Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Romanova_L_V__Lyudi_krysh.doc
Скачиваний:
7
Добавлен:
23.02.2015
Размер:
1.11 Mб
Скачать

Глава 21

— Да я и сам не понял, как мы там очутились! — рассказывал Чухонь, покачиваясь вместе с Женей на неспешно бредущей крысе. — Падали, прыгали, потом бац! — перед тобой стоим! А рядом эти, с автоматами. Спасибо, кстати. Зверюге-то все равно — у нее череп бронированный, а меня бы пришили и прощения не попросили.

Они прошли по коридору, усеянному растерзанными тушками, и оказались на Большой Арене. Трибуны печально смотрели на них пустыми креслами. Все, кого не отправили по домам главы фратрий, сейчас толпились на главной площадке.

— Гляньте, Крысомать! — зашумели стоявшие в сторонке люди нор.

Чтобы не мешать встрече с кумиром, Женя спрыгнула на пол и незаметно выскользнула из толпы почитателей большого грызуна. Они обступили Чухоня и, похоже, учинили тому допрос с пристрастием. Хотя, судя по интонациям, ждать пыток ему не стоило. Скорее, — хвалебных песен в свою честь. Женька, пожалуй, остановилась бы их послушать — вдруг тоже перепадет? Но сейчас ее до коликов волновал один очень важный вопрос…

— Ой, Женька! — Сбоку завизжало и накинулось с поцелуями. Это была Аня. Теперь на ее голове трепыхалась одна-единственная бабочка с выпавшими из крылышек стразами. — Цела! Руки-ноги на месте. Слава Фараготу!

Беспрерывно щебеча, Аня рассказала, как чуть не подралась с Владленой, узнав, что та сдала Женьку Кайзеру. Слова «стерва» и «горгона Медуза» были самыми мягкими из адресованных главе фратрии глубины. У Ани не укладывалось в голове, почему атаманша не предупредила о своих планах? Неужели нельзя было обойтись без такого убедительного предательства? Девушки сошлись на том, что А-но ногу сломит, пытаясь понять этих русалок! Рядом появился Гриша. Его готовность во всем соглашаться с подругой наводила на мысли о страшной экзекуции за интерес к знойным брюнеткам.

От разговора с друзьями Женю отвлекло прикосновение к ноге чего-то мокрого и холодного.

Возле нее терся Боров, умилительно виляя откормленным задом и тыча носом в штанину. Маленький хозяин бульдога порывисто уткнулся Жене в плечо.

— Тимка… — всхлипнул Федор.

— Что «Тимка»? Где он? Жив? — От приступа страха у Жени закружилась голова. Вопрос, который она все никак не решалась задать, теперь сдавил горло холодными клешнями.

— Живой. Но к нему не пускают!

Друзья вслед за Федей помчались через Арену, туда, где мерцала сплетенная из разноцветных фибр полусфера. Внутри ее на голубом покрытии ринга лежал Тим.

От его вида Женя споткнулась и едва не растянулась на полу. Сказать, что он выглядел скверно, означало сделать комплимент. Щеки ввалились, под глазами залегли лиловые тени, униформа людей крыш превратилась в лохмотья. Рядом с Тимкой сидел угрюмый крысюк и водил над сыном Лунной кошки своими большими, покрытыми чешуйчатыми мозолями, руками.

Женя уже, было, рванула к эфемерному куполу, но ее поймал за плечи Шепот.

— Стой! К нему нельзя!

— Почему?

— Вирус сейчас в активной фазе, Жень. Я не просто так попросил крыланов изолировать Тимофея. Все, кроме крысюков, могут заразиться.

— И кроме меня. Я уже переболела! — Женя быстро рассказала целителю о своем пребывании в лаборатории Глистермана. — Вы ведь его вылечите? Правда?

Шепот отвел глаза в сторону.

— Пока нет. Хмур, — целитель кивнул на крысюка рядом с Тимом, — обещал что-нибудь придумать. Говорит, с коллегами из других фратрий надо словечком перекинуться. Но особо надеяться я бы не стал. Поздно уже метаться. Парню предстоит учиться жить под землей.

