Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Глава 1. Опустошение болгарской земли.doc
Скачиваний:
14
Добавлен:
07.02.2015
Размер:
257.54 Кб
Скачать
  1. Начало распада золотой орды и разорения болгарской земли

Теорию болгаро–чувашской языковой и этнической преемственности, обоснованную Н.И.Ашмариным и поддержанную, развитую авторитетными учеными в XX в., не удалось опровергнуть никаким фальсификаторам истории[27].

Во второй половине XIII – первой половине XIV вв. в Болгарской земле абсолютно преобладало болгаро–чувашское население. Золотая Орда была кочевой империей. Только часть кочевой феодальной знати со своей прислугой оседала в основанных золотоордынцами нижневолжских городах. Многие жители этих городов в летнее время вели преимущественно кочевой образ жизни. На территории оседлых народов, в частности, в Болгарской земле, кочевники не оседали. По–видимому, в городах Волжской Болгарии осело незначительное количество монголо–татарской административной и военной элиты. Из 180 изученных к I960 г. намогильных памятников элиты Болгарской земли конца XIII – первой половины XIV вв. лишь менее 20 памятников (10%) – с эпитафиями, написанными с использованием татарских слов, более 160 (90%) – с эпитафиями, содержащими чувашские слова. Последние принадлежали болгаро–чувашской феодальной знати, купцам, знатным ремесленникам, и оформлены они скромнее, чем памятники с «татаризмами» [28]. Как известно, в указанное время болгаро–чувашские князья, сотники, тарханы, подчиненные монголо–татарским эмирам, даругам и баскакам, все же продолжали управлять населением своей земли. Если среди элиты 90% составляли болгаро–чуваши, то трудовое сельское и городское население края являлось сплошь болгаро–чувашским.

На рубеже XIII–XIV вв. Золотая Орда (Улус Джучи) распалась на два государства: Кок Орду (т.е. Синяя Орда) и Ак Орду (Белая Орда). Последняя находилась в вассальной зависимости от первой. В обеих правили чингисиды. В русских источниках Ак Орду ошибочно называют Синей Ордой. Часто ее именовали и Заяицкой Ордой. Кок Орду продолжали называть Золотой Ордой, Волжской Ордой.

До середины XIV в., пока в Золотой Орде господствовала централизованная, сильная, деспотическая власть монгольских ханов, кочевники лишь изредка совершали разорительные нападения на оседлые области империи, хотя для них характерны были два основных занятия: скотоводство и военные грабежи. В те времена грабительские набеги совершались ими преимущественно за пределы Золотой Орды. Правда, еще до середины XIV в. с оседлых земель, прежде всего с Болгарской, вывозили в южные страны невольников и невольниц. Арабский писатель ал–Омари в сочинении, написанном в 1348–1349 гг., сообщает, что ему Низамеддин Абдульфадаил Яхъя рассказывал: в Золотой Орде податное население в неурожайный год и из–за падежа скота попадает в трудное положение с выплатой ханской дани. И оно тогда продает детей своих для уплаты податной недоимки. Ал–Омари же передает следующее сообщение купца Шерифа Шемседдина, посетившего «страну Булгарскую» в 1338 г.: «Накупил он, сказал он мне, при этом своем путешествии невольников и невольниц от их отцов и матерей вследствие того, что они нуждались в деньгах ... и потому были вынуждены продать своих детей. Он увез из них рабов лучших и дорогих» [29].

Эмиры путем грабежа покоренных народов и собственного народа стали «обладателями огромных богатств, пастбищ и бесчисленного количества скота». Еще при правлении хана Узбека (1312–1342), когда было достигнуто высшее могущество Орды, 70 эмиров страны принимали участие в решении ханом некоторых вопросов. При хане Джанибеке (1342–1357), среднем сыне Узбека, занявшем престол путем убийства старшего и младшего братьев, Орда пошла к упадку. К сепаратизму и грабежам эмиров добавились стихийные бедствия. Чума, истребившая в Китае 13 млн. человек, перекинулась в 1346 г. в Золотую Орду, затем на Русь, Египет, всю Европу и свирепствовала до 1349 г. В Московском летописном своде конца XV в. сказано, что на территории Золотой Орды «бысть моръ силенъ на Бесермены (т.е. на болгар. – В.Д.) и на Татарове и на Оръмены и на Обезы и на Жиды и на Фрязы и на Черъкасы и на всех тамо живущих, яко не бе кому их погребати». Арабский автор ал–Айни писал, что в Золотой Орде из–за «великого мора» «обезлюдели деревни и города» [30].

