Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
1 реформы елены глинской.docx
Скачиваний:
6
Добавлен:
12.03.2015
Размер:
128.84 Кб
Скачать

Особенности становления банковской системы России в конце XVIII начале XIX века.

Специфика экономического развития России XVIII в., в частности, небольшие объемы свободных денежных капиталов и малочисленность социальной прослойки экономически свободных людей, а также высокая рискованность торговых операций и слабая правовая обеспеченность кредита (следствие его неразвитости) не способствовали формированию экономических предпосылок для создания частных банкирских заведений.

Если в западноевропейских странах банкиры вырастали преимущественно из мастеров ювелирного дела, менял, торговцев (в том числе колониальными товарами) и других мелких предпринимателей, то в России ссудными операциями долгое время занимались крупные купцы, землевладельцы и монастыри. Российские банкирские дома образовывались преимущественно из торговых домов, причем происходило это по сравнению со странами Западной Европы очень поздно  в конце XVIII века.

Отсутствие в стране банков заставило российское правительство взять на себя заботу об их организации и функционировании. В результате, в отличие от стран Западной Европы, где банки были сферой деятельности частного капитала, в Российской империи банковское дело до 1860 г. находилось в основном в руках государства.

В России в течение полувека после открытия в 1754 г. первых банков государственные банки создавались зачастую ради решения какой-то определенной задачи. После ее выполнения или вследствие невыполнения они закрывались. Такими банковскими учреждениями были Артиллерийский банк (1), Медный банк (2), а также Государственный вспомогательный банк для дворянства (3). В этот же период был учрежден ряд банков, которые, претерпев несколько реорганизаций, просуществовали до середины XIX века. Так, Государственный ассигнационный банк, история которого восходит к ассигнационным банкам (променным конторам), учрежденным в Санкт-Петербурге и Москве для распространения ассигнаций и размена их на медную монету в 1768 г., был упразднен лишь в 1843 году. До конца 50-х гг. XIX в. просуществовал Государственный заемный банк, который был учрежден на основе реорганизации созданного в 1754 г. Дворянского банка (Банк для дворянства при Сенате и Сенатской конторе).

Безусловно, в середине XVIII в. правительство было заинтересовано в учреждении сословных государственных банков, поскольку это имело большое значение для дальнейшего экономического развития страны. В то же время создание банков на государственные средства носило некоторый оттенок благотворительности. Спустя несколько десятилетий в России стали появляться банки, капиталы которых формировались из общественных средств, пожертвований и взносов частных лиц,  сначала городские общественные банки, а затем сословные дворянские банки. В целом вплоть до либеральных экономических реформ конца 50-х гг. XIX в. банковская система России имела государственно-общественную основу организации и патерналистско-благотворительную направленность деятельности (4).

Одной из особенностей дореформенной банковской системы было преобладание в ней ипотечных банков. До середины XIX в. не только в России, но и в западноевропейских странах недвижимое имущество рассматривалось как наиболее надежное обеспечение кредита. Однако в России недвижимость в силу неразвитости промышленности и слабого развития торговли была практически единственным реальным обеспечением. Поэтому все перечисленные государственные кредитные учреждения, кроме Государственного коммерческого банка, были ипотечными. При том что частный кредит в России предоставлялся под 20% годовых и более, государственные банки выдавали ссуды под 6-8% годовых.

Характерной особенностью этого этапа деятельности государственных ипотечных банков было использование основной массы аккумулируемых в них денежных средств на потребительские, непроизводительные цели. Предоставление долгосрочных ссуд землевладельцам под недвижимость являлось, по сути, поддержкой дворянства  сословия, из представителей которого формировались аппарат управления и армия. В России в условиях натурального хозяйства и сравнительно небольших доходов дворянских поместий банковские ссуды имели большое значение, поскольку часть этих средств шла на то, чтобы новые поколения дворян получили образование.

