Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
1 реформы елены глинской.docx
Скачиваний:
6
Добавлен:
12.03.2015
Размер:
128.84 Кб
Скачать

1 Реформы елены глинской

C 1535 по 1538 г. в Русском государстве была проведена первая реформа денежного обращения. Реформа проводилась от имени малолетнего великого князя Ивана Васильевича в период регентства его матери Елены Глинской, под именем которой она и получила известность. Реформа Елены Глинской была одним из самых значительных событий в экономическом и политическом развитии средневекового Русского государства. В результате реформы была создана устойчивая система денежного обращения. Реформа стала завершающим этапом политического объединения русских земель и способствовала их более интенсивному развитию.

Важнейшим условием и одновременно причиной создания единой общерусской денежной системы было объединение русских земель вокруг Москвы. В 1478 г. был присоединен Новгород, в 1485 г. Тверь. Процесс продолжился в начале ХVI в., когда были присоединены Псков (1510 г.), Смоленск (1514 г.), Рязань (1521 г.)

В первой половине ХVI в. денежные отношения особенно рельефно проявляются в чисто феодальной области землевладения, в частности, в широком распространении денежной аренды земли. Арендаторами выступают все заинтересованные сословия духовенство, дворянство и крестьянство, а в некоторых случаях привилегированные представители торгового сословия. Широкое распространение получают денежные ссуды для закабаления крестьян и выплата за крестьянина новым помещиком денежных обязательств перед прежним хозяином предвосхищение продажи крестьян при крепостном праве. 

Существенным условием проведения реформы было наличие значительного опыта русского монетного обращения, cуществовавшего к тому времени уже около 150 лет. Первые русские монеты чеканились еще в первой половине ХI в., но очень недолго. Начало стабильного выпуска русских монет относится к 1380-м гг. в Москве, Рязани и Нижнем Новгороде. С 1420 г. монету чеканит Новгород Великий. В ХV в. выпуск русских монет становится едва ли не повсеместным. Монеты чеканились самыми разными центрами. Часто это было не проявлением экономической самостоятельности и силы данного центра, а геральдическим утверждением политической самоценности, в большинстве случаев достаточно эфемерной. Монеты местных центров отличались необычайным разнообразием весовых номиналов, а также обозначений в виде изображений и надписей, что, естественно, затрудняло их использование в общей системе денежного обращения.

Наиболее устойчивым на протяжении ХV в. был выпуск монеты в Новгороде Великом и Москве. Русская средневековая денежно-весовая система развивала домонгольскую традицию, основу которой составляла гривна серебра весом около 200 граммов. На протяжении ХV в. московская монета несколько раз понижалась в весе. Новгородская монета почти не меняла веса на протяжении ХV в. и сохраняла номинал 0,8 грамма. При Иване III после присоединения Новгорода к Москве московская серебряная монета была приравнена к половине новгородской и стала весить 0,4 грамма. После объединения вокруг Москвы в начале ХVI в. основных русских регионов сложились условия для окончательной унификации номиналов и обозначений монет местных центров. 

Помимо общих предпосылок денежной реформы в Русском государстве необходимо указать непосредственные причины, обусловившие ее проведение именно в 1530-е годы. Одной из них была необходимость ликвидировать дефицит государственного бюджета, образовавшийся в результате активной внешней политики Василия III. Значительных средств потребовало также укрепление южнорусских границ. В результате проведения реформы русской денежной системы предстояло регламентировать эксплуатацию денежной регалии, осознанно осуществить государственное понижение достоинства денежных единиц с использованием разницы между себестоимостью денежного знака или его прежней стоимостью и его номиналом. 

Поводом проведения в 1530-е гг. первой русской реформы денежного обращения стало также распространение порчи монеты через понижение количества серебра. Это в значительной степени было вызвано отсутствием абсолютной государственной монополии на выпуск монеты. В 1533 г. в преддверии проведения первой русской реформы денежной системы прошла широкоизвестная волна процессов над фальшивомонетчиками, завершившихся казнями виновных. Проведение реформы начиналось с принятия мер по защите новой русской монеты. Это же стремление защитить деньги от порчи привело к окончательному установлению государственной монополии на выпуск монеты и консолидации мастеров на монетных дворах в Москве, Новгороде и Пскове.

Важной предпосылкой проведения первой русской реформы денежной системы стала активизация в первой трети ХVI в. дипломатических отношений с Германией. Русское государство не имело своих серебряных рудников, и сырьем для чеканки монеты было серебро, поступавшее в результате международной торговли, прежде всего из Германии. 