Период с 1357 по 1379 гг. в истории Золотой Орды получил название «великой смуты», «великой междоусобицы». Русские летописи этот период характеризовали словами «замятня велика в Орде». За 20 лет в ней сменилось 25 ханов. Эмиры, беки, нойоны стремились держать себя независимо от хана, не подчинялись центральной власти. Одни эмиры со своими войсками совершали грабительские походы на кочевые улусы и в особенности оседлые земли других эмиров, грабили и убивали население, уводили людей в плен для продажи в южные и восточные страны, уничтожали населенные пункты. Некоторые эмиры овладевали землями, чтобы независимо от Орды самостоятельно править ими. За эти 20 лет, по всей вероятности, было совершено немало разорительных, грабительских походов эмиров кочевых улусов на Болгарскую землю.

В 1357 г. в Орде «замятня бысть велика»: умер хан Джанибек и сел на престол «сын его Бердебек, убив братов своих». B 1359 г. Бердебек скончался. Посаженный на его место хан Кулпа через 5 месяцев был убит Наурусом, провозгласившим себя ханом. Весной 1360 г. в Сарай прибыл из Белой Орды чингисид Хадырь (Хидыр) с войском, убил хана Науруса и ханшу, многих князей ордынских и стал ханом. «Бысть в Орде мятежъ силенъ, мнози царие побьени быша и царици и царевичи и рядци, и съсекошася сами межи себе». В этом же году новгородский боярин Анфал Никитин с ратью ушкуйников (разбойников) ходил на Болгарскую землю, «взялъ городъ Жукотинъ и много бесерменъ побилъ» и «богатства ихъ взяша». В отместку за разбойничество в г.Болгаре ограбили русских купцов. Жукотинские князья–болгары поехали в Сарай, пожаловались хану Хадырю, чтобы он «оборонилъ себя и ихъ отъ разбойниковъ, понеже много убийства и граблениа от нихъ сотворяшеся безпрестани». Хан Хадырь направил к русским князям трех послов: Уруса, Каирбека, Алтынчибея (разумеется, в сопровождении войска). В Костроме состоялся съезд русских князей. Князь Дмитрий Константинович Суздальский, получивший накануне великое княжение Владимирское, его старший брат Андрей Константинович – князь Нижнего Новгорода и Ростовский князь Константин «поймаша разбойниковъ и выдаша ихъ всехъ посломъ царевым (т.е. ханским. – В.Д.) и со всемъ богатствомъ ихъ, и тако паслаша ихъ в Орду». Там разбойники были казнены. Разграбленное в Жукотине возвращено болгарам. В некоторых русских летописях по этому случаю указывается: «много проторъ бысть и истома княземъ рускымъ» [31].

В 1361 г. у хана Худыря успел побывать Московский великий князь Дмитрий Иванович. Но когда прибыли в Сарай великий князь Владимирский Дмитрий Константинович Суздальский, его брат великий князь Нижнего Новгорода Андрей Константинович, князья Ростовский Константин и Ярославский Михаил, случилась в Орде новая «замятня великая»: хана Худыря и его младшего сына Кутлуя убил старший сын Темир–Хаджа и сел на его престол. Но могущественный темник ордынский князь Мамай восстал против Темир–Хаджи, овладел всей Ордой и провозгласил ханом Авдула (Абдуллаха). «Бысть брань и замятна велиа во Орде». На обратном пути русские князья подвергались нападениям татарских князей. Темир–Хаджа сбежал за Волгу, где был убит (пробыл на ханском престоле месяц и 7 дней). Когда Мамай «во мнозе силе» отбыл за Волгу на Горную сторону, и «Орда вся с ним», и хан Авдул, в Сарае восстал третий претендент на ханский престол – сын Джанибека Килдибек. Он «многих побилъ, последи же и самъ убиенъ бысть». Тогда сарайские князья, запершись в столице, провозгласили ханом Мурата, брата Худыря. В это время «Булатъ Темиръ, князь Ординский, Болгары взялъ, и все грады по Волзе и улусы поималъ, и отня весь Воложский путь». Тогда же другой ордынский князь Тогай захватил Наровчат и всю его область. Кое–где и в иных улусах Орды объявлялись такие же сепаратисты. В улусах начались брань и кровопролитие. Темник Мамай в 1361 и 1362 гг. не раз сражался с ханом Муратом и сарайскими князьями. Мурат так же напал на Волге на войско Мамая, многих татар побил. В Золотой Орде оказались два хана: в Мамаевой Орде – хан Авдул (Абдуллах), в Сарайской Орде – хан Мурат. Оба они находились «межи собою навсегда во враждах и в бранех». Столицей Сарайской Орды являлся город Сарай ал–Джедид, центром Орды Мамая – Крым. Их вражда отзывалась и в отношениях русских князей к Орде и Болгарской земле [32].

