Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Voprosy_studentov_2014.doc
Скачиваний:
38
Добавлен:
22.02.2016
Размер:
302.08 Кб
Скачать

Постмодернизм

Апофеоз постмодернизма: на Берлинской выставке «бабушка перформанса» Марина Абрамович (53 г.), установив на стене седло от велосипеда и подставки для вытянутых ног, предстала перед зрителями в освещенном квадрате (намек на Малевича) в этом седле совершенно обнаженной и так продержалась 2 часа.

Происхождение термина: Рудольф Паннвиц в кн. «Кризис современной культуры» (1917) употребил термин «П.» применительно к человеку, утерявшему ориентиры в период торжества нигилизма в Европе. В понимании Паннвица постмодернист — полуварвар-полудекадент (настроения разрушения и разочарования). Тойнби (1947) под П. понимал современную фазу европейской культуры, знаменующую переход к политике глобальных международных отношений. Как широкое культурное состояние П. был осознан в 70-80-е гг. ХХ в. (Лиотар перенес это понятие в сферу философии).

Две версии П.: англо-американский (Ф.Джеймисон, Х.Фостер, Ч.Дженкс) и континентально-европейский (Фуко, Деррида, Лиотар, Бодрийар, Кристева). Различие: первая версия рассматривает П. как метод литературоведения и искусствоведения и — шире — как историчко-культурную категорию, в границах которой происходит отказ от единой модели мировоззрения и культуры, вместо которой приходит радикальный плюрализм и синтез различных течений, направлений, культур и т.д. Вторая версия определяет П. как особый вид чувствительности — «посмодернистскую чувствительность», которая критически относится к традициям европейской мысли нового времени и к самой новоевропейской культуре.

Истоки постмодернизма — постструктурализм и модернизм.

Постструктурализм — отторжение от идей структурализма, в частности, от бинарных оппозиций. Цель П. — осмысление неструктурных элементов в структуре (контекст, изменчивость, вобода) Постструктурализм отказывается от структуры, понимаемой как иерархия элементов с главенствующей роль текста. Постструктуралисты считают, что это причина тоталитаризма и вездесущего влияния государства. «Структуры не выходят на улицы». Цель постструктурализма — освобождение индивида от влияния сковывающих его групп, его отход от «винтикообразного» состояния. Фуко, Лиотар и др. постструктуралисты привнесли в П. идею раскрытия воздействий властных структур на глубины сознания и подсознания человека.

Модернизм: суть М. — в отмене прошлого и попытке «расчистки культурной территории» для совершенно нового («Сбросим Пушкина с парахода современности»). Суть П. — всеядное поглощение и переработка прошлого, его вольные интерпретации. От М-ма — полистилизм, разнообразие стилей, отсутствие одного большого стиля культуры.

В основе П. лежит т.н. «постмодернистская чувствительность» — тезис о художественности любого типа мышления (в противовес «строгой научности»). П.Ч. противопоставляется «законодательному типу мышления» — законодательному разуму. По З.Бауману, З.Р. основан на метафизике логоцентризма. Основной тезис: лишь немногие знающие истину (философ, автор, правитель), могут проводить в жизнь законы разума (от «Государства» Платона). Законодательный разум присущ человеку Нового времени. В основе постмодернистского мышления лежит интерпретативный разум, призывающий оставить претензии на научное, философское, религиозное всеведение. Для постмодерниста каждый «сам себе интерпретатор». Постмодернистского типа мышления не существует, т.к. П. является разрушением вех парадигм, он признает только множественное, локальное (плюрализм как основной принцип постмодернизма) — причем, все это разнообразие верований, идей, мировоззрений равно в своих правах. Лиотар: П. всеяден. Его главное качество — эклектизм.

Основные изменения, привнесенные в культуру П.:

1). Отношение к человеку. На первый план выходят несистемные, неструктурируемые, маргинальные явления. На место идеи стуктурной упорядоченности человека приходит понимание его как изменяющегося, процессуального, алогичного, определяемого собственными желаниями существа.

2). Отношение к человеческому сообществу. Общество и культура воспринимаются как поле отношений «власть — подчинение». Апод «властью» понимается не только государственная структура, начальство и т.д., а любое стремление к упорядоченности. Ибо во главе любого упорядоченного целого всегда находится какой-то верховный принцип или идеал, который направляет человека соответствующим образом мыслить и жить, что П. воспринимает как насилие. На место «власти», «принципов», «идеалов» приходят категории уникальности, плюрализма, случая, шанса, фантазии.

