Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Криминология. Учебник для вузов. А.И. Долговая

..pdf
Скачиваний:
223
Добавлен:
20.06.2014
Размер:
4.24 Mб
Скачать

Глава 7. Учение о детерминации и причинности преступности

261

Взаимодействие характеризуется двуединством активной и пас­ сивной сторон, их взаимной дополняемостью. При этом вычленя­ ются:

1) взаимодействие внешнего и внутреннего (применительно к причинам преступности это взаимодействие среды и населения, разных типов личности);

2) внутренние взаимодействия — это взаимодействие экономи­ ческих, политических, социальных и духовных условий жизни людей; взаимодействие между собой различных характеристик этих людей (потребностей, интересов, ценностных ориентации, правовых установок и т. п.).

В данном случае взаимодействие предстает в виде определен­ ной системы причины и следствия, наступающего при действии причины только в определенных условиях. Именно это генетиче­ ски производит конкретную преступность. Причины изменений преступности надо одновременно видеть во всех этих взаимодейст­ виях. Иными словами, не только в том, что изменяются внешние для людей условия жизни, но меняются и их потребности, пред­ ставления о допустимых и эффективных средствах обеспечения своих потребностей в изменившихся условиях.

Схема интеракционистского подхода

Социальная среда

Усло-

 

 

Личность

 

вия

 

Социальная среда

Усло-

Личность

 

(включая преступность)

вия

(преступника)

 

 

Схема отражает то, что именно взаимодействие социальной среды и личности, при этом в определенных условиях, и означает процесс причинности (порождения) индивидуального или массо­ вого преступного поведения путем определенной трансформации исходных характеристик среды и личности. Возникают их новые состояния: социальная среда криминализируется, включает преступ­ ность, а личность приобретает опыт преступного поведения со всеми вытекающими отсюда последствиями, становится «личностью пре­ ступника», т. е. человека, совершившего преступление.

В данном причинном взаимодействии выделяются: а) харак­ теристики двух сторон, участвующих в нем (социальной среды и личности); б) сам процесс взаимодействия, то, как именно он происходит, что собой представляет (бесконтрольное взаимодей-

262 Раздел III. Детерминация и причинность преступности

ствие в условиях плохой охраны общественного порядка, недос­ татков финансового контроля, или в условиях хорошей работы правоохранительных и контролирующих органов, или контроля, осуществляемого наиболее успешно деятелями криминальных формирований).

В связи с этим важно состояние социального контроля в обще­ стве, государстве в его широком понимании, в том числе кон­ тролирующей и правоохранительной деятельности.

Итак, когда речь идет о взаимодействии, данные, характери­ зующие его стороны, надо учитывать не как стоящие рядом. Они взаимно влияют друг на друга в рамках единого процесса и в конкретных пространственно-временных границах.

Путем анализа взаимодействия происходит изучение причин индивидуального преступного поведения, преступности, отдель­ ных ее видов. При этом всегда выделяется ведущая сторона — социальная среда.

В процессе изучения причин преступности анализируется взаимодействие широкой социальной среды и населения, в том числе распространенных в нем различных типов личности.

Так, криминологи при анализе причин высокой преступности в регионе выясняют не только условия жизни людей, но и харак­ теристики населения: каков удельный вес в нем лиц, отличаю­ щихся пьянством, потреблением наркотиков, или лиц без посто­ янных источников дохода, или лиц, ранее совершавших преступ­ ления и поддерживающих криминальные связи, а также другие вопросы.

Практически невозможно объяснить причины роста преступ­ ности без анализа того, с каким именно населением взаимодей­ ствовали внешние для него социальные условия. На одни и те же условия разные типы личности реагируют по-разному. Расшире­ ние криминальной активности части граждан у одних групп на­ селения вызывает потребность включиться в борьбу с преступно­ стью и преодолеть указанную тенденцию, другие же пасуют пе­ ред преступниками и вступают с ними в криминальные сделки, боятся сообщать об известных преступлениях.