Ордынский князь Булат–Тимур, заняв с боями Болгарскую землю («совокупи воя много пойма грады поволжеские и волости все»), образовал здесь независимое от Орды княжество и правил им до 1367 г. Казанский историк Х.Г.Гимади в упомянутой выше статье утверждает, что разорение Болгарской земли, разгром ее городов и селений, перемещение ее населения на север в основном произошли при вторжении Булат–Тимура. Даже предания и сказания о разрушении Аксак–Тимуром (Тамерланом) Болгара и Биляра он считал относящимися не к среднеазиатскому завоевателю, а к Булат–Тимуру, чему верить совершенно невозможно. Утверждения Х.Г.Гимади перекочевали в «Историю Татарской АССР», изданий 1955 г. (с. 94–96) и 1968 г. (с. 66). Им преувеличена степень разорения Болгарской земли Булат–Тимуром. Но эти разорения имели место. В Никоновской летописи после сообщения об отнятии Булат–Тимуром Болгарской земли, Тогаем – Наровчатской сказано: «И бысть в них гладъ великий, и замятня многа, и нестроение всегдашнее, и не перестаяху межи собой ратующеся, и биющеся и кровь проливающе». Рогожский летописец сообщает, что Булат–Тимур Болгары «взялъ и ту пребываше... Тагаи... Наручадь ту страну отнялъ себе и ту живяше и пребываше, гладу же въ нихъ велику належащу и замятне мнозе и нестроению надлъзе пребывающу и не престающе другъ на друга въстающе и крамолующе и воююще межи собою, ратящеся и убивающеся». Не только сам Булат–Тимур разорял Болгарскую землю. В эти годы на нее нападали, несомненно, и войска как Сарайской, так и Мамаевской Орд, чтобы вновь подчинить ее – большую хлебопроизводящую территорию с оседлым населением – Орде, кочевой империи. В Сарайской Орде хан Мурат был убит в 1363 г. Ханом стал Булат–Ходжа, правивший как тиран. Он, стремясь восстановить власть над Болгарской землей и ища союзника против Булат–Тимура, выдал Суздальско–Нижегородскому князю Дмитрию Константиновичу ярлык на Владимирское великое княжение, отменив ярлык на это княжение, выданное мамаевским ханом Абдуллахом Московскому великому князю. Абдул–Ходжа был убит эмирами в 1364 г. Ханом стал Азиз, который также стремился подчинить Болгарскую землю себе. В 1367 г. Азиз был убит сторонниками Мамая, и сарайский престол был занят мамаевым ханом Абдуллахом. И все эти ханы, разумеется, вели борьбу за возвращение Болгарской земли в состав Орды, совершали на нее разорительные походы. Особенно ярым врагом Булат–Тимура являлся Мамай. Булат–Тимур не подчинялся и Сарайской Орде, чеканил в Болгаре свои монеты (сохранилось 17 экземпляров). Конкретные события, походы и сражения между татарскими войсками не фиксировались в русских летописях, но приведенные выше две летописные цитаты не оставляют сомнения в разрушениях болгарских городов и селений в годы правления Булат– Тимура [33].

