Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Referat

.docx
Скачиваний:
9
Добавлен:
03.03.2016
Размер:
53.05 Кб
Скачать

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ,

МОЛОДЕЖИ И СПОРТА УКРАИНЫ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ВЫСШЕЕ УЧЕБНОЕ ЗАВЕДЕНИЕ, ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНО-НАУЧНЫЙ ИНСТИТУТ ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ И МЕНЕДЖМЕНТА

КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ

РЕФЕРАТ

по дисциплине «Философия глобальных проблем современности»

на тему: «Индустриальное общество: социально-экономическая парадигма»

Выполнила: студентка 2 курса

дневной формы обучения

группы ЭПР-11

Новикова П.А.

Проверил:

Канд. филос. наук Гончаров В.В

Донецк, 2013.

Оглавление

Введение………………………………………………………………….….….3

  1. Индустриальное общество: принципы социальной организации, ценностные доминанты и антропологический тип………………….……5

  2. Теории индустриального общества…………………………….…….…...10

Заключение…………………………………………………………………….24

Список литературы……………………………………………………………27

Введение

Все многообразие обществ, существовавших прежде и существующих сейчас, обществоведы разделяют на определенные типы. Существует множество способов классификации обществ. Один из них предполагает выделение традиционного (доиндустриального) общества и индустриального (промышленного, современного) общества.

Традиционное общество — это понятие, обозначающее совокупность обществ, общественных укладов, стоящих на разных ступенях развития и не обладающих зрелым индустриальным комплексом. Определяющий фактор развития таких обществ — сельское хозяйство. Традиционные общества часто называют «ранними цивилизациями», противопоставляя их современному индустриальному обществу. Однако социологи отмечают, что слишком широкая трактовка данного термина позволяет отнести к этому типу разнообразные общественные уклады, в действительности значительно отличающиеся друг от друга, например племенное, аграрное, феодальное общество. Поэтому в настоящее время это понятие считается спорным и избегается многими обществоведами.

Индустриальное общество – это тип общества, следующий за аграрным обществом, который основывается на развитии крупного промышленного производства (капитала), имеет соответствующим образом оформленные хозяйственные отношения – в виде рынка, а также социальную структуру и культурную сферу.

Таким образом, определяющий фактор развития индустриального общества — промышленность. Индустриальное общество предполагает возникновение целостной нации-государства, организованного на основе общего языка и культуры, сокращение доли населения, занятого в сельском хозяйстве, урбанизацию, рост грамотности, расширение избирательных прав населения, применение достижений науки во всех сферах общественной жизни.

Согласно теории индустриального общества переход от отсталого аграрного, традиционного общества, в котором господствуют натуральное хозяйство и сословная иерархия, к передовому промышленно развитому обществу с массовым рыночным производством и демократическим строем, есть главный критерий общественного прогресса. Понятие индустриального общества часто соотносится с понятием массового общества. Периоды индустриализации, ее темп значительно различаются. Западная Европа и Северная Америка основной процесс индустриализации прошли в период с 1815 года по 1914 год.

Теории индустриального общества получили свое дальнейшее развитие в современных концепциях постиндустриального общества. Ведущими теоретиками индустриального общества были известные ученые – Р.Арон, Д. Белл, Т.Веблен, Б.П.Вышеславцев, Дж.К.Гэлбрейт, Л.Мамфорд, Т.Парсонс, У.Ростоу, А. Тоффлер, А.Турен и др. Несмотря на различия в их позициях, в т.ч. в описании граней и оттенков этого общества, все они согласны в главном: его сущность, а значит законы строения и функционирования, определяются техникой и технологиями, опирающимися на стремительно прогрессирующую науку. Машинное производство не просто заменяет ручной труд, оно воспроизводит вещи серийно и по единому образцу. Проще говоря, в индустриальном обществе достигается невиданная ранее динамика производства, которая в свою очередь имеет критерии – количество и объем в их физическом и денежном выражении. Но из области производства эти критерии экстраполируются на все остальные сферы жизни, включая валовой национальный продукт (ВНП)[1].