3). Отношение к тексту. Деррида: «Ничего нет кроме текста». Текст есть поле пересечения социальных дискурсов. Дискурс — свойственный данной культуре определенный порядок обсуждения чего-либо, включающий темы эпохи и культуры, подход к ним, манеру их анализа, содержание этих тем. Это одновременно процесс и результат. Дискурс как процесс есть вербализованная деятельность (обсуждение. написание). Дискурс как результат проявляется в текстах культуры. Эти два понимания дискурса неразрывно связаны: обсуждение фиксируется в тексте, текст порождает новые обсуждения (интерпретации).

С точки зрения типа дискурса существуют три вида текста:

  1. Текст-чтение.

  2. Текст-письмо, который образован нынешним и предшествующими дискурсами (каждое произведение создается в поле культурного контекста, как ответ на другие произведения).

  3. Текст-письмо в процессе творчества, интерпретации. Включает игровой элемент постижения мира.

Любой текст по природе является интертекстом, т.к. создается в процессе считывания чужих, предыдущих дискурсов. Но в новоевропейской логоцентрической традиции одна сторона текста подавляется (как менее важная), а вторая помещается в заведомо выигрышную позицию (оппозиция: Центр—Периферия). Пример: у Толстого главные герои Каренина-Вронский-Каренин, а на периферию помещаются Кити, Лёвин, Стива Облонский, Долли (авторский произвол: т.е. автор позволяет себе судить, кто более важен, кто второстепенен).

В постмодернистской традиции текст — сеть аллюзий на другие тексты. Он — не готовое произведение, а процесс взаимодействия писателя и читателя с текстом, причем, роль читателя значительно более важная. («Хазарский словарь»). Текст рождается на глазах читателя (перформанс, хэппенинг).

4). Отношение к автору. Автор текста не самостоятелен, т.к. сам является персонажем большого текста культуры (гипертекста), принципиально открытого новым изменениям, добавлениям и т.д. Текст становится комплексом цитат. Он неопределен, уклончив, в нем отсутствует глвная линия, магистральная идея как таковая.

4). Отношение к автору. Автор в логоцентрической культуре — единственный носитель смысла, демиург, творец. Трансцендетнаальная функция автора: «Автор — носитель художественного видения и творчества в событии бытия, где только и может быть какое бы то ни было творчество; акта серьезного, значительного, откровенного» (М.Бахтин). Отсюда — черты логоцентрического произведения: нарративность (повествовательность), назидательность, четкая иерархия героев, спрогнозированность их поступков («рупоры идей).

Постмодернистское произведение становится текстом только потому, что читатель его интерпретирует. Тезис о смерти автора. Трансцендентальная роль переходит от автора к читателю. По Фуко, цель автора — его отсутствие, стирание знаков своей неповторимости, уникальности. Все дискурсы должны развиться в «анонимное бормотание». По Р.Барту: «смерть автора» — устранение автора письмом, что означает восстановление читателя в его правах. На смену автору приходит «скриптор» (сценарист). Любой текст рождается «здесь и сейчас», т.е. в уникальной интерпретации реципиента. Текст — это то, что сказалось автором независимо от его воли и даже от сознания (бессознательный характер текста), т.к. автор многое бессознательно взял из культуры. Текст создан из уитат — прямых и косвенных.

По Деррида: существование авторских намерений бесспорно, но они растворяются в потоке дискурса, попадая под его власть, зависимость от уже имеющихся текстов, образов, стилей — т.е. «следов». Потому намерения автора в дискурсе не принципиальны.

По У.Эко: автор «умирает», когда заканчивается книга и начинается диалог произведения и читателя. «Каждая книга говорит только из других книг».

Три стадии диалога:

  • процесс творения текста во взаимодействии с текстами, созданными ранее («Каждая книга говорит только из других книг»);

  • отношение между автором и «идеальным» (воображаемым читателем;

  • «автору следовало бы умереть, чтоб не становиться на пути текста» (т.е. дать пространство интерпретации).

Функция автора: сделать так, чтобы текст мог порождать различные прочтения.

С этой т.зр. Фуко делит авторов на авторов традиции и авторов дискурсивности. Роль автора — посредничество между читателем и текстом. Значит, цель автора — ненавязывание своей точки зрения: все его самовыражение должно идти через героев, комментарии и комментарии к комментариям.