Выходит, путь на крыши ему заказан. Он никогда больше не встанет ни на одну Дорогу. Тимке придется стать кошкой, которую закрыли в подвале в компании крыс и запретили гулять по ночам! Женя почувствовала, как горячеют веки и наливается сыростью нос.

— Не реви! — шепнул Тим, приоткрыв один глаз, едва она раздвинула нити и забралась в импровизированный изолятор.

— Не реву! — Нос предательски шмыгнул.

Хмур, не сказав ни слова, вылез из полусферы в единственную дырочку, оставленную крыланами. Решил не мешать. Помочь-то все равно ничем не мог. Расстроенные Аня, Гриша и Федор стояли за мерцающей решеткой, труся подойти ближе. Плевать, подумала Женя, пусть смотрят. Наклонилась и поцеловала Тима в губы. Быстро, чтобы не передумать.

— Ты чего? — отреагировал Тим традиционным вопросом.

— Долг возвращаю!

— А-а-а, жалеешь! — Он опустил ресницы и гордо отвернулся.

— Дурак! — легонько ткнула его в плечо Женька. — У меня, может, прозрение. Я, между прочим, решила под землю переехать и клятву уже дала.

— Какую? — Жертва женского коварства не выдержала и снова приоткрыла зеленую виноградину глаза.

— Не подниматься ни на одну крышу, пока ты не поправишься.

— То есть никогда. Жень, ты понимаешь, что от меня теперь совсем никакого толку? Ты — полиморф, вытащивший весь Край из большой задницы, а я — пустое место. Кошка, которая не может ходить по крышам!

— Ты — мой друг! Можешь, конечно, себя пожалеть. Поплакать немного. Я пойму. Но все равно от меня тебе не отделаться!

— Да мне даже в город не выйти!

— Вот и отлично!

— Что ты сказала? — Тим сел, по-турецки скрестив ноги.

— И только рискни пригласить к себе в гости какую-нибудь губастую русалку!

— Ты ревнуешь? — Его щеки порозовели — терапия приносила свои плоды.

— Размечтался!

— Тогда что?

— Просто у меня на русалок аллергия! И вообще на всяких девиц, которые сами навязываются!

Сжав губы, чтобы не улыбнуться до ушей, Тим сделал вид, что увлечен происходящим на Арене.

Женя проследила за его взглядом и согласилась: происходящее и впрямь выглядело занятным.

— … раз ты, это, Чухонь, Старший Сын Крысоматери, — вещал пожилой крысюк, стоя перед притихшими лысыми макушками. — Должен занять, это, подобающее место в норном Братстве. То бишь его возглавить!

Крысюки одобрительно загудели и даже попытались зааплодировать. Чухонь же, напротив, попятился к крысе. Похоже, решил удрать от оказанного доверия.

— Ничей я не сын! Это ты загнул, дядька Хрысь! — испуганно бормотал он, протискиваясь между коренастых тел своих братьев.

Вчерашний задохлик внезапно стал героем и единственным кандидатом в главы фратрии. Но, по старой привычке, он все еще ждал подвоха от своих соплеменников. Вдруг они сейчас хлопнут его по спине и скажут: «Пошутили мы, брат! А ты уши развесил!»

— Сын-сын! — преградил ему путь низенький крысюк в зеленой шляпе. — Зверюшка твоя — одна из ипостасей Великой Крысоматери, голубчик. Заметь, только ипостась. Или аватар. Как больше нравится. До поры до времени она была крыса крысой, разве что размером с половину мамонта, но в решающий момент в малышке проявилась божественная суть. Усек? Крысомать тебя выбрала, чтобы своих чад образумить. То есть Глухого с его дурнями. А если выбрала, значит, ты и есть ее главное дите. Так что носить тебе шапку Мономаха, пока голова не отвалится. Правильно я говорю, братья?

— Правильно! — ответили ему сородичи.

Они смотрели на парня с обожанием и даже не думали шутить. Еще бы! Чемпионат спас, Крысомать приручил — Глухой ему со своим Армагедариумом и в подметки не годится! Расчувствовавшийся Нектар, чья съехавшая набок лазоревая чалма маячила над стрижеными головами крысюков, даже пообещал подарить парню лучшего сына Лапулечки. Обычно распорядитель устраивал аукцион и сбывал глазастую мелюзгу за сумму, равную половине годового бюджета Братства.