Основные специфические характеристики постиндустриального общества сводятся к преобладанию производства услуг, возникновению нового интеллектуального класса профессионалов и технических специалистов, которому отводится решающая роль в функционировании и развитии общества, резкому развитию информационных технологий.

1. Индустриальное общество: принципы социальной организации, ценностные доминанты и антропологический тип.

Методологической базой изучения этого типа общества является концепция технологического детерминизма, или представление о главенствующей роли техники в общественном развитии. В этой связи уместно вспомнить сентенцию Б.П.Вышеславцева о том, что «индустриализм есть господство техники и, следовательно, «технократия», власть специалистов по управлению машинами, людьми, власть техников, инженеров, организаторов и бюрократов». Однако самое важное состоит в том, что «технократическая тенденция есть имманентное свойство индустриализма». Правда русский социальный философ ассоциировал индустриальную социальность главным образом с Западом и с СССР как его историческим оппонентом. Но проблема, как оказывается, гораздо шире и глубже, ведь речь идёт о расширении границ этого общества или поглощение его динамикой всего мира. Не случайно французский социолог и политолог Р.Арон задавался вопросом: «будучи примерами для всех человеческих сообществ, не творят ли индустриальные общества впервые единство всего человечества?». Отвечая на него он приходит к выводу о том, что Европа, Америка, Россия, Азия, в частности, Япония и Китай, хотя и по разному, но вступили на путь индустриализации. Этому обстоятельству в немалой степени способствовали две мировые и «холодная» войны, продемонстрировавшие идеологическую дивергенцию человечества, но показавшие его, пусть относительное, технико-технологическое единство. Таким образом, индустриальная форма общества становится судьбой человечества в ХХ веке, а значит, заложенное в неё содержание таит в себе признаки глобальности и неотвратимости1.

Среди базовых характеристик индустриального общества - секуляризацию и рост просвещения, формирование национальных языков и культур, утверждение гражданского права. Но его понимание едва ли будет адекватным без учета установки на создание «технической цивилизации» как таковой, охватывающей своими институтами и все сферы жизни без остатка. Поэтому к социальным характеристикам индустриального общества чаще всего относят:

  1. фундирующую роль техники и технологий в социоприродных процессах;

  2. моделирование общества в виде фабрики;

  3. возрастающий уровень потребления энергии как показатель качества жизни;

  4. четкую диверсификацию жизни на работу и досуг;

  5. новые средства связи и коммуникации;

  6. разрыв с прежними традициями и нормами;

  7. функциональную предметность как мировоззренческую основу массового, серийного производства вещей;

  8. новый тип человека – «одномерного человека» (Г.Маркузе).

Но, этих характеристик всё же недостаточно2, для уяснения системы и функций данного общества, его целевых притязаний и аксиосферы. Поэтому совершим ещё одно приближение к его онтологии вместе с Й.Масудой. Японско-американский социолог создаёт такой эскиз индустриального общества, в котором важнейшими признаками являются:

- наличие паровой машины и современного завода как основы индустрии;

- массовое производство товаров и услуг, транспортное сообщение, осуществляемые на базе производительной силы парового двигателя и его модификаций;

- высокое массовое потребление (товаров продолжительного использования, в т.ч., автомобилей);

- социальный символизм в виде современного завода или фабрики;

- расширение рынка сбыта совершается путем открытия новых континентов и завоевания колоний;

- присутствие в его структуре первичного (сельское хозяйство), вторичного (промышленность) и третичного (сфера услуг) секторов, но с явным преобладанием второго;

- универсальный социоэкономический принцип – «закон цены» (стоимости), который действует как смитовская «невидимая рука», т.е. поддерживает относительное равновесие между спросом и предложением;

- предприятие как главный субъект социальной активности, при существовании частной, акционерной и государственной форм собственности и предпринимательской инициативы;

- строй централизованной власти и иерархии классов;

- парламентская система и мажоритарное управление;

- трудовые (профессиональные) союзы как сила, способная добиваться социальных перемен.

