Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
либ.эк.доктрина-оэф.doc
Скачиваний:
7
Добавлен:
16.03.2015
Размер:
90.86 Кб
Скачать

Т.А.Фролова История экономических учений: конспект лекций Таганрог: ТРТУ, 2004

Оглавление

Тема 2. Классическая школа экономической теории

3. Концепция экономического либерализма

 

Адам Смит родился в 1723 г. в Шотландии в семье таможенного чиновника. В 1751 г. он был назначен профессором логики в Глазковском университете, а в конце года перешел на кафедру моральной философии. Дружба с экономистом Давидом Юмом привела его к изучению экономической науки.

В 1764 г. он оставил кафедру и принял предложение сопровождать во время заграничного путешествия молодого лорда, пасынка герцога Баклю. Путешествие длилось более 2-х лет. Смит побывал в Тулузе, Женеве, Париже, встречался с Кенэ и Тюрго.

По возвращении в Шотландию он принялся за создание книги «Исследование о природе и причинах богатства народов», которая вышла в свет в 1776 г.

Предметом изучения экономической науки Смит считал экономическое развитие общества и повышение его благосостояния. Источником богатства является сфера производства.

Основные принципы, из которых исходил Смит, сформировались в тесной связи с учением о«естественном порядке», созданным физиократами. Однако если последние ставили «естественный порядок» в зависимости от сил природы, то Смит считал, что он определяется человеческой природой и ей соответствует. Человек – эгоист, он преследует только личные цели. Личный интерес одного индивидуума ограничен лишь интересами других. Общество состоит из множества индивидов, а интересы общества складываются из интересов его членов. Следовательно, анализ общественных интересов должен основываться на анализе природы и интересов индивида.

Люди нуждаются друг в друге как эгоисты, они оказывают взаимные услуги, поэтому единственной формой, позволяющей наилучшим образом достигнуть взаимного оказания услуг, является обмен.

Действием «экономического человека», единственным мотивом которого является стремление к богатству, Смит пытался объяснить все экономические процессы.

Центральное место в его учении занимает концепция экономического либерализма: рыночные законы лучшим образом могут воздействовать на экономику, когда частный интерес стоит выше общественного, т.е. когда интересы общества в целом рассматриваются как сумма интересов составляющих его лиц.

Государство должно поддерживать режим естественной свободы: охранять правопорядок, свободную конкуренцию и частную собственность. Оно должно выполнять и такие функции, как организацию народного образования, общественных работ, систем связи, транспорта и коммунальных служб.

Смит писал: «Деньги – это великое колесо обращения». Доход рабочих, по его мнению, находится в прямой зависимости от уровня национального богатства страны. Он отрицал закономерность снижения величины оплаты труда до уровня прожиточного минимума.

Широко известны взгляды ученого на разделение труда. Центральная идея Смита состоит в том, что источником богатства является труд. Богатство общества он ставит в зависимость от 2-х факторов: доли населения, занятого производственным трудом; производительности труда.

При этом Смит заметил, что второй фактор имеет большее значение. По его мнению, специализация повышает производительность труда. Он выявил универсальный характер разделения труда от простых операций на предприятии до отраслей производства и общественных классов. Поскольку разделение труда вызывает снижение издержек производства, то оно открывает простор для использования машин, так как механизировать можно было лишь простые операции.

Сосредоточив свое внимание на меновой стоимости, Смит обнаруживает мерило в затратах труда на производство товаров. Это лежит в основе обмена. Источником ценности является труд. Под естественной ценой он понимал денежное выражение меновой стоимости и считал, что в длительной тенденции фактические рыночные цены стремятся к ней как к некоемому центру колебаний. При уравновешивании спроса и предложения в условиях свободной конкуренции рыночные цены совпадают с естественными.

Капитал характеризуется Смитом как одна из двух частей запасов, от которой ожидают получить доход, а другая часть – это та, которая идет на потребление. Им было введено деление капитала на основной и оборотный.

Смит считал, что капиталистическая экономика может находиться в 3-х состояниях: роста, падения и застоя. Он разработал 2 взаимосвязанные схемы простого и расширенного воспроизводства. В схеме простого воспроизводства осуществляется движение от общественного запаса к валовому продукту (доходу) и фонду возмещения. В схеме расширенного воспроизводства добавляются фонды сбережения и накопления. Расширенное воспроизводство создает динамику богатства страны, зависит от роста накопления капиталов и от более эффективного употребления. Смит открыл явление технического прогресса как фактора расширенного воспроизводства.