Русские летописи сохранили множество сообщений о проведении реформы, с различными подробностями. В соответствии с ними общий порядок ее проведения выглядит следующим образом. В феврале 1535 г. от имени Ивана Васильевича (пятилетнего будущего Грозного) был принят указ о замене старых денег новыми. 20 июня 1535 г. в Новгороде начали чеканить новые монеты определенного достоинства, получившие наименование новгородки. По-видимому, чуть позже началось изготовление новых монет в других центрах Москве (московки по весу были вполовину легче новгородок) и Пскове. В 1535 г. летописи зафиксировали запрет на обращение старых новгородок, аналогичное сообщение 1536 г. касается старых московок. К 1538 г. относится окончательное запрещение старых денег. 

Денежная реформа проводилась в крупнейших экономических центрах Руси ХVI века. Это интересно соотносится с организацией государственных в буквальном смысле казенных монетных дворов, которые наряду с государственными чиновниками (дьяками) возглавляли торговые гости, назначаемые на один год из числа городского купечества. Поскольку русские купцы наряду с иностранными участвовали в торговле серебром, они могли таким образом регулировать собственные потребности в денежной массе, образуя естественный уровень денежной массы, или (что, быть может, будет более правильно по отношению к ХVI в.) денежного веса.

Основу русского денежного обращения после реформы Елены Глинской составили серебряные монеты копейки новгородки c весовой нормой 0,68 г, деньги московки c весовой нормой 0,34 г и полушки с весовой нормой 0,17 грамма. Более полная система соотношения русских денежных единиц была зафиксирована в Торговой книге (1570-е гг.):

рубль=2 полтины=10 гривен=100 новгородок=200 денег=400 полушек.

В качестве счетного определения, не подтвержденного особым номиналом, применялся 1 алтын=3 новгородки=6 денег=12 полушек. В ХVI в. название полушки постепенно заменяется понятием полуденьги, быстро из употребления выходит название московки , замененное деньгой, но сохраняется наименование новгородка, которое только в ХVII в. заменяется наименованием копейка. Таким образом, была окончательно ликвидирована разобщенность существовавших до реформы местных денежных систем и создана единая денежная система. В дальнейшем она переживала модификации и дополнения, но в целом сохранилась и составила основу российской денежной системы нового времени. 

Реформа включала выпуск денег по новой стопе, то есть с новой характеристикой уставного веса монет данного выпуска, определяемого количеством монет одного номинала из определенного количества металла.

Проведение денежной реформы при Елене Глинской имело важнейшее значение для дальнейшего развития Русского государства. В результате реформы была создана единая система денежного обращения Русского государства, на протяжении последующих веков претерпевавшая различные изменения, но в целом сохранявшая единство и устойчивость. Это стало объективным положительным фактором политического и экономического развития Русского государства. В результате реформы были окончательно унифицированы денежные системы ранее экономически мало связанных областей, прежде всего Новгорода и Москвы. Это позволило значительно успешнее развиваться общерусской экономике, особенно в середине ХVI века. 

Благодаря реформе Елены Глинской русская денежная система достигла нового качественного экономического и технического уровня (обеспечение и выполнение чеканки монет). Это также имело огромное значение для активизации русской внешней торговли, прежде всего с европейскими странами. 

Выпуск монет был сконцентрирован в руках государства. Таким образом, введение государственной монополии стало основой создания устойчивого выпуска монет. Это позволило Русскому государству получать дополнительный доход, использовавшийся для погашения экстренных расходов, в частности, строительства крепостей в 1530-е гг. и финансирования многочисленных военных операций во второй половине XVI века

Дворянские банки

В первой половине XVIII в. на русском кредитном рынке безраздельно господствовало ростовщичество и ссудный процент держался на очень высоком уровне 10-20%. В случае неуплаты денег в срок, имения должников-дворян часто оказывались в руках ростовщика, несмотря на то, что в Российской империи недворяне не имели права владеть имениями. Проблема разорения помещиков приобрела государственное значение. Известно, что к началу 1760-х гг. около 100 тыс. дворянских имений было заложено.

В целях предотвращения отчуждения дворянских имений императрица Елизавета Петровна 1 мая 1753 г. дала Сенату указ обсудить возможность учреждения специального банка. Вышедший год спустя манифест от 13 мая 1754 г. объявлял во всенародное известие о создании в России государственного банка для дворянства, точнее, Петербургского и Московского дворянских банков, находившихся в ведении Сената.

Их учреждение было одним из начинаний политики просвещенного абсолютизма второй половины царствования императрицы Елизаветы Петровны. Одновременно с ними при Коммерц-коллегии был учрежден Коммерческий банк для купечества; в то же самое время отменены стеснявшие торговлю внутренние таможни. По инициативе фаворита императрицы П.И. Шувалова проводятся также преобразования в области науки и культуры. Показательно, что для купечества и дворянства были учреждены разные банки, построенные по иному принципу, нежели частные банкирские дома. В новых банках главным было удовлетворение интересов сословий, а не прибыльность операций.?