Тем не менее, индустриальному обществу присущи три типа социальных проблем: безработица, обусловленная падением производства; войны, которые порождаются международными конфликтами; фашистская диктатура.

При этом, считает Й.Масуда, индустриальное общество имеет ряд сугубо экономических характеристик, которые позволяют фиксировать его специфичность: в нем господствует собственность на капитал, свободная конкуренция и максимизация прибыли; оно сориентировано на сбыт товаров; оно проводит последовательную специализацию, т.е. иначе, чем цеховое хозяйство средних веков осуществляет разделение труда3; наконец, полным отделением сферы производства от сферы потребления. Однако универсальным стандартом относительно социальных ценностей (предпочтений), являются материальные ценности, способные удовлетворить физиологические и физические потребности огромных масс людей. Напротив, духовные ценности, по сути, становятся уделом подвижников-одиночек[12].

Конкретизируя роль субъекта индустриального общества французский социолог Ж.Эллюль показал, что роль буржуазии в разворачивании его структуры была определяющей. Именно буржуазия ввела в действие механизм индустриализации, который с неумолимой логикой требует всё возрастающего капиталистического накопления, плюс вовлечения в этот процесс огромных масс пролетариата. Но дальнейшая траектория этого общества связана с огосударствлением техники, сращиванию информатики с бюрократической властью. Но это, согласно Ж.Эллюлю, исторический тупик человечества, поскольку «ведущий к нему путь так приятен, так легок, так соблазнителен, так полон ложными удачами, что представляется маловероятным, что человек отвергнет его и вступит на трудную, аскетическую, добровольно самоотверженную и нешумную дорогу, которая позволит в конечном счете прийти к гуманизации техники и власти». Сам Эллюль, критикуя капитализм и технократизм, стоял на позиции «революционно-освободительного социализма», уменьшающего роль бюрократии, но проводящего демократическую идею посредством информатизации всех сфер социального бытия.

Далее нужно вспомнить о наблюдениях австрийского экономиста Й.Шумпетера, который зафиксировал ключевую роль предпринимателя в деле становления частного промышленного капитала, а значит социоструктуры индустриального общества. Предпринимательская деятельность ему представлялась в виде «созидательного разрушения», т.е. практики отказа от устоявшихся структур и принципов деятельности, и последовательно создания новых «комбинаций факторов производства».

В свою очередь, Дж.К.Гэлбрейту принадлежит гипотеза, нашедшая свое подтверждение на примере ряда американских компаний – «Дженерал Электрик», «Дженерал Моторс» и др. Он в частности считает, что современная хозяйственная организация требует принятия групповых решений на всех стадиях изготовления изделия-товара. Они, в свою очередь, при подчинении требованиям современной техники и планирования, а также в связи с отделением функций собственности на капитал от функции контроля над предприятием4, вырабатываются и принимаются администрацией или техноструктурой. Её составляет многочисленная группа лиц: от самых высокопоставленных служащих корпорации – до работников в белых и синих воротничках. Главный признак этой группы – обладание специальными знаниями и умение их конвертировать в долгосрочные и эффективные решения. При этом основной целью компании становится не получение максимальной прибыли, а ускорение темпов самого производства. Естественно, что в полной мере соответствует интересам общества высокого массового потребления.

Но этих социально-философских, социологических и политэкономических ракурсов всё же недостаточно для понимания сущности рассматриваемого процесса. Её, как считали некоторые авторы, в т.ч. Н.Бердяев, М.Хайдеггер, К.Ясперс, Г.Маркузе, Ф.Поллок, Э.Фромм и др., может презентировать современный человек, ибо в нем сконденсированы все тенденции второго «осевого времени» – индустриального сдвига в истории. Тем не менее, если первое «осевое время» давало полноту смысла бытия для многих народов и цивилизаций, то второе не порождает ничего кроме внутренней опустошенности, если конечно не считать схемой жизни – «жесткую целесообразность». Конечно, в ней наличествует и торжество естественных наук, и «дух изобретательства», и «новая организация труда», позволяющие человеку вести облегченный, т.е. не связанный с трудностями прежних эпох, образ жизни. Но эта схема, если вспомнить аргументацию немецко-американского философа Г.Маркузе, не освобождает человека и общество, а наоборот загоняет их в новый вид рабства, сопряженный с инструментализацией жизненного процесса. Это осуществляется путем, когда «технология превращает человека и природу в легко заменяемые объекты организации», а «мир обнаруживает тенденцию к превращению в материал для тотального администрирования, которое поглощает даже администратора». В таком случае, величие «фаустовского человека» обернулось фикцией, которую трудно признать, и тем не менее, с которой нельзя в конце концов не согласиться.