При изучении причин изменений преступности в России, на­ пример, в разные исторические периоды, представляет интерес анализ:

особенностей социальной среды в разных регионах страны до начала преобразований;

характеристик населения регионов в разные исторические пе­ риоды, его социальных типов;

изменений социальной среды и типов личности, характери­ стик разных социальных групп в разных регионах;

Глава 7. Учение о детерминации и причинности преступности

263

трансформаций условий взаимодействия среды и населения, типов личности;

современной характеристики социальной среды, типов лично­ сти, социальных групп и их взаимодействия между собой в ре­ гионах, а также с социальными группами из других регионов.

В одних регионах, например, зависимых от предприятий во­ енно-промышленного комплекса, процессы перестройки и ре­ форм конца 80—90-х гг. сопровождались сокращением объемов производства, появлением безработицы, резким снижением зара­ ботной платы, но эти условия взаимодействовали с характери­ стиками, как правило, высокообразованной, высокопрофессио­ нальной части населения, характеризовавшейся устойчивым пра­ вомерным поведением. Результатами такого процесса были: миграция части населения, в том числе за рубеж, структурная пе­ рестройка предприятий, относительно спокойное пережидание периода трудностей старшим и средним поколением; совершение частью этого поколения преступлений, связанных с получением доходов в результате торговли секретами, изобретениями, доро­ гостоящими материалами и т. п.; переориентация все большей части молодого поколения в этих поселениях на иные системы ценностей и стандарты поведения, приносящие успех в условиях рынка. А поскольку становление рынка в России происходило в условиях расширения криминальной экономической и служеб­ ной деятельности, все шире допускались использование преступ­ ных средств, вступление в сделки с преступниками, однако, по возможности в сравнительно легальных формах, не очевидно уголовных. Но преобладающей формой приспособления молодых людей — выходцев из таких регионов к новым рыночным усло­ виям все-таки было стремление к получению образования на уровне международных стандартов.

В других регионах те же самые процессы сокращения объемов производства, расширения безработицы, резкого снижения зара­ ботной платы взаимодействовали с характеристиками населения, занятого преимущественно в текстильных или иных менее науко­ емких отраслях промышленности; населения, менее образован­ ного и в большей мере ранее характеризовавшегося аморальным и противоправным поведением. Там, во-первых, затягивался пе­ риод безработицы, усугублялось и воспринималось как почти безвыходное положение дел с занятостью, обеспечением легаль­ ными средствами достойного уровня жизни. Большинство взрос­ лого населения все больше замыкалось на личном подсобном хо­ зяйстве и психологически уходило от политических, иных про­ блем, проявляя на первых этапах политическую и социальную пассивность. Значительная часть молодежи ориентировалась на

264

Раздел III. Детерминация и причинность преступности

мелкое предпринимательство (как правило, в сфере торговли) и часто оказывалась втянутой в систему криминальных рыночных отношений, контролируемых преступниками, либо просто шла на обслуживание криминальных структур, либо самостоятельно начинала заниматься вымогательством (рэкетом) и совершать иные преступления.

Подобные поселения существуют в разных субъектах Федера­ ции, и поэтому анализ преступности не позволяет полно выявить указанные процессы. Он требует более конкретного, более диф­ ференцированного регионального подхода. Но все-таки косвенно о них могут свидетельствовать хотя бы такие данные: в 1990— 1995 гг. коэффициент выявленных вымогателей (их число в рас­ чете на население с 14 лет) увеличивался во всех регионах. Но бо­ лее высокие темпы были отмечены в ряде тех субъектов Федера­ ции, которые включали много поселений второго из рассмотрен­ ных типов. Меньшие темпы фиксировались в регионах с преобладанием поселений, где больше было расположено науко­ емких производств, т. е. первого типа. Например, в Ивановской области коэффициент увеличился с 2,4 до 11,1, т. е. более чем в четыре раза, в Костромской — с 1,3 до 8,3, т. е. более чем в шесть раз; в Нижегородской области — в два раза (с 4,2 до 8,3), в Челя­ бинской области — менее чем в три раза (с 3,5 до 8,8). Практиче­ ски во втором типе регионов коэффициенты вымогательства бы­ стро догнали и даже стали опережать соответствующие коэффи­ циенты в регионах первого типа, где они давно уже были более высокими в силу многих причин.