Согласно манифесту 1754 г. дворянским банкам был предоставлен оборотный капитал в размере 750 тыс. рублей. Эта сумма была распределена между Петербургским и Московским банками. На оборотный капитал Московского дворянского банка было выделено 500 тыс. рублей вдвое больше, чем на оборотный капитал Петербургского банка. Это объяснялось тем, что в Москве выдавали кредиты помещикам практически всей центральной России, в то время как в Петербурге преимущественно прибалтийским помещикам и помещикам северо-запада России. До 1786 г. оборотный капитал дворянских банков был увеличен почти на 6 млн. рублей. Деньги были отпущены из Главного Кригскомиссариата, главным образом из Камер-коллегии. Источником формирования банковского капитала послужили доходы винной монополии одной из наиболее прибыльных статей дохода этого ведомства.

Целью дворянских банков в Петербурге и Москве была выдача ссуд дворянам из низкого процента 6% в год. Ссуды брали не столько для обустройства усадеб, сколько для выкупа заложенных имений. Ситуация была особенно острой в конце 1750-х начале 1760-х гг., когда многие имения оказались заложенными у частных лиц. При этом из полученных банковских ссуд практически ничего не направлялось на развитие сельского хозяйства, а сами дворяне, находясь в действующей армии, не могли даже съездить в свое имение, чтобы оценить положение дел и изыскать способ расплаты с новым кредитором государством.

Залогом ссуд служили имения с крепостными и угодьями, каменные дома, а также драгоценные металлы, изделия с алмазами и жемчугом. В дворянские банки высылались копии переписных книг дворянских имений, которые использовались в качестве справочного материала для определения платежеспособности клиента. По характеру залога дворянские банки занимали промежуточное положение между ипотечными кредитными учреждениями и ломбардами. При этом основным залогом оставались дворянские имения.?

Кредиты под залог имений составляли от 500 до 10 тыс. рублей, минимальный заклад 50 крепостных душ. Однако по указу 11 декабря 1766 г. стоимость крепостного была повышена вдвое до 20 рублей. Ссуды под залог золота, серебра и драгоценных камней выдавались в размере 66% стоимости изделий. Ссуда могла быть выдана и без залога под поручительство богатых и знатных людей.

Кредиты в дворянских банках предоставлялись на срок не более года и могли продлеваться не более, чем на три года. Однако дворяне не торопились расплачиваться с долгами, поскольку санкции по отношению к должникам были чрезвычайно мягкими. В 1759 г. по предложению графа П.И. Шувалова срок уплаты процентов был продлен до четырех лет, а в 1761 г. был издан указ о продлении срока погашения ссуд до восьми лет. По истечении этого времени продавались личные вещи должника, а если это не возмещало суммы кредита, то заложенное имение продавалось на аукционе. Однако последняя мера применялась в исключительных случаях.

Устройство дворянских банков было несложным. Во главе каждого из них находился Главный присутствующий в чине надворного советника. Его заместитель именовался Помощником и обычно носил чин коллежского асессора. В высшее звено руководства дворянских банков входили также секретарь, бухгалтер и кассир. В отличие от Ассигнационного банка, конторы которого подчинялись Правлению, конторы Дворянского банка, именовавшиеся Московским и Петербургским дворянскими банками, напрямую подчинялись Сенату.

Важные дела в Московском и Петербургском дворянских банках обсуждались на заседаниях под председательством Главного присутствующего и его Помощника. Решения заседаний записывались в особый журнал. Как видно по сохранившимся журналам Московской конторы, на правлении зачитывались императорские и сенатские указы, обсуждались вопросы о должниках и о желавших взять ссуды. Главный присутствующий не всегда председательствовал на собрании, поручая исполнение своих обязанностей заместителю. Так, в журнале правления Московской конторы за 1758 г. часто встречается подпись Помощника Ивана Киселева, подполковника в отставке. В его обязанности входило в основном рассмотрение ходатайств о выдаче ссуд.

Банковские операции в дворянских банках осуществлялись в обычных домах, внешне напоминавших богатые особняки. Обязательным условием был лишь вместительный каменный подвал или кладовая, где хранились денежная казна и вещевые залоги, так называемая Казенная палата. Счет и выдача денег проводились в Кассирской, неподалеку от которой располагался Зал заседаний высшего руководства дворянского банка. Высокий статус банка в государственной кредитной системе России подчеркивался расположением его контор в центре столиц. Известно, что Московская контора Дворянского банка занимала одно из кремлевских зданий.

Открытие дворянских банков не смогло решить проблему долгов дворянства. Объемы ссудных операций оставались незначительными по сравнению с запросами помещиков. В условиях Семилетней войны основная масса служилого дворянства, находясь в действующей армии, просто не имела возможности погасить долги. Кабинет П.И. Шувалова по настоянию канцлера М.И. Воронцова в 1761 г. вынужден был уменьшить ссудный процент с 6 до 4%. Эти меры принимались прежде всего в интересах казны, так как были направлены на достижение большей возвратности сумм по кредитам. Сроки ссуд были изменены до 10 лет, а капитал банка уменьшен с 6 до 5 млн. рублей.

