Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
n1.docx
Скачиваний:
5
Добавлен:
16.05.2015
Размер:
61.51 Кб
Скачать

Ответственность медицинских работников.

Известно, что далеко не все заболевания заканчиваются бла­гополучно. Неблагоприятный исход может быть обусловлен неиз­лечимостью болезни, атипичностью течения ее у данного боль­ного, несвоевременностью обращения больного к врачу, особой чувствительностью больного к некоторым медикаментам, анома­лиями развития отдельных его органов и систем и т.п.

В таких случаях оценка неблагоприятного хода лечения даже квалифицированными специалистами нередко вызывает затрудне­ния. Это не случайно и связано в первую очередь со спецификой врачебной деятельности, резко отличающейся от других профес­сий. Во-первых, для других профессий (каждый смертельный исход, связанный с их деятельностью, всегда противоестествен и обычно противоправен. Смертельный же исход в процессе лечения (неизлечимая болезнь) нередко не зависит от действий медицинского работника и при нали­чии определенных объективных условий не является противоесте­ственным и противоправным. Во-вторых, деятельность работников других профессий обычно регламентирована определенными пра­вилами и инструкциями (например, правилами дорожного движе­ния, правилами по технике безопасности при производстве строи­тельных работ и т.д.). В случаях смертельного исхода при наезде автомобиля или на строительстве выявляют, какие пункты правил были нарушены и кто за это должен нести ответственность.

При оценке последствий действий медицинского работника дело обстоит значительно сложнее. Хотя медицинская деятель­ность также регламентирована многочисленными официальными правилами и инструкциями (фармакопеей — сводом правил по применению медикаментов, инструкцией по госпитализации больных инфарктом миокарда и т.д.). эти официальные докумен­ты не могут предусмотреть всего разнообразия действий меди­цинских работников, тем более применительно к особенностям индивидуального течения заболевания у каждого больного. В свя­зи с этим диагностика и лечение большинства заболеваний не предусмотрены ни официальными правилами, ни инструкциями.

Отсюда основным и нередко единственным критерием оценки действий медицинского работника являются только определен­ные положения медицинской науки и лечебной практики.

Все действия медицинских работников, связанные с неблаго­приятными последствиями, большинство судебно-медицинских экспертов и юристов делят на три группы: врачебные ошибки, несчастные случаи и наказуемые упущения или профессиональ­ные преступления1.

Основным критерием отнесения оцениваемого медицинского действия к одной из перечисленных групп служит признак его правильности или неправильности, а также причина. Под несчаст­ным случаем в медицинской практике принято понимать неблаго­приятный исход врачебного вмешательства, связанный со случай­ными обстоятельствами, которые врач не может предвидеть и пре­дотвратить. При этом врач действовал правильно и своевременно, в полном соответствии с правилами и методами медицины.

В отличие от несчастных случаев врачебные ошибки и нака­зуемые упущения (профессиональные преступления) связаны с неправильными действиями медицинского персонала, идущими вразрез с общепринятыми в медицине правилами. Разница меж­ду врачебной ошибкой и профессиональным преступлением за­ключается, по существу, в причинах и условиях их возникнове­ния. Врачебные ошибки чаще связаны с какими-то объектив­ными причинами или смягчающими вину врача обстоятельства­ми. Это либо несовершенство метода исследования или лечения, либо недостаточный опыт и умение врача, либо отсутствие со­ответствующих объективных условий для оказания помощи (ма­ло времени для обследования, нет необходимой аппаратуры и др.). Иными словами, отличительной чертой врачебной ошибки является добросовестность действий врача, стремление его ока­зать помощь больному, хотя эти действия и были ошибочными.

В основе профессиональных преступлений медицинских ра­ботников лежит недобросовестность, проявляющаяся в небреж­ности, халатности и даже врачебном невежестве. Большинство профессиональных преступлений медицинских работников все-таки связано с их низким моральным уровнем. Следовательно, основным критерием наказуемого упущения врача является не­добросовестность его действий и стремлений, нежелание в пол­ной мере выполнить свой гражданский и врачебный долг.

