-создан философский шарж на Ленина -Рок – практик -Замысел карикатурный =НЭП=

-для абсолютной рев нэп был неприемлем

-конфликт старого человека с жизнью, кот опаздывает за ним.

-старый человек счит что мир ушел вперед, нов человек напротив. Но состояние конфликта было у нового и старого.

-старый человек задает вопросы: адаптация? Протест? Роль анахронизма?

-нов человек: адаптация к реальности? Протест? Держаться за рев-штыковую веру? * в протесте есть риск стать лишними людьми.

Бабель «Конармия»:

4

Лютов-интеллигент, ушедш добровольцем к большевикам, конфл между героем и миром, в кот мир-революционный, антигуманистический, «карнавал насилия». Герой восхищ мастерством «зверства», это потом смен отвращением и ужасом. Лютов искренне хочет стать новым человеком.

Багрицкий:

Ранняя поэзия-вопрос о новом человеке в рев мире(правильна ли вера?). Поздняя решение к вопросу(да, мышление штыками верно). Своеобразная эстетика: ему нравится бой, а не дом, красота войны, торжество мертвого над живым, покорение сильному человеку мира, метафора обладания; биологический романтизм; глубоко дионисийский азарт.

6.МОРАЛЬНО-ЭТИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ПРОБЛЕМЫ «НОВОГО ЧЕЛОВЕКА» В

ЛИТЕРАТУРЕ. Проблема «нового человека» в литературе 1920–1930-х годов. Ее специфика, истоки, решения. Лев Троцкий в своих размышлениях второй половины 20-х гг. о «новом человеке» идет по стопам Фридриха Ницше, сочетавшего мифотворческий культ «сверхчеловека» с мифотворческой грезой о «человеке будущего», которому дано преодолеть трагический, полный противоречий опыт истории.Между тем проблема «нового человека», поиски образа современного героя как раз и становятся одним из центральных аспектов латентного становления соцреализма в искусстве 20-х гг. и его теоретически оснащенного развития в 30-е гг. И если говорится о «коммунизме как фабрике мечты», то справедливо считать соцреализм некой «фабрикой нового человека»,

