Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Тема 8.docx
Скачиваний:
117
Добавлен:
17.03.2015
Размер:
155.02 Кб
Скачать

Последствия и значение церковного раскола

Раскол и оформление старообрядческой церкви были главным, но не единственным показателем падения влияния официальной церкви на народные массы в последней трети XVII в.

Наряду с этим, особенно в городах, продолжался рост религиозного индифферентизма, обусловленный социально-экономическим развитием, увеличением значения в жизни людей мирских потребностей и интересов за счет церковно-религиозных. Пропуски церковной службы и нарушения других обязанностей, установленных церковью для верующих (отказ от говения, неявки к исповеди и т. п.), становились обыденным явлением.

Развитию в XVII в. ростков новой культуры противостояла патри¬архальная консервативная «старина». «Ревнители старины» из самых различных социальных кругов опирались на принцип незыблемости по¬рядков и обычаев, которые были завещаны поколениями их предков. Однако сама же церковь преподала в XVII в. наглядный пример нару¬шения отстаиваемого ею принципа «Все старое - свято!» Церковная реформа патриарха Никона и царя Алексея Михайловича свидетельст¬вовала о вынужденном признании церковью возможности некоторых пе¬ремен, но только таких, которые проводились бы в рамках канонизиро¬ванной ортодоксальной «старины», во имя и ради укрепления ее. Мате¬риалом же для новшеств служили не результаты дальнейшего прогресса человеческой культуры, выходившей за рамки культуры сред¬невековья, а те же трансформируемые элементы средневековой «ста¬рины».

Новое могло утвердиться только в результате отказа от насаждав¬шейся церковью нетерпимости к «перемене обычаев», к новшествам, особенно к заимствованию культурных ценностей, созданных другими народами.»

Признаки нового в духовной и культурной жизни русского общества XVII в. проявлялись многообразно. В области общественной мысли начинали развиваться новые воззрения, и если они не касались прямо общих мировоззренческих основ средневекового мышления, покоившегося на богословии, то в разработке конкретных проблем общественной жизни они шли далеко вперед. Были заложены основы политической идеологии абсолютизма, осознана необходимость проведения широких преобразований, намечена программа этих преобразовании.

В центр внимания мыслителей XVII в. все более выдвигались вопросы экономической жизни. Рост городов, купечества, развитие товарно-денежных отношений выдвигали новые проблемы, обсуждавшиеся целым рядом общественных деятелей того времени. В самих мероприятиях правительственной политики, осуществлявшихся такими деятелями, как Б. И. Морозов или А. С. Матвеев, отчетливо видно понимание растущей роли денежного обращения в экономике страны (14, с. 44).

Одним из наиболее интересных памятников общественно-политической мысли второй половины XVII в. являются сочинения Юрия Крижанича, хорвата по происхождению, работавшего в России над исправлением богослужебных книг. По подозрению в деятельности в пользу католической церкви Крижанич был сослан в 1661 г. в Тобольск, где прожил 15 лет, после чего вернулся в Москву, а затем уехал за границу. В сочинении «Думы политичны» («Политика») Крижанич выступил с широкой программой внутренних преобразований в России как необходимого условия ее дальнейшего развития и процветания. Крижанич считал необходимым развивать торговлю и промышленность и изменить порядки государственного устройства. Будучи сторонником мудрого самодержавия, Крижанич осуждал деспотические методы правления. Планы преобразований в России развивались Крижаничем в неразрывной связи с его горячим интересом к судьбам славянских народов. Выход их из тяжелого положения он видел в объединении их под руководством России, но необходимым условием единства славян Крижанич считал ликвидацию религиозных разногласий путем перехода их, в том числе и России, в католицизм (7).

В обществе, более всего среди столичного дворянства и посадских людей крупных городов, заметно возрос интерес к светским знаниям и свободе мысли, что наложило глубокий отпечаток на развитие культуры, особенно литературы. В исторической науке этот отпечаток обозначают понятием «обмирщение» культуры. Образованный слой общества, правда в то время узкий, не удовлетворяло уже чтение одной религиозной литературы, в которой основными были священное писание (Библия) и богослужебные книги. В этом кругу получает распространение рукописная литература светского содержания, переводная и оригинальная русская. Большим спросом пользовались занимательные художественные повествования, сатирические сочинения, в том числе с критикой церковных порядков, и произведения исторического содержания.

Появились различные произведения, остро критиковавшие церковь и церковников. Широкое распространение получило в первой половине XVII в. «Сказание о куре и лисице», в котором изображались лицемерие и стяжательство духовенства. Желая поймать кура, лисица словами «священного писания» обличает «грехи» кура, а поймав его, сбрасывает личину благочестия и заявляет: «А я теперь сама голодна, хочу я тебя скушать, чтоб мне с тебя здравой быть». «И тако сконча живот кур», - заключает «Сказание» (3, с. 161).

Никогда еще нападки на церковь не достигали такого распространения, как в литературе XVII в., и это обстоятельство весьма показательно для характеристики начинающегося кризиса средневекового мировоззрения в России. Конечно, сатирическая насмешка над церковниками еще не содержала в себе критики религии в целом и ограничивалась пока обличением неблаговидного и возмущавшего народ поведения церковников. Но эта сатира развенчивала ореол «святости» самой церкви.

В придворных кругах возрос интерес к польскому языку, литературе на этом языке, польским обычаям и моде. О распространении последних говорит, в частности, указ царя Алексея Михайловича 1675 г., которым было предписано, чтобы дворяне столичных чинов (стольники, стряпчие, дворяне московские и жильцы) «иноземских немецких и иных извычаев не перенимали, волосов у себя на голове не подстригали, також и платья, кафтанов и шапок с иноземских образцов не носили и людем своим потому ж носить не велели».

Царская власть активно поддержала церковь в борьбе с расколом и иноверием и использовала при этом всю мощь государственного аппарата. Она выступила также инициатором новых мер, направленных на совершенствование церковной организации и дальнейшую ее централизацию. Но отношение царской власти к светским знаниям, сближению с Западом и иноземцами было иным, чем у церковников. Это расхождение породило новые конфликты, которые выявили также стремление церковного руководства навязать свои решения светской власти.

Таким образом, события, последовавшие за реформой церковного управления второй половины XVII века, показали, что, отстаивая свои политические интересы, церковная власть превратилась в серьезное препятствие на пути прогресса. Она мешала сближению России с западными странами, усвоению их опыта и проведению необходимых перемен. Под лозунгом защиты православия и его крепости церковная власть добивалась изоляции России. На это не пошли ни правительство царевны Софьи - В. В. Голицына, ни правительство Петра I. В итоге на повестку дня был поставлен вопрос о полном подчинении церковной власти светской и ее превращении в одно из звеньев бюрократической системы абсолютной монархии.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.