5). Отношение к метафизике и науке. П. есть попытка преодолеть логоцентризм Нового времени, заклеймить науку как проявление воли к власти, которая, предлагая универсальные законы, на деле лишь манипулирует человеческим сознанием. П. снимает оппозицию «миф—наука». Наука есть одна из множества мифологий (Р.Барт). Р.Тарнас: «Всякое поползновение на всеохватное и связное описание миропорядка (наука) представляет собой в лучшем случае имеющий временную ценность вымысел, служащий для прикрытия хаоса, а в худшем — вымысел злонамеренный, служащий орудием подавления, власти и подчинения».

Основные понятия и приемы постмодернизма:

Текст — любая относительно упорядоченная и относительно замкнутая система знаков независимо от ее материальной природы (стихотворение, придворный этикет, улица). Одна из коренных проблем — соотношение текста и интерпретации (Гамлет — по Гёте «великое деяние, возложенное на душу, которой это деяние не под силу»; по Тургеневу «скептик и эгоист», по Козинцеву «духовная независимость под прессом тоталитаризма). В связи с этим возникает проблема границ текста (Бахтин, Барт). Сперва произведение дано нам, каким задумано автором (это и есть произведение), потом насыщается смыслами, вкладываемыми в него читателями других эпох.. Барт: «Произведение есть вещественный фрагмент, занимающий определенную часть книжного пространства (например, в библиотеке), а текст — поле методологических операций». Тексту присуща мноджественность и постоянное обновление.

Угроза: отрыв текстовых операций (интерпретаций) от инварианта.

Интертекстуальность (термин Ю.Кристевой): текст всегда связан с другими текстами. Любой текст есть составная часть более широкого текста. Причина появления этого понятия — присущие постмодернизму эклектичность и цитирование. Текст П-ма включает в себя любые элементы накопленного опыта, прочитывая его для себя образом и соотнося с другими текстами (Борхес). Иногда произведение состоит только из цитат (реальных или вымышленных — Павич), привнося лишь новые акценты — игра с читателем.

Цитатность — прием П. (Щербаков: «О том, что ты любил ее…»). В постмодернистском тексте цитата перестает быть просто дополнительной информацией и становится залогом самовозрастания текста (отсюда — полифоничность: произведение включает не только образ автора, но и переосмысленные — часто в ироническом ключе идеи и образы других писателей (Набоков о Чернышевском в «Даре»). Часто это не писатели, а «культурные герои» (Пелевин, «Омон-Ра»).

Крайняя форма интертекстуальности — гипертекст. Идея мира как гиганского текста с его собственной иерархией. Гипертекст — огромный словарь, энциклопедия. Читать можно по порядку и произвольно («Хазарский словарь»). Интернет. Роман Майкла Джойса «Полдень», который можно читать лишь на экране дисплея. В нем есть «кнопки», которые помогают перестроить стуктуру романа, заменить финал.

Если текст — реальность, то можно говорить о гиперреальности (термин Ж.Бодрийара). Мы живем в гиперреальности постоянно пересекающихся, противоречащих друг другу потоков информации. Так, Ж.Б. считает, что войны в Персидском заливе в 1991 г. не было, это была гипертекстовая война на видео и на дисплеях.

Симулякр (термин Бодрийяра). «Псевдовещь». В П. занимает то место, которое в классической эстетике занимает «художественный образ». Симулякр — правдоподобное подобие, лишенное подлинника. С. выдает отсутствие за присутствие (проституция, заменяющая место любви). Все, к чему мы стремимся — симуляция реальности (секс — симуляция любви, наркотики — симуляция жизни, обогащенной смыслом). Информация — тоже симулякр, т.к. она не производит смысл, а разыгрывает его, не служит коммуникации, а разыгрывает ее (ток-шоу).

Четыре этапа от знака к С.:

  • знак, обозначающий реальность;

  • знак, маскирующий реальность;

  • знак, маскирующий отсутствие реальности;

  • знак-фикция, не связанный ни с какой реальностью.

Мы живем среди бесчисленных репродукций идеалов и образцов, которые остались позади нас (исчезла идея прогресса, но прогресс продолжается, исчез идеал политического сообщества, но мы аппелируем к нему).