Если же говорить об общем знаменателе индустриального прорыва, то нужно вслед за известным российским математиком И.Р.Шафаревичем, констатировать: в самих принципах технологической цивилизации заложены: а) утопия идеальной организации природы по шаблону «мегамашины»; б) идеи универсальности и беспочвенности, на основе которых она подчиняет себе другие культуры и цивилизации, уничтожая возможные «запасные» варианты исторического развития; в) логика переориентации с собственно человеческого бытия, всегда соотнесенного с естеством, на логику функционирования техники и технологий.

Разумеется, эти доводы кому-то могут показаться слабыми и неубедительными. Кто-то по-прежнему верит в силы технологической цивилизации, но имеет смысл обратиться к поэзии, этой настоящей хранительнице судьбических откровений.

Итак, в итоге краткого знакомства со структурными, функциональными и ценностно-целевыми параметрами общества индустриального типа, мы не увидели сколько-нибудь существенных рассуждений на темы экологии (природы, культуры, человека). И теоретики и практики индустриального общества почему-то вынесли их за скобки, считая, что технический прогресс и рыночные игры в состоянии обеспечить безоблачное существование хотя бы западной части человечества. Но Запад, повторюсь, увлек в реализацию проекта модерн остальную часть человечества, не предоставив ей никаких исторических (экологических, социальных, правовых и моральных) гарантий! Это обстоятельство в полной мере иллюстрируемо и следующей ступенью, на которую он успел перескочить, оставив в растерянности многих ревнителей модерна и его «мегамашины»[1].

2. Теории индустриального общества

Научно-техническая революция оказала большое влияние на всю систему современной политической экономии. Своеобразно отобразил ее институционализм, породив новое, так называемое социальное направление институционализма. Его адепты, используя принцип технологического детерминизма, начали разрабатывать разные типы индустриальных концепций трансформации капитализма.

Основы индустриальной концепции были заложены еще в трудах Веблена. В 40-60-х гг. она снова приобрела актуальность в связи с развертыванием НТР. Родоначальником концепции «индустриального общества» считают американского экономиста П. Дракера, который в 40-х гг. опубликовал несколько трудов, посвященных этой проблеме: «Будущее индустриального человека» (1942), «Идея корпорации» (1946), «Большой бизнес» (1947), «Новое общество. Анатомия индустриального строя» (1949).

Становление «индустриальной системы» он относит к ХХ ст. Ее основу создают большие предприятия и корпорации, которые осуществляют массовое производство. «Индустриальная система» знаменует переход к «индустриальному обществу». Центральным институтом «индустриального общества» является большое специализированное предприятие. Дракер определяет две разновидности «индустриального общества»: капиталистическое и социалистическое. Капиталистическое «индустриальное общество» Дракер называл «свободным», а социалистическое - «рабским».

В 60-х гг. теорию «индустриального общества» развили американский социолог и экономист Уолт Ростоу, французские социологи Жак Еллюль и Раймон Арон.

Ростоу опубликовал книжку «Стадии экономического роста. Некоммунистический манифест» (1960), который изложил собственную концепцию общественного развития, как альтернативу марксистской формационной теории. Он выделяет пять стадий экономического роста: 1) традиционное общество, 2) подготовка предпосылок для поднесения, 3) поднесение, 4) движение к зрелости, 5) эра высокого массового потребления.