вернуться

версия для печати

 

«Либеральная экономика»: pro et contra

Новости | 31.12.2009 | 14:00

 

«Либеральная экономика» - это словосочетание стало расхожим политическим штампом с неопределенным содержательным наполнением. Думаю, столь аморфное понятие можно рассматривать в двух аспектах. Во-первых, как своеобразный PR-продукт, предназначенный к реализации иностранным инвесторам, пока не проявляющим к нашей стране щедрой благосклонности, в отличие, скажем, от Китая и некоторых других экономик Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии. Во-вторых, как политическая идиома, призванная объяснить разочарованному «реформами» российскому населению, что «рынок» - это более эффективная экономическая система, чем «план», с использованием при этом своеобразного истолкования «классического», т.е. западного, опыта модернизации общества. Ко второй ипостаси «либеральной экономики» стоит присмотреться повнимательнее.

В начале 1970–х годов Нобелевский лауреат (1993 г.) Дуглас С. Норт концептуализировал опыт экономического возвышения Запада. Ученый пришел к следующим основным заключениям.

1. Главным «источником» экономического роста «западного мира» стали непрерывные технологические изменения, которые, в свою очередь, проистекали из постоянно увеличивающихся инвестиций в «человеческий капитал» (через системы образования и – несколько позже – здравоохранения и социального обеспечения – А.В.).

2. Важным фактором поступательных изменений в обществе было становление современных экономических, финансовых и иных институтов. Развитие этих институтов, имевшее продолжительную временную инерцию (примерно с середины XI века), планомерно устраняло «несовершенство рынков» в их традиционной, т.е. до- и раннеиндустриальной, форме.

3. Начиная с XIII века, времени «подлинного экономического пробуждения» Западной Европы, началась интеграция местных рынков в национальные экономические пространства, в ходе которой технологические инновации распространялись по всей их значительной площади.

4. Наконец, возникновение национальных государств как основной формы политической организации территориального пространства в Западной Европе способствовало выведению этого региона на траекторию самоподдерживающегося роста, уже после первой промышленной революции (1770-е – 1830-е гг.). Успех становления капитализма немало зависел и от эффективных действий властей, в частности от сознательного поощрения «современных», т.е. индустриальных, форм хозяйственной деятельности и стимулирования соответствовавших ей институтов.

Таким образом, система западноевропейского капитализма изначально развивалась как сложносоставное целое, внутри которого государственная интервенция ограничивала тенденции катомизации общества (через утверждение частных интересов), тогда как индивидуальная активность народа сковывала авторитарные устремления «начальства». Иначе говоря, творческое борение «плана» и «рынка» заложило механизм непрерывного самосовершенствования западноевропейского социума.

Эта система «сдержек и противовесов», успешно пройдя через многочисленные серьезные испытания, трансформировалась в государство всеобщего благосостояния – один из трех, согласно Самиру Амину, «мировых проектов», взаимодействие которых всецело определило эволюцию послевоенного человечества. Распад в конце 1980-х – начале 1990-х гг. двух других «проектов» («бандунгского» - развивающиеся страны и «капитализма без капиталистов» - мир социализма) фактически лишил капиталистический «проект» необходимых внешних стимулов к его саморазвитию.

Мы мало задумывались над тем, что «борьба двух систем» была эффективным инструментом модернизации экономик и обществ в обоих враждовавших лагерях; значительная роль в этом процессе принадлежала политическому началу – государству, определившему стратегию выживания народа и его поступательного развития. Отданный во власть сил «спроса и предложения» западный «проект» начал давать сбои, становившиеся все более заметными на фоне энергичного развития региона АТР. Сами эти общества, исторически ведомые Японией, нередко называются странами «неортодоксального капитализма», а в основу стратегий их модернизации положены не отвлеченные «либеральные» идеи и ценности, а исключительно практическая необходимость, как говорили у нас в былые времена, «производить больше, лучшего качества и с меньшими затратами». (Яркий пример подобного экономического утилитаризма – современная Южная Корея, небольшая страна, чей экспорт до начала нынешнего кризиса превышал 330 млрд. долл.). Институтом – движущей силой форсированного роста в дальневосточных обществах является «государство развития», создающее максимально благоприятные предпосылки для технологического прогресса на основе согласия основных социально-политических сил, действенной политики «рациональной бюрократии», жесткого противодействия альянсу предпринимателей и профессиональных политиков.

В настоящее время все более влиятельной становится точка зрения, согласно которой главной движущей силой выхода мировой экономики из системного кризиса станет рост среднего класса в развивающихся странах, включая Китай, Индию, Бразилию, Южную Африку и т.д. Так, согласно прогнозам МВФ, в 2008 – 2010 гг. почти весь рост мировой экономики придется на «развивающиеся рынки». Более того, если корректными окажутся предположения о возобновлении экономического роста в США и Западной Европе в 2011 году, то и тогда 70% экономического роста в мире в 2011 – 2015 гг. придется на развивающиеся страны. К тому же многие из этих стран, в частности Бразилия и Южная Африка, всерьез рассчитывают на превращение Китая («нелиберальной рыночной экономики») в основного мирового потребителя сырьевых товаров; для этих и других государств экономика КНР становится основным стимулятором их внутреннего роста.

