Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

пммх несовершеннолетнии

.docx
Скачиваний:
13
Добавлен:
30.03.2015
Размер:
28.52 Кб
Скачать

Статья: Применение принудительных мер медицинского характера в отношении несовершеннолетних (Скрипченко Н.Ю.) ("Российский юридический журнал", 2012, N 4)

Документ предоставлен КонсультантПлюс Дата сохранения: 16.09.2013

ПРИМЕНЕНИЕ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР

МЕДИЦИНСКОГО ХАРАКТЕРА В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Н.Ю. СКРИПЧЕНКО

Скрипченко Нина Юрьевна, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса юридического института Северного (Арктического) федерального университета им. М.В. Ломоносова (Архангельск).

Анализируются нормы УК РФ, регулирующие применение принудительных мер медицинского характера. Вносятся предложения по совершенствованию указанных норм в части их применения в отношении несовершеннолетних.

Ключевые слова: принудительные меры медицинского характера, несовершеннолетний, общественно опасное деяние.

Application of forced medical treatment in the juvenile justice

N.Yu. Skripchenko

The Criminal Code rules governing the use of compulsory medical measures are analysed. Suggestions for improving these standards in terms of their use against minors are made.

Key words: compulsory medical measures, juvenile, socially dangerous act.

Преступность несовершеннолетних определенным образом связана с их психическим здоровьем. К сожалению, социальные и экономические изменения, происходившие в России в конце XX в., привели к росту невротических и психопатологических явлений как среди взрослых, так и в подростковой среде. Нахождение многих детей в условиях социальной депривации нередко проявляется в подростковом возрасте так называемыми задержками психического развития биосоциокультурного генеза. Внушительными остаются у подростков и показатели психических заболеваний, связанных с органическими поражениями центральной нервной системы. В последние годы наметилась стойкая динамика увеличения числа подростков с умственной отсталостью различной степени.

Ситуация усугубляется и тем, что значительное число детей зачастую еще до наступления подросткового возраста начинает употреблять алкоголь, токсичные вещества, наркотики <1>. Достаточно высоким остается число подростков с задержками психического развития, невротическими реакциями, различными психическими отклонениями. По данным Минздрава России, в 2002 г. в стране было зарегистрировано 2 млн. детей с разными психическими отклонениями <2>. При анализе соотношения психических аномалий и делинквентного поведения несовершеннолетних В.А. Гурьева, В.Я. Семке и В.Я. Гиндикин пришли к выводу, что у 51,3% подростков-правонарушителей обнаруживаются психические отклонения. Ведущее место занимают пограничные состояния (неврозы и психогенные депрессии невротического уровня - 11% от числа обследованных с психическими аномалиями, патохарактерологические развития и психопатии - 30,5%); второе место - остаточные явления ранних органических поражений головного мозга (18,2%), задержки психического развития и олигофрении (9%); третье - хронический алкоголизм (13%) и он же, но осложненный наркоманией (2,5%) <3>.

--------------------------------

<1> Марковичева Е.В. Использование судебно-психологических и комплексных судебных психолого-психиатрических экспертиз в процессе доказывания по уголовному делу в отношении несовершеннолетних // Юрид. психология. 2008. N 2. С. 14.

<2> URL: http://moscow.hrights.ru/deti/data/deti03_03_2002-3.htm.

<3> Гурьева В.А., Семке В.Я., Гиндикин В.Я. Психопатология подросткового возраста (теоретический, клинический и судебно-психиатрический аспекты). Томск, 1994. С. 24.

Вместе с тем в уголовном законодательстве нет специальных правил, регулирующих применение принудительных мер медицинского характера к несовершеннолетним. Это связано с тем, что применение таких мер определяется исключительно исходя из особенностей психического состояния лица и обусловленной этим его потенциальной опасности для себя и окружающих.