Дж. Барнс «Англия, Англия»: «Территории, свободной от аллюзий, не существует. В наши дни мы предпочитаем копию подлиннику. Репродукцию произведения искусства мы предпочитаем самому этому произведению, идеальный звук и уединение компакт-диска — симфоническому концерту в обществе тысячи больных ОРЗ, книгу на аудиокассете книге на коленях».

«Все, что когда-то переживалось непосредственно, стало репрезентацией — повторной презентацией мира, улучшенный и обогащенный, иронизированный и суммированный вариант»

Во фр. городе Байе в музее гобелен 11-12 вв. с изображением нормандского завоевания Англии. Дойти до оригинала можно лишь мимо современной копии. Количество человеко-минут, проводимых перед копией, значительно превышает количество человекоминут перед подлинником (страх перед реальностью, подлинностью, она менее красива и ухоженна).

Реконструкция крепостей Виолле-Ле-Дюком: уничтожение подлинников и творение собственных произведений на их месте.

Гданьск.

Ризома (Делёз, Гваттари) — неупорядоченное хаотичное «движние желания».

Эволюция книги: книга-корень (бинарная логика: раздвоение мира на реальный и отраженный в книге»), книга-мочковатый корень (книга отражает хаосомность мира, но по-прежнему строит его картину — Пруст, Джойс, франц. «новый роман», Вен. Ерофеев). Книга, построенная по принципу ризомы, — луковица, клубень. Ее цель — множественность, нет главных линий, они переплетаются, беспорядочно возникают и исчезают (романы Липскерова). Р. — нецентрируемая система: коммуникация осуществляется произвольно, стебли и каналы не существуют заранее, индивиды взаимозаменяемы и определяются исключительно по их состоянию на данный момент, их действия несогласованы и не влияют на конечный результат. Р. — особый вид связи: все ее точки связаны между собой в отличие от дерева, корня, где которые фиксируют порядок целого. Если дерево — родственная связь. то Р. — равноправный союз всех видов деятельности, направлений, стилей и жанров.

Деконструкция (Деррида). Исходит из того, что ни в мире, ни в тексте (понимаемом как тождественный миру) нет и не может быть центра. Раз нет центра, то не может быть и самостоятельного человеческого сознания (ему не обо что опереться). Сознание — не более чем феномен письменной культуры и суммы культурных текстов. Единственная свобода человека — интерпретация текста.

Эта интерпретация создается путем деконструкции. Цель Д. — вскрыть бессознательные, архетипические пласты культуры. Задача Д. — преодолеть логоцентрическую метафизику, которая основана на стремлении поиска смысла исторических событий, произведений культуры и человеческих поступков. Поле Д. — текст, над которым производится процесс деструкции (разборки), а затем реконструкции (сборки в произвольном порядке) — «Авиньонские девушки». Деструкция должна «прочесть мысль», которая впоследствии была затемнена. подавлена. Реконструкция должна востановить текст во всем объеме одновременно с интерпретацией. Производя этот процесс, по Деррида, читателю (и критику) открывается «открытая, неформируемая, бесконечно продолжающаяся, окончательно не завершенная истина как прямая противоположность прежней субстанциональной истине» (Э.У., 24).

Деконструкция — стиль критического мышления, направленного на поиск противоречий и предрассудков путем разбора формальных элементов (идея Хайдеггера). Д. — деструкция и реконструкция одновременно.

На процесс и незавершенность мира и текста указывает понятие «дифферанс» (различание) (Деррида)— процессуальное (постоянно длимое) различение примордиальных элементов текста и «следов» других текстов (след — воспоминание о других конекстах, которое невидимо регулирует восприятие) — Красная площадь (красивая, кровавая, Москва, СССР). Д. указывает на то, что «живого настоящего как такового не существует», а только повтор, копия, след.

Паспарту (Деррида). Этимология: рамка со специальной прорезью, помогающая менять картинки; отмычка (вор.).

В любом тексте есть главное — сердцевина, центр. Для возникновения центра нужна рамка, отграничивающая его от мира. В тексте П. рамка становится центром, а центр постоянно меняет содержание (смена картинок).

Основные принципы культуры П.

  • отказ от разума, от верховной истины, прогресса и идеи ценностей;

  • завороженность нестабильным и иррациональным;

  • поворот к языку (Лиотар, Фуко — о воздействии властных структур на людей посредством языка, СМИ и т.д.);

  • плюрализм художественных методов, в частности синтез элитарного и массового (Имя Розы);

  • глубокая ирония, «пастиш».;

  • интерес к телесности.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]