При этом основная часть средств разошлась среди небольшой группы придворных, главным образом среди лиц, приближенных к П.И. Шувалову. В кассе постоянно не хватало денег в условиях военного времени вливания из казны не были достаточными, тем более, что часть их, по указаниям Сената, бралась на всевозможные затеи. В частности, в 1758 г. было велено выдать содержателю итальянской оперы Локателли 7000 рублей. Директор Дворянского банка донес, что в кассе банка нет этой суммы осталось всего 3000 рублей.

Вследствие огромного невозврата сумм в банки вошедший на престол император Петр III принял решение об их закрытии. В указе о прекращении деятельности дворянских банков от 26 июня 1762 г. говорилось, что следствие весьма мало соответствовало намерению и банковые деньги оставались по большей части в одних руках, в кои розданы с самого начала; сего ради повелеваем в розданных в заем деньгах отсрочек более не делать и все оные неотложно собрать.?

В результате дворцового переворота 1762 г. Петр III был убит, а престол гвардейцы отдали его супруге Екатерине II. Указ о ликвидации дворянских банков так и остался на бумаге.?

Влиятельные дворяне, составившие окружение новой императрицы, нуждались в источнике дешевых кредитов. Дворянские банки в случае тяжелого материального положения, стихийных бедствий и беспорядков служили им якорем спасения. Банки выдавали льготные ссуды на восстановление помещичьих хозяйств, несмотря на их заведомо низкую ликвидность. Кроме того, право пользоваться ссудами из банков распространялось на новые территории. Если с 1754 г. ссуды выдавались великорусским помещикам, то в 1764 г. последовало разрешение дворянскому банку в Петербурге принимать в залог прибалтийские и малороссийские имения. В 1776 г. разрешили выдавать ссуды владельцам белорусских имений на тех же условиях, что и для великорусских. Присоединенные по первому и второму разделам Польши провинции тоже составляли часть империи, и на них распространялись все права по получению ссуд и залогу имений. С 1783 г. ссуды могли получать и украинские помещики.

Дворянские банки оказали значительную поддержку дворянам, пострадавшим от восстания Емельяна Пугачева. 31 марта 1775 г. в Московский дворянский банк был дан указ раздать взаймы 1,5 млн. рублей губерниям, пострадавшим от бунта. Государственные ассигнации под воинским конвоем были доставлены в Оренбург, Казань и Нижний Новгород. Заемные экспедиции в этих городах выдавали ссуды на 10 лет под 3% годовых. Из собираемых процентов 1% уходил на содержание банковских экспедиций, а 2% предполагалось употребить на постройку каменных банковских зданий в этих городах или отсылать в правление банков. Помещики для получения льготных ссуд не преминули пожаловаться на разорение имений. Взятые деньги не возвращались. Банк не получал даже свои 2%, которые должны были отсылаться в Москву.

Однако, к этому времени ссудная операция перестала быть единственной банковской операцией в дворянских банках. К ней добавилась операция перевода денежных сумм. Деньги переводились в разные районы империи за очень скромную комиссию 0,5 копейки с рубля. Из-за больших расстояний, бездорожья, форс-мажорных обстоятельств суммы подолгу задерживались в пути. 20 декабря 1781 г. деньги было велено перечислять почтой в целях скорейшего их получения. Пересылке подлежали золотая и серебряная монета, а также государственные ассигнации.

С 1770 г. дворянские банки, остро нуждаясь в привлеченных средствах, стали принимать вклады дворян и учреждений, обязуясь выплачивать по ним сравнительно высокие проценты 5% и 6%. Такие высокие процентные нормы сводили к нулю основную статью прибыли банка, и в условиях слабого возврата сумм по кредитам выплата официально заявленного процента становилась нереальной. Проценты по вкладам пришлось понизить, и выплачивались они нерегулярно. Это вызывало неудовольствие вельмож, державших в банке крупные суммы. В начале 1780-х гг. они даже хотели забрать свои вклады в случае неуплаты процентов. Дело получило огласку и рассматривалось на уровне Сената. Однако дворянские банки продолжали начислять повышенные проценты лишь по некоторым вкладам, например, по вкладу Московского университета.?

Вкладная операция в дворянских банках не получила такого большого развития, как ссудная. Государству, несмотря на хронический бюджетный дефицит, приходилось осуществлять все более значительные денежные вливания в эти банки. Средства казны стали основной статьей пассива, из которой черпались средства для кредитования. В 1782 г. Петербургскому дворянскому банку были переданы оставшиеся по балансу средства от ликвидированного Купеческого банка. Но это не спасло положения спрос на кредиты был так велик, что очень скоро полностью поглотил полученные денежные средства.?