Во время кризиса механизм взаимоотношения интервенции инициативы приобретает особо сложный характер. Так, потенциальной (и долгосрочной) угрозой для мировой экономики может стать «асимметрия» между хозяйственными системами с избыточным потреблением (США, Великобритания, периферия еврозоны), с одной стороны, и избыточным производством и накоплением (Китай, Германия, Япония) – с другой. Рециклирование доходов производителей в экономики потребляющих стран, опасаются некоторые экономисты, может вызвать серьезный финансовый кризис, в частности, в еврозоне, признаки которого мы уже наблюдали в «режиме реального времени».

Что касается России, то мировой кризис обострил противоречия «нового русского капитализма», выявил недееспособность существующей в нашей стране экономической системы, поставил в повестку дня необходимость смены алгоритма поведения отечественного народного хозяйства. Неолиберализм (или «псевдолиберализм», как называет данный способ построения экономических моделей Е.Примаков) – это одна из крайностей экономического образа мышления, усиленная склонностью национального характера к простым решениям и быстрым результатам. (Показательно в этом смысле признание одного из современных «столпов» неолиберализма Милтона Фридмена об ошибочности его известного совета «приватизировать, приватизировать, приватизировать»: «Я был неправ. Выходит, что власть закона более значима, чем приватизация».) Многие наши беды проистекают из недостаточного знакомства с мировым экономическим опытом. Для начала надо признать, что выбор стратегии развития оказался ложным: разом обмануть историю и экономику еще никому не удавалось.

Выход нашей страны из кризиса будет трудным, поскольку придется синхронно решать сразу три задачи: 1) собственно макроэкономической стабилизации экономики, в развитии которой явно нарушена инновационно-технологическая преемственность; 2) форсированной модернизации деиндустриализованного (в результате «либеральных реформ») хозяйства; 3) «погони» за только-только зарождающимися направлениями мирового научно-технического прогресса. Следует помнить, что высокотехнологичные продукты – это товары не только с высокой долей добавленной стоимости: новая информация, т.е. инновации, наполняют в странах – лидерах мировой экономики их стоимость на 60-65%. Далее,наноэкономика (о которой нынче во властных кругах не рассуждает только ленивый) – это естественная, стадиальная «надстройка» над индустриальным способом производства. Поэтому призывы к «наномодернизации» России в условиях деиндустриализованной экономики выглядят и политическим, и интеллектуальным авантюризмом.

Идеи «времен Очаковских и покоренья Крыма», владеющие умами «либеральных» экономистов, имели следствием «рост без технологий» (согласно мнению экспертов Высшей школы экономики) и породили сомнения в достижимости даже более ограниченных, чем модернизация российского общества, целей, в частности в успехе импортозамещения, пусть и при благоприятном соотношении курса рубля и валют развитых стран. Последнее есть, как известно, фактор развития внутреннего рынка, повышающий устойчивость национальной экономики к периодическим «штормам» в мировом хозяйстве.

Наше безоглядно-провинциальное имитаторство экономических моделей проистекает из элементарной профессиональной безграмотности, из отсутствия системного видения общества в единстве его экономической, научно-образовательной и инновационно-технологической ипостасей. Деградация общественных наук в нашей стране лишила Россию возможности реагировать на вызовы третьего тысячелетия. Напротив, у наших партнеров по виртуальному объединению БРИК, Бразилии и Индии, жизнь науки никогда не замирала; более того, общественные науки в этих странах выступают эффективным инструментом самосознания и самовыражения гражданского общества, корректирующего интеллектуальную неадекватность власти. Поэтому общества Индии и Бразилии по существу застрахованы от «неожиданных» общественных потрясений.

«Либеральная экономика» в классическом, западном понимании – это хозяйственная политика, свободная от директивного планирования. Однако западный исторический опыт убедительно продемонстрировал необходимость планирования индикативно-стратегического характера, ставшего неотъемлемой частью жизнедеятельности сложноорганизованного общества. Что касается России, то трудности нашего нынешнего положения усугубляются глубоким интеллектуальным и духовным кризисом общества, требующим оперативной смены идеологической «лоции» и действующих «элитариев», не способных обеспечить выход нашей страны на траекторию «постлиберального» развития.

"Эволюция либерализма в США в XIX - начале XX вв." Гиевская, Светлана Владимировна

Введение

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]