Таким образом, при оценке неблагоприятных исходов в меди­цинской практике в первую очередь необходимо установить правильность или неправильность оказания медицинской помощи. Если медицинская помощь была оказана правильно, то с юриди­ческой точки зрения отпадает необходимость в проверке причин неблагоприятного исхода. При наличии неправильных действий врача возникает необходимость в установлении их причин. Выявление причины неправильного врачебного действия да­ет возможность установить его сущность и обычно может слу­жить достаточным критерием для оценки его последствий.

Правильность или неправильность врачебных действий, в том числе и причины неправильного оказания помощи, обычно уста­навливаются судебно-медицинскими экспертными комиссиями. При этом экспертиза по таким делам обычно не устанавливает фактические знания врача, что производится на экзаменах либо в других формах проверки знаний, а определяет его квалификацию в соответствии со стажем работы, специализацией, должностным положением и т. д. Следовательно, при оценке причин неблаго­приятного исхода экспертиза должна исходить из объективных возможностей врача определенной квалификации, т.е. речь идет не столько об оценке знаний медицинского работника, сколько об оценке применения и использования этих знаний. Ос­новными критериями юридической оценки в подобных случаях являются установление противоправности действий (бездейст­вия) медицинских работников и установление виновности кон­кретных лиц в неблагоприятном исходе лечения.

Противоправность нарушений медицинскими работниками своих профессиональных обязанностей может проявляться в двух формах: прямой и условной. Прямая форма противоправности за­ключается в нарушении медиками специально предусмотренных законом обязанностей по оказанию помощи больным. Этот вид противоправности относительно легко устанавливается, так как прямо вытекает из закона, предусматривающего уголовную ответ­ственность врачей за неоказание медицинской помощи.

Значительно сложнее установить так называемую условную противоправность действий медицинских работников, связанную с недостаточным качеством медицинской помощи. Этот вид проти­воправности менее очевиден и более труден для оценки, поскольку уголовное законодательство не содержит специальных норм, за­прещающих подобные действия. Кроме того, специфика медицинской деятельности, как уже указывалось выше, не позволяет любой неблагоприятный исход всегда связывать с неправильными дейст­виями (бездействием) медицинских работников. Вот почему ухуд­шение состояния здоровья или смерть больного даже при наличии причинной связи этих последствий с действиями (бездействием) медицинских работников не всегда дает основание для их оценки как противоправных. Для этого необходимо еще и третье условие — правильность самих медицинских действий, устанавливаемая обычно судебно-медицинской экспертизой.

Следовательно, условно противоправными можно рассмат­ривать лишь такие действия медицинских работников, которые не отвечают существующим в медицинской науке и лечебной практике правилам и методам лечения и находятся в причинно-следственной связи с наступившими для больного неблагопри­ятными последствиями, повлекшими за собой смерть или ухуд­шение состояния здоровья.

Естественно, что медицинская и юридическая оценка благо­приятных последствий лечения связана с уровнем развития ме­дицины. По мере прогресса медицинской науки появляются но­вые методы и способы диагностики и лечения заболеваний, ко­торые расширяют возможности медицины, объективно способ­ствуя уменьшению числа неблагоприятных исходов лечения. Вместе с тем расширение арсенала диагностических методов и средств лечения все больше затрудняет объективную оценку не­благоприятных исходов в медицинской практике.

Юридическая оценка неблагоприятных исходов в медицин­ской практике затрудняется еще и тем, что такая оценка должна строго соответствовать правовым нормам, далеко не всегда сов­падающим с житейскими понятиями и нравственными нормами.