Из ведомостей, составлявшихся в Петербургском дворянском банке, видно, что суммы дворянами занимались разные от 100 руб. до 12 тыс. руб. и даже более в зависимости от положения, звания и титулов. Так, супруга тайного советника и камергера князя М.М. Щербатова в феврале 1778 г. заняла в банке 12 тыс. руб., а секунд-майору М.Н. Яковлеву в январе 1776 г. было выдано только 100 рублей.

Дворянские банки на протяжении всего своего существования оставались кассой для кредитования дворянства. Однако, в условиях многочисленных военных кампаний и бюджетных дефицитов царствования Екатерины II становилось все более затруднительным проводить это кредитование. Выход был найден в преобразовании дворянских банков в Заемный банк и учреждении Ассигнационного банка с правом эмиссии не обеспеченных металлическим фондом бумажных денег. Манифест о реорганизации был обнародован 28 июня 1786 г. и означал ликвидацию прежних дворянских банков. Оставленная для счета похищенных денег? Московская контора Дворянского банка существовала до 1800 года.?

После ликвидации в 1786 г. дворянских банков встал вопрос о создании ипотечного банка для российских дворян, осуществляющего долгосрочное кредитование. Указом от 18 декабря 1797 г. был учрежден Вспомогательный банк для дворянства. Название Вспомогательный было объяснено в тексте Устава Заемного банка, который делал вспоможения... дворянским фамилиям, имеющим собственности в недвижимых имениях, обремененным долгами, падшим в руки алчных ростовщиков и приходящим в несостояние от тягостных процентов.?

Создание нового кредитного учреждения было инициативой правительства сына Екатерины II императора Павла I. Поклонник прусского порядка с его ясностью и четкостью, он по-новому рассматривал проблему банка для дворян. Вспомогательный банк был задуман по образцу прусских земельных банков. Он стал эмитентом 5-процентных банковских билетов, которыми выдавались долгосрочные ссуды. Это были денежные суррогаты ценные бумаги, обязательные к приему частными кредиторами и государственными учреждениями. Их разрешалось передавать из рук в руки по передаточным надписям. Идея выпуска таких билетов была предложена в 1791 г. известным поэтом Г.Р. Державиным, представившим проект учреждения Патриотического банка. Хотя последний так и не был создан, идея эмиссии билетов была подхвачена автором устава Вспомогательного банка А.Б. Куракиным.

Алексей Борисович Куракин был видным российским сановником времен Екатерины II и Павла I. Главный директор Ассигнационного банка, он занимал также должность генерал-прокурора, а позднее министра Департамента удельных имений. Он приходился братом Александру Борисовичу Куракину, самому влиятельному деятелю первых лет царствования Павла I. Благодаря родственным связям А.Б. Куракин реализовал свой проект создания нового банка и стал его руководителем. Согласно уставу управлять созданным банком должен был Главный попечитель, ближайшими помощниками которого были Старший советник и два советника, составлявших Правление банка.

Вспомогательный банк начал свои операции 1 марта 1798 года. Его устав предусматривал использование ссуд в первую очередь для погашения долгов помещиков купцам и государственным кредитным учреждениям. Банк должен был на протяжении двух лет выдавать долгосрочные ссуды на 25 лет под 6% годовых банковскими билетами под залог населенных имений. Размер ссуды определялся из расчета 40-75 руб. на ревизскую душу в зависимости от разряда губернии. При получении билетов заемщик должен был внести в банк 8% суммы (2% монетой и 6% билетами). В течение первых пяти лет заемщики выплачивали 6% годовых и лишь в последующие годы погашали ссуду. При несостоятельности заемщика банк должен был взять заложенные имения под свою опеку расплатиться с кредитором, а через 25 лет вернуть свободные от долгов поместья их владельцам.

При создании Вспомогательного банка правительство рассчитывало, что выпущенные банком 5-процентные банковские билеты, приносившие доход в 5% годовых, будут храниться на руках у дворян в течение относительно длительного срока. Исходя из этого, а также в соответствии с запросами дворян банк выпустил в обращение билеты на сумму 50 084 200 руб., что было сопоставимо с размером годового государственного дохода (в 1796 г. он составил 68 млн. рублей).

Но среди дворян не было доверия к новым денежным суррогатам, и держатели банковских билетов стали в большом количестве предъявлять их к размену на ассигнации. В кассах Вспомогательного банка периодически не хватало наличности. Курс банковских билетов при их переходе из одних рук в другие падал до 15%. Кроме того, выяснилось, что создатель банка А.Б. Куракин оказался одним из основных держателей билетов. Уже в первый день деятельности Вспомогательного банка братьям Куракиным была выдана ссуда под залог имения в Псковской губернии; не прошло и двух недель, как они же получили ссуды под залог еще трех поместий. Куракины, как ранее П.И. Шувалов, прибыльно использовали средства казны.

Правительство, столкнувшись с проблемой обмена билетов на ассигнации, было вынуждено учредить при банке разменную экспедицию, в которую ежегодно передавалось из казны 6-7 млн. рублей. Сумма оказалась недостаточной, а правительство не могло предоставлять банку все новые и новые средства.

