Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
лекция 4.doc
Скачиваний:
6
Добавлен:
04.03.2016
Размер:
383.49 Кб
Скачать

57

Методические указания к проведению лекционного занятия Тема № 3.2. Россия в XVI-xviIвеках

План:

  1. Первый русский царь Иван IV Грозный: характеристика личности, оценки в ис­торической литературе.

  2. Социальный и политический строй России XVI века.

  3. Период внутренних реформ и внешнеполитических успехов 1540-х – 50-х годов.

  4. Опричнина и ее последствия.

  5. Смутное время.

  6. Государственное и общественное развитие после Смуты.

  7. Раскол Русской Православной Церкви.

1. Первый русский царь Иван IV Грозный: характеристика личности, оценки в ис­торической литературе.

Нет времени в истории России более противоречивого, чем вторая половина XVI в. Переломный характер российского XVI века ощущали уже младшие современники той мрачной эпохи. Почти все ав­торы первой половины XVII в., писавшие о Смутном вре­мени, этом калейдоскопе возводимых и свергаемых с пре­стола царей-самозванцев, начинали свой рассказ с дея­тельности того царя, который «множество народу от мала до велика при царстве своем погуби и многие грады своя поплени», хотя и был сей «муж чудного рассуждения».

К середине XIX в. в российской исторической науке твердо установилось отношение к царю Ивану IV как к же­стокому и злобному тирану. Великий «дворянский» историк Н.М. Карамзин дал читающей публике первое яркое и цельное представление о времени Грозного царя. Ка­рамзин взял на вооружение концепцию «двух Иванов», созданную политическим противником, а сначала верным воеводой царя Ивана IV князем Андреем Курбским. Какова ее суть? В первую половину своего царствова­ния Иван IV был «добрым и наро­читым», добродетельным героем и мудрым госу­дарственным мужем, от бога «препрославленным», а в во вторую половину — превратился в тирана-деспота, как писал А. Курбский, «грех ради наших сопротивным обретеся».

Фактически, Н.М. Карамзин донес до читающей публики XIX века официальную концепцию первой половины XVII века, когда на престол взошел первый царь из династии Романовых — Михаил Федорович (1613 – 1645 гг.). С одной стороны, новой династии нужно было решительно отмежеваться от скомпрометировавших себя опричных зверств, с дру­гой — лишь через родство с Иваном IV новый царь имел право на престол (дед Михаила Федоровича был родным братом первой жены Ивана Грозного Анастасии Романовны Захарьиной-Юрьевой и, следовательно, дядей царя Федора Ивановича — сына Грозного).

Середина XIX в. — время рождения в России «буржу­азной исторической науки». Историки «государственной школы», прежде всего, С.М. Соловьев, рассматривали историю как процесс постепенного вытеснения старых «родовых» начал «государственными». Деятельность Ивана Грозною, по мысли С.М. Соловьева, была при всех жестокостях шагом вперед, к победе государственных начал. Вместе с тем, Соловьев не забывал и о моральной стороне. Он писал о Грозном: «…не произнесет историк слово оправдания такому человеку». Однако последователи Соловьева полностью отказались от моральных оценок как ненаучных.

Видный историк конца XIX – первой половины XX в. С.Ф. Платонов со­здал концепцию деятельности Ивана IV, которая с небольшими изменениями дошла до наших дней. По его мнению, Иван Гроз­ный вел борьбу против боярства как главного тормоза на пути централизации. Эту идею развил «первый советский историк» М.Н. Покровский, увидевший в опричнине Ивана IV «дворянскую революцию» против бояр.

Утверждению платоновской концепции в советской исторической науке способствова­ли не только ее стройность и логика, но и политическая конъюнктура. Личность царя Ивана IV весьма импонировала И.В. Сталину. Уже в конце 30-х годов (ви­димо, около 1938 г.) была дана негласная команда оправ­дывать террор Грозного как суровую государственную необходи­мость. С начала 1940-х гг. Ивана IV уже преподносили как выдающегося государственного мужа, патриота, бескомпромиссного борца с внешними и внутренними врагами страны. Террор Ивана Грозного, направленный против своего народа, был для Сталина не только оправданием его соб­ственного террора. Изгоняя моральные оценки из исто­рии, Сталин уничтожал мораль и в собственной политике.

Лишь со второй половины 50-х годов XX века стало воз­можным писать об Иване Грозном иначе. Пересмотр ста­рых концепций оказался долгим и мучительным. Одним из пионеров новых подходов к изучению истории России XVI века стал А.А. 3имин. Он реши­тельно порвал с традиционной концепцией борьбы боярства и дворянства — одним из китов, на которых зижди­лась концепция прогрессивности опричнины, и показал, что опричнина утвердила в стране режим личной власти.

Итак, каков же он — первый российский царь?

У «Государя всея Руси» Василия III от первого брака с Соломонией Сабуровой детей не было. Второй раз он женился на Елене Васильевне Глинской, дочери князя Глинского, выходца из Великого княжества Литовского (кстати, она приходилась свойственницей по­следним сербским деспотам). И вот, когда Василию III минул уже 51 год, Елена Глинская родила ему, наконец, долгожданного наследника престола. Будущий «Грозный царь» появился на свет 25 августа 1530 г., по свидетельству новго­родской летописи, в блеске молний и под грохот грома.