Характеристики людей значимы еще и потому, что преступ­ ность включает только такие факты нарушения уголовно-правово­ го запрета, которые однозначно не диктовались ситуацией как та­ ковые: ситуация допускала выбор иных вариантов поведения. По­ этому трудно согласиться с Р. Мертоном и рядом других авторов, что нарушение социального кодекса, включая преступление, — это «нормальный ответ на возникшую реакцию»1. Возникает вопрос: «нормальный ответ» для какого типа личности, каких именно контингентов населения? Ведь не все же отвечают преступлением.

В процессе взаимодействия социальной среды и личности их из­ менения осуществляются по принципу управления на основе обрат­ ной связи. Как отмечается в литературе, в обратной связи выража­ ется влияние результата на функционирование системы, вследст­ вие чего возникают саморегуляция и динамическая устойчивость системы, а также направленность процессов в ней. Последнее диктует вопрос: а можно ли будет в регионах второго типа ус-

Мертон Р. Социальная структура и аномия. С. 299.

Глава 7. Учение о детерминации и причинности преступности

265

пешно перестроить производство, если значительная часть моло­ дого поколения переориентировалась на иные формы деятель­ ности? Какой будет криминологически значимая судьба в этих условиях нынешних несовершеннолетних, каковы прогнозы раз­ вития преступности?

Итак, вопрос о причинах преступности заключается в следующем:

почему возникли крайне неблагоприятные ситуации, в кото­ рых статистически чаще совершаются преступления?

почему в этих ситуациях определенная категория людей изби­ рает именно преступные варианты поведения?

как сформировалась такая категория людей?

почему людям, избирающим преступные варианты поведения, удается реализовать свое решение?

При поиске ответов выстраиваются «причинные цепочки» и «причинные комплексы», например такие, как приведенные ниже.

Вымогательство части доходов у предпринимателей

 

Социальная среда

Личность

 

Высокие

Отсутствие

Потребность

Убеждение

легальной

цены

в дорогостоя­

в допустимо­

возможности

на услуги,

щих товарах,

сти наруше­

получения

товары

услугах

ния закона

высоких доходов

 

 

 

Если продолжить анализ, то окажется, что за высокими цена­ ми стоит высокая платежеспособность какой-то части населения во взаимодействии с равнодушным отношением власти к неиму­ щим или малоимущим. А за отсутствием законного получения высоких доходов — безработица во взаимосвязи с мизерным по­ собием. За убеждением в допустимости нарушения закона — ос­ ведомленность о криминальном пути сколачивания крупных ка­ питалов с одновременным знанием того, что их владельцы оста­ ются не только безнаказанными, но и ведут себя как «хозяева жизни». И так далее.

Результат всех этих взаимодействий бывает, таким образом, разным в условиях успешной борьбы с экономической преступ­ ностью и при фактическом попустительстве ей.

Это один вариант причинного комплекса вымогательства, или так называемого рэкета. Но могут быть и другие. Отсюда необхо­ димость классификации причин преступности, или точнее — причинных комплексов.

266

Раздел III. Детерминация и причинность преступности

Такого рода анализ причинности порой вызывает раздраже­ ние у тех, кто изучает криминологию. Им кажутся более просты­ ми и ясными первые три подхода. А четвертый в глазах немалой части студентов предстает как чрезмерно усложненный, «науко­ образный». Возникает вопрос: а нужно ли говорить о причинно­ сти? Почему не употреблять просто термин «причина»? Дело в том, что понятие «причинность» точнее отражает необходимость вычленения причинных цепей и комплексов.