Юридически правонарушение представляет собой умышлен­ное или неосторожное противоправное (противозаконное) дей­ствие совершеннолетнего и психически здорового человека. Обязательными элементами объективной и субъективной сторон всякого правонарушения медицинских работников яв­ляются: противоправное (неправильное) действие (бездейст­вие), вред для больного, необходимая причинная связь между неправильным действием (бездействием) и вредом и, нако­нец, умысел или неосторожность (вина) в действиях (бездей­ствии) медицинского персонала.

По основным качественным свойствам правонарушения медицин­ских работников можно подразделить на проступки и преступления.

С юридической точки зрения проступком называется непра­вильное (противоправное) деяние, которое лишено характера общественно опасного действия и поэтому прямо не предусмот­рено уголовным законодательством. Существуют следующие виды ответственности, к которым может быть привлечен медицинский работник: гражданская, административная и дисциплинарная.

Гражданская ответственность медицинских работников за­ключается в применении имущественных санкций (например, возмещение убытков за порчу больничного оборудования, за потерю нетрудоспособности больного в связи с неправильным лечением) и осуществляется как в судебном (гражданский иск), так и административном порядке.

Административная ответственность применительно к ме­дицинским работникам состоит в наложении штрафа, конфи­скации вещей (инструменты, препараты), временном отстра­нении от должности и т.д.

Дисциплинарная ответственность медицинских работников выражается в применении к виновным в совершении дисцип­линарного проступка дисциплинарных взысканий (замечание, выговор, строгий выговор, перевод на низшую должность, увольнение с работы и т. п.).

Некоторые проступки, связанные с неблагоприятным исхо­дом лечения больных, более трудны для понимания и оценки и поэтому нуждаются в специальном рассмотрении. Среди них наиболее частыми и разнообразными по своему существу и при­чинам являются врачебные ошибки

Неблагоприятный исход лечения, связанный с добросовест­ным заблуждением врача, принято относить к врачебным ошиб­кам. Термин «врачебная ошибка» употребляется лишь в меди­цинской практике.

Многообразие врачебных ошибок, их причин и условий воз­никновения привело к тому, что до настоящего времени нет единого понятия врачебной ошибки, что, естественно, затрудня­ет медико-юридическую оценку ошибочных действий медицин­ских работников. Основным критерием врачебной ошибки яв­ляется вытекающее из определенных объективных условий доб­росовестное заблуждение врача без элементов халатности, небрежности и профессионального невежества.

Врачебные ошибки подразделяются на три группы: 1) ошибки диагностические — нераспознавание или ошибоч­ное распознавание болезни; 2) ошибки тактические — неправильное определение показа­ний к операции, ошибочный выбор времени проведения опера­ции, ее объема и т.п.; 3) ошибки технические — неправильное использование ме­дицинской техники, применение несоответствующих медика­ментов и диагностических средств и т.д.

Врачебные ошибки обусловлены как объективными, так и субъективными причинами.

Объективные затруднения в диагностике ряда заболеваний возникают из-за скрытого атипичного течения болезни, которая нередко может комбинироваться с другими недугами или про­явиться в виде других заболеваний, а иногда затруднения в ди­агностике заболеваний и травм связаны с состоянием алкоголь­ного опьянения больного.

Современной формой врачебных ошибок являются ятрогенные заболевания, возникающие обычно от неосторожного слова или неправильного поведения врача или среднего медицинского персонала. Неправильное поведение медицинского работника может оказать сильное неблагоприятное воздействие на психику больного, вследствие чего у него развивается ряд новых болез­ненных ощущений и проявлений, которые могут перейти даже в самостоятельную форму заболевания.

Подавляющее большинство ятрогенных заболеваний зависит не столько от неопытности и незнания врача, сколько от его невнимательности, бестактности, отсутствия достаточной общей культуры.

При оценке врачебных ошибок с помощью судебно-медицинских экспертных комиссий необходимо вскрыть сущность и характер неправильных действий врача и в результате получить основание для квалификации этих действий как добросовестных и, следовательно, допустимых, или, наоборот, недобросовестных и недопустимых.