— Но я же ничего не умею! — привел последний довод Чухонь.

Серия хлопков возвестила о появлении детей Синей Грибницы.

— Не дрейфь! Научим! — заорали они на разные лады. — А будешь дрейфить, заставим! И вообще, знаешь, какие мы советники! Ты только в штат нас возьми и премии регулярно выписывай, уж мы тебе насове-е-етуем!

— Гимн сначала выучите, шляпки полосатые! — с деланным недовольством прикрикнул на них Хрысь. — А ты, Чухонь, не бойся! Мы все тебе поможем. На то и братья!

Большую Арену пуховым одеялом накрыла тишина. Члены разных фратрий молча расступились, пропуская в центр процессию из бойцов СКК. Они вели понурого Кайзера и еще троих крысюков. Женя немедленно узнала в них Гоблина с парой дружков.

И тут ее сердце совершило сумасшедший кульбит. Она увидела среди людей в камуфляже человека в замшевой куртке. Ей хватило одного взгляда, чтобы узнать шапку посеребренных волос, ироничный взгляд серых глаз и тонкий нос с горбинкой. Это был тот мужчина, который в ее горячечном бреду стоял на берегу высохшего озера. Тот, что так кстати появился на площадке Утеса Света, а потом спас ее, вытащив из соленой воды.

— Кто это? — шепотом спросила Женя, сжав руку Тима.

— Ты не знаешь? Это Морок. Начальник СКК.

«Мы с тобой одной крови — ты и я». Может ли чувство родства быть острым, как боль, и тяжелым, словно тоска? Оказывается, может. Она ощутила бы присутствие этого человека затылком, подойди он сзади. То мимолетное движение в душе, возникшее при встрече с Мартой, а потом ставшее таким привычным, при знакомстве с остальными людьми края, не шло ни в какое сравнение с толстыми канатами, что связывали Женю с Мороком.

Полиморф. Второй полиморф Края.

Точнее, первый.

Он тоже увидел ее. Криво улыбнулся и сделал шаг навстречу. Но подойти не успел. Арена забурлила и окрасилась в белое. Внезапно оказалось, что крыланов на ней раза в два больше, чем представителей других рас. До последнего момента они прятались в тени трибун.

Сотни светящихся нитей опутали отряд Морока паучьей сетью. Бойцы застыли с прижатым к груди оружием не в силах пошевелиться. Единственные крылан и крысюк в группе СКК, как чуть позднее поняла Женя, оказались банально вырублены ударом сзади. Даже самый опытный боец, одержав победу и вернувшись в лагерь соратников, не ожидает нападения.

Люди в светлых одеждах взяли силовую группу СКК в плотное кольцо. Среди крыланов можно было разглядеть Лиона и Ясмин. Напротив связанного фибрами Морока встал широкоплечий и усатый капитан дальнего плавания.

— Я растроган, Морок. Вовремя ты решил прикрыть свою задницу, — насмешливо заговорил Марат. — Изображаешь здесь блюстителя закона. Взял под арест Кайзера. Сам себя хочешь обмануть?

— Какая крыса тебя укусила? — сухо поинтересовался Кирилл Михайлович. — Что все это значит?

— Не идиотничай! Мои люди провели расследование. Глухой не смог бы сам провернуть все это…

— Так он и не смог! — пискнули высунувшиеся из пола на безопасном расстоянии синегрибы.

— Мы осмотрели электронную начинку системы крысиных колодцев. Здесь работали очень сильные специалисты. У крысюков таких нет, а вот у тебя, насколько я помню, есть. Север ведь еще в строю?

— Это все доказательства? — не повышая голоса, спросил начальник СКК. Мужчина за его спиной угрожающе передернул широкими плечами. Женя безошибочно опознала в нем своего спасителя Кудая.

— Вы напали на полиморфа. Пытались ее убить. И главное, по словам Владлены, у Кайзера был блокиратор. А кто у нас балуется такими игрушками? Ты, Морок! Пытаешься компенсировать утраченное.