поскольку он ставит перед художником задачу социально-практического воспитания нового человека посредством стимулирующего воздействия сотворенного искусством «положительного примера». В 20-е годы XX века было твѐрдое убеждение в том, что с приходом новой власти и человек будет другой, новый, особая надежда возлагалась на всемогущество общественных, социал - радикальных форм воспитания. Темами повести Булгакова ―Собачье сердце‖ и рассказов Зощенко является человек как существо общественное, над которым тоталитарное общество и государство производят грандиозный эксперимент, с холодной жестокостью воплощая в жизнь идеи и теории. ―Новый человек‖ в произведениях Зощенко и Булгакова оказывается новым лишь с внешней стороны, по сути же, изнутри, остаѐтся прежним, но активно включившимся в новые общественные отношения – резко политизированные, наполненные пафосом отрицания, разрушения прежних ценностей и норм. Миллионам людей внушали: чтобы стать ―новым человеком‖, хозяином жизни, не нужно прилагать никаких усилий; любой пролетарий обречѐн быть таковым просто в силу своего происхождения. В своѐм романе Булгаков полагает, что всякая форма насилия над личностью – физическая (Преображенский) или идеологическая (Швондер) – не может привести к успеху. Человек неповторимая индивидуальность, из Клима Чугункина, послужившего "материалом" для Шарикова, может получиться только подобие Клима Чугункина. Но в контексте произведения была скрыта ещѐ одна немаловажная мысль: революция – своего рода насильственная операция, проведѐнная над обществом — объявила "труженика" – пролетария хозяином жизни, вырвав его в одночасье из полуфеодального быта, из рабства духовного и политического. Эксперимент с социализмом напоминает читателю искренние попытки профессора Преображенского насильственно улучшить человеческую породу. Предостережения Булгакова были рождены озабоченностью писателя все возрастающей абсолютизацией внешнего действа, формализмом, которые грозили разрушением гуманизма, уничтожением личности. Писатель последовательно проводил мысль о том, что именно сильное личностное или творческое начало может оказать сопротивление законам тоталитарного государства. Булгаков отстаивал взгляды интеллигентов. Он считал, что в мире торжествующих новых людей интеллигенту нет места, потому что измениться, отречься от себя, выжечь из себя свою интеллигентскую суть он все равно не сможет, сколько бы ни старался. Что касается героев произведений Зощенко, то они – в самом полном смысле этого слова новые люди. Они даже не подозревают о существовании каких-либо моральных координат. Они не «преступают» их, потому что им нечего преступать. Герой Зощенко в лучшем случае готов считаться с нравственным законом, существующим вовне. Внутри него этот таинственный орган, этот нравственный компас полностью отсутствует: «Он вдруг упал передо мной на колени и стал умолять меня, чтобы я ответила на его чувство. И тут в одно мгновенье я оценила общее положение. Я подумала, что если он в таком размягченном состоянии, то я могу из него веревки вить, и я могу очень много через него достигнуть. Я только не знала – этично ли сойтись с ним для достижения нужной цели. Этот вопрос вообще меня мучил долгое время. И, главное, мне не у кого было спросить, допустим ли такой момент: сойтись со своим врагом и через него добиться нужной цели». Почти все советские писатели дружно доказывали, что старый человек в основе своей хуже нового человека. Раздавались лишь отдельные робкие голоса, пытавшиеся сказать, что нет, пожалуй, все-таки не хуже. Нашелся даже писатель, который вовсе не поддался этому массовому безумию и как ни в чем не бывало спокойно продолжал настаивать на том, что – лучше, бесконечно лучше. Что, собственно, только он и имеет право называться человеком. Но Зощенко не участвовал в этом споре. Его точка зрения была равно далека и от мнения большинства, и от мнения меньшинства, и даже от мнения оставшегося в полном одиночестве Булгакова. Он исходил из совершенно иного представления о существе дела. По его глубочайшему убеждению, так называемый старый человек в существе своем ничем не отличается от так называемого нового человека.

7.«АКТИВИЗМ» КАК КОМПОНЕНТ РЕВОЛЮЦИОННОЙ АНТРОПОЛОГИИ, ЕГО ЛИТЕРАТУРНЫЕ ВОПЛОЩЕНИЯ И РЕФЛЕКСИИ.

Значение русской революции для мировой культуры определялось тем, что она получила возможность быть интерпретированной не только как социальный эксперимент, но также как антропологическая революция[14], выявившая принципиально новый антропологический тип, созревший в недрах русской культуры, совершивший антропологический переворот и создавший инновационный культурный проект по имени ―соцреализм‖. Поэтому для отечественной литературы русская революция[15], включая эпоху репрессий и государственной экспансии, стала актуальным механизмом медленного чтения[16], позволившим определить свое отношение к новому

5

антропологическому типу, выявленному в произведениях соцреализма[17], в которых наибольший интерес представляла психоисторическая инновационность1. Текст соцреализма предстал объемным групповым описанием архетипа нового советского человека, освободившегося от условностей цивилизации во имя заявленных претензий на мировое господство. В то время как русская классика (причастная к выявлению русского психотипа), стала рассматриваться как вполне репрезентативное проявление русской антропологии, подготовившей и осуществившей эту революции, она одновременно стала отвечать закономерному интересу к предыстории нового психотипа, оказавшегося близким общеевропейскому интеллектуальному дискурсу и соответствовавшего надеждам на самоутверждение наиболее активного и обеспокоенного проблемами власти ―массового человека‖[18]. Как пишет Юрий Щеглов в ―Энциклопедии некультурности‖: ―Одной из ―архетем‖, увлекавших советских писателей двадцатых годов, было рождение нового мира и нового человека. Типичным литературным героем этого периода был человек нового типа, поднятый волной революции из глубин народной жизни, уверенно делающий историю и не обремененный грузом цивилизации и морали. Многочисленные варианты этого персонажа, представленные в литературе того времени, наделены такими чертами, как стихийность, цельность, страстность, непосредственность, прямолинейность, свобода от условностей, инстинктивная тяга к справедливости, жадность к жизни, наивность, невежество, любознательность, непочтительное отношение к дореволюционным ценностям, коллективизм, ненависть к барам, неприязнь к интеллигенции‖[19]. 2