В характере Грозного можно обнаружить византийскую изощренность, унаследованную им от отца и бабки — Софьи Палеолог, племянницы последнего ви­зантийского императора. Необузданностью желаний и бы­строй сменой настроений отличался не только дед Гроз­ного Иван III, но и легкомысленная и вспыльчивая краса­вица Елена Глинская. Внук византийской царевны и свойственник сербских деспотов соединил в себе и хорошие, и дурные стороны характеров предков. Государст­венный ум и малодушие, трезвый расчет и порывы не­обузданного гнева, религиозность, доходящая до ханжест­ва, и неприятие церковной действительности, жестокость, озлобленность, ненависть к людям и сладострастие со­ставляли причудливый сплав характера первого царя.

Когда Василий III умер, его единственный трехлетний сын был провозглашен государем под именем «Иван IV». Реально правила мать великая княгиня Елена. Но вскоре умирает и она (по одной из версий ее отравили), и восьмилетний Иван Васильевич остался круглым сиротой. Страной стала управлять Боярская дума. Наступила мрачная эпоха боярского правления, эпоха беззакония, насилия, вражды и борьбы за власть — преимущественно, между двумя наи­более знатными боярскими фамилиями: князьями Шуйскими и Бельскими. То одна, то другая партия захваты­вала власть и преследовала противников. В результате многолетних кровавых распрей верх одер­жала третья партия: родственники покойной великой княгини Елены — Глинские.

Мальчик-государь, от природы умный, живой, впечат­лительный и наблюдательный, рос в обстановке забро­шенности и пренебрежения. Родственники — бояре не только не заботились о его правильном образовании и воспитании, но даже плохо одевали и кормили его и его младшего брата Юрия, а иногда и прямо обижали и ос­корбляли Ивана. Так в душе мальчика рано образовалось чувство вражды и ненависти к боярам как его врагам и похитителям власти. Безобразные сцены боярского своеволия и насилий и его собственные беспомощность и бессилие развили в нем робость, подозрительность, недоверие к людям, а с другой стороны — пренебреже­ние к человеческой личности и к человеческому досто­инству.

Предоставленный сам себе Иван IV увлекся чтением. Он перечитал все книги, ко­торые смог найти во дворце. Единственным его искрен­ним другом и духовным наставником был с 1542 г. митрополит Макарий, знаменитый составитель «Четьих Миней», огромного сборника всей церковной литературы, из­вестной в то время на Руси.

Юному государю не было еще и полных 17 лет, когда его дядя Михаил Глинский и его бабушка княгиня Анна сумели подготовить политический акт большой государственной важности. 16 января 1547 г. великий князь Московский и всея Руси Иван Васильевич торжественно был увенчан титулом царя.

Во время долгой (по обычаю православной церкви) и торжественной службы митрополит Макарий возложил на Ивана крест, венец и бармы, присланные якобы византийским цесарем Константином Мономахом на Русь для венчания князя Владимира Всеволодовича (Мономаха).

Во время обряда «венчания на царство» устами митрополита Макария была начертана программа дея­тельности царя. В союзе с церковью, которая отныне объявлялась «матерью» царской власти, он должен был укрепить «суд и правду» внутри страны, вести борьбу за расширение государства. По завершении чина венчания великий князь стал «боговенчанным царем». Дополнение короткого слова «царь» к и без того уже пышному титу­лу великого князя — «Государь всея Руси и великий князь Москов­ский, Владимирский и прочих земель» — делало его носи­теля равным по чину императору «Священной Римской империи Германской нации», ставило выше английского, французского, датско­го и иных европейских королей, уравнивало с восточными соседями — казанским и астраханским ха­нами, наследниками Золотой Орды, недавними повелите­лями Руси.

Роль Макария в венчании Ивана IV на царство несом­ненна. Но при этом надо иметь в виду, что, отвращая царя от Глинских, пытавшихся использовать акт венча­ния в своекорыстных интересах, Макарий хотел укрепить свое собственное влияние на него, а вместе с тем — уси­лить влияние церкви в политической жизни.

С венчанием Ивана IV на царство идея «Москвы — третьего Рима» получила реальное воплощение. Участие церкви в создании идеологии самодержавной власти не ограничивалось в середине XVI в. составленным Макарием чином венчания на царство. Прославлением сотрудничества между государственной властью и церковью про­никнуты обширный свод (позже названный «Никоновской летописью») и «Степенная книга», вышедшие также из макарьевского окружения. Родословная Ивана IV выво­дится в Никоновской летописи от римских и византийских императоров: он в ней оказывается потомком Авгу­ста. Вся история возвышения Москвы, превращения ее в могучую державу трактуется в летописи как история возвеличивания и расцвета находящейся под божествен­ным покровительством династии Рюриковичей, достойным продолжателем которой является царь Иван Васильевич. Идее союза царской власти и церкви подчинена даже сама структура «Степенной книги», составленной по по­ручению Макария царским духовником Андреем. Изло­жение здесь ведется по «степеням» (ступеням), то есть по великим княжениям, причем каждой ступени соответст­вуют жившие тогда митрополиты. Их жизнь и дела так­же описываются и прославляются в назидание потомству.

По мнению В.О. Ключевского, царь рассматривался русскими людьми XVI века как властитель, который не­зависим от какой-либо внешней власти, который никому не пла­тит дани. Новый титул «царь» не только резко подчеркивал суверенность российского монарха во внешних сношениях, особенно с постордынскими ханствами (ханов на Руси называли царями), но и четче, чем прежде, отделял государя от его подданных. Царский титул закре­пил превращение князей-вассалов в подданных. Столица государства Москва отныне украсилась новым титулом: она стала «царствующим градом», а вся русская земля — Рос­сийским царством. Но для народов России начинался один из самых трагических периодов его истории. Насту­пило «время Ивана Грозного».

Какое же государство досталось в наследство первому русскому царю?

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.