Положение в Болгарской земле, как и во всей Орде и русских княжествах, усугублялось начавшимися в Восточной Европе в 1361 г. бесснежными морозными зимами, летними тяжелыми засухами и эпидемиями, продолжавшимися более десяти лет. О голоде 1361 г. говорилось в вышеприведенных цитатах. А.Х.Халиков пишет: «Под 1361 г. русский летописец отмечает, что на Волге была зима суровая и бесснежная, а лето очень жаркое «и бысть в татарах глад великий», а под 1362 г. при таких же природных условиях «бысть мятежъ силенъ в Орде. Мнози цари и царевичи и радци иссекошась меж собой». «Того же (1362) лета бысть моръ на люди в Орде, так по ряду и пошелъ по рускимъ городомъ». По сообщению Никоновской летописи, в 1364 г. «бысть сухмень велиа по всей земле и воздухъ куряшеся и земля горяше», из золотоордынских поволжских городов (в т.ч. болгарских), из Бездежа проникает в Нижний Новгород, а оттуда – во многие русские города «силенъ и страшенъ моръ». На третий день болезни люди умирали. Умерших хоронили по 5–20 человек в одну могилу. Должно быть, так было и в Болгарской земле. В 1365 г. «мъгла стояла съ поллета, и зной и жара бяху велици, леса и болота и земля горяше, и реки презохша (т.е. пересохли. – В.Д.)... и бысть страхъ и ужасъ на всехъ человецехъ и скорбь велиа». В следующем, 1366 году, «бысть сухмень и зной великъ, и въздухъ куряшеся и земля горяше, и бысть хлебная дороговь повсюду и глад велий по всей земле, и съ того люди мряху», распространился «моръ великъ». Не только войны, но и голод, и эпидемии сокращали в эти годы численность населения Волжской Болгарии [34].

В 1366 г., как сообщает Рогожский летописец, «придоша Волгою из Новагорода изъ Великаго полтораста ушкуев Новгородци, разбоиници ушкуиници избиша множьество Бесерменъ (т.е. болгар. – В.Д.) в Новгороде въ Нижнемъ, множество мужъ и женъ и дети, товарь ихъ бесчисленно весь пограбиша, а съсуды их кербаты и лодии и учаны и повозны и стругы, то все посекоша, а сами отидоша въ Каму и проидоша до Болгаръ, тако же творяще и воююще». Согласно другим летописям, новгородские разбойники были на 200 ушкуях, в Нижнем суда болгар и других торговцев «все огню предаша, а сами отъидоша въ Каму, и тако Камою ходяще, Болгары воююще, и многих избиша», т.е. они не ограничились г.Болгаром, грабили и громили и другие города, расположенные по Каме, и по Каме и другим рекам вернулись в Новгород. Узнав об этом, Московский великий князь Дмитрий Иванович направил в Новгород своего посла с грозным запретом: «Почто есте на Волгу ходили и гостей моих пограбили и бесерменъ избили?» Он получил извинение новгородцев, взял с них за «мир и любовь» штраф в 8000 руб., из которых 3000 руб. выделил своему тестю Дмитрию Константиновичу [35].

В 1367 г. Булат–Тимур, «велику силу имеа и со многими рати сотворяа. и одолеваа, таже събравъ силу многу», вторгся в пределы Суздальско–Нижегородского княжества, в удел князя Бориса Константиновича, разграбил русские селения по Волге, от устья Суры до Сундовика. Князь Суздальско–Нижегородского княжества Дмитрий Константинович вместе с братьями Борисом и Дмитрием и со своими детьми собрал многочисленную рать и выступил против Булат–Тимура. Последний уклонился от боя, отступил за реку Пьяну. Нижегородская рать, догнав татарское войско, побила многих татар, других утопила в Пьяне, разбежавшихся добивала в разных местах. Булат–Тимур, потеряв свое татарское войско, побоялся вернуться в Болгарскую землю, с малою дружиною побежал в Сарай, где он был убит ханом Азизом [36].

О значительном разрушении Булат–Тимуром г. Болгара и других болгарских городов и селений свидетельствуют результаты археологических раскопок, в т.ч. раскопки А.П.Смирнова. Обобщая итоги археологических исследований, А.Х.Халиков пишет: «Как считают исследователи, особенно пострадал Булгар, который, по мнению археологов, сгорел, о чем говорят прослои пожарищ на Болгарском ropодище в среднезолотоордынском слое, единодушно относимые учеными к 1361 г., т.е. ко времени похода Булат–Тимура на Булгар. Но досталось и многим другим селам и городам Булгарии». Г.А.Федоровы–Давыдовым опубликовано исследование «Клады джучидских монет». Согласно его данным, большинство кладов золотоордынских монет в Болгарской земле относятся к 1361–1363 гг.: из 40 кладов монет, зарытых здесь в 1310–1379–х гг., «в 36 кладах время чеканки самой поздней монеты относится к 1358–1362 гг.» Приведенные нами данные говорят о том, что жители Болгарской земли, оказавшись в критическом положении, зарывали свои накопления. В рассматриваемый период усилился, по всей вероятности, и уход (бегство) болгаро–чувашей в менее безопасные лесные районы, расположенные севернее Болгарской земли [37].