АКТИВИЗМ

(от лат. activus — активный) — филос. концепция, считающая активность, деятельность, в частностидуховную активность, сущностью реальности; пре дставление о том, что сущность человека заключается не всозерцании, а в деятельном преобразовании внешнего мира; моральное требование всегда переходить оттеоретических заключений к практическим действиям. Понятие чистого акт а (actus purus), восходящее еще каристотелевской концепции божества, широко использовалось схоластической мыслью , а затем Г.В.Лейбницем, И.Г. Фихте и др. А. означает также убеждение, что адекватное решение проблемы истины нем ожет быть найдено посредством абстрактного теоретизирования; деятельность, и прежде всегопредметная, преобразую щая мир деятельность, есть ключ к истине (Фихте, К. Маркс и др.).3

Активи?зм — термин, возникший в среде российской эмиграции в середине 20-х гг. Наиболее раннее упоминание этого термина содержится в работах П. Б. Струве, считавшего "активистами" деятелей тех организаций, которые ведут активную борьбу с большевиками. Со временем этот термин получил более широкое толкование: «активистами» стали называть всех, кто активно боролся с Советской властью. Он все чаще стал использоваться многими учѐными, военными, общественными деятелями, публицистами (П. Н. Краснов, Г. П. Федотов и другие). Активизм — политическая доктрина той части российской эмиграции, которая вела активную борьбу с большевистской властью в России с целью еѐ свержения4.

Эта борьба велючала в себя выработку идеалогических установок, пропагандисткую деятельность, организацию террористических актов против советсвких представителей за рубежом, а также рейдов на территория России с разл. (диверсионными и разведывательными) целями.

В эмиграции были представленны практически все небольшевисткие течения, от крайних монархистов до левых эсеров и меньшевиков.

Свое выражения «активизм» нашел в выработке идеологии, деятельности различных организаций, а также действий отдельных эмигрантов.

И.А.Ильин «о сопротивлении злу силою»: «Это есть разнуздание известного рода инстинктов, которыми и так одержими русские люди в эмиграции, путем их духовного, философского, морального оправдания и возвеличивания».

Идеология «активйзма» принимала различные формы. Пропагандистской можно назвать деятельность В.Л. Бурцева, И.Л. Солоневича, П.Т. Горгулова. Художественные произведения П.Н. Краснова, публицистические работы М.П.

Арцыбашева, В.В. Шульгина, философский труд И. А. Ильина «Oj I сопротивлении злу силою» отразили разнообразие направлений борьбы с| советской властью. ^

Национальная идея, которая легла в основу идеологии «активизма», заключалась в том, что советская власть признавалась властью нерусской, антинародной, интернациональной, рассматривавшей Россию как базу для развертывания всемирной социальной революции. Идеологи «активизма» исходили из того факта, что русский народ ненавидит советскую власть, и выражали уверенность в том, что рано или поздно эта власть падет.

Неоднозначным было их отношение к возможностям эмиграции, но практически все они отводили ей значительную роль в общественно-политической жизни России после падения советской власти.

6

Заметное влияние на некоторых идеологов «активизма» (В.В. Шульгин, И.Л. Солоневич, К.В. Родзаевский, П.Т. Горгулов) оказали идеи итальянского и германского фашизма, которые они пытались перенести на русскую почву (русский фашизм)5.

Пѐтр Никола?евич Красно?в (10 [22] сентября 1869, Санкт-Петербург — 16 января 1947, Москва) — генерал Русской императорской армии, атаман Всевеликого Войска Донского, военный и политический деятель, писатель и публицист. Во время Второй мировой войны занимал пост начальника Главного управления казачьих войск Имперского министерства восточных оккупированных территорий. Эмигрировал в 1920 году. Жил в Германии, под Мюнхеном, а с ноября 1923 года — во Франции. Активно занимался политической деятельностью, сотрудничал сВеликим князем Николаем Николаевичем, Русским общевоинским союзом и другими русскими белоэмигрантскими организациями[25].