Женя сразу вспомнила серебристые трубки, плюющие фибрами. Да, Марат был очень убедителен. Она и сама до последнего верила, что за всей историей с зараженными крысами стоит СКК. Нападение по дороге в Абхазию, блокиратор, по словам Глистермана, подаренный Мороком, чужаки в подземелье, о которых рассказывал Чухонь, — все одно к одному.

— И на кой черт мне это нужно? Не подскажешь? А, Марат?

— Власть. Тебе мало СКК. Хочешь снова подмять под себя все расы! Логично? — Глава фратрии ветра постепенно распалялся. Он больше не походил на летчика-испытателя. Его усы топорщились, в уголках губ собралось по барашку белой пены. Марат стоял в метре от бесстрастного Морока и пытался испепелить его взглядом. Но, похоже, этим видом магии крылан не владел. Жене стало очевидно: этих мужчин связывает старая, хорошо выдержанная вражда. Почище, чем Марту и Шепота.

— Чего ты добиваешься? — устало спросил Морок. — Хочешь меня линчевать?

— Почему бы и нет? Не думаю, что кого-то здесь расстроит твоя кончина.

Представители других рас, стоявшие вокруг, и впрямь молчали. Даже не пытались вступиться за Морока. Видно, здорово он всем тут насолил. Только Кудай за его спиной начал сильнее дергаться, но Лион быстро успокоил его, связав зеленой фиброй.

— Марат, не хочу тебя расстраивать, но я тут ни при чем. Если ты попробуешь думать головой, а не другими органами, сразу со мной согласишься…

В руке крылана появился призрачный кнут. Лиловый, с голубыми всполохами. Женя внезапно поняла, что Марат плохо владеет собой. Может и не дождаться поддержки других рас — просто сломает обездвиженному начальнику СКК шею, а потом скажет, что так и было. Кажется, пришло время плыть поперек течения и плевать навстречу ветру.

Свой поступок Женя обдумывала потом несколько месяцев. Почему она это сделала? Просто из чувства противоречия? Или от того, что не верила в соучастие СКК в подготовке эпидемии? А может, ей просто нравился Кудай? В конце концов, именно он спас ее в подземном туннеле.

— Тимка, постарайся никого не заразить! Дыши в рукав! — шепнула она, а потом вытащила из-за пазухи теплый браслет и потянула за крошечный рычажок.

Пока огорошенные крыланы вертели головами, пытаясь понять, куда подевались фибры, бойцы СКК выставили вперед автоматы.

— Кем ты меня считаешь, Марат? Психопатом с жаждой массового убийства? Как тебе вообще могло прийти в голову, что я собираюсь загнать все человечество под землю? — Казалось, Морока совсем не удивило исчезновение оков. Наверное, он предпочитал решать проблемы по степени их остроты. Сейчас самой острой был Марат. — Допустим, вырываются крысы на поверхность, и что? Крысюки становятся доминирующей расой. Как прикажешь ими управлять?

— Это одно из твоих изобретений? — тихо спросил крылан, беспомощно озираясь.

— Да! Это тот самый блокиратор, которым размахивал Кайзер! — Женя почувствовала, что ее запястье попало в плен чьих-то цепких рук.

Способностям Марты мгновенно переодеваться и беззвучно передвигаться пора посвятить пару триллеров. Хотя, наверное, влюбленный Марат уже посвятил. Только любовных романов. Вон как усы раздувает. Женя повернула голову, встретилась взглядом с главой Большого Совета кошек и аккуратно высвободила руку. Браслет остался на прежнем месте.

— Почему ты это сделала, Женя? — В повисшей тишине голос Марты прозвучал особенно вкрадчиво.

— Потому… потому, что я не верю…

— Не веришь в виновность Морока? Так? Но почему? — Жене померещились веселые искорки в янтарных глазах кошки. — Кирилл, а ты сам не догадываешься?

Морок стоял совсем рядом и разглядывал Женю так, словно встретил фиолетового шерстокана. Но заговорить не решался.

— Я поняла, кто она, еще три месяца назад. Все это время мы наблюдали за ней. Изучали характер и привычки. Потом Хмур провел анализ ваших ДНК. Родион, прости, сам понимаешь, к тебе обращаться было бесполезно. — Теперь Марта в открытую улыбнулась. — Это твоя дочь, Кир.