Иногда неблагоприятный исход операции или иного врачеб­ного вмешательства является случайным, причем врач был не в состоянии предвидеть несчастье. Такие исходы в медицинской литературе получили название несчастных случаев в медицин­ской практике. До настоящего времени нет единого понятия «несчастный случай». Некоторые врачи и юристы пытаются не­правомерно широко истолковывать этот термин, включая в не­счастные случаи неосторожные действия медицинских работни­ков, врачебные ошибки и даже отдельные случаи халатного от­ношения медицинского персонала к своим обязанностям. Но на самом деле, к несчастным случаям в медицинской прак­тике можно относить лишь такие неудачные исходы, при кото­рых исключается возможность предвидеть последствия врачеб­ных действий, когда неудачи в лечении не зависят от врачебных ошибок и других упущений, а связаны с атипичным течением заболевания, индивидуальными особенностями организма, а иногда и с отсутствием элементарных условий для оказания экс­тренной медицинской помощи.

Юристы должны знать, что все это необходимо учитывать судебно-медицинским экспертным комиссиям при оценке ле­тальных исходов в медицинской практике. Прежде чем прийти к выводу о наступлении летального исхода в результате несчаст­ного случая или связать его с неосторожными действиями врача, такие комиссии должны детально изучить все обстоятельства, относящиеся к данному происшествию.

Для решения вопроса об уголовной ответственности меди­цинских работников за профессиональные преступления следо­вателю и суду необходимо выяснить следующие обстоятельства: 1) неправильность или несвоевременность оказания медицин­ской помощи, а в случаях ее неоказания — были ли для этого уважительные причины и опасное для жизни состояние боль­ного в момент неоказания помощи; 2) наступление смерти или причинение серьезного вреда здоровью пострадавшего; 3) при­чинную связь между перечисленными действиями (бездействи­ем) медицинских работников и указанным неблагоприятным исходом; 4) наличие вины медицинского работника; 5) причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

Неправильность и несвоевременность оказания медицин­ской помощи определяют исходя из существующих в меди­цинской науке и лечебной практике правил, положений и ин­струкций. Достаточно трудно установить причинную связь между действием (бездействием) медицинских работников и наступившим неблагоприятным исходом лечения даже в слу­чаях, когда бесспорно доказана его неправильность или нeсвоевременность.

Следовательно, прежде чем решать вопрос о причинной свя­зи между действием (бездействием) медицинского работника и неблагоприятным исходом, необходимо установить непо­средственную причину смерти или причинения вреда здоро­вью пострадавшего. Виновность медицинского работника в неблагоприятном исходе вытекает из существа перечисленных выше фактов, свидетельствующих об объективной стороне правонарушения. Эти данные должны дополняться сведениями о личности ме­дицинского работника (его профессиональной квалификации, отношении к работе, больным, оценка предшествовавшей дея­тельности и т.п.).

Естественно, что юридическая оценка неблагоприятного ис­хода зависит также от условий, которые могли способствовать наступлению неблагоприятного исхода. К ним относятся раз­личные недостатки в работе лечебно-профилактических учреж­дений, в частности отсутствие квалифицированного помощника при экстренной операции, нехватка или низкая квалификация среднего медицинского персонала, отсутствие необходимой ап­паратуры и т.п. 2

Согласно Уголовному кодексу РФ медицинские работники подлежат уголовной ответственности за ряд преступлений, перечисленных ниже.

К профессиональным преступлениям медицинских работни­ков относятся также стерилизация женщин и мужчин без меди­цинских показаний, недопустимые эксперименты на людях, хо­тя эти категории преступных действий специально не преду­смотрены Уголовным кодексом РФ. Эти действия обычно рассматриваются органами следствия и судом по аналогии как причинение тяжкого вреда здоровью по признаку утраты орга­ном своей функции в случае стерилизации (ст. 111 УК РФ) или как злоупотребление должностными полномочиями в случаях недопустимых экспериментов на людях (ст. 285 УК РФ).