Прием вкладов с выплатой процентов по ним начался с 1770 года. Процент по вкладам в государственных кредитных учреждениях составлял 5% годовых. При низкой торгово-промышленной активности, связанной с господством натурального хозяйства, эти 5% годовых по депозитам стали основой более чем столетней банковской монополии государства. Россия была единственной страной в мире, неограниченно принимавшей в свои банки вклады, по которым начислялись проценты и сложные проценты. При этом владельцы получали вкладные билеты, которые можно было, как деньги, передавать другим лицам, получая еще минимум 4%. В результате почти все денежные средства сосредоточивались в государственных банках. Сумма вкладов в них к 1857 г. составила более 1 млрд. рублей.

Поскольку по вкладам, которые вносились в банки, государство выплачивало проценты, оно было заинтересовано в том, чтобы деньги не лежали праздно. Но при низкой хозяйственной активности большая часть вкладов оставалась неиспользованной. Поэтому государство стало покрывать за счет этих средств бюджетный дефицит. Происходило это посредством выдачи Государственному казначейству беспроцентных краткосрочных и долгосрочных ссуд. Средства для предоставления кредита казне складывались из вкладов Государственного заемного банка, Государственного коммерческого банка, Сохранных казен и Приказов общественного призрения. Обычно удельный вес правительственных позаимствований из кредитных учреждений составлял 5-8% бюджета страны. В случае кризисов, войн и т.п. он возрастал до 12-15%.

К первой половине XIX в. банковская система России включала центральные государственные банки  Государственный заемный банк, Государственный коммерческий банк и Сохранные казны (5), местные государственные банки  Приказы общественного призрения (6), несколько десятков городских общественных банков (7), около двух десятков частных банкирских домов, Контору придворных банкиров (она обслуживала государственные внешнеторговые операции) и несколько местных сословных банков.

 

 

Первые шаги по созданию кредитных учреждений в России были сделаны при императрице Анне Иоанновне: 18 августа 1729 г. Монетная контора, которая была организована в 1727 г. при монетных и денежных дворах Санкт-Петербурга для чеканки монет, получила право осуществлять ломбардные операции под 8% годовых по просьбам закладчиков заложенных ими разного чина людям золотых и серебряных вещей (8). Однако осуществлять эту кредитную операцию дозволялось лишь лицам, особо приближенным к императорской фамилии (9).

В 1733 г. в связи с ростом спроса на займы со стороны частных лиц, в том числе даровитого купечества, правительство расширило ссудные операции Монетной конторы. Условия получения ссуд остались прежними (под залог золота и серебра под 8% годовых), но оговаривалось, что размер ссуды не мог быть более 75% от стоимости заклада, и допускалась рассрочка платежа на срок до трех лет. Понеже многие Российские Наши подданные,  говорится в именном указе Анны Иоанновны от 8 января 1733 г. О правилах займа денег из Монетной Конторы,  имея в деньгах нужду, принуждены занимать у чужестранных и у прочих, с несносными великими процентами и с закладами такими, которые против взятья денег в полтора или вдвое стоить может, выкупить же чем на положенный срок не может исправиться, и от того приходят в убожество и разорение, и дают не токмо по 12, но и по 15 и по 20 процентов, чего во всем свете не водится, и случается, что иные проценты вычитают у них из тех данных денег наперед: також есть такие бессовестные грабители, что по прошествии срока насколько малых денег, того положенного заклада, хотя б и деньги приносил, не отдают, и тако в малых деньгах великого заклада лишаются того ради указали Мы, для Государственной и всенародной пользы, деньги в процент всякого чина людям отдавать Монетной Конторе из капитальных денег (10).

В октябре 1734 г. Монетная контора была переименована в Монетную канцелярию, и в целях предотвращения всевозможных кредитных злоупотреблений со стороны сановных лиц управление ею было возложено на тайного советника графа М.Головина (11).

Суммы, которыми оперировала Монетная канцелярия, были крайне ограниченными, поэтому ссуды из нее могли получать только придворные.

 

 

Первый торговый банк  Банк для поправления при Санкт-Петербургском порте коммерции  был учрежден в соответствии с Указом Елизаветы Петровны от 13 мая 1754 года. Банк находился под управлением президента Коммерц-коллегии, поэтому стал называться Коммерческим, или Купеческим, банком.