Деятельность Вспомогательного банка оказалась неплодотворной. Ни о какой ликвидности кредитов не могло идти и?речи, так как Вспомогательный банк, подобно дворянским банкам, не был коммерческим. Это была все та же государственная касса помощи дворянам. Вся Россия того времени жила интересами преимущественно одного сословия, пользовавшегося доходами практически бесплатного труда крепостных крестьян. Взятые помещиками ссуды зачастую расходовались крайне непроизводительно.

Уже в начале 1799 г. банк прекратил выдачу ссуд. В 1802 г. его существование было признано нецелесообразным, и указом от 19 июля 1802 г. Вспомогательный банк был присоединен к Заемному банку под названием Двадцатипятилетней экспедиции. 27 марта 1812 г. эта экспедиция полностью утратила самостоятельность, слившись с Заемным банком. С этого времени долгосрочное кредитование дворянства осуществляли Заемный банк, Приказы общественного призрения и Сохранные казны.?

Государственные банки для дворянства были первыми ипотечными банками в России, деятельность которых протекала в период господства феодальных отношений и была направлена на поддержание правящего дворянского сословия. Их операции не ограничивались лишь выдачей ссуд дворянам, а включали также вкладную и переводную операции, эмиссию банковских билетов, деятельность банков не носила коммерческого характера, а выданные кредиты отличались низкой ликвидностью. Тем не менее нельзя отрицать, что дворянские банки сыграли важную роль в истории России. Разбросанные по всей стране остатки возведенных во второй половине XVIII в. богатых имений? золотого века русского дворянства подтверждение этому.

Первые банки в России: эпоха Елизаветы Петровны

...Из истории Банка России

Самые первые кредитные учреждения появились в России на рубеже 1720?1730-х годов. Первоначально это были не банки в современном понимании, а просто особая дополнительная функция казенных учреждений. Первый такой ?банк? возник в 1729 г. в Петербурге, когда Монетной конторе было предоставлено право выкупать по просьбам должников заложенные ими золотые и серебряные изделия1. Соответствующий указ достаточно краток и не определяет процедуру такого рода выкупов, целью которых было предоставить Монетной конторе золото и серебро для чеканки денег. Подробнее условия кредитных операций Монетной конторы были определены в указе 1733 г. ?О правилах займа денег из Монетной конторы?. В нем говорилось, что ?многие российские наши подданные, имея в деньгах нужду, принуждены занимать у чужестранных и у прочих? под 12?20%, ?чего во всем свете не водится, и случается, что оные проценты вычитают у них из тех данных денег наперед?. Указ разрешал Монетной конторе из своих ?капитальных денег? выдавать займы под залог изделий из золота и серебра, но не ?алмазных вещей? или ?деревень и дворов? ?со излишеством? ценою данных денег четвертою долею?, из 8% сроком не более чем на год с последующей возможностью продлить ссуду еще на два года. Залоги ?неисправных должников? переплавлялись, и из этого металла чеканилась монета. Разница между размером ссуды и ценой залога должна была возвращаться заемщику из расчета по 18 копеек за золотник серебра2. Таким образом увеличивались необходимые Монетной конторе запасы драгоценных металлов (прежде всего серебра), но столь узкая направленность операций существенно ограничивала их объемы. Из-за этого ссудные операции Монетной конторы постепенно сошли на нет, не получив достаточного развития.

В 1732 г. был составлен ?Проект о банке казенном?, предусматривающий учреждение особого банка, который предоставлял бы кредит как землевладельцам, так и купцам. Предполагалось, что капитал банка должен состоять из предоставляемой в его распоряжение казной монеты на сумму 1 млн. руб. и из банкнот на такую же сумму, выпускаемых банком. Таким образом, неизвестный автор проекта предлагал учреждение эмиссионного банка по западноевропейскому образцу. Он должен был выдавать ссуды под 6% годовых на срок до одного года под залог движимого и недвижимого имущества. Однако, по-видимому, проект учреждения государственного эмиссионного банка (поступивший в Комиссию о коммерции за год до установления правил выдачи ссуд из Монетной конторы) показался слишком смелым и опасным, и было принято решение не рисковать и воспользоваться уже существующим учреждением, придав ему некоторые дополнительные функции.