В эмиграции Краснов продолжал борьбу против большевиков, был одним из основателей «Братства Русской Правды» — организации, занимавшейся подпольной работой в советской России. В эмиграции П. Н. Краснов много писал. Его воспоминания и исторические романы — всего их было написано более двадцати — издавались на русском, английском, французском, немецком и других европейских языках[26]. В 1926 году был номинирован В. А. Францевым на Нобелевскую премию по литературе[27].

С 1936 года проживал в Германии, имел германский паспорт[28]. Гражданином Советской России никогда не был, легитимность власти большевиков в России не признавал. В одном из писем 1940 года Краснов писал: «…Казаки и казачьи войска как автономные самоуправляемые Атаманами и Кругом области могут быть лишь тогда, когда будет Россия. Значит, все наши помыслы, устремления и работа должны быть направлены к тому, чтобы на месте СССР — явилась Россия».

"Цареубийцы" - одно из лучших произведений писателя, воссоздающее события русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Через весь роман проходит образ императора Александра II всю свою жизнь пытавшегося дать России и русскому народу достойное существование, но потерпевшего на этом пути поражение и нашедшего смерть.

книга `От двуглавого орла к красному знамени` была очень популярна в 20-е годы среди эмиграции. Роман повествует о сложном и трагическом жизненном пути офицеров русской армии, вынужденных в лихую годину выбирать между белыми и красными.

8.КОНФЛИКТ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО И РАЦИОНАЛЬНОГО В КОНТЕКСТЕ РЕВОЛЮЦИОННОЙ АНТРОПОЛОГИИ, ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ В ЛИТЕРАТУРЕ.

9.ТЕХНОКРАТИЗМ РЕВОЛЮЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ, ЕГО ЛИТЕРАТУРНЫЕ РЕФЛЕКСИИ.

Технократический общественный строй характеризуется тем, что процесс производства и распределения доходов находится под контролем общества и делегирован наиболее квалифицированным специалистам. Экономика технократического общества имеет нерыночный характер.

Определяющими в экономической теории технократического общества является валовое производство энергии на душу населения и уровень научно-технического прогресса, который определяет эффективность использования энергетических мощностей.

Социальная структура такого общества базируется не на отношениях собственности, а на знаниях и квалификации. Такое социальное устройство так же известно как меритократия.

В романе-антиутопии «Мы» (1920) русского писателя Евгения Замятина представлено общество, в котором государство частично основано на технократии и сциентизме.

Короче, бла-бла-бла, что-нибудь о Замятине, бла-бла-бла Олеша, бла-бла-бла – Булгаков со своими яйцами.

10.НАТУРФИЛОСОФИЯ КАК СФЕРА ПОЛЕМИКИ РЕВОЛЮЦИОННОЙ И ТРАДИЦИОННОЙ ЛИТЕРАТУР.

На развитие художественной концепции природы в XX веке повлияли, с одной стороны, достижения русской философской мысли8, научные открытия начала века (к течению русского космизма были близки многие естествоиспытатели и ученые, такие как К. Циолковский, Д. Менделеев, И. Сеченов, В. Вернадский, А. Чижевский), с другой стороны, пафос революционного переустройства мира, породивший в литературе вплоть до конца 50-х годов «ведущий и определяющий... мотив преобразования природы»9, «отрицательное отношение» к ней 10. ифопоэтическое справедливо характеризуется как «творческое начало эктропической направленности, противовес угрозе энтропического погружения в бессловесность, немоту, хаос»18. Именно поэтому натурфилософская проза последовательна в своем обращении к мифу, репродуцируя его разновременные модификации: от тотемических воззрений до новозаветных образов. Опыт мифа оказывается наиболее важен в моменты различных социальных и исторических катаклизмов, в периоды «неустойчивого», кризисного состояния мира, что подтверждается развитием современной натурфилософской прозы. Благодаря привлечению этого опыта литературой рож

7

23

дается особое видение природы, новое (в контексте недавнего прошлого и по сравнению с ним) ее воплощение.