Купеческий банк был создан одновременно с Банком для дворянства при Сенате и Сенатской конторе. Это были сословные банки. Учреждались они по проекту графа П.И. Шувалова для облегчения займов, ограничения непомерного роста расходов государственной казны и для уменьшения во всем Государстве процентных денег (12).

Задачей Купеческого банка являлось обеспечение русских купцов, занимавшихся внешнеторговой деятельностью (прежде всего экспортеров), дешевым кредитом, что должно было способствовать развитию внешней торговли, активизации торгового баланса и, следовательно, укреплению вексельного курса. Для осуществления операций банку было выдано из казны 500 тыс. рублей. Купеческий банк выдавал ссуды из расчета 6% годовых русским купцам, торговавшим только при Санкт-Петербургском порте, под залог товаров в размере 75% их стоимости сроком до 1 года. Для получения ссуды необходимо было свидетельство Коммерц-коллегии и поручительство купцов. Коммерц-коллегия имела право разрешить продажу товаров до возврата ссуды при наличии надежного поручительства. Инструкция 1764 г. О раздаче денег из Коммерческого банка предусматривала предоставление ссуд без залога товаров при наличии поручительства магистратов, ратуши или купцов.

Ограниченность функций банка и незначительные размеры капитала, предоставленного в его распоряжение, явились причиной того, что розданные небольшой группе купцов средства превратились в долгосрочные и бессрочные ссуды. Кассы банка опустели, поступлений не хватало даже на выплату жалованья его служащим. В 1764 г. капитал Купеческого банка, составивший 802 тыс. руб., был полностью выдан в ссуды. Общая сумма просроченных ссуд достигла 408 тыс. рублей. К 1766 г. половина этой суммы была должниками погашена. Однако еще и в 1785 г. долги еще не были взысканы полностью. С 1770 г. Купеческий банк практически прекратил свою деятельность, но официально он был ликвидирован только в 1782 году (13).

Деятельность Купеческого банка идеологически подготовила создание другой государственной структуры по кредитованию торгующего купечества  Учетных контор при Государственном ассигнационном банке.

Они были созданы через 15 лет после официальной ликвидации Купеческого банка. В течение этого времени в России не было ни одного учреждения, кредитовавшего торговлю, кроме Астраханского банка. Между тем в последние годы XVIII в. вексельный курс быстро падал и в качестве одного из важных способов улучшения внешнеторгового баланса, так же как и в середине века, рассматривалось создание банка для выдачи ссуд купцам-экспортерам.

С этой целью 18 октября 1797 г. по указу Павла I при Государственном ассигнационном банке в Санкт-Петербурге к вспомоществлению ремесел и торговли преимущественно российским купцам, заводчикам и фабрикантам, имеющим в деньгах нужды на срочное время для полезных их оборотов, были учреждены две учетные, или эсконтные, конторы  Вексельная учетная контора и Учетная контора на товары. По этому указу при Ассигнационном банке была организована также Страховая контора для приема тех товаров, под которые хозяева от Учетной конторы... получать могут в учет товаров деньги (14).

Ссуды под векселя выдавались на срок не более 9 месяцев, а под товары собственного Российского продукта, золото и серебро  не более 6 месяцев. При этом, чтобы не подорвать доверие к купцам, факты отказа от учета векселя или несвоевременности погашения ссуды хранились в тайне.

Векселя принимались к учету через биржевых маклеров ежедневно, за исключением воскресенья. На следующий день после предъявления векселя он или принимался к учету, или возвращался обратно без объяснения причин.

Учетная контора под товары работала на основании устава. В первых его статьях указывалось, что в залог принимаются только товары русского происхождения и от русских купцов. В третьей статье говорилось, что принимаются только товары, застрахованные в Страховой конторе.

Заложенный в конторе товар не подвергался никакому аресту. Если он сгорал во время пожара или был украден, Страховая контора возмещала его стоимость хозяину.