История казенных банков в России началась в середине 1750-х годов. Она связана с именем одного из наиболее значительных деятелей елизаветинского царствования ? Петра Ивановича Шувалова (1711?1762). ?Удачливый? по своим предприятиям производитель?, как отзывался о нем его недоброжелатель и всегдашний оппонент обер-прокурор Сената Я.П. Шаховской4, П.И. Шувалов был известен как предприниматель, владелец Гороблагодатских железоделательных заводов, переданных ему в январе 1755 г. Сенатом без конкурса, морских промыслов на Белом и Каспийском морях, табачных и винных откупов, неутомимый создатель различного рода проектов увеличения казенных доходов. Он начал свою службу при дворе цесаревны Елизаветы Петровны и возвышением своим был обязан в первую очередь своему двоюродному брату И.И. Шувалову ? после 1749 г. наиболее влиятельному из фаворитов императрицы. В 1744 г. П.И. Шувалов становится сенатором, в 1746 г. ему пожалован графский титул, в 1751 г. он производится в генерал-аншефы, а в 1756 г. ? в генерал-фельдцейхмейстеры. Экономические и финансовые проекты П.И. Шувалова связаны с винной и соляной монополиями. По его предложению на всей территории империи была введена одинаковая цена на соль (в результате эта цена значительно увеличилась). Шувалов учредил генеральное межевание, отменил внутренние таможни, реформировал чеканку медной монеты. В 1754 г. по его инициативе была создана Комиссия для разработки нового Уложения взамен Соборного Уложения 1649 года5.

23 февраля 1754 г. граф П.И. Шувалов предложил Сенату обсудить возможность создания банка для купцов, торгующих при Санкт-Петербургском порте. Его доводы были убедительны: при высоком вексельном курсе (курс иностранных валют по отношению к рублю. ? Авт.) и дефиците денег столичные купцы испытывали затруднения. Это приводило к упадку торговли и следовательно ? к уменьшению сбора налогов. Между тем, по словам графа, ?на монетных дворах капитал состоит в немалой сумме без всякого плода; того ради для одного купечества банк до полмиллиона и на первый случай хотя до 200 000 рублев определить и отдавать торгующим в Петербурге купцам из процентов не менее месяца и не более полугода?6. Сенату оставалось лишь законодательно закрепить эту идею.

Согласно императорскому указу от 13 мая 1754 г. был учрежден Государственный Заемный банк. Фактически под этим названием были созданы два кредитных учреждения: банк для дворянства и банк для купечества (?для поправления при Санкт-Петербургском порте коммерции и купечества?)7. Последний должен был открыть операции уже 15 июля (за ним закрепилось название Купеческого банка или ?банковой конторы для купечества?; он назывался также Коммерческим банком). Он стал первым российским государственным банком для кредитования купечества и одновременно одним из первых банков в стране.

Банк должен был обеспечивать крупных российских купцов, связанных с внешней торговлей, дешевым кредитом. Он разместился на Васильевском острове в районе зданий Двенадцати коллегий и Гостиного двора с биржей, в средоточии деловой активности.

Антиростовщическая направленность банковского проекта Шувалова была вполне в русле традиционной патерналистской политики правительства. В данном случае казна, не надеясь на немедленные барыши (о том, что казенные банки станут со временем одним из основных кредиторов государства, в 1750-е годы, разумеется, еще никто не догадывался), обладала значительным изначальным преимуществом. Предоставляя помещикам и купцам более дешевый, чем у ростовщиков, кредит, власть укрепляла свое влияние как в экономической, так и в социальной сфере.

Разумеется, учреждение казенных банков требовало первоначальных затрат, которые были достаточно тяжелы для дефицитного бюджета Российской империи. Предстояло найти источник для образования капитала банков. Таким источником, как случалось впоследствии неоднократно, оказалась винная монополия. По инициативе П.И. Шувалова с 1750 г. были установлены единые по империи цены на вино. Доходы от них первоначально предназначались для усиления армии. Однако рост поступлений превзошел ожидания автора проекта реформы, и к 1754 г. правительство было в состоянии взять из ?винных денег? весьма значительную сумму для образования капитала Дворянского банка.

Указ от 13 мая 1754 г. об учреждении Государственного Заемного банка ознаменовал появление в России учреждений ипотечного долгосрочного и коммерческого краткосрочного кредита. Указ объявлял о прекращении займов из Монетной конторы и ?взыскании переданных из нее в ссуду денег в казну?, почти дословно повторяя при этом некоторые положения указа 1733 г., в первую очередь в отношении того, что касалось ростовщичества. Конечной целью нового банка являлось ?уменьшение во всем государстве процентных денег?, то есть снижение ссудного процента и его унификация, ?дабы? во всем государстве одинакой и равной процент состоять мог?.

Если банк для дворянства был подчинен Сенату, то банк для торгующих в Петербургском порту купцов должен был подчиняться Коммерц-коллегии. Таким образом, объединение обоих банков под названием ?Заемный? не имело никакого практического значения. Банк для купечества производил краткосрочные (до 6 месяцев) ссуды под залог товаров, цена которых на четверть должна была превышать размер испрашиваемой в банке ссуды. Чтобы один и тот же заемщик не мог кредитоваться одновременно и в московской, и в петербургской конторах банка, этим конторам особым указом предписывалось обмениваться сведениями о своих заемщиках.