Во-вторых, современная натурфилософская проза вышла на новый уровень художественного осмысления взаимосвязей человека и окружающего его мира. Этот уровень обусловлен новым мышлением, зародившимся в XX веке. Если современная научная, и в частности философская, мысль все более настоятельно выдвигает идею антропокосмизма, то и художественная мысль исходит из понимания человека как органической части космоса, на основании чего можно говорить о резонансе различных областей культуры в период появления новых научных идей и открытий. Наиболее наглядно новое мышление воплотилось в романном творчестве Ч. Айтматова и А. Кима, в итоговом романе Л. Леонова «Пирамида». Это находит выражение в новом «масштабе событий», в новом измерении времени и пространства (отсюда сложная их организация и взаимосвязь). В творчестве А. Кима реализуется одна из ярких идей, предложенная и разработанная в начале 20-х годов Тейяром де Шар-деном и В.И. Вернадским, а ныне особенно популярная — идея ноосферы, связанная для писателя с активной эволюцией культуры, с развитием духовных приоритетов (накопление «всеобщей энергии добра») и получившая в его произведениях оригинальное воплощение.

В-третьих, в свете возможного самоуничтожения человечества особое значение в литературе приобретает концепция единства сущего, его гармонического устройства — в противовес хаосу человеческой жизни, противоречащему традиционному ее укладу, законам природы, порождением которой является сам человек.

Одним из поэтов, которые посвящали свои произведения проблеме «человек и природа», был Николай Алексеевич Заболоцкий. В своих произведениях 30-х годов он изложил свое видение этой проблемы. Рассвет творчества поэта пришел на рубеже тридцатых годов, которые ломали жизнь миллионам людей. Его поэзия не криклива — это разговор по душам, вдумчивый взгляд художника на жизнь, природу, на человека. Заболоцкий старался найти в ней выход своим мыслям о смысле жизни, о предназначении человека в этом мире. Поэт старался найти и обосновать свое место среди людей. Его литературное наследие невелико. Оно включает в себя томик стихотворений и поэм, несколько томов поэтических переводов, немногочисленные заметки о поэтах и писателях, произведения для детей. Преданность своему делу была характерной чертой писателя, и, несмотря на трудную жизнь, он сумел вписать новое, весомое слово в русскую поэзию. В основе натурфилософской концепции Заболоцкого - представление о мироздании как единой системе, объединяющей живые и неживые формы материи, которые находятся в вечном взаимодействии и взаимопревращении. Развитие этого сложного организма природы происходит от первобытного хаоса к гармонической упорядоченности всех ее элементов. И основную роль здесь играет присущее природе сознание, которое, по выражению К. А. Тимирязева, "глухо тлеет в низших существах и только яркой искрой вспыхивает в разуме человека". Поэтому именно человек призван взять на себя заботу о преобразовании природы, но в своей деятельности он должен видеть в природе не только ученицу, но и учительницу, ибо эта несовершенная и страдающая "вековечная давильня" заключает в себе прекрасный мир будущего и те мудрые законы, которыми следует руководствоваться человеку. В 1929—30 поэт напишет натурфилософскую поэму «Торжество земледелия», затем поэму «Безумный волк». Это был его поэтический проект установления единства мироздания, объединения живых и неживых форм материи, умножения чистоты и гармоничности отношений человека с природой.

11.«ПОБЕДА НАД ПРИРОДОЙ» КАК КОНЦЕПТ РЕВОЛЮЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ, ЕГО ЛИТЕРАТУРНЫЕ ВОПЛОЩЕНИЯ.

Традиц: среда, породившая человека, воспитавшая его. Человек должен жть в согласии с природой.