Ставленник Мамая хан Абдуллах продержался в Сарае только год. По некоторым данным, его выгнал Хасан–Оглан, якобы чеканивший монеты в Сарае в 1368–1369 гг. Однако А.Г.Мухамадиев о его чекане не упоминает. Не убедительно отождествление Хасан–Оглана с болгарским князем Хасаном (Осаном), в 1370 г. правившим Болгарской землей. Хасан–Оглана в Сарае сменил Хаджи–Черкес, его – Алибек, Карихан, Урус–хан (с 1377 г.), Тимур–Мелик. В 1380 г. ханом в Сарае становится Тохтамыш, ставленник Аксак–Тимура. В Мамаевой Орде Абуллаха сменил Мухамед–Буляк, убитый Мамаем в 1380 г. Ханом был провозглашен Тулук–Бек. В 1379 г. Мамай подчинил себе Северный Кавказ, в 1380 г. захватил Астрахань. Он завладел всей территорией Золотой Орды западнее Волги. Сараю принадлежала территория восточнее Волги, за исключением Болгарской земли и Хорезма [38].

Согласно Новгородской IV летописи, осенью 1369 г. «шло Волгою 10 ушкуев, а инии шли Камою, и биша ихъ подъ Болгары», т.е. под Болгаром ушкуйников побили. В 1370 г. «дважды шли Новгородци Волгою и много зла створиша» [39]. По последней цитате невозможно утверждать, что на этот раз ушкуйники появились в Болгарской земле.

Русские летописи содержат очень важные известия о Болгарской земле за 1370–1376 гг. В Воскресенской летописи сообщается: в 1370 г. Суздальско–Нижегородский князь Дмитрий Константинович «посла брата своего князя Бориса и сына своего князя Василиа съ многими вои, съ ними же посолъ царев Ачихожа, на Болгарскаго князя Асана; Осанъ же выела противу ихъ съ челобитьемъ и съ многими дары, они же дары поимаша, а на княжении посадиша Салтана Бакова сына, и възврашася въсвоаси» [40]. Это известие содержится и в других летописях. Никоновская летопись уточняет, что русские войска вышли из Нижнего Новгорода, вернулись туда же. Если Булат–Тимура русские летописи называют ордынским князем, то Хасана они считают болгарским князем. Ачи–Ходжа являлся послом хана Мамаевой Орды [41].

Суздальско–Нижегородский князь вынужден был направить войско против болгарского князя Хасана, отторгнувшего Болгарскую землю от Сарайской Орды, по требованию посла Мамаевой Орды Ачи–Ходжи, прибывшего в Нижний Новгород, как обычно, с большим татарским отрядом. Как узнаем из сообщения о нападении на Болгарскую землю русских войск в 1376 г., мамаевский ставленник Махмат–Салтан (Мухаммед–Султан) и болгарский князь Хасан все же нашли общий язык и оба остались у руля правления. Махмат–Салтан, разумеется, выступал против подчинения Болгарской земли Сарайской Орде.

К 1372 г. русские поселения приблизились к левобережью нижней и средней Суры. В том же году Городецкий князь Борис Константинович основал на Суре г.Курмыш. В Нижнем Новгороде был заложен каменный кремль [42].

В 1374 г. «идоша на низъ Вяткою ушкуиници разбоиници 90 ушкуевъ и пограбиша Вятку и шедше, взяша Болгары, хотеша и град зажещи, и даша имъ окупа 300 рублевъ. И оттуду разделишася на двое, 50 ушкуев поидоша на низъ по Волзе к Сараю, а 40 ушкуевъ поидоша въ верхъ по Волзе, и дошедше Обухова пограбиша все Засурье и Маръквашь, и перешед за Волгу суды все исъсекоша, а сами поидоша. к Вятке на конихъ и много селъ по Ветлузе идуще пограбиша» [43]. В приведенной цитате под Засурьем подразумевается правобережье Суры, Обуховка – речка в бывшем Козьмодемьянском уезде [44]. Под Маръквашем можно полагать с. Моргауши (чув. Муркаш) в нынешней Чувашии, являвшееся в XIV в., по всей вероятности, марийским селением.