Вскоре как Купеческий, так и Дворянский банки стали использовать для предоставления ссуд не только капитал, но и проценты, сами оставаясь, таким образом, без средств. Последовал запрет на такое использование процентов: деньги, поступающие от их уплаты, должны были использоваться только для выплаты жалованья служащим в банках ? характерный штрих, показывающий, что, учреждая банки, казна не всегда заботилась об увеличении своих доходов.

Вскоре правительство стало предоставлять отсрочки заемщикам банка сверх первоначального максимума погашения задолженности ? трех лет. Начало политике отсрочек положил указ от 30 января 1756 г., позволивший ?отлучившемуся за моря? прапорщику Семеновского полка А.В. Салтыкову (за которого проценты в банк вносил голландский купец Андрей Пальм) отсрочить уплату банковского долга на один год. В декабре 1757 г. эта льгота была распространена вообще на всех заемщиков банка. Уже конфискованные за неуплату дворянские имения было велено возвратить их владельцам. Указ от 8 июля 1759 г. продлил сроки погашения ссуд банку вообще на неопределенное время. Однако уже в 1761 г. Сенатом было ?усмотрено?, что ?некоторые люди? не только в сроки, но и по прошествии во многое время капитала и процентов не платят и вновь отсрочек не чинят?. Для таких заемщиков устанавливался последний срок погашения ? 2 месяца после опубликования указа под страхом конфискации имений. Тогда же было указано, чтобы заемщики ?более? осми лет деньги в однех руках иметь не могли?, из чего следует, что многие клиенты Дворянского банка не вернули ему деньги, занятые еще при его учреждении.

Продление сроков ссуд в банке для купечества, являвшемся учреждением краткосрочного кредита и выдававшем ссуды на ?классический? для таких учреждений срок ? до 6 месяцев, началось еще раньше, чем в Дворянском банке. Уже в августе 1754 г. президент Коммерц-коллегии Я.М. Евреинов докладывал, что ?торгующие при здешнем (то есть петербургском. ? Авт.) порте российские купцы на такое краткое время? денег из банка не берут и высочайшею Ее Императорского Величества щедрою милостию поныне не пользуются?. Впрочем, Семилетняя война и связанные с нею затруднения в морской торговле вынудили правительство отсрочить взыскание долгов с тех заемщиков Купеческого банка, которые все-таки воспользовались ?милостью?. Отсрочки платежей из Дворянского и Купеческого банков были прекращены лишь последовавшим за два дня до провозглашения Екатерины II императрицей указом от 26 июня 1762 г., объявлявшим, что ?учрежденные для дворянства и купечества? банки имели служить для вспоможения всему обществу, но? известно, что следствие весьма мало соответствовало намерению?8.

Купеческий банк выдавал ссуды под низкий процент ? 6% годовых ? купцам под залог товаров из расчета 80% его стоимости. Деньги выдавались по освидетельствовании товара Коммерц-коллегией. На сумму займа купцом выписывался вексель на гербовой бумаге, хранившийся в банке. В данном случае он служил лишь механизмом обеспечения кредита, но не вексельным кредитом на основе поручительства. Вексель благодаря действовавшему Вексельному уставу 1729 г. в данном случае обеспечивал залоговую ссудную сделку. В залог принималось также золото, серебро, свидетельства (или аттестаты) магистратов. Ссуды должны были выдаваться на срок от 1 до 6 месяцев.

Учреждение Купеческого банка состоялось под покровительством П.И. Шувалова и, очевидно, при поддержке президента Коммерц-коллегии Я.М. Евреинова. Создание этого кредитного учреждения носит на себе явный отпечаток увлечения меркантилизмом. На практике это означало поощрение экспорта при повышенных таможенных тарифах на импорт. Не случайно почти одновременно с учреждением коммерческого банка в России были отменены внутренние таможни и внутренние таможенные пошлины (в 1754 г.), что, устраняя одну из главных причин ценовых различий в разных областях страны, безусловно, способствовало консолидации внутреннего рынка. Действительно, при заключении каждой сделки внутри России в пользу казны следовало вносить таможенную пошлину. Сборы, которые платили купцы, были многочисленны и разнообразны: отвальные и привальные, ?весчие?, с водопоя, с клеймения хомутов, с найма извозчиков. Компенсировать потерю доходов было решено увеличением сборов от внешней торговли с 5 до 13% от суммы сделок.

Идеи меркантилизма разделял Я.М. Евреинов, которому П.И. Шувалов доверил создание коммерческого банка и управление им. Яков Матвеевич Евреинов (1700?1772), сын московского купца-еврея, в 15-летнем возрасте был отправлен Петром I в Европу для обучения иностранным языкам и коммерции. Жил он и в Голландии, где были очень популярны идеи меркантилизма. В 1742 г. бывший генеральный консул России в Испании Я.М. Евреинов был назначен советником Мануфактур-коллегии, в 1745 г. он стал вице-президентом, а в 1753 г. ? президентом Коммерц-коллегии. В этой должности он возглавил Купеческий банк.