Ссуды под товары подвергались самой жесткой регламентации. Устанавливались точная номенклатура товаров, срок кредита, а также максимальный размер ссуды. В перечне товаров значились все основные предметы русского экспорта (кроме хлеба, который через Санкт-Петербург почти не вывозился). В наиболее благоприятные условия были поставлены экспортеры железа и меди, которым предоставлялись 6-месячные кредиты в размере 75% стоимости вывозимых товаров. Для экспортеров тканей также предусматривался краткосрочный кредит (до 6 месяцев), но только в размере 9/16 стоимости экспортируемых товаров. Экспортерам кожи и растительного масла предоставлялся кредит сроком до 1 месяца в размере 3/5 стоимости товаров.

При выдаче ссуд под залог драгоценных металлов и вещей из них Учетная контора сначала для определения пробы (а значит, и цены) отправляла их на Монетный двор. Затем в зависимости от цены заклада на срок до 6 месяцев выдавалась ссуда. Если в течение этого времени цена металла снижалась, контора уведомляла об этом хозяина заклада и требовала дополнительного залога.

Оборотный капитал Вексельной учетной конторы и Учетной конторы под товары в Санкт-Петербурге составлял 15,7 млн. рублей.

В 1806 г. аналогичные конторы были открыты в Москве, Астрахани, Одессе, Таганроге и Феодосии. Их уставы были опубликованы 2 марта 1806 г., и работали эти конторы до учреждения Государственного коммерческого банка.

В 1817 г. к моменту преобразования Учетных контор в Государственный коммерческий банк на их балансе числилось около 17 млн. рублей. Из них под залог товаров и учет векселей было выдано ссуд на 14 млн. рублей. При этом общий объем операций в учетных конторах за 1817 г. составил 49 млн. рублей (15).

 

 

В 1817 г. в России началась банковская реформа. Ее составной частью стало создание на базе Учетных контор при Ассигнационном банке Государственного коммерческого банка. Одновременно с его учреждением был создан Совет государственных кредитных установлений и началась подготовка реорганизации Государственного заемного банка. Цель банковской реформы заключалась в том, чтобы совокупным действием сих установлений на подкрепление кредита частного споспешествовать распространению земледелия, промышленности, торговли и общей пользе... Отечества (16).

Идея создания банка для купечества обсуждалась с начала XIX века. В частности, в 1800 г. к императору обратился с прошением об учреждении Купеческого заемного банка харьковский купец третьей гильдии Иван Лобов. Основной капитал этого банка купец предлагал составить из сборов с купцов третьей гильдии за содержание трактиров, бань и постоялых дворов. Обращение Лобова было отправлено в Сенат для обсуждения и принятия решения, однако последствий не имело, а сам он получил устное порицание от московского прокурора за недозволенное прошение.

В 1803 г. проблема учреждения банка для купечества обсуждалась Александром I при рассмотрении в Непременном совете прошения главы торгового дома Пономарев и Ко о выдаче из Заемного банка ссуды в размере 100-150 тыс. руб. сроком на 20 лет под 8% годовых. Деньги он просил на расширение коммерческих операций в Англии, где у него и двоих его компаньонов был торговый дом. Поскольку внешняя торговля всегда была одним из приоритетных направлений экономической политики правительства, император обратил особое внимание на это прошение. Тем более что Пономарев в своем прошении говорил о засилье в российской внешней торговле английских купцов и отсутствии достаточных оборотных средств у отечественных торговцев. Чтобы исключить зависимость от воли и расположения иностранцев, и особенно англичан, банкир предлагал открыть особое кредитное учреждение  Дисконтный банк, наподобие тех, что были в Лондоне, но в пользу россиян и торговли их продуктами (17). В ссуде Пономареву было отказано, поскольку Заемный банк не кредитовал купцов. Но во время обсуждения этого вопроса было высказано предложение учредить Государственный коммерческий банк, который должен был кредитовать купечество (18).

В 1815 г. при составлении Плана финансов снова встал вопрос о создании Государственного коммерческого банка. Его учреждение рассматривалось как одна из мер финансовой стабилизации. Однако в связи с заграничными походами 1815 г. осуществление этого проекта замедлилось. После завершения работы Венского конгресса и подписания Заключительного акта работа над проектом была продолжена. В 1817 г. он был представлен в Государственный совет, и министр финансов Д.А. Гурьев в докладе императору изложил основные направления деятельности будущего банка. Банк должен был осуществлять следующие операции: хранение вкладов в слитках золота, серебра и в иностранной валюте; трансферты денежных вкладов по примеру Гамбургского и Амстердамского жиро-банков, то есть операции в виде безналичного расчета; прием вкладов с начислением по ним процентов; учет векселей; ссуды под товары.