Револ: человек противоположен природе, прир враждебна для человека. Человек произош от прир, отрицая еѐ. Меньше Природы – больше Человека. Упоение техникой, мотивы преодоления природы. Преодоление природы человека в самом человеке. Борьба с иррациональным в человеке, борьба с эмоциями.

-Борьба с эротизмом. «Любовный проект» Маяковского

-Финализм – учение о завершении мира.

Противоречия между культурой и природой, глобальная проблема 20 столетия, заставляли писателей не только накапливать факты, но и, проникая в многообразие связей ч-ка и истории, ч-ка и социума,создавать свою эстетическую реальность, где главной становилась концепция "переделки" человеческой природы. В пореволюционную л-ру идея нового человека пишла из прошлого. Апокалиптическое мышление и идея коллективного перерождения ч-ской природы в земном своем существовании. революция и революционная идеология приняла эстафету строительства новой культуры, на место Бога объявляется

8

человек, но человек улучшенной породы и природы. Эпические произведения отличались социально-аналитическими и социально-психологическими исседованиями возможностей ч-ской природы достичь своей соц. и нравств. цели, причем прозаики не только разделились в своем тяготении к центрам оппозиции, но и сами изменялись.испытывая утопии жизнью Большую роль в этом внутреннем движении литературы сыграл худож.психологизм, осваиваемый не только отечественными писателями, но и писателями русского зарубежья.

1.можно фиксировать обостренный интерес к соц. сфере бытия, к соц-антагонистическим конфликтам.Частные индивидуальные судьбы выступают как вариация общих и общественных сил. (Тренев"любовь яровая": любовь к мужу должна уступить чувству солидарности с товарищами по борьбе, революц. долгу.) 2. дети революционного авангарда( так можно назвать создателей героического еализма) свято верили в революцию Духа, в созидательные силы Человека, его способность сотворить мир. оппозиция природакультура решается в пользу культуры, т.е. жизнедеят-сти ч-ка. Личность оборачивается своей волевой стороной, подкрепленной пиететом разумного начала. Тип идейного ч-ка, в котором эмоц. стихия вводится в

берега рассудочности, обесцвечивает х-р, приводит в самом художественном стиле к торжеству аналитизма , что являлось и силой писателя, и одновременно слабостью,т.к.лишало образную ткань полноты изображения, эмоц. экспрессивности. Вот почему Фурманов, Фадеев повторяли те потери, которые испытал Горький, обратившись от своих стихийных натур к созданию типа Павла, рассудочного и разумного героя.

3. Герой изображается в экстремальных ситуациях и благодаря силе своего духа обнаруживает способность преодолеть препятствия, победить их, но писатели героического реализма чужды той радикально-революционной морали, которую утверждали романтики или "летописцы партийной жизни", наоборот, художники ощущали опасность своеволия, их привлекали, с одной стороны, революц. активность, а с другойкультура разума, нравственных начал.

12.«ПОБЕДА НАД ПРИРОДОЙ» И РЕВОЛЮЦИОННАЯ АНТРОПОЛОГИЯ: ПРОБЛЕМА ЕСТЕСТВЕННОГО И ИСКУССТВЕННОГО ЧЕЛОВЕКА В НОВОЙ ЛИТЕРАТУРЕ.

Противоречия между культурой и природой, глобальная проблема 20 столетия, заставляли писателей не только накапливать факты, но и, проникая в многообразие связей ч-ка и истории, ч-ка и социума,создавать свою эстетическую реальность, где главной становилась концепция "переделки" человеческой природы. В пореволюционную л-ру идея нового человека пишла из прошлого. Апокалиптическое мышление и идея коллективного перерождения ч-ской природы в земном своем существовании. революция и революционная идеология приняла эстафету строительства новой культуры, на место Бога объявляется человек, но человек улучшенной породы и природы. Эпические произведения отличались социально-аналитическими и социально-психологическими исседованиями возможностей ч-ской природы достичь своей соц. и нравств. цели, причем прозаики не только разделились в своем тяготении к центрам оппозиции, но и сами изменялись.испытывая утопии жизнью Большую роль в этом внутреннем движении литературы сыграл худож.психологизм, осваиваемый не только отечественными писателями, но и писателями русского зарубежья.