Отсутствуют и какие-либо рекомендации Верховного Суда по этому вопросу. Их нет ни в Постановлении Пленума от 26 апреля 1984 г. N 4 "О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера" <4> (утратило силу), ни в Постановлении от 7 апреля 2011 г. N 6 "О практике применения судами принудительных мер медицинского характера". В Постановлении Пленума от 1 февраля 2011 г. N 1 "О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних" <5> (далее - Постановление N 1) Верховный Суд РФ делает ссылки на общие положения уголовного закона.

--------------------------------

<4> Бюллетень. Верховного Суда СССР. 1984. N 3.

<5> Рос. газ. 2011. 11 февр.

Так, в п. 14 указано: "Вопрос о том, подлежит ли уголовной ответственности лицо, достигшее возраста, предусмотренного ч. ч. 1 и 2 ст. 20 УК РФ, но имеющее не связанное с психическим расстройством отставание в психическом развитии, ограничивающее его способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, решается судом исходя из положений ч. 3 ст. 20 УК РФ на основе материального и процессуального закона.

При наличии данных, свидетельствующих об отставании в психическом развитии несовершеннолетнего <6>, в силу ст. ст. 195 и 196, ч. 2 ст. 421 УПК РФ следует назначать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу в целях решения вопроса о его психическом состоянии и способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела. При этом перед экспертами должен быть поставлен вопрос о влиянии психического состояния несовершеннолетнего на его интеллектуальное развитие с учетом возраста.

--------------------------------

<6> Следует отметить, что в этом Постановлении использовано более точное понятие - "отставание в психическом развитии несовершеннолетнего". В Постановлении же Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 7 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" говорилось о "данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовершеннолетнего подсудимого" (п. 7). Внесенное уточнение соответствует современному уголовному законодательству. Так, на основании ч. 1 ст. 89 УК РФ среди обстоятельств, которые должен учитывать суд, назначая наказание несовершеннолетним, назван "уровень психического развития", а не "степень умственной отсталости".

Психическое расстройство несовершеннолетнего, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера (ч. 2 ст. 22 УК РФ, ч. 2 ст. 433 УПК РФ)".

Переходя к анализу правового регулирования принудительных мер медицинского характера, следует отметить, что ст. 97 УК РФ определяет основания применения указанных мер. К ним относятся:

1) совершение лицом общественно опасного деяния или преступления (ч. 1 ст. 97 УК РФ);

2) наличие у лица психического расстройства, т.е. состояния невменяемости (п. "а" ч. 1 ст. 97 УК РФ), заболевания психическим расстройством после совершения преступления (п. "б" ч. 1 ст. 97 УК РФ) и психического расстройства, не исключающего вменяемости (п. "в" ч. 1 ст. 97 УК РФ);

3) связь психических расстройств с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.

Наличие у подозреваемого (обвиняемого) психического заболевания диагностируется судебно-психиатрической экспертизой.

Статистические данные последних лет свидетельствуют о том, что, несмотря на снижение доли несовершеннолетних в возрасте 14 - 18 лет в общей численности населения страны, удельный вес преступлений, совершаемых подростками, стабильно высок, а в отдельных регионах растет. Как следствие, растет и количество судебно-психиатрических экспертиз, проведенных в отношении несовершеннолетних. Так, с 1997 по 2007 г. число экспертных исследований, проведенных на территории РФ в отношении взрослых, выросло до 143,3% (от исходного уровня), а в отношении несовершеннолетних - до 186,7% <7>.

--------------------------------

<7> Основные показатели деятельности судебно-психиатрической службы Российской Федерации в 2007 году: Аналит. обзор / Под ред. Т.Б. Дмитриевой. М., 2008. С. 34.

В Архангельской области объем судебных экспертиз в отношении несовершеннолетних подследственных (подсудимых) в 2008 г. составил 21,6% от всех экспертиз (из них 40% экспертиз - комплексные), в 2009 г. - 17,5% (92% - комплексные), в 2010 г. - 20,4% (89,7% - комплексные). Из числа испытуемых невменяемыми признаны в 2008 г. 4 подростка (что составляет 0,4% от числа подэкспертных), в 2009 г. - 11 (8,1%), в 2010 г. - 4 (0,4%) <8>.