В Манифесте об учреждении Государственного коммерческого банка, подписанном Александром I 17 мая 1817 г., говорилось: Желая открыть купечеству вящие способы к облегчению и расширению коммерческих оборотов, признали Мы за благо вместо существующих ныне учетных контор, коих действие по маловажности их капиталов и разным неудобствам, в образовании их замеченным, не приносит торговле ощутимой пользы, учредить Государственный коммерческий банк.

Банк открыл свои двери для клиентов 2 января 1818 г., а 7 января 1818 г. второе отделение банка, которое занималось расчетами по векселям, приняло к учету первое письменное долговое обязательство от петербургского купца Михаила Солодовникова на 5 тыс. рублей.

В это время Санкт-Петербургские Учетные конторы (вексельная и товарная) продолжали свои операции, а конторы в других городах закрывались. В дальнейшем предполагалось в городах, где в этом была необходимость, открыть конторы Государственного коммерческого банка.

В структуру Государственного коммерческого банка входили правление и отделения. Правление банка состояло из управляющего, четырех директоров от правительства и четырех директоров, избираемых от купечества.

Управляющим Государственным коммерческим банком был назначен Александр Иванович Рибопьер. Одновременно были назначены директора банка: член Санкт-Петербургской учетной конторы по товарам Гроздов; директор Феодосийской учетной конторы Фурман; находящийся в Департаменте Государственных имуществ для исправления разных поручений Грушецкий; директор Московского отделения Ассигнационного банка Тимофеев. Директорами от купечества стали Андрей Северин, Христиан Таль, Гавриил Москвин и Хлопонин. В случае болезни А.И. Рибопьера его должен был заменять Грушецкий.

При правлении банка числились правитель канцелярии, два письмоводителя, архивариус и экзекутор. Канцелярия напрямую подчинялась управляющему банком. Правителем канцелярии был назначен ранее служивший в Смоленской ревизионной комиссии Сергей Николаевич Даргомыжский (отец будущего известного русского композитора А.С. Даргомыжского).

Правление банка руководило и осуществляло надзор за всеми операциями, которые проводились в отделениях.

В Государственном коммерческом банке было 4 отделения: отделение вкладов и трансфертов, отделение учета векселей, отделение ссуд под товары и кассовое (кассирское) отделение. Первое отделение осуществляло прием и выдачу вкладов на хранение, прием вкладов для трансферта и для приращения из процентов. Второе отделение занималось предоставлением ссуд под векселя, вело дела по протесту просроченных векселей, в том числе по взысканиям по ним. В третьем отделении выдавались ссуды под товары. В нем также осуществлялись продажа товаров при просрочке ссуды или неполном ее возврате и другие операции, связанные со ссудами. В четвертом отделении производились прием, хранение и выдача разного рода сумм. В нем было три кассы: одна для хранения вкладов, другая  для их ежедневного приема, третья  для ежедневной выдачи денег.

В первом отделении велись бухгалтерские и контрольные (контролерские) книги по вкладам, во втором  по учету векселей, в третьем  по выдаче ссуд под товары.

В штате отделений состояли бухгалтеры, контролеры и их помощники. Кроме того, в штате отделений учета векселей и ссуд под товары имелись должности маклеров. В штате кассирского отделения были должности главного кассира, двоих кассиров и их помощников.

Руководили отделениями вкладов и трансфертов, учета векселей и ссуд под товары директора банка от правительства. Первое отделение банка возглавил Фурман, второе  Гроздов, третье  Тимофеев.

Управляющий Государственным коммерческим банком назначался императором по представлению министра финансов. Директора банка от правительства, а также правитель канцелярии назначались министром финансов и утверждались в должности императором.