Пятой стадией Ростоу не завершает периодизацию общественного развития. Будущее общество он связывает со стадией «за потреблением», которая будто уже достигнута в США. Для нее характерным является преобладание семейных и интеллектуальных ценностей над потреблением. Ростоу считает, что высокое массовое потребление станет общим и призывает человечество ускорить этот процесс[13].

Раймон Арон - французский социолог. Свою концепцию индустриального общества он изложил в таких произведениях: «18 лекций об индустриальном обществе» (1962) и «Трех очерках об индустриальной эпохе» (1966).

Индустриальное общество он определяет как такое, в котором наиболее распространенной формой производства является большая промышленность. Такому обществу присущие полное отделение от семьи, технологическое деление труда, нагромождение капитала, концентрация рабочих. Следовательно, определение индустриального общества в Арона является достаточно расплывчатым, поверхностным. Он также выделяет два типа индустриального общества: капиталистическое и советское. Разницу между ними он видит в форме собственности на средства производства и способах регуляции экономики.

Для методологии Арона, как и для Ростоу, определяющим является технологический подход к анализу экономических процессов, когда уровень развития общества, его тип и социальная структура выводятся из уровня развития техники. Арон пытается отрицать факт разного уровня экономического развития в пределах капиталистической системы.

Арон ставит целью сближать капиталистическую и социалистическую системы, поскольку они обе определяются понятием индустриальных обществ. Следовательно он надеется, что его критический анализ, направленный против капитализма, такой же мерой будет направлен и против другого режима, то есть социализма.

Жак Еллюль - французский социолог, разработал концепцию «технологического общества». Основой «технологического общества» у него является техника, которая властвует над обществом и человеком. Она развивается за собственными законами и не подвластная человеку. Она автономная и относительно экономики и политики. «Техника, - писал Еллюль, - влечет и предопределяет социальные, политические и экономические изменения. Это - першоруший всего последнего».

В концепции Еллюля имеет место не только фетишизация, но и универсализация техники. Техника в его понимании не ограничивается машинами и технологией, а охватывает все сферы человеческой деятельности: 1) экономическая техника (связанная с производством), 2) техника организации (включает коммерческую и промышленную деятельность, государство, полицию, военное дело), 3) человеческая техника (охватывает медицину, генетику, пропаганду и тому подобное).

Предоставляя технике роль решающего фактора экономического развития, Еллюль выясняет, как ее развитие отражается на экономическом развитии общества. Именно развитие техники, по его мнению, предопределяет переход: 1) от индивидуального предпринимательства к «экономике корпораций»; 2) от «либеральной» экономики к государственно регулируемой; 3) от рыночной к плановой экономике. Этот процесс он объясняет развитием техники, увеличением ее стоимости, ростом инвестиций. При этих условиях экономическая деятельность выходит за пределы индивидуальных возможностей.

Дж. Гелбрейт выступил со своеобразной разновидностью теории «индустриального общества», которая подытоживала и развивала это научное направление. Он попробовал разработать «синтетическую», как он говорил, теорию, которая бы охватывала все важнейшие закономерности современного капитализма.

Эту теорию был изложен Гелбрейтом в книжке «Новое индустриальное общество» (1967), которая стала бестселлером на американском книжном рынке. Автора книги журнал «Форчун» назвал современным Кейнсом.

Гелбрейт стал также известным как автор теории «уравновешивающей силы», которую он изложил в труде «Американский капитализм: концепция уравновешивающей силы» (1952). Суть теории заключается в том, что устранение конкуренции в результате концентрации капитала не приводит, однако, к образованию монополий, поскольку тот же процесс порождает нейтрализующую, «уравновешивающую силу» в виде больших объединений покупателей и поставщиков. Как «уравновешивающую силу» Гелбрейт рассматривает многообразные кооперативные организации, фермерские объединения, профсоюзы, разные торговые объединения и тому подобное.