Упрощение анализа причин преступности влечет на практике выработку простеньких рекомендаций по борьбе с преступно­ стью. Например, ликвидировать безработицу, обеспечить низкие цены на товары, установить материальное равенство всех граж­ дан, устранить резкие различия в их материальной обеспеченно­ сти.

На самом же деле при указанном «сложном» анализе причин­ ного комплекса оказывается, что криминогенны не сами по себе высокие цены, а то, что высокий платежеспособный спрос одной части населения не сочетается с отсутствием серьезных программ социальной поддержки малоимущих слоев, безработица — с ми­ зерными пособиями по безработице, с отсутствием продуманной системы переквалификации кадров и структурной перестройки производства. Не надо забывать, что в условиях социализма не­ которые авторы даже говорили о безработице как факторе, дис­ циплинирующем работников и препятствующем выпуску ими недоброкачественной продукции. Тогда говорили даже о крими­ ногенное™ большого дефицита вакансий, экстенсивного разви­ тия промышленности. Но оно было таковым во взаимодействии со сниженной требовательностью к кадрам, качеству продукции, с обеспечением выполнения плановых заданий «любой ценой».

Именно выявление причинных комплексов является основой по­ строения серьезных и эффективных программ борьбы с преступно­ стью.

Такие программы должны определять поэтапность устранения различных элементов причинного комплекса. Нельзя в короткий срок устранить слишком резкие различия доходов, но тогда при­ обретает особое значение борьба с криминальными доходами как основой таких различий. Нельзя легальным путем быстро обес­ печить высокую заработную плату работника, но надо обеспечить высокую «себестоимость» криминального обеспечения высокого дохода путем разоблачения фактов имущественных преступлений и реального наказания за это. Криминальное поведение не долж­ но быть экономически или социально выгодным. В то же время, конечно же, стратегически важно изменять экономические, со­ циальные и иные условия жизни людей.

Глава 7. Учение о детерминации и причинности преступности

267

Указанные тактические меры дают ограниченный результат и на непродолжительное время. Однако если в этот период умень­ шится число убитых, ограбленных людей — это уже тот резуль­ тат, ради которого надо принимать тактические меры наряду со стратегическими, глобальными.

В заключение необходимо подчеркнуть два обстоятельства. Первое заключается в том, что интеракционистский подход к

пониманию причинности в криминологии отличается от так на­ зываемой интеракционистской теории, узко рассматривающей только момент влияния на преступное поведение человека факта выявления его предшествующего преступного поведения и «клей­ мения» его как преступника. То есть, как отмечает ряд зарубеж­ ных авторов, наложением на него определенной «стигмы», кото­ рой он затем начинает соответствовать.

Эта теория наиболее полно выражена в работах Г. Беккера, Э. Лемерта, К. Китсуса, Г. Хофнагельса. Э. Лемерт писал: «Вто­ ричная девиантность» понимается как «отклоняющееся поведе­ ние... которое становится средством защиты, атаки или адаптации к открытым или скрытым проблемам, создаваемым социальной реакцией на первичную девиантность»1. Данный вопрос заслужи­ вает внимания в аспекте влияния на дальнейшее поведение чело­ века факта совершения им преступления и определенной оценки обществом такого поведения, а также самого человека.

Второе обстоятельство состоит в следующем: связь преступно­ сти именно с взаимодействием разных обстоятельств имеет дав­ нюю историю. Еще в античные времена авторы писали о таком взаимодействии. Фактор взаимодействия выделяется особо в ра­ ботах В. Н. Кудрявцева, В. В. Панкратова, С. В. Дьякова, В. А. Номоконова. В. Н. Кудрявцев практически обосновал необходимость отхода от лапласовского понимания причинности: «...если сточки зрения «лапласовской» причинности задача исследователя заклю­ чалась в том, чтобы просто перечислить все факторы (явления, предметы), оказывающие влияние на результат, то в свете систем­ ного подхода эта задача к тому же значительно усложняется: нуж­ но выявить содержание взаимосвязей между выявленными факто-