Бухгалтеры, контролеры, кассиры и их помощники, архивариус, экзекутор, маклеры назначались на должность министром финансов. Остальные, в том числе счетчики и другие низшие служащие, принимались на службу правлением банка.

Директора от купечества избирались на 4 года обществом первых двух гильдий из первостатейных купцов, торгующих при Санкт-Петербургском и Кронштадтском портах.

Первоначально в штате Государственного коммерческого банка, кроме Управляющего и директоров и не считая тех, кто работал по найму, было 3 бухгалтера, 3 контролера, 10 помощников бухгалтеров и контролеров, главный кассир, 2 кассира, 3 помощника кассира, 2 письмоводителя, архивариус, экзекутор, врач и 2 ревизора для свидетельствования товаров.

Постепенно, с ростом объема операций, в штатное расписание вносились изменения, в нем появлялись новые должности. Так, в 1827 г. в связи с увеличившимся объемом дел, связанных с протестом векселей и банкротствами должников банка, была введена должность юрисконсульта. В 1842 г. в штатном расписании появились две дополнительные должности директоров банка. В декабре 1857 г. для снижения риска операции учета векселей было принято решение к уже действовавшим от купечества четырем директорам избрать еще двоих.

К концу 1850-х гг. штат Государственного коммерческого банка увеличился почти в пять раз. Кроме управляющего, в нем состояли 147 служащих, в том числе 3 старших и 3 младших директора от правительства, 6 директоров от купечества (двое из них временные), юрисконсульт, главный бухгалтер, правитель канцелярии, 4 письмоводителя, 2 старших и 2 младших помощника письмоводителя, 7 столоначальников, 3 старших и 4 младших помощника столоначальника, 3 старших и 3 младших бухгалтера, 10 старших и 10 младших помощников бухгалтера, 2 старших и 2 младших контролера, 4 старших и 4 младших помощника контролера, 6 кассиров, 2 старших и 5 младших помощников кассира, экзекутор, архивариус, журналист, 4 чиновника особых поручений, 2 ревизора товаров, 2 надзирателя буянов (19), врач, 3 маклера и один помощник маклера, 31 канцелярский чиновник, 11 канцелярских служителей и один состоящий при Коммерческом банке. Кроме того, на службе состояли 37 нижних чинов, из них 4 курьера, 4 присяжных, 11 счетчиков, 17 сторожей и привратник.

По уставу управляющий являлся председателем правления банка. Он контролировал работу служащих всех отделений, исполнение ими должностных обязанностей, определял сроки выполнения заданий, переводил служащих из одного отдела в другой.

Управляющий и директора от правительства обязаны были присутствовать в банке ежедневно, за исключением праздничных дней. При этом директора, возглавлявшие отделения, обязаны были приходить в банк до начала рабочего дня и отдавать необходимые распоряжения по текущим делам на день.

Директора от купечества должны были появляться в банке дважды в неделю, однако при необходимости управляющий мог дополнительно пригласить их на заседание правления банка. Обязанностью директоров от купечества было предоставлять необходимую информацию при обсуждении вопросов, связанных с предоставлением ссуд под учет векселей и товаров.

Правление регулярно представляло министру финансов краткие записки о положении дел в банке и ведомости о движении всех сумм и капиталов банка. Записки направлялись в министерство каждые семь дней, а ведомости были еженедельными, ежемесячными и годовыми.

Прием вкладов на хранение, для трансферта и для обращения из процентов, а также перевод вкладов и их возврат совершались ежедневно (исключая праздничные дни). Дважды в неделю осуществлялись выдача ссуд под товары и учет векселей. Для получения ссуды необходимо было заручиться согласием всех директоров банка. Каждые 15 дней правление, собравшись в полном составе, обсуждало вопрос о целесообразности изменения учетного процента. Свои предложения оно направляло министру финансов, который их утверждал.

Суммы, направляемые на ссуды под товары и под учет векселей, зависели от величины капиталов, предоставляемых банку казной, и вкладов, внесенных в него для приращения из процентов. Какая часть этих средств будет выделена на эти цели, определяло правление банка, а утверждал принятое решение министр финансов.