Среди всех преступных действий медицинских работников халатность и небрежность при оказании медицинской помо­щи юристы рассматривают как преступления по неосторож­ности, а остальные относят к умышленным профессиональ­ным преступлениям медицинских работников. Рассмотрим их более подробно.

Как правило, умышленные преступления медицинских ра­ботников совершаются при наличии косвенного умысла, по­скольку врачи и их помощники обычно сознательно не желают причинить вреда больному, но в таких случаях и не могут его исключить. Закон же предусматривает, что независимо от фор­мы и характера умысла он при всех условиях включает осозна­ние медицинским работником общественно опасных последст­вий своего действия или бездействия.

Из всех умышленных преступлений медицинских работни­ков наиболее антипрофессиональным является от­каз от оказания помощи больному.

Вопрос о том, является ли причина неоказания помощи ува­жительной, решается следственными органами и судом в каждом конкретном случае на основании всех обстоятельств дела. С юри­дической точки зрения, уважительной причиной, по которой ме­дицинские работники не несут уголовной ответственности за не­оказание помощи больному, является болезнь их самих, невоз­можность в момент вызова оставить другого тяжелобольного или опасность передвижения к месту нахождения больного.

Под тяжкими последствиями неоказания помощи Уголовный кодекс РФ предусматривает тяжелую болезнь, тяжкий вред здоро­вью, причем уголовная ответственность за эти последствия, так же, как и за смерть больного, наступает лишь тогда, когда винов­ный в этом медицинский работник сознавал (или мог и должен был сознавать) возможность наступления тяжких для больного последствий, вызванных неоказанием ему медицинской помощи. Неоказание помощи больному чаще всего проявляется в не­явке медицинского работника по вызову, в отказе госпитализиро­вать его и организовать заним наблюдение, в отказе оказать не­отложную медицинскую помощь гражданам в дороге, на улице и т.п. Практика показывает, что чаще подобные случаи встреча­ются в условиях, когда оказать медицинскую помощь для меди­цинского работника не составляло особого труда.

Далее, следует упомянуть незаконное произведение аборта. Наказание за это преступ­ление предусмотрено ст. 23 УК РФ. Ответственность врача за производство аборта вне больницы или другого лечебного учре­ждения исключается, если врач действовал в состоянии крайней необходимости (например, беременную женщину нельзя было перевезти в больницу, а по медицинским показаниям аборт должен был быть произведен немедленно). В настоящее время имеются объективные условия полной ликвидации криминальных абортов. Однако встречаются слу­чаи, когда женщина по тем или другим соображениям, чаще желая скрыть прерывание беременности, старается произвести аборт вне больницы. Следует подчеркнуть, что ответственность за незаконное производство аборта зависит не только от последствий, но и от всех обстоятельств совершения преступления, в частности пове­дения врача, когда он устанавливает наступление тяжких по­следствий (кровотечение, перфорацию матки, шок и др.).

Судебно-медицинская экспертиза при смерти от незаконного производства аборта разрешает следующие основные вопросы: 1. Какова причина смерти? 2. Была ли женщина беременна, если да, то каков срок бе­ременности? 3. Имело ли место прерывание беременности? 4. Есть ли признаки вмешательства с целью прерывания бе­ременности и каким способом беременность была прервана? 5. Обнаружены ли повреждения в области половых органов, если да, то чем они могли быть причинены? 6. Могла ли умершая сама прервать свою беременность? 7. Имеются ли признаки введения в полость матки каких-либо предметов, веществ, жидкостей? 8. Не установлены ли при исследовании трупа признаки от­равления, каким веществом могло быть вызвано отравление? Каким путем попал яд в организм? 9. Обнаружена ли на предметах, изъятых с места происшест­вия, кровь? Если да, то какова ее видовая, групповая и половая принадлежность? Кровь это плода или взрослого человека?