1 Lemert E. M. Human deviance, social problems and social control. Englewood Gliffs (N.J.) Prentice Hall, 1967. P. 17. Наиболее обстоятель­ ный анализ интеракционистской концепции дан в работах: Баба­ ев М. М., Миньковский Г. М. Некоторые тенденции современной крими­ нологии и вопросы превенции на VII Международном конгрессе по криминологии // Некоторые проблемы современной зарубежной крими­ нологии. М., 1976. С. 3—30; Шупилов В. П. Об «интеракционистском подходе» в современной буржуазной криминологии // Буржуазная кри­ минология о причинах преступности. М., 1976. С. 27—53.

268

Раздел III. Детерминация и причинность преступности

рами, раскрыть «механизм» их взаимодействия. Понятно, что эту задачу можно выполнить, лишь изучая предмет по существу, с ис­ пользованием всех необходимых данных конкретных исследова­ ний»1.

Далее новое заключалось в том, что в рамках общего взаимо­ действия стало вычленяться причинное взаимодействие. Причем этот подход был не только обоснован теоретически, но и после­ довательно применялся в конкретных криминологических иссле­ дованиях изменения преступности и ее причин, территориальных различий преступности и их причин2.

§5. Диалектика причин и условий

Вряде криминологических работ можно наблюдать четкое и универсальное разграничение факторов-причин преступности и факторов-условий, которые ей способствуют. Это как бы предпо­ лагает понимание причин и условий как неких совершенно опре­ деленных явлений, раз и навсегда заданных именно в данном ка­ честве.

Внекоторых учебниках по криминологии, например, разграни­ чиваются причины преступности несовершеннолетних (отрица­ тельное влияние в семье, в ближайшем окружении, подстрекатель­ ство со стороны взрослых преступников, длительное отсутствие определенных занятий) и условия (безнадзорность как отсутствие должного контроля со стороны семьи, недостатки учебно-воспита­ тельной работы и т. п.)3. В учебнике «Криминология» 1995 г. изда­ ния вновь отмечается классификация причин с выделением усло­ вий4.

На самом деле оценка одних явлений в качестве причин, а других в качестве условий носит относительный характер. Кон­

кретное явление в одних взаимодействиях может играть роль причи­ ны, в других — условия. В начале 80-х гг. было выявлено немалое число хищений государственного и общественного имущества в крупных и особо крупных размерах. Они совершались организо-

1 Кудрявцев В. Н. Причины правонарушений. М., 1976. С. 67.

2См.: Долгова А. И. Взаимодействие и причинность в криминоло­ гии // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 34. М., 1981; Номоконов В. А. О проблеме изучения причин преступности // Там же. Вып. 44. М, 1986; Дьяков С. В. К вопросу о причинности в механизме преступно­ го поведения // Там же. М., 1987.

3См.: Криминология / Под ред. В. К. Звирбуль, Н. Ф. Кузнецо­ вой, Г. М. Миньковского. М., 1979. С. 188-201.

4См.: Криминология / Под ред. В. Н. Кудрявцева, В. Д. Эминова. М., 1995. С. 25,

Глава 7. Учение о детерминации и причинности преступности

269

ванными формированиями, ориентированными на обогащение любым путем. Их участники действовали продуманно и широко создавали условия для безопасности такого рода хищений. В ча­ стности, не обеспечивалась должная внешняя охрана объектов, был запущен и запутан учет материальных ценностей. Одновре­ менно эти преступники не скрывали факта приобретения ими личных дорогих машин, дач, ценностей. Для таких лиц плохое состояние учета и контроля было определенным итогом их пре­ ступной деятельности на ранних этапах и условием ее расши­ рения — совершения хищений уже в крупных и особо крупных размерах. Однако немалое число других работников, видя такое состояние социального контроля на предприятиях, а также без­ наказанность хищений, быстрое обогащение их субъектов, в та­ ких условиях начинали выносить с предприятия что могли. То есть уже для иных расхитителей плохие охрана объекта и учет во взаимодействии с безнаказанностью крупных расхитителей игра­ ли роль причин преступлений.