--------------------------------

<8> Сведения взяты из годовой отраслевой отчетности отделения судебно-психиатрической экспертизы Регионального центра судебной психиатрии ГУЗ "Архангельская клиническая психиатрическая больница" за 2008 - 2010 гг. Форма N 38 // Архив Регионального центра судебной психиатрии ГУЗ "Архангельская клиническая психиатрическая больница". 2011.

В подавляющем большинстве случаев судебно-психиатрическая экспертиза проводится с целью установления медицинского критерия невменяемости подростков (ст. 21 УК РФ).

Анализ экспертных исследований, проведенных отделением судебно-психиатрической экспертизы Регионального центра судебной психиатрии ГУЗ "Архангельская клиническая психиатрическая больница" свидетельствует, что несовершеннолетними, страдающими психическими расстройствами, не исключающими вменяемости (ст. 22 УК РФ), в 2008 и 2009 гг. были признаны по 1 человеку, а в 2010 г. - 4. Ко всем этим подросткам эксперты рекомендовали применять принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра (п. "а" ч. 1 ст. 99 УК РФ).

Следует сказать, что в юридической литературе высказываются критические замечания в адрес законодателя, позволяющего суду учитывать психические расстройства, не исключающие вменяемости, только при назначении наказания и как основание для назначения принудительных мер медицинского характера (ч. 2 ст. 22 УК РФ). В частности, В.П. Емельянов полагает, что возможности кары выполнять воспитательные функции в отношении несовершеннолетних, страдающих психическими аномалиями, весьма ограниченны. "Говоря о психически неполноценных несовершеннолетних преступниках, следует прежде всего иметь в виду, что это не столько преступники в собственном смысле этого слова, сколько психически ненормальные личности, что они по-иному воспринимают окружающую действительность, чем нормальные люди, у них несколько иные потребности, мотивы, идеалы, цели, стремления. В связи с этим представляется существенным недостатком уголовного законодательства отсутствие... указания, что к лицу, совершившему преступление в состоянии уменьшенной вменяемости, наряду с наказанием следует применять специальные меры медико-воспитательного характера" <9>.

--------------------------------

<9> Емельянов В.П. Преступность несовершеннолетних с психическими аномалиями / Под ред. И.С. Ноя. Саратов, 1980. С. 17.

В ряде европейских государств во второй половине XX в. установилась практика, согласно которой лицам, признанным судебно-психиатрической экспертизой уменьшенно вменяемыми, по усмотрению суда может смягчаться наказание. Но при этом им назначаются общественные работы, некоторые ограничения свободы, они обязаны посещать специально созданные медико-психологические реабилитационные центры, где находятся под контролем психиатров, психологов, социальных работников <10>.

--------------------------------

<10> Виноградова Л.Н. Польский опыт социальной реабилитации и обеспечения прав психически больных // Независимый психиатр. 1999. N 2. С. 29 - 30.

Комментируя ст. 22 УК РФ, Пленум Верховного Суда РФ в п. 14 Постановления N 1 подчеркивает: "Психическое расстройство несовершеннолетнего, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера (ч. 2 ст. 22 УК РФ, ч. 2 ст. 433 УПК РФ)". Таким образом, высший судебный орган ориентирует нижестоящие суды на то, чтобы учитывать психические расстройства, не исключающие вменяемости, только как обстоятельство, смягчающее наказание несовершеннолетних. Однако, на наш взгляд, такого рода отклонения в психике (особенно у несовершеннолетних) должны учитываться не только как смягчающие обстоятельства, но и при избрании мер уголовно-правового воздействия. Например, суд, назначая наказание условно, может возложить на несовершеннолетнего обязанность пройти курс психолого-педагогической, психологической коррекции и т.п. с учетом рекомендаций, содержащихся в заключении судебно-психиатрической экспертизы.