При этом следователь должен обращать внимание на наличие спринцовок, кружек, тазов, химических веществ, медикаментов, которые могли применяться с целью аборта; следов, подозрительных на кровь на белье и предметах окружающей обстановки; позу трупа, имеющиеся признаки беременности, состояние наружных поло­вых органов и промежности (механические повреждения, кровь, посторонние предметы, введенные в половые пути); необходи­мость осмотра мест, где могут находиться выброшенные или срятанные плацента, плод и его части.

Еще одно преступление – это незаконное занятие частной медицинской практикой или част­ной фармацевтической деятельностью (ст. 235 УК РФ). С юриди­ческой точки зрения, незаконное врачевание может совершаться только с прямым умыслом, когда виновный осознает, что зани­мается частной медицинской или фармацевтической практикой как профессией и желает этим заниматься.

По уголовному законодательству незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической дея­тельностью является преступлением независимо от того, насту­пили или не наступили в результате этого вредные для больного последствия.

Нарушение санитарно-эпидемиологических правил (ст. 236 УК РФ). «Основы законодательства Российской Федерации об ох­ране здоровья граждан» предусматривают проведение комплекса мер по обеспечению санитарно-эпидемического благополучия граждан России. Контроль за их осуществлением осуществляют центры санитарно-эпидемиологического надзора. При наруше­нии санитарно-эпидемиологических правил предусмотрена уго­ловная ответственность.

Служебный подлог. Противозаконное составление и выдача медицинскими работниками различных заведомо ложных офи­циальных документов рассматривается органами следствия и судами как служебный подлог, предусмотренный ст. 292 УК РФ.

С юридической точки зрения, подлог документов выражается в изменении содержания подлинного документа путем внесения в него ложных сведений (вместо содержащихся в нем правильных), поправок, подчисток и т.д. (например, изменение даты рождения, подделка подписи в официальном документе, ложный диагноз заболевания и т.п.), либо в составлении и выдаче документа, со­держание которого не соответствует действительности (в частно­сти, выдача ложной справки о трудовом стаже, о наличии бере­менности, какого-то заболевания при их отсутствии и др.).

Среди других заведомо ложных медицинских документов в настоящее время встречаются случаи выдачи подложных спра­вок о состоянии здоровья для оформления пенсии по болезни, для получения страховой премии при страховании от несчаст­ного случая или болезни, ложные справки о беременности и т.п.

Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пе­ресылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ. Поскольку применение наркотических или психотропных веществ может быть опасным для жизни и здоровья людей, производство их осуществляется только по специальному разрешению. Уголовная ответственность за нарушение такого разрешения предусмотрена ст. 228 УК РФ, а за хищение этих средств — ст. 229 УК РФ.

Еще одним видом преступлений являются совершенные по неосторожности.

Закон предусматривает две формы неосторож­ности: самонадеянность, когда совершивший неосторожность ме­дицинский работник предвидел возможность наступления обще­ственно опасных последствий своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывал предотвратить их, и небрежность, когда медицинский работник не предвидел возможности небла­гоприятных последствий, хотя должен был и мог предвидеть их.

При самонадеянности расчет на предотвращение неблагопри­ятных последствий является не только необоснованным, но и легкомысленным с надеждой на удачу, «везение». При небрежно­сти виновный не предвидит возможности наступления опасных последствий своего действия или бездействия, не задумывается над тем, что это действие или бездействие может причинить вред коллективным интересам или интересам отдельных лиц.

При решении вопроса о преступной небрежности прежде всего выясняют, должен ли был обвиняемый предвидеть воз­можность наступления опасных последствий своего действия или бездействия. Это в свою очередь зависит от объективных условий, в которых действовал обвиняемый, от служебного по­ложения и занимаемой им должности и т.д. Например, возмож­ны случаи, когда врач, который должен был предвидеть резуль­таты своего действия или бездействия, не мог сделать это в свя­зи с объективными обстоятельствами (неожиданно выключили электричество или испортилась аппаратура во время операции) или субъективным состоянием обвиняемого (болезненное со­стояние, неопытность врача).