Вот те на! Женя ощутила легкое разочарование. Папочка, значит. Тот, что мать бросил, едва узнал о беременности. Прикажете заплакать от счастья у него на груди?

— Марта, ты же знаешь, что это невозможно. У меня нет и не может быть детей. — Он словно потерял интерес к происходящему.

— Это не так, Кирилл, — прошелестел за спиной у Жени Шепот. — Я поговорил с коллегой. Женя — твоя дочь. Ты можешь ему верить.

— Почти сто лет, и ни одного ребенка! — повысил голос Морок.

— Все меняется. К тому же как ты объяснишь ее способности?

— Случайная мутация.

— Не убедительно.

Серые глаза начальника СКК превратились в две холодные щели. Женя поежилась, но взгляда не отвела.

— Как зовут твою мать? — Это был даже не вопрос, а приказ.

— Смородина Елена Александровна! — твердо сказала Женя и уставилась Мороку в подбородок. Она где-то слышала: если сверлить взглядом подбородок собеседника, у того возникает ощущение, что на него смотрят сверху вниз.

— Когда ты родилась?

— Второго апреля 1998 года. Устраивает?

Кожа на его лбу собралась напряженной гармошкой, плечи опустились, и Морок погрузился в продолжительное молчание. Женя поймала взгляд Куцая. Тот неожиданно подмигнул.

— Хочешь, мы с Хмуром прямо сейчас повторим анализ? — спросил целитель кошек.

— Нет, Родион. Спасибо. Она и, правда, моя дочь, — ответил Морок и с видом побитой собаки взглянул на Женю. — Лена… Твоя мама по-прежнему любит Вагнера?

— Какая разница? Давайте не будем о моей маме! Я активировала блокиратор не из-за нее!

— Почему тогда ты это сделала?

— Думаю, СКК не помогала Глухому.

— Ты знаешь кто? — Рядом оказался Кудай. Он тоже умел ходить бесшумно.

— Во время моего посвящения у людей глубины А-но сказала, что рас не четыре, а пять. Понимаете? Существует еще одна раса. У нее даже есть своя эмблема — паук.

— Паук? — в один голос переспросили Морок и Кудай.

— Паук? — взметнула тонкие брови Марта.

— Паук! — протянул Шепот.

— Да ладно! — закукарекали синегрибы.

— А что, очень даже может быть. Кто-то уже не первый раз лезет в дела Края, — заметил Кудай, стаскивая с головы маску. Женя вздрогнула, разглядев его шрам. — Наш покойный Щерба гонялся за странными личностями под землей. Кстати, когда его завалило, на нем был вот этот милый браслетик. Ты нам его вернешь?

— Подумаю. — Женя спрятала руки за спину.

— Глухой от кого-то получил информацию, где тебя искать после посвящения на Дороге Сохмет, — продолжил Морок сводить воедино все факты, — поэтому Кудай с ребятами оказался на трассе.

— Ага, и чуть меня не убил!

— Мы так и не поняли, почему Сид начал стрелять. Но его уже не спросишь — парень превратился в сухой стручок фасоли! — вздохнул Кудай. — Мы всего лишь хотели тебя отвезти к нам, в штаб-квартиру. Ты же полиморф! Наш человек!

— Ничего я не ваш! — фыркнула Женя, но от слов Кудая на душе у нее потеплело. — А как вы очутились на Утесе Света? — перевела она взгляд на начальника СКК.

— Это Кора! — улыбнулся Морок. — Она попросила подстраховать тебя. Знала, что я могу быстро перемещаться на любые расстояния с помощью артефактов, заряженных радужным лассо. Самой ей это уже не под силу, а Марата просить бесполезно!

— То есть капсула, ну которая нас на трассу зашвырнула, была ваша? — прогнусавил Тим.

Он так и сидел, натянув воротник разодранной мастерки на нос. Взглянув на приунывшего Марата в сторонке и сочтя его не опаснее синегриба, Женя перевела рычажок на браслете в позицию «оп». Два крылана тут же принялись поспешно возводить над Тимофеем мерцающий купол.