Применять специальные психолого-педагогические меры необходимо и к несовершеннолетним, достигшим возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не могущим в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения либо руководить им (ч. 3 ст. 20 УК РФ) <11>. По уголовному закону к таким лицам медицинские меры принудительного характера не применяются, так как отставание в психическом развитии не носит болезненного характера. К ним нельзя применить и принудительные меры воспитательного воздействия (ст. 90 УК РФ). Таким образом, УК РФ не предусматривает никаких мер уголовно-правового характера для несовершеннолетних данной категории.

--------------------------------

<11> По данным Регионального центра судебной психиатрии ГУЗ "Архангельская клиническая психиатрическая больница", ежегодно порядка 2% комплексных психолого-психиатрических экспертиз проводится в отношении таких несовершеннолетних.

Вместе с тем в соответствии с п. 4 ст. 15 Федерального закона от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" указанные подростки могут быть помещены в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа. Эта мера не носит уголовно-правового характера, но ее применяют и в отношении несовершеннолетних, освобождаемых от уголовного наказания на основании ст. 92 УК РФ. В свете изложенного возникает вопрос о целесообразности совместного содержания подростков перечисленных групп.

Анализ заключений 30 комплексных психолого-психиатрических экспертиз, проведенных на базе Регионального центра судебной психиатрии ГУЗ "Архангельская клиническая психиатрическая больница" в 2007 - 2010 гг., свидетельствует, что эксперты отражают возраст, которому соответствует уровень психического развития несовершеннолетнего испытуемого, однако какие-либо рекомендации психологической коррекции личности в заключениях отсутствуют (отчасти это объясняется тем, что в постановлениях о назначении подобного рода экспертных исследований следователи (суды) не ставят перед экспертами таких вопросов). В результате подростки с отставаниями в психическом развитии попадают в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа, где они не получают необходимых коррекционных и реабилитационных мер, а проводимые в отношении их воспитательные и учебные мероприятия оказываются малоэффективными. Представляется целесообразным дифференцированное содержание несовершеннолетних с отставаниями в психическом развитии, не связанными с психическим расстройством, и подростков, освобождаемых от уголовного наказания на основании ч. 2 ст. 92 УК РФ.

Следует отметить, что из круга лиц, к которым могут быть применены принудительные меры медицинского характера, Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" были исключены лица, совершившие преступление и признанные нуждающимися в лечении от алкоголизма и наркомании. Возможно, для совершеннолетних лиц указанные законодательные изменения и обоснованны <12>, чего нельзя сказать о несовершеннолетних.

--------------------------------

<12> Так, аргументированными полагаем суждения Т.М. Калининой и В.В. Палий, указывающих на то, что законодатель обоснованно исключил принудительное лечение алкоголиков и наркоманов, поскольку оно не вписывается в общий ряд мер медицинского характера, применение которых вызвано необходимостью лечения от психических расстройств (Калинина Т.М., Палий В.В. Иные меры уголовно-правового характера: Науч.-практ. коммент. / Отв. ред. А.И. Чучаев. М., 2011. С. 56). Эти авторы разделяют мнение А.А. Гребенщикова, отмечающего, что не следует заострять внимание на недобровольном лечении от алкоголизма и наркомании, более эффективно добровольное лечение. В связи с этим он предлагает включить в УК РФ нормы, стимулирующие осужденных к прохождению курса от алкоголизма и наркомании.

Криминологи <13> давно выявили корреляционные взаимосвязи между уровнем потребления алкоголя (наркотических средств, токсичных и одурманивающих веществ) и криминальной активностью. Особенно они характерны для несовершеннолетних. По данным уголовной статистики, каждый четвертый несовершеннолетний во время совершения общественно опасного деяния находился в состоянии опьянения <14>. Так, по информации учреждений здравоохранения Архангельской области ежегодно отмечается рост наркологических заболеваний у несовершеннолетних, высоки показатели употребления алкоголя с вредными последствиями в возрастной группе 15 - 17 лет. Распространенность наркологической патологии среди подростков такого возраста составляет 866,4 случаев на 100 тыс. человек, в то время как среди всего населения области этот показатель составил 575,9 случаев <15>.