1.можно фиксировать обостренный интерес к соц. сфере бытия, к соц-антагонистическим конфликтам.Частные индивидуальные судьбы выступают как вариация общих и общественных сил. (Тренев"любовь яровая": любовь к мужу должна уступить чувству солидарности с товарищами по борьбе, революц. долгу.) 2. дети революционного авангарда( так можно назвать создателей героического еализма) свято верили в революцию Духа, в созидательные силы Человека, его способность сотворить мир. оппозиция природакультура решается в пользу культуры, т.е. жизнедеят-сти ч-ка. Личность оборачивается своей волевой стороной, подкрепленной пиететом разумного начала. Тип идейного ч-ка, в котором эмоц. стихия вводится в

берега рассудочности, обесцвечивает х-р, приводит в самом художественном стиле к торжеству аналитизма , что являлось и силой писателя, и одновременно слабостью,т.к.лишало образную ткань полноты изображения, эмоц. экспрессивности. Вот почему Фурманов, Фадеев повторяли те потери, которые испытал Горький, обратившись от своих стихийных натур к созданию типа Павла, рассудочного и разумного героя.

3. Герой изображается в экстремальных ситуациях и благодаря силе своего духа обнаруживает способность преодолеть препятствия, победить их, но писатели героического реализма чужды той радикально-революционной морали, которую утверждали романтики или "летописцы партийной жизни", наоборот, художники ощущали опасность своеволия, их привлекали, с одной стороны, революц. активность, а с другойкультура разума, нравственных начал.

9

13. КОНСТАНТЫ РЕВОЛЮЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ КАК ПРЕДМЕТ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕФЛЕКСИИ М. БУЛГАКОВА.

В 1923 г. в альманахе ―Пробуждение‖ были опубликованы ―Записки на манжетах‖ - первая крупная повесть Булгакова, состоящая из 3-х частей. В повести впервые проявилась яркая особенность индивидуального стиля Булгакова – лаконизм. Для некоторых глав характерен ―телеграфный стиль‖, т.е. манера письма в духе телеграмм. В 1922 – 23 гг. Булгаков публикует свои очерки и фельетоны: ―Москва Краснокаменная‖, ―Сорок сороков‖, ―Банщица Иван‖, ―Говорящая собака‖. Однако журналистика не привлекала писателя. Настоящей работой он считал свои рассказы, повести и романные замыслы. В 1924 – 25 годах М.А.Булгаков пишет сатирические повести ―Дьяволиада‖ и ―Роковые яйца‖, вслед за ними – повесть ―Собачье сердце‖ . Основная тема фельетонов, рассказов, повестей Булгакова 1920-х годов, говоря его же словами, - "бесчисленные уродства нашего быта". Главной мишенью сатирика явились многообразные искажения человеческой натуры под влиянием совершившейся общественной ломки ("Дьяволиада", 1924; "Роковые яйца", 1925). В том же направлении движется авторская мысль и в сатирической повести "Собачье сердце" Все эти своеобразные "сигналы-предупреждения" писателя служили для одних его современников поводом к восхищению. Февральская революция нарушила привычную жизнь. Свое мнение о ней Булгаков выразил в очерке «Киев-город» (1923). Начинающий писатель отметил, что с революцией «внезапно и грозно наступила история». После Октябрьской революции он был освобожден от военной службы и вернулся в Киев, который вскоре заняли германские войска.