Вопрос о неосторожных действиях медицинских работников нередко связан с неоправданным и неправомерным риском в процессе оказания помощи больному. С юридической точки зрения, риск оправдан и правомерен, когда опасное действие предпринимается для достижения общественно полезной цели, когда научно доказано, что была объективная возможность дос­тигнуть этой цели, и когда нерискованными средствами достичь ее было невозможно. При этом наступление неблагоприятных последствий лишь возможно, но не неизбежно. Подобные си­туации встречаются в медицинской практике. Однако больной или его родственники должны знать об определенном риске предстоящей операции или другой медицинской манипуляции и дать на это свое согласие.

Халатное, небрежное отношение к своим служебным обязан­ностям является наиболее частым поводом привлечения меди­цинского персонала к уголовной ответственности (ст. 293 УК РФ «Халатность»). Формы халатности в действиях врачей могут быть различными. Они могут проявляться в чрезмерно поспешном, невнимательном сборе анамнеза или даже в игнорировании его, в поверхностном, небрежном обследовании больного, что влечет за собой ошибочный диагноз и неправильное лечение.

В ряде случае самонадеянность и небрежность врачей прояв­ляется в недостаточной подготовке, небрежном проведении обез­боливания, халатном выполнении оперативных вмешательств, невыполнении правил послеоперационного лечения и т.д.

Относительно частым последствием халатности и небрежно­сти врача-хирурга является оставление инородного предмета (марлевый тампон, салфетка, инструмент) в полостях тела во время операции.

Неблагоприятные исходы заболеваний и оперативных вме­шательств могут быть также следствием халатности, небрежно­сти среднего и младшего медицинского персонала, не обеспе­чившего наблюдение и уход за больным ребенком или тяжело­больным взрослым.

В ряде случаев халатность, небрежность врача связаны с не­применением имеющихся в его распоряжении различных техни­ческих средств, что приводит к грубым диагностическим ошиб­кам и неблагоприятным исходам (например, непроведение рентгенологического исследования в случае травмы головы мо­жет повлечь за собой ошибку в диагностике перелома костей черепа и смерть от сдавления мозга излившейся кровью).

Наиболее часто небрежность медицинского персонала связа­на с применением другого лекарственного препарата вместо не­обходимого или передозировкой его, либо использованием очень концентрированных растворов медикаментов.

Многие врачебные действия в процессе обследования и ле­чения регламентируются не только отдельными приказами ми­нистерства и других органов здравоохранения, но и специаль­ными правилами и инструкциями (например, по введению сы­вороток). Несоблюдение требований этих правил и инструкций при лечении больных может расцениваться как отягчающее об­стоятельство. В частности, при неблагоприятных исходах при переливании крови к таким обстоятельствам следует относить переливание несовместимой по группе, нестерильной, гемолизированной крови. Практика показывает, что несоблюдение оп­ределенных правил и инструкций часто связано с дефектами в организации лечебной помощи.

Халатность врача иногда проявляется в недобросовестном ве­дении истории болезни или другой медицинской документации. Зная, что история болезни является также и юридическим доку­ментом, свидетельствующим о динамике заболевания, проведен­ных диагностических мероприятиях и лечении, в случае неблаго­приятных исходов врачи иногда делают попытки исправления, дополнения и даже полного переписывания истории болезни. Необходимо подчеркнуть, что различные поправки, вставки меж­ду строк, вклейки и т.д. могут рассматриваться органами следст­вия и экспертными комиссиями как оформление истории болез­ни после происшествия, особенно в случаях, когда эти поправки не соответствуют другим медицинским документам.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]