Вообще какое-то обстоятельство, пусть даже крайне отрица­ тельное, трудно само по себе назвать причиной преступности. Его взаимодействие с разными типами личности может привести к диаметрально противоположным результатам. Если речь идет о человеке, активно не приемлющем преступное поведение, то плохая охрана объекта может побудить его добиваться должного порядка охраны. В условиях широкого и безнаказанного злоупот­ ребления служебным положением одни лица вступают в сделки со взяточниками, а другие — вступают с ними в борьбу.

Тем не менее можно выделить обстоятельства, в которых лю­ ди статистически чаще, чем в других, совершают преступления. Такие обстоятельства называют криминогенными, т. е. несущими в себе как бы возможность преступного поведения. Антикримино­ генными называют те обстоятельства, которые затрудняют совер­ шение преступлений, стимулируют правомерное поведение. Но

оценка обстоятельств как криминогенных либо антикриминогенных всегда относительна. Например, в числе антикриминогенных факторов обычно называли отсутствие безработицы. Действи­ тельно, безработица — и это установлено многими исследовате­ лями — статистически чаще связана с преступлениями, чем заня­ тость. Значит, полная занятость как будто бы антикриминогенна. Но оказалось, что, когда она сочеталась с тем, что нерадивый ра­ ботник не дорожил своим местом и в условиях дефицита кадров даже сам диктовал условия администрации предприятия, такая ситуация приводила к выпуску недоброкачественных товаров, припискам и другим хозяйственным преступлениям.

270

Раздел III. Детерминация и причинность преступности

Причина становится таковой именно во взаимодействии с усло­ виями. Ранее существовало механистическое представление о действующей причине и недействующей причине. Однако только

действующая причина в концепции диалектического детерминизма и есть причина. Еще Гегель отмечал, что «причина есть причина постольку, поскольку она порождает некоторое действие», и если «причина потухает в своем действии, тем самым потухает также и действие, ибо оно есть лишь определенность причины»1.

Нет преступного поведения и, следовательно, его причины, если, например, имеются лица с системой потребностей, ценно­ стных ориентации и установок, создающих вероятность преступ­ ного поведения, если даже такие лица находятся в микросреде, поощряющей нарушения закона, но при этом реализация пре­ ступных намерений практически невозможна. Например, такие лица находятся под усиленным контролем (в местах лишения свободы или в иных условиях) либо объекты предполагаемых по­ сягательств находятся под надежной охраной. В то же время пло­ хая охрана объектов сама по себе не способна обусловить пре­ ступное поведение в отсутствие лиц, готовых посягнуть на дан­ ный объект, или без возможной помощи этим лицам со стороны других субъектов в сбыте похищенного, сокрытии следов престу­ пления и т. д.

Другими словами, каким бы отрицательным ни был сам по себе отдельно взятый фактор — ситуация или характеристика че­ ловека, — это еще не может оцениваться как причина преступно­ го поведения, преступности. Налицо только формальная возмож­ ность преступления, то есть такая, при которой с равной долей вероятности оно может произойти, а может и не произойти.

Философской основой различных вариантов теорий прирож­ денного преступника, «опасного состояния» какого-то человека, а также вульгарно-социологического подхода в криминологии, не изучающего личность преступника и ограничивающего исследо­ вание только факторами внешней среды, является концепция од­ нозначного детерминизма. Последний не признает формальную возможность в понимании диалектического детерминизма. Ре­ альную же возможность, то есть более высокий уровень, чем при формальной возможности, наступления определенных последст­ вий, отождествляет с необходимостью, то есть с обязательным осуществлением возможности.

На этом основании, например, выдвигаются конкретные про­ екты по превентивному заключению под стражу лиц, склонных к правонарушениям. Но склонность и совершение правонаруше-

1 Гегель Г. Соч. Т. 5. С. 677.