Повесть «Собачье сердце» написана в 1925 году. Опубликована за границей в 1968 году, в СССР в 1988 году. В основе повести лежит великий эксперимент. Эксперимент профессора Преображенского фантастичен: создать нового человека путем пересадки собаке части человеческого мозга. В повести звучит тема нового Фауста, но, как и все у М. А. Булгакова, она носит трагикомический характер. Больше того, действие повести происходит в канун Рождества, а профессор носит фамилию Преображенский. И эксперимент становится пародией на Рождество, антитворением. Но, увы, ученый осознает всю безнравственность насилия над естественным ходом жизни слишком поздно. В повести «Собачье сердце» злободневная и одновременно вечная проблематика опасности «революционного» преобразования природы и человека разрабатывается ещѐ глубже и шире чем в «Роковых яйцах». Дворняга Шарик перерождается в пролетария с наследственностью, полученной от уголовника Клима Чугункина. За фантастической оболочкой проступает крайне тревожная идея: как можно существу хотя бы и человеческому, но найденному на общественной помойке, предоставить в обществе полномочия «атакующего класса» и вершителя «классовой диктатуры»? По мнению Булгакова, строительство социализма – это огромный по масштабам и опасный эксперимент (опыт). К попыткам создания нового общества и нового человека революционными методами, которые не исключали насилия, автор относится – отрицательно. Для него это – вмешательство в естественный ход событий, последствия которого могли оказаться плачевными для всех. Обнаружив в обществе «феномен Шарикова», Булгаков угадал наиболее массовую низовую фигуру, которая была необходима сталинской бюрократии для осуществления еѐ власти над всеми, без исключения, социальными группами, слоями и классами нового общества. Без Шарикова и ему подобных, были бы не возможны, под вывеской «социализма», массовый разгул, организованные доносы, бессудные расстрелы, что требовало огромного исполнительного аппарата, состоящего из полулюдей с «собачьим сердцем». В повести Булгакова профессор Преображенский сам исправляет свою ошибку. В жизни сделать это гораздо сложнее. Повесть Михаила Булгакова объединяет в себе три жанрово-художественных формы: фантастика, социальная антиутопия, сатира.

Повесть «Роковые яйца» была написана в 1924 году, а опубликована в 1925 году. повесть-антиутопия, что усиливается за счѐт научно-фантастического колорита и авантюрного сюжета. Хотя действие произведения приурочено к 1928 году, направлено оно в будущее, реалии советского быта первых пореволюционных годов узнаются без труда. Антиутопический характер повести придаѐт и ситуация научного эксперимента, которая перенесена на почву социальных отношений. Через все произведение проходит мотив красного луча, открытого московским профессором. Не случайны и название совхоза «Красный луч», повторяющиеся эпитеты «красные», «малиновые» яйца. Видоизменяются сами определения: «красный луч», «луч жизни», «луч новой жизни», «зарождение новой жизни». Научно-фантастический жанр дополняется символическими акцентами и приобретает черты притчи, философского предостережения - предостережения об опасности вторжений в макропроцессы человеческого бытия. А определенные сюжетные особенности (динамика повествования, черты сатирического гротеска, обращенность в будущее, юмор) и конфликт, основанный на изображении насилия, превращают данную повесть в антиутопию. Многие исследователи обращают внимание на черты сходства Персикова с Лениным, которые придаѐт Булгаков своему персонажу, аналогия эта проводится в самом начале. Во-первых, совпадает возраст (события повести отнесены автором к 1928 г., причем сказано, что профессору в это время было «ровно 58 лет». Следовательно, родился он в 1870г. Это год рождения Ленина), а во-вторых, есть и черты портретного сходства. Лабораторные эксперименты и открытия профессора Персикова, которые Рокк пытался использовать в практических целях, Булгаков рассматривает как аналогию с социальным экспериментом, который проводили над Россией большевики - в этом соединяются как насилие над историей, так и насилие над человеческой природой.

Второй по значению образ в системе персонажей повести - образ А.С. Рокка. Сам за себя говорит внешний облик Рокка, он подан в повести как олицетворение времени абсолютно чуждого и враждебного. Рокк олицетворяет неким образом ленинскую эпоху, ушедшую, как кажется автору, в безвозвратное прошлое. По его вине случаются все эти жуткие события.

«Жизнеописание Михаила Булгакова» – первая научная биография выдающегося писателя. Плод многолетней работы М.О. Чудаковой. Множество документов, свидетельств современников писателя дали возможность автору не только скрупулѐзно воссоздать вехи жизни Булгакова, но и его творческий облик. Книга написана в яркой

10

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]