В 1375 г. новгородские ушкуйники начали разбои в Костроме. В Московском летописном своде конца XV в. подробно сообщается об их походе: две тысячи разбойников на 70 ушкуях, возглавляемые воеводами Прокофом и Смольянином, нагрянули на Кострому. Здешний воевода Тлещей, имея пять тысяч воинов, «выдав рать свою и град пакыновъ беже». Тех, кто побежал за воеводой, ушкуйники побили или, схватив, повязали. Ушкуйники, видя, что город не обороняется, вошли в него и «разгробиша вся, елика беша в немъ, и стояша в немъ неделю целу и изъобретоша вся съкрованная в нем и всякъ товаръ изнесоша на среду и что бе лучшее и легчаишие, то поимаша, а что тяжкое и изълившее, то въ Волгу вметаша, а иное пожгоша, и множество народа христианьского полониша, мужей, женъ и детеи, отрокъ и девиць, и поправадиша съ собою и поидоша на низъ к Новгороду Нижнему и тамо много зла съотвориша, Бесерменъ исъсекоша, а христианъ тако же, а иныхъ с женами и з детми в полонъ поведоша, а товаръ их пограбиша и поидоша на низъ и повернуша в Каму, тамо шедше много пограбиша по Каме, и по томъ внидоша опять Волгу и дошедше Болгаръ и ту полонъ христьянскы весь попродаша и поидоша на низъ к Сараю, Бесермен избивающе гостей, а товар их емлюще, а христианъ грабяху. И дошедше устья Воложьского близ моря до града Хазиторокани, и тамо изби их лестью князь Хазитороканъскии именемъ Салчеи, и тако вси без милости избиение быша и ни единъ от них не избысть, а именье их все Бесермена взяша, и тако погыбоша злии ти разбоиниции» [45]. Об этом сообщают и другие летописи [46].

Приведенные две цитаты свидетельствуют о том, что новгородские ушкуйники грабили прежде всего русские города и селения, а также марийские, удмуртские земли. Они доплывали и до Болгарской земли, которая все же страдала от них в меньшей мере, чем русские города. В 1375 г. ушкуйники продали русских пленных в Болгаре. Невозможно признать справедливыми утверждения некоторых историков, особенно казанских, о разорении Болгарской земли главным образом ушкуйниками.

Между тем Мамай, начиная с 1371 г., восстанавливал зависимость русских земель от татар. В 1371 г. Тверской князь Михаил Александрович и Московский князь Дмитрий Иванович признали себя вассалами «князя Мамая и царя его» – Мухаммед–Буляка, обязались платить ему дань. В 1371 г. в Рязани произошло возмущение против сбора дани татарами, в следующем году татары совершили нападение на Рязань. В 1373 г. Дмитрий Иванович перестал платить дань Мамаевой Орде. Участились нападения мамаевых татар на русские земли. Летом 1374 г. в Нижнем Новгороде «избиша» мамаевых послов во главе с Саракой, прибывших для сбора дани с тысячею татар. Нижегородцы перебили многих татар, остаток дружины задержали в городе. Весной 1375 г. эти татарские дружинники подожгли в городе двор владыки, открыли стрельбу по людям, чуть не убили епископа Дионисия. Нижегородские ратники перебили всех татар, Летом татары Мамаевой Орды взяли г.Кышь, «Запьянье (т.е. область за р.Пьяной в Нижегородской земле. – В.Д.) все пограбиша, людеи же изъсекоша, а иных плениша» [47].

По–видимому, из–за того, что Болгарская земля управлялась ставленником Мамая Махмат–Салтаном (Мухаммед–Султаном), объединенные русские войска в 1376 г. совершили нападение на Болгарию. Оно подробно описано в Воскресенской летописи: «О Болгарехъ. Toe же зимы посылал князь великий Дмитрей Ивановичь князя Дмитрея Михаиловича Волынского ратию на безбожныя Болгары, а князь. Дмитрей Костянтиновичь Суждалский посла сына своа князя Василиа и князя Ивана, съ ним же бояръ и воя многи; и приидоша къ Болгаромъ въ великое говение, марта 16, в понедельник на Вербной недели; погании же изыдоша противу ихъ и сташа на бой, и начаша стреляти, а инии зъ города громъ пущаху страшаще Руские полкы, а инии изъ самостреловъ стреляху, а друзии на велбудехъ выежжаша, полошающе кони Руские; они же никакоже сего страшахуся, но крепко сташа противу на бой, и устремишася единодушно на нихъ, они же окааннии побегоша въ градъ свой, и погониша Русь на нихъ, бьюще ихъ, и убиша ту Бесерменъ 70. Князь же Болгарьский Асанъ и Махматъ Салтанъ добиста челомъ великому князю и тестю его князю Дмитрию Костянтиновичю двема тысячма рублевъ, а ратемъ ихъ трема тысячма рублевъ; а дарагу и таможника посадиша князя великого въ Болгарехъ, и отъидоша прочь, много зла створивше поганымъ, суды ихъ и села и зимници пожгоша, а людей изсекоша» [48]. С незначительными разночтениями это повторяется и в других летописях [49].