--------------------------------

<13> См., например: Миньковский Г.М., Побегайло Э.Ф., Ревин В.П. Уголовно-правовые средства борьбы с пьянством, алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией. М., 1990.

<14> Официальный сайт Генеральной прокуратуры Российской Федерации: URL: http://genproc.gov.ru.

<15> Система здравоохранения Архангельской области: состояние и результативность (2007 - 2010 гг.): Информ.-аналит. сб. Архангельск, 2011. С. 34.

Наряду с пьянством и алкоголизацией подростков остро стоит проблема токсикомании. В 2009 г. на учете в медицинских учреждениях Архангельской области состояли 509 токсикоманов, из них 91% - несовершеннолетние (85 малолетних и 379 подростков). Особую обеспокоенность вызывает распространение наркомании в подростковой среде. Так, в 2009 г. на учете в учреждениях здравоохранения в Архангельской области за употребление психоактивных веществ состояли 1258 несовершеннолетних, на 21% больше, чем в предыдущем году. При этом необходимо учитывать, что официальные данные не в полном объеме отражают уровень употребления наркотических средств, поскольку в медицинские учреждения Архангельской области попадают в большинстве случаев наркоманы, употребляющие героин (84%), при этом остаются не охваченными употребляющие каннабиоиды и психостимуляторы. По оценкам экспертов, фактическое число потребителей наркотических средств в 6 - 8 раз превышает число официально зарегистрированных. Таким образом, их реальное количество в области может составлять от 3,3 до 4,4 тыс. человек <16>.

--------------------------------

<16> Там же. С. 45.

Анализ информации Регионального центра судебной психиатрии ГУЗ "Архангельская клиническая психиатрическая больница" свидетельствует, что около 30% испытуемых несовершеннолетних, совершивших общественно опасное деяние в 2010 г., находились в состоянии опьянения, употребляли спиртные напитки (токсичные, одурманивающие или наркотические вещества) и ранее <17>. Несмотря на то что принудительное лечение несовершеннолетних от алкоголизма, наркомании, токсикомании возможно при их условном осуждении, путем возложения на осужденного обязанности обратиться за консультацией к врачу-наркологу и при наличии медицинских показаний пройти курс лечения, изучение правоприменительной практики показывает <18>, что суды крайне редко возлагают на условно осужденных несовершеннолетних такие обязанности даже при наличии в материалах уголовного дела данных о необходимости применения названных мер.

--------------------------------

<17> Сведения взяты из годовой отраслевой отчетности отделения судебно-наркологической экспертизы Регионального центра судебной психиатрии ГУЗ "Архангельская клиническая психиатрическая больница" за 2010 г. Форма N 38.

<18> Справка о практике назначения наказания в отношении несовершеннолетних по уголовным делам, рассмотренным судьями Ломоносовского районного суда Архангельска в 2009 г. и I полугодии 2010 г. // URL: http://Iomonosovsky.arh.sudrf.ru.

Возможность принудительного лечения несовершеннолетних исключается при избрании других мер уголовно-правового воздействия (кроме применения принудительной меры воспитательного воздействия в форме ограничения досуга - ч. 4 ст. 91 УК РФ). Необходимо также учитывать, что несовершеннолетние лица в силу возрастной незрелости не способны в полном объеме осознавать всю пагубность пристрастия к алкоголю, наркотикам, токсичным, одурманивающим веществам. Они еще не могут принять решение не только о добровольном лечении, но и о медицинском обследовании. В большинстве случаев на помощь родителей (законных представителей) также надеяться не приходится, так как более половины несовершеннолетних, в отношении которых проводятся экспертные исследования, происходят из так называемых дезадаптационных семей (родители в которых злоупотребляют алкоголем, для них характерны конфликтные семейные отношения, дефекты воспитания, насилие в семье и т.п.) <19>.

--------------------------------

<19> Данные взяты из годовой отраслевой отчетности отделения судебно-психиатрической экспертизы Регионального центра судебной психиатрии ГУЗ "Архангельская клиническая психиатрическая больница" за 2010 г. Форма N 38.

