Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
prikladnaya.doc
Скачиваний:
150
Добавлен:
31.05.2015
Размер:
347.65 Кб
Скачать

9. Язык как средство социального влияния и контроля

Теория воздействия – междисциплинарный подход. Объект – когнитивные, психологические, социальные, языковые и другие механизмы, позволяющие влиять на сознание, на процесс принятия человеком тех или иных решений. В центре внимания лежит категория языкового варьирования, определяющая возможность использования в дискурсе для описания одной и той же ситуации различных близких по значению языковых выражений.

История развития: риторика в Древней Греции и Риме учила эффективно строить публичное выступление.Фр. Бэкон в «Новом Органоне» (17в) разделил источники человеческих ошибок, стоящих на пути познания, на 4 группы, среди которых выделил идолов площади (idolafori) – они порождаются в процессе речевого общения и приводят к отождествлению слова и вещи. На это основеДж. Локком в «Опыте о человеческом разуме» приводит элементы теории и типологии «злоупотребления словами»: внесение намеренной неясности в высказывание; использование слов для номинации того, что они не могут обозначать; использование выражений с широкой семантикой(идея, истина, народ и пр.); чрезмерная образность речи. В теологии о способах искажения истины писалАврелий Августини его крупнейший интерпретаторФома Аквинский. В 20 веке – новый подъем на основе достижений психологии, социологии, а также роста интереса к проблеме демократии.

О́бщая сема́нтика(General Semantics) — эмпирическая дисциплина (отдельная от семантики), направленная на оздоровление человека и общества путем изменений в использовании языка. Основана Альфредом Коржибски (Кожибским) в 1920-30гг. Объект исследования – язык как средство убеждения и манипулирования. Не предлагает никакой общей теории значения и языка, а обращает внимание на отдельные черты употребления языка, приводящие к возникновению всевозможных индивидуальных и социальных проблем. Принципы:

  1. слово нетождественно вещи, которую оно называет.

  2. “карта не есть территория”, т.е. языковое выражение не дает полной картины реального явления.

  3. “карта карты также не есть первоначальная карта”, т.е. метаязык не равен языку-объекту, анализируя ЕЯ, мы еще более удаляемся от реальности. Передать реальность с помощью языка невозможно.

Последователи школы общей семантики, которые популяризовали идеи Кожибского:

  • Стюарт Чейз: 1938 – «Тирания слов», 1954 (маккартизм и борьба с коммунистами в США) – «Сила слов» - показывает, насколько произвольно используется слово communist ‘коммунист’ и насколько плохо и по-разному понимают американцы, что оно значит (многими давалось определение «тот, кто хочет войны» и т. п.) 1983 – книга «Тирания слов,

  • Сэмюель Ичие Хакаява: 1949 – Language in Thought and Action,

  • Анатолий Борисович Рапопо́рт (математический психолог) 1950- Science and the Goals of Man.

Новую интерпретацию тезис о нетождественности слова и вещи приобрел в нейро-лингвистическом программировании (НЛП), которое было создано в 1973 году студентом Ричардом Бэндлером и профессором лингвистики Джоном Гриндером в сотрудничестве с известным учёным Грегори Бейтсоном. Это комплекс моделей и принципов, предназначенных для исследования того, как разум и нейрология, языковые паттерны организации восприятия и познавательных способностей человека в систематических паттернах («программирование») взаимодействуют при конструировании субъективной реальности и человеческого поведения.

Предпосылки речевого воздействия:

  1. Психологические (уязвимость человеческого сознания)

  2. Лингвистические: принципиальное несоответствие между структурой языка как системы и недискретной реальностью, нелинейным смыслом. Т.о. в плане содержания возникают компоненты, неодинаковые по степени эксплицитности. Пример –навязывание пресуппозиции(разумеющееся или известное) + гипотеза лингвистической относительности Сепира-Уорфа

  3. Логические. Понимание языковых высказываний связано с осуществлением логических выводов, которые могут быть специально направлены в ошибочное русло

  4. Коммуникативные. Участники вынуждены основываться на многочисл. предпосылках, имплицитных договоренностях о стр-ре диалога, что приводит к возм-ти навязывания информации.