Как видим, болгарское войско сопротивлялось русской армии, оно было вооружено не только луками, но и самострелами, пускало с города «гром», выпускало против конницы всадников на верблюдах, но не могло устоять против русских ратников, потеряв в бою 70 воинов. Русские не только получили от побежденных большую контрибуцию, но и подчинили Болгар власти Московского великого князя: оставили в нем своего правителя (даругу) и таможника. На обратном пути русские войска уничтожили болгарские суда, жгли селения, перебивали людей. Они, по–видимому, возвращались по территории юго–западной части современного Татарстана и юго–восточной части Чувашии, где в те времена были расположены болгаро–чувашские селения. После этого похода Московского великого князя Дмитрия Ивановича стали именовать «завоевателем Болгарии».

Археолог и историк В.Л.Егоров, изучив письменные, эпиграфические, картографические, нумизматические и археологические источники, пришел к очень важному выводу о возникновении г. Казани. Ученый считает, что Мухаммед–Султан (он был ставленником не Сарая, как ошибочно полагает В.Л.Егоров, а Мамая, на что прямо указывают русские летописи), став в 1370 г. правителем Болгарской земли и поделив власть с болгарским князем Хасаном, предложил ему удел севернее правого притока Камы – р.Меши. «Для устройства своей резиденции и административного центра владений Хасан выбрал место недалеко от устья нынешней р.Казанки, в 120 км севернее Булгара... Новый город, основанный булгарским князем Хасаном в 1370 г., получил имя своего основателя». В.Л.Егоров полагает, что в 1376 г. Хасан первым узнал о приближении русских войск и предупредил об опасности Мухаммед–Султана. «За 20 лет (1370–1390 гг.) административный центр владений Хасана настолько вырос и приобрел известность, что в 1391 г. русский летописец упоминает его наряду с хорошо известным Жукотином. К этому же времени Булгар, неоднократно становившийся во второй половине XIV в. ареной ожесточенной борьбы, окончательно утрачивает свое значение». Позднее название города Хасан приняло татарскую форму «Казан», русскую – «Казань». Чуваши до сих пор называют город именем Хасана – «Хусан». В.Л.Егоров доказал, что сообщения «Казанского летописца» о возникновении Казани в 1177 г. является вымыслом его автора, сообщение некоторых летописей об основании Казани при хане Бату (1242–1255 гг.) – поздние вставки в летописи, написанные после завоевания Казанского ханства Иваном IV [50]. Казань в первые годы называлась также Новым Болгаром.

Р.Г. Фахрутдинов справедливо указывает, что в Никоновскую летопись, созданную в третьей четверти XVI в., после завоевания Русским государством Казанского ханства, были внесены летописцами фальсифицированные исправления: вместо «град Кашан» (на Каме) –«град Казань», «град Болгары» – «град Казань», вместо «болгары» – «казанцы» [51]. Такие исправления некритически воспринимались некоторыми авторами (А.Х.Халиков и др.) для обоснования ранней даты возникновения г. Казани. Примечательно, что чувашские исторические предания сообщают, что Казань была основана болгарами–чувашами, богатым чувашом Хусаном [52]. Образование удела Хасана с городом его имени свидетельствует о том, что в Приказанье и Заказанье сосредоточилось значительное количество болгаро–чувашей. В Казани осели, должно быть, выходцы из Болгара. Через несколько столетий их потомки, отатарившиеся болгаро–чуваши, прибавляли к своему имени тахаллус–топоним «Булгари». Сторонники гипотезы о болгарском происхождении татар заявляли, что тахаллус «Булгари» означает болгарское происхождение таких лиц. Возражая против таких объяснений, известный казанский историк М.А.Усманов разъяснил, что «Булгари» означает только выходца из г. Болгара (так же, как Багдади, Бухари, Хорезми, Кашгари и т.п.) [53].