В свете сказанного полагаем необходимым восстановить в УК РФ принудительное лечение лиц, совершивших преступление и признанных нуждающимися в лечении от алкоголизма и наркомании, и распространить данную норму на несовершеннолетних. Тем самым государство реализует и обязанность по обеспечению физического и психического здоровья населения.

Изучение судебных решений, вынесенных судами Архангельской области в 2008 - 2010 гг., о применении принудительных мер медицинского характера в отношении несовершеннолетних <20> свидетельствует, что при определении вида принудительного лечения суды руководствуются исключительно рекомендациями, изложенными в заключении экспертов. Иного вида лечения, чем предложено в заключении, суды не назначали. Применительно к несовершеннолетним эксперты рекомендуют применять либо амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра (в отношении тех подростков, которые признаны страдающими психическими расстройствами, не исключающими вменяемости (ст. 22 УК РФ)), либо принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа.

--------------------------------

<20> В процессе исследования было изучено 38 решений, вынесенных судами Архангельской области за 2008 - 2010 гг., о применении принудительных мер медицинского характера в отношении несовершеннолетних (архив Регионального центра судебной психиатрии ГУЗ "Архангельская клиническая психиатрическая больница", 2011 г.).

Указанная практика соответствует приложениям к Приказу Минздрава СССР от 21 марта 1988 г. <21>. В силу п. 20 Положения о психиатрической больнице и п. 20 Положения о психоневрологической больнице детские и подростковые лечебные отделения могут быть созданы только на базе психиатрической или психоневрологической больницы, которые относятся к стационарам общего типа.

--------------------------------

<21> Приказом Минздрава СССР от 21 марта 1988 г. N 225 утверждены Положение о психиатрической больнице, Положение о психоневрологической больнице, Временное положение о психиатрической больнице со строгим наблюдением, Временное положение об отделении с усиленным наблюдением (документы носят ведомственный характер, официально не опубликованы).

Создание подростковых лечебных отделений в психиатрических больницах со строгим наблюдением и с усиленным наблюдением не предусмотрено, что вполне обоснованно.

Во-первых, у большинства несовершеннолетних, совершивших общественно опасные деяния, диагностируются нарушения поведения либо психические расстройства, которые носят временный характер. Стойкие, малообратимые патологические изменения личности и сформировавшиеся на этой почве антисоциальные жизненные позиции, выступающие основанием для назначения более строгого вида принудительного лечения, у подростков не выявляются, так как в несовершеннолетнем возрасте личностные качества еще формируются, активно идет процесс полового созревания. В тех эпизодических случаях, когда обнаруживаются тяжелые психические расстройства, они носят дебютирующий характер.

Во-вторых, применение более строгих принудительных мер медицинского характера предполагает и более длительный процесс лечения. Опрос экспертов Регионального центра судебной психиатрии <22> показал, что длительная изоляция несовершеннолетних в психиатрическом стационаре негативно сказывается на их психическом состоянии, на их дальнейшей психосоциальной адаптации в обществе. Проводимые медикаментозное лечение и социально-реабилитационные мероприятия не могут в полном объеме компенсировать длительную депривацию.

--------------------------------

<22> В процессе исследования были опрошены 5 экспертов Регионального центра судебной психиатрии ГУЗ "Архангельская клиническая психиатрическая больница".

В-третьих, с учетом общей политики гуманизации мер уголовно-правового характера, применяемых к несовершеннолетним, крайне нелогичным было бы создание подростковых отделений в психиатрических стационарах специализированного типа и специализированного типа с интенсивным наблюдением.

В-четвертых, создание подростковых отделений в указанных стационарах и помещение туда несовершеннолетних не только нарушат принцип оказания медицинской помощи по месту жительства пациента (названные стационары существуют не во всех субъектах, а психиатрические стационары специализированного типа с интенсивным наблюдением созданы только в округах), но и будут невыгодны с экономической точки зрения.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.