Если какая-либо операция приносила убытки или возникали нештатные ситуации, правление должно было немедленно поставить в известность об этом министра финансов и в полном составе приступить к расследованию причин их возникновения. Свое заключение правление должно было направлять министру финансов.

Все операции банка, кроме трансферта, прекращались 24 декабря и возобновлялись 7 января. В этот период правление банка и его отделения составляли отчеты, которые затем направлялись в Совет государственных кредитных установлений. После составления баланса часть прибыли Высочайшей властью по представлению Министра финансов отчислялась на премирование всех служащих банка.

Руководители отделений банка должны были иметь основательные знания бухгалтерской и контрольной части и проявлять усердие и заботливость о соблюдении надлежащего порядка, исправности и точности в составлении и ведении книг по предметам их отделений. Они распределяли дела в руководимых ими отделениях по отделам (столам) и контролировали сроки и качество выполнения заданий.

Бухгалтеры и контролеры первых трех отделений под руководством начальников отделений вели бухгалтерские и контрольные книги. Они должны были следить за тем, чтобы в книгах не было описок, поправок и подчисток. В отделениях также составлялись еженедельные и ежемесячные ведомости о движении сумм по их операциям. Кроме того, каждое отделение под руководством правления составляло свою часть годового отчета банка.

Кассой (кассирским отделением), руководил главный кассир, который должен был контролировать прием, хранение и выдачу наличных денег по трем кассам. Он наблюдал за тем, как велись в этих кассах журналы приема и выдачи денег. Ответственность за проведение операций по приему, хранению и выдаче наличных несли также кассиры и их помощники. Ежедневно в правление банка направлялись за подписями главного кассира и кассиров записки о принятых и выданных суммах и о том, сколько находится в каждой кассе наличности и вкладов. Наличные суммы в кассах ежемесячно проверялись правлением банка.

Общая касса опечатывалась личными печатями управляющего и двоих директоров банка, а ключи от нее находились у главного кассира и его помощников. Каждый день один из директоров банка и главный кассир проверяли ежедневные кассы. Открывали кассу те же служащие банка, которые ее закрывали и опечатывали. В конце года кассирское отделение представляло правлению банка отчет о приходе и расходе всех сумм.

За разглашение сведений о счетах частных лиц служащим банка грозило увольнение и предание суду.

Маклеры Государственного коммерческого банка отвечали за благонадежность векселей, в учет принимаемых. За заведомо ложные сведения, касающиеся качества предъявляемого к учету векселя, маклер привлекался к суду. При этом на его имущество налагался арест и с него взыскивалось все, чего недостанет по произведении взыскания с предъявителя или других лиц, в векселе участвующих.

До 1826 г. вознаграждение за посредничество маклеры ни с кем не делили. Это значительно усиливало их заинтересованность в умножении числа принятых к учету векселей. Но в 1826 г. министр финансов Е.Ф. Канкрин дал указание о разделе куртажных денег, полученных от учета векселей, между всеми маклерами банка поровну, что предполагало и разделение ответственности между всеми маклерами банка независимо от участия в сделках. Новые правила неоднократно приводили к спорам между маклерами банка и жалобам на несправедливый раздел куртажных денег и незаконное присвоение общих средств. В 1856 г. после очередного обращения маклеров к министру финансов эти правила были отменены. Впредь все куртажные деньги оставались у посредника.

В 1818 г. была учреждена Московская контора Государственного коммерческого банка. За 42 года деятельности было открыто всего 12 его контор, из них 3 временные. В 1819 г. были подписаны Указы о создании контор в Архангельске и Одессе, в 1820 г.  в Риге и Нижнем Новгороде (временная контора), в 1821 г.  в Астрахани. Только спустя 18 лет после этого  в 1839 г.  была учреждена Киевская контора, в 1841 г.  Рыбинская (временная), в 1843 г.  Харьковская, в 1846 г.  Екатеринбургская и Ирбитская (временная). Последней в 1852 г. была открыта контора Государственного коммерческого банка в Полтаве.

Коммерческие банки и экономическое развитие россии В конце XIX - начале XX века

...Из истории Банка России

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.