Значение этой «уравновешивающей силы» заключается не только в том, что она препятствует образованию монополий, но и в том, что она заменяет конкуренцию, которая когда-то была регулятором рынка. Гелбрейт писал, что конкуренцию, которая властвовала еще со времен А. Смита, «фактически заменено типичным для современного времени рынком с небольшим количеством продавцов, которых активно укрощают не конкуренты, а вторая сторона рынка - сильные покупатели».

В «Новом индустриальном обществе» Гелбрейт пытается комплексно рассмотреть всю экономическую систему капитализма, которую связывает с техническим прогрессом. Технический прогресс у него является сущностью, что саморазвивается, порождает сама себя. Технический прогресс и организация определяют экономическую форму общества.

Индустриальная система, за Гелбрейтом, в свою очередь, определяется высокоразвитой техникой, которая предопределяет все другие ее признаки: господство корпораций в решающих сферах экономики; необходимость больших капиталовложений; осложнение условий и роста расходов времени на выполнение заданий, которые появляются перед производством в связи с увеличением роли научных исследований и необходимости надлежащих лабораторных испытаний; повышение требований к квалификации рабочих и управляющих корпорациями; и, наконец, потребность в ликвидации риска для больших корпораций, которая нуждается в планировании.

В «индустриальном обществе» растет и роль государства, которое должно взять на себя часть расходов для обеспечения технического прогресса и уменьшения риска предприятий от его внедрения. То есть именно техника определяет всю экономическую структуру общества.

Гелбрейт выделяет два уровни развития корпораций: «предпринимательскую» и «зрелую

Большую роль в «индустриальном обществе» Гелбрейт предоставляет государству. Технический прогресс у него автоматически предопределяет необходимость вмешательства государства в экономическую жизнь. Он признает необходимость планирования на государственном уровне, регуляция государственного спроса, перераспределение национального дохода через систему налогов, содействия развития научно-технического прогресса, образования, национальной обороны. При этом он подчеркивает независимость корпораций, их самостоятельность, «автономию» относительно государства. Государство и корпорации Гелбрейт рассматривает как две независимых силы, которая плодотворно сотрудничает одна из одной[3].

Теория «конвергенции». С теориями социальной трансформации капитализма тесно связанная теория конвергенции. Срок «конвергенция» переводится как «приближение», «сближение». В природоведении он значит возникновение в процессе эволюции в относительно далеких групп организмов одинаковых черт в строении и функциях в результате их жизнедеятельности при похожих условиях окружающей среды. Зарубежные экономисты и социологи применяли этот термин к анализу явлений общественной жизни. Они утверждали, что капитализм и социализм под воздействием современного индустриального развития приобретают общие черты, сближаются, сливаются в какое-то «смешанное общество». Оно не будет ни капиталистическим, ни социалистическим, а будет воплощать преимущества обеих систем.

С обоснованием теории «конвергенции» в 50-х гг. ХХ ст. выступили экономисты и социологи П. Сорокин (США), Р. Арон (Франция), В. Бакингем (США). Значительное распространение теория приобрела в 60-х гг., благодаря трудам таких ученых, как У. Ростоу (США), Ян Тинберген (Голландия), П. Дракер (США), Дж. Гелбрейт (США) и другие.

Как и рассмотренные теории «индустриального», теория «конвергенции» не является какой-то цельной научной гипотезой. Ее авторы пользуются разными аргументами в защите своей позиции, по-разному описывают «смешанное» общество.

Широкую популярность приобрел технологический вариант «конвергенции» Дж. Гелбрейта. Будущее индустриальной системы он связывал с конвергенцией двух систем. Ничто, отмечал Гелбрейт, не дает возможности лучше заглянуть в будущее индустриальной системы, чем установление факта конвергенции. Слияние двух систем происходит в результате развития одинаковой технологической структуры производства. В труде «Новое индустриальное общество» Гелбрейт писал, что «современная индустриальная техника подчиняется определенному императиву, который выходит за рамки идеологии». Именно он диктует требования обществу. Отличия между странами, которые находятся на высшей ступени индустриализации, какими бы большими они не были за номенклатурой, под воздействием собственных потребностей индустриальной техники и связанной с ней организации производства уменьшаются все больше.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]