— Да, его! — вместо Морока ответил Шепот. — Это был подарок Кира. Но не Жене, а мне. Где бы вы ни находились, сломав капсулу, оказались бы за городом.

— Давайте все-таки вернемся к пятой расе. По-моему, самое время расспросить о ней нашего уважаемого Кайзера. — После слов начальника СКК все собравшиеся посмотрели на поникшего экс-помощника Глухого.

Тот, нахохлившись, сидел на низком бордюре, идущем вокруг Арены. Бывший начальник службы безопасности походил на большую черную курицу, медитирующую на тему «Как несправедлива жизнь — завтра в бульон».

— Говорил я Глухому, что не нужно с ними связываться! И Сиплый говорил! Эх, Сиплый, Сиплый… — трагично пропищал Кайзер. — Да, есть пятая раса. Но я ничего о ней не знаю.

— Совсем ничего? — удивилась Марта. — А способности?

— Мохнорыло их разберет! — Кайзер поскреб круглую лысину. — В технике они шарят будь здоров. В голову могут влезть. Как — не знаю. Только заставить человека или даже шерстокана куда-то пойти против его воли, им раз плюнуть.

Перед Женей возник подземный тоннель и толпа несущихся на верную гибель крыс. А еще покойный Сид, так некстати нажавший на курок.

— И на черта им весь этот балаган сдался, тоже понятия не имею, — продолжал Кайзер. — Я из них только пару пацанов-то и видел. Лет по шестнадцать. Они нам электронику ставили. Наглые такие. Одного хорошо запомнил. Худой, волосы длинные. И уши — острые, как у собаки.

— А имя? — ели слышно спросил Шепот.

— Ларс. Он назвал себя Ларс.

— Что это? — Женя взяла из рук Марты черный бархатный прямоугольник с серебряным тиснением.

— Официальное приглашение стать членом нашей фратрии. Так принято, моя милая. Его вручают после посвящения. Ведь каждая кошка может жить с нами в Башне, а может — сама по себе.

— Спасибо. Я подумаю.

— Думай. Твоя комната будет ждать. Жалко, что Дины нет, чтобы тебя уговорить. — Между бровями женщины на мгновение появилась маленькая складочка и тут же пропала. — Несколько дней назад она куда-то исчезла. Не случилось ли чего?

После Марты по очереди подошли представители остальных рас. Спели дифирамбы, отдали приглашение и очень просили стать подданной их и только их фратрии. Люди ветра соблазняли полетами и фестивалем граффити, люди глубины — необитаемыми островами и кругосветными путешествиями на яхте, а люди нор в лице веселого Уса — жизнью среди настоящих мужчин.

— Чем Глухой только думал? Выгори его план, здесь бы жить стало невозможно. Перенаселение, голод, болезни… Идиот! Мохнорыло ему за пазуху! Короче, вот тебе подарочек от людей нор. — Ус поставил перед Женей бледно-желтый эмалированный бидон для молока, полный каких-то тусклых камней.

Она уже, было, собралась поблагодарить и отказаться, но Тим толкнул ее локтем в бок.

— Бери! Это же необработанные алмазы!

— Вот пройдешь посвящение у Крысоматери, сама их под землей чувствовать научишься! — Ус многозначительно пощипал свой правый ус. — Ну и клады, конечно. Без этого никак!

Женя покивала, однако договариваться о времени посвящения не стала. Ее мучили сомнения: «А вдруг у нее после этого руки вырастут подлиннее, чем у Гоблина?»

— Ну что, Жень, решила, к какой фратрии примкнуть? — Рядом прямо на пол сел Шепот. Женю разрывало на части от желания поговорить с ним о Ларсе, но она понимала — не время. Сейчас беседа, как ни крути, скатится к теме «пригрел змею на груди». Пусть пока отстоится.

— Не знаю. Трудно выбрать.

— Может, кошки?

— Они, конечно, почти родные… Но нет. Меня тошнит от их принципа ни во что не вмешиваться. — Женя мысленно завязала узелок на память. Нужно, как только разберется со школьными экзаменами, навестить одного мерзкого типа. Придется объяснить ему, как рукоприкладство влияет на психику ребенка. Наглядно так объяснить, чтобы запомнил! — Потом я не очень понимаю, в чем смысл их жизни? В удовольствии? Крыши ради крыш?