Правление Мухаммед–Султана, а также русских даруги и таможника в Болгаре продолжалось недолго. Сарайский грозный Урус–хан, выходец из Белой Орды, в 1377 г. захватил Болгарскую землю, превратив ее в «урусханов юрт» [54]. Такое мирно не делалось. Ставленника Мамая Мухаммед–Султана Урус–хан мог свергнуть только военным путем. Вероятно, и на этот раз Болгарская земля подверглась разрушениям, разорениям, уничтожению ее населения.

Ханыч Арапша, перешедший из Белой Орды в Сарайскую Орду, из нее – в Мамаеву Орду, в 1377 г. с многочисленным войском напал на Нижегородскую землю. Его поддерживали мордовские князья. На реке Пьяне Арапша разгромил русское войско, уничтожил множество князей, бояр, воинов. Князь Дмитрий Константинович сбежал из Нижнего Новгорода в Суздаль. Из Нижнего многие жители сбежали в Городец. Татары 5 августа заняли Нижний Новгород, где «остаточных людей избиша, а град весь, церкви и монастыри пожгоша», 7 августа оставили город и «начаша волости Новгородские и села воевати и жещи, много людей посекоша, а жены их и дети в полонъ поведоша». Через некоторое время Арапша из Мамаевой Орды совершил второй поход: он «пограби Засурие (т.е. правобережье нижней Суры – территорию западной части нынешней Чувашии и Горномарийского района Марий Эл. – В.Д.) и огнемъ пожже и отъиде съ полономъ въ свояси». Осенью мордва, собравшись, «без вести удариша на уездъ (Нижегродский. – В.Д.) и множество людей посекоша, а иных полониша и остаточные села пожегше поидоша прочь». Князь Дмитрий Константинович с войском погнался за мордовскими воинами, перебил их и утопил в реке Пьяне. Зимой он направил на Мордовскую землю огромное войско, которое «взяша всю землю Мордовъскую, села и погосты их и зимницы пограбиша и пожгоша, а самихъ иссекоша, а жон ых и дети полониша,техъ же мало кто избылъ из рукъ ихъ, всю бо землю их пусту сътвориша, множество же живых Мордвы лучьших приведоша в Новгород и многыми казньми казниша ихъ и на леду волочаще ихъ во Волзе псы травиша» [55]. Было время страшное. Татары истребляли русских, мордву, болгаро–чувашей, марийцев, русские – татар и те же поволжские народы. Одни погромы, поджоги, убийства.

В 1378 г. Мамай отправил против Московского князя Дмитрия Ивановича большое войско во главе с князем Бегичем. Оно было разгромлено русскими войсками на р.Воже. Но в 1379 г. Мамай совершил удачный поход на Рязанское княжество. В 1380 г. он собрал огромное войско, чтобы разгромить Московское великое княжество. Однако указания летописей конца XV–XVI вв. о том, что в войске Мамая, кроме татарской и половецкой силы, литовских и рязанских отрядов, были «Бесермены и Армены, Фрязы и Черкасы и Буртасы» [56], не соответствует действительности. Это – поздняя вставка. В ранних летописях указывалось: «князь Мамай поганыи, собравъ рати многы и всю землю Половечьскую и Татарьскую и рати понаимовавъ, Фрязы и Черкасы и Ясы, и со всеми сими поиде на великого князя Дмитрия Ивановича и на всю землю Рускую» [57]. Фрязы – венецианцы, генуэзцы Крыма, колонисты, черкасы (черкесы) и ясы – народности Северного Кавказа. Бесермяне (болгары), армяне, буртасы не были в армии Мамая. Бесермяне подчинялись не Мамаю, а Сарайской Орде [58]. На Куликовом поле Мамай потерпел сокрушительное поражение от объединенных русских войск во главе с Дмитрием Ивановичем (впоследствии Донским). Поражением Мамая воспользовался Тохтамыш, ставший Сарайским ханом в 1380 г. Он одержал победу над отступающими с Дона остатками войска Мамая у днепровских порогов, захватил награбленное им богатство. Мамай убежал в Крым, где татарские князья и мурзы перешли на сторону Тохтамыша. Крымские генуэзцы выдали Мамая Тохтамышу, который и убил его [59].

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.