  5. Экстралингвистические. Майкл Хэллидэй отмечает, что потенциал речевого воздействия адресата заключается не в речевых формах, а во множестве отношений между людьми, которые порождают мышление и речь.

  6. Когнитивные определяются возможными ошибками в процессе восприятия знания. Связаны также с существованием различных языковых картин мира.

  7. Семиотические определяются возможностью выделения в процессе коммуникации двух ее аспектов — собственно информационной и регулятивной

Левин говорит о возможности использования регулярных преобразований некоторого условно «нейтрального» описания положения дел, в котором с наибольшей полнотой представлены все участники и все компоненты ситуации:

  • аннулирующее преобразование (умалчивание: исключение из образа ситуации некоторого содержания, имеющегося в сознании говорящего);

  • фингирующее преобразование (введение не относящейся к теме информации);

  • индефинитизирующее преобразование (предметы и события заменяются более обобщенными, что приводит к повышению неопределенности ситуации);

  • модальные преобразования (привнесение гипотетичности)

Языковое манипулирование — скрытое управление поведением и/или сознанием человека с помощью речи. Осуществляется "в обход" логического мышления и не замечается адресатом. Прямым средством М. я. является суггестия, непрямые "встроены" в язык и неотделимы от его функционирования, т. к. связаны с законами построения контекста. Инструмент – использованиезначимого варьирования языковых структур, при котором различия между ними игнорируются адресатом сообщения в рамках «коммуникативного компромисса», и в результате ему навязывается одна из нескольких возможных интерпретаций окружающей действительности. Важно, что перечисленные языковые инструменты могут быть значимы не только качественно, но и количественно (контент-анализ). Языковые механизмы вариативной интерпретации действительности (ВИД) имеются на всех языковых уровнях.

Типология языковых механизмов воздействия на сознание (Паршин Петр Борисович)

Значимое варьирование на фонетико-фонологич. уровне + выбор формальной оболочки текста:

  1. сегментное варьирование: фоносемантика (воздействие отдельных звуков, основанное на ассоциациях), квазимузыкальное воздействие повторяющихся букв и звуковых комплексов (аллитерация): слоганыВеЛЛа – Вы веЛикоЛепны; ЧИСТОТА – ЧИСТО ТАйд;

  2. супрасегментное варьирование: использование ритмизированных и рифмованных текстов (Чтобы не пришла беда, голосуй да – да – нет – да), просодические средства языка: интонация, регистр голоса, фонации (придыхание, напряженная «звенящая фонация», расслабленный голос), артикуляционные позы, темп речи и паузация + узнаваемый индивидуальный голос.

  3. в письменной речи: метаграфемика, в частности супраграфемика (выбор шрифта и выделения, разрядки, заглавных букв) и топографемика (способы размещения печатного текста на плоскости).

Значимое варьирование на лексическом уровне изучено в большей степени (язык ФРГ и ГДР, в США во время Вьетнамской войны и т.д.). Основной прием – отбор слов с сильной эмоциональной составляющей или стилистически нейтральных слов, имеющих оценочную составляющую и различного рода коннотации и ассоциации.

  1. модель мира, зафиксированная в слове: различные точки зрения (победаипоражение), асимметрии в позициях участников ситуации, различный логический статус элементов содержания, различная сравнительная значимость смысловых компонентов.

  2. использование жаргона, а также точный выбор обращения и надлежащее использование местоимения мы. (белопридурки, мочить террористов в сортире)

  3. софистицированная (привычная / непривычная) лексика

  4. эвфемизмы (слова, предст. действ-ть в > благопр. свете, чем она могла бы быть представлена)

  5. словосочетания, обеспечивающие модификацию привычных категорий (демократическое сопротивление"сопротивление режимам, неугодным США")

  6. создание новых слов и выражений (белопридурки,ельцинократия,мировая закулиса,мондиализмилижидомасонство). В РЯ – использование эмоционально окрашенных суффиксов.

Уровень предложенияВыбор синтаксических конструкций

  1. пассивный залог вместо активного: перенос важности, элиминирование участников

  2. номинализация, т.е. перевод словосочетания с глаголом в отглагольное существительное (захвачены заложники, захват заложников):

  3. особая усложненность синтаксиса: сознательное сужение числа адресатов (свои/чужие)

  4. порядок элементов в конструкциях с сочинит. 1й элемент > важен + иерархические отношения.