— Тогда крыланы? У них со смыслом жизни все ясно — творчество. — Желтые глаза старика лукаво блеснули.

— Чтобы жить с крыланами, нужно быть бойскаутом. Правильным, послушным, чистым сердцем и стерильным душой.

— А ты не такая?

— Нет! Про русалок не спрашивайте! Я еще долго даже рыбу есть не смогу, чтобы не вспоминать о Владлене. Ну а крысюки… — Женя посмотрела на свернувшегося калачиком под мерцающим куполом Тима. — Они хорошие, но я все-таки надеюсь, что мы с Тимкой здесь не задержимся.

— То есть никто тебе не подходит?

— Нет… Ну… Не знаю. Я очень хочу найти своих.

— Зачем? — Старик поерзал, устраиваясь поудобнее. — Есть три пути. Первый — стать частью уже существующего мира и идти туда, куда идут остальные. Второй — быть одиночкой. Ты ни за кем не идешь, и за тобой — никто.

— А третий?

— Создать свой мир и сделать так, чтобы пошли за тобой.

— Вы выбрали второй путь?

Шепот задумался, глядя на Морока. Тот неподалеку инструктировал своих бойцов. Спокойно так, по-доброму, словно за жизнь беседовал. Почувствовав на себе взгляды Родиона Петровича и Жени, он повернул голову и помахал им рукой. Мол, еще чуть-чуть и вернусь.

— Я за свою жизнь много дорог перебрал. И за другими шел, и сам водил. А вот он, — старик махнул в ответ, — всегда свой и только свой мир строил. Ты в этом на него похожа.

— Он даже ни разу за тринадцать лет не навестил нас с мамой. — Женя поняла, что в ней почти нет обиды. Просто ровная, как зимнее поле, печаль.

— Тогда, тринадцать лет назад, твоей маме было восемнадцать, а ему сто семь, — вздохнул Шепот. — На вид, конечно, сорок с хвостиком, но сути это не меняет. Ее родня сильно протестовала против их брака. Клевала Елену, требовала найти себе мужа по возрасту. Это они еще не в курсе были, сколько ему на самом деле лет. Кир, ничего не зная о беременности, предложил ей выбор: остаться или уйти. Она ушла.

«И все тринадцать лет жалела об этом», — про себя добавила Женя, но вслух спросила совсем другое:

— Что за странное прозвище такое — Морок?

— От фамилии. Мороков Кирилл Михайлович, — вместо Шепота ответил начальник СКК, опускаясь рядом на корточки. — По-моему, дочь, нам пора наконец-то по-настоящему познакомиться. Мне, тебе и твоим друзьям. Как ты считаешь?

ЭПИЛОГ

— Чертов джокер! — Длинноволосый парень откинулся на спинку кресла.

— Ты про полиморфа? — За его спиной встала Дина. Ее руки легли на плечи расстроенного игрока, тяжелая темная прядь коснулась худой щеки, но он не обратил на это внимания.

Ларс смотрел на голографический монитор. Он парил сгустком цветного тумана в десяти сантиметрах над столом. Рядом плавала прозрачная клавиатура. На экране во всех подробностях можно было разглядеть тарелку голубой Арены со снующими туда-сюда людьми. Одно короткое движение тонких пальцев, и изображение увеличилось. Теперь в полупрозрачном облаке монитора разговаривали друг с другом Женя и Кирилл Мороков.

— О ней тоже.

— Когда ждать продолжения, Ларс? — спросила Дина, садясь в соседнее кресло.

— Сейчас и начну!

Он отхлебнул остывший чай и поставил кружку на пыльный стол. На ее фарфоровом боку чернела жирная клякса — толстый паук со слишком короткими для его тельца мохнатыми лапами.

Автор, а также мохнорылы, шерстоканы и синегрибы благодарят Татьяну Демидову (yollissa.livejournal.com)за то, что она помогла им появиться на свет. Без нее эта книга была бы совсем другой. Или ее не было бы вовсе.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]