Уровень дискурса – Выбор макроструктур. Макроструктуры (термин нидерландского лингвиста Тойна ван Дейка) – это такие средства организации языковых текстов, которые выходят за пределы предложения.

  • макроструктуры, имеющие четко выраженные соответствия в поверхностной форме текста: диалогические макроструктуры, некоторые из «фигур речи» (параллелизм) +некоторые другие (списки).

  • макроструктуры, которые организуют его содержательную сторону: нарративные структуры (рассказы о событиях), различные эмоциональные структуры, представляющие собой стратегии построения текста в соответствии с моделями, фиксирующими эмоционально значимые последовательности состояний или событий (успех, неудача, упорство и т.п.); риторические структуры типа используемых в аргументации; каузальные (причинно-следственные) и ряд других структур.

Основные сферы речевого воздействия:

  1. политическая и рекламная коммуникация (основные области изучения)

  2. Обучение и воспитание

  3. Процессуальная и судебная практика соревновательного типа.

  4. психотерапия: включая нейролингвистическое программирование. Народная психотерапия: общение с исповедником, магия, заговоры, колдовстово и т.д. –суггестивная лингвистика

  5. все виды словесных искусств, литература

  6. повседневное общение

Методология теории речевого воздействия находит применение в теории и практике аргументации, практике создания рекламных текстов (копирайтинге), политической лингвистике.

Критическая лингвистика зародилась в конце 70-х гг в Университете Восточной Англии в UK, начало ей положили 2 книги:«Язык и контроль» Роджера Фаулера и др. и «Язык и идеология» Гюнтера Кресса и Роджера Ходжа. Критическая лингвистика трактовала речевую деятельность,  прежде всего, с точки зрения ее социальной значимости. Согласно этой теории, высказывания являются результатом деятельности коммуникантов (говорящих и пишущих) в конкретной общественной ситуации; отношения субъектов речи обычно отображают различные типы социальных отношений (зависимостей и взаимозависимостей); средства коммуникации на любом уровне их функционирования социально обусловлены, поэтому соотнесенность содержания и формы высказываний не произвольна, но всегда мотивирована речевой ситуацией. Под воздействием грамматических исследований в русле системно-функциональной лингвистики Майкла Халлидея, а также работ в области социальной семиотики представители этого направления показали, например, что выбор синтаксических конструкций определяется идеологической позицией адресанта. (использование активного/пассивного залога для смещения центра внимания с того, кто совершил действия, на само действие. Пример – при освещении военных действий США во Вьетнаме)

Критическая лингвистика представляет собой один из наиболее ранних подходов к критическому анализу дискурса, который исходит из того факта, что тексты являются результатом деятельности людей в определенной социальной ситуации. Выделяются 3 основные школы:

  • когнитивный анализ дискурса Тойна ван Дейка: как иммигранты представлены в публикациях голландских СМИ, учебниках, парламентских дебатах, корпоративном дискурсе и др. Моделирование когнитивных структур в общественном сознании посредством анализа дискурса, направленного на легитимизацию социального неравенства.

  • дискурс-анализ Н. Фэрклау. Привнесение в дискурс-анализ эвристик анализа интертекстуальности и пристальное внимание к вопросу о различиях в восприятии одного и того же коммуникативного события разными аудиториями. язык и семиозис рассматриваются в первую очередь как социальные, а не когнитивные, феномены, а основной задачей исследования становится анализ социальных последствий (social effects) определенного дискурса (дискурса глобализации, дискурса "нового капитализма", дискурса "нового либерализма" и др.).

  • немецкая школа критического анализа дискурса(Зигфрид Егер, У. Маас, Ю. Линк), особое место в которой занимает социолингвистический дискурс-анализРут Водаки ее коллег по венской школе дискурс-анализа. Анализ дискурса антисемитизма привел Р. Водак к разработке подхода, определяемого ею как социоисторический метод. Язык не только отображает социальные процессы и социальное взаимодействие, но и конституирует их. Д всегда историчен, т есть он всегда синхронически и диахронически связан с коммуникативными событиями, происходящими в настоящий момент или происходившими прежде.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.