Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
HAAS.DOC
Скачиваний:
1
Добавлен:
17.11.2019
Размер:
100.35 Кб
Скачать

347

Эрнст б. Хаас. За пределами нации-государства: Функционализм и международная организация

Семантика функционализма

Тирания слов едва ли менее абсолютна, чем тирания людей, но если выборы, революции или просто мрачное унылое течение времени могут покончить с тиранией человека, то лингвистический недуг призваны вылечить внимательный анализ и замена ста­рого определения новым. В данном случае это касается ти­рании, которую влечет за собой слово «функция».

По словам «функционалиста» Роберта Мертона, «огромное количество терминов, используемых в нейтральном и почти синонимичном значении с функ­цией, в настоящее время такие: использование, польза, намерение, стре­мление, мотив, цель, последствия». Больше того, практически все эти тер­мины — жизненно необходимы в строгих политических дискуссиях и ана­лизах, все они могут быть использованы в нескольких значениях, но в то же время вплоть до настоящего момента каждый из них может также иметь свое собственное содержание.

С другой стороны, в истории науки слово «функция» имело много концептуальных значений, и все они неожиданно возникают в современ­ном анализе и частично совпадают с семью только что перечисленными терминами. Эти концептуальные значения включают «занятие» — типич­ный образец поведения, ассоциируемый с какой-либо особенной полити­ческой структурой; причинные взаимоотношения, соотношения между математическими (и социальными) переменными, и более специфичное антропологическое использование этого термина, где «функция» рас­сматривается как необходимый вклад в структурно-органическое един­ство какой-либо социальной единицы. Положение осложняется еще тем, что, по словам Малиновского и Рэдклифа-Брауна (Malinowski and Radkliff-Brown), использование этого термина в его последнем значе­нии – очевидное подстраивание под математическое определение. В качестве нашего последнего замечания насчет этой лингвисти­ческой двойственности следует сказать, что ученые-социологи и сегодня сомневаются по поводу того, может ли быть достигнута семантическая ясность при определении этого понятия, да и вообще, имеет ли смысл пы­таться ее достигнуть.

Студенты, занимающиеся международными отношениями, могли бы пренебречь этим вопросом, если бы «функционализм» и его виды не были бы так важны для анализа, не имели бы такого широкого поля для исследования, несмотря на то, что этот подход, связанный с определением «функционализма», уже получил достаточно самостоятельное развитие в области социальной антропологии и социологии.

По край­ней ме­ре, мы мо­жем от­ли­чить ге­ге­мо­нию функ­цио­наль­но­го сло­ва­ря как ас­пект тео­рии ме­ж­ду­на­род­ных сис­тем, хо­тя ви­ды сис­тем в этой тео­рии не пол­но­стью сво­бод­ны от дву­смыс­лен­но­сти, не­оп­ре­де­лен­но­сти. Се­ман­ти­че­ский ин­те­рес мо­жет воз­ник­нуть из-за то­го, что сис­тем­ное пред­став­ле­ние об ус­та­нов­лен­ных тео­ре­ти­че­ских от­но­ше­ни­ях хро­но­ло­ги­че­ски сле­ду­ет здесь за бо­лее ран­ни­ми по­пыт­ка­ми пред­став­ле­ния то­го же фе­но­ме­на с по­зи­ций ба­лан­са сил. Позволим себе привести наглядную выдержку, не нуждающуюся в комментариях:

«Клас­си­че­ская сис­те­ма на­ций-го­су­дарств, вы­де­лен­ная из об­ще­го ев­ро­пей­ско­го ком­плек­са сис­тем, раз­ви­ла оп­ре­де­лен­ные ме­ха­низ­мы со­хра­не­ния соб­ст­вен­ной ста­биль­но­сти и са­мо­оп­ре­де­ле­ния. В ре­зуль­та­те на­ция-го­су­дар­ст­во ис­ка­ло пу­ти, ме­то­ды обес­пе­че­ния то­го, что­бы все не­го­су­дар­ст­вен­ные об­ра­зо­ва­ния и все об­ще­ст­ва, ко­то­рые не от­ве­ча­ли тре­бо­ва­ни­ям вер­хов­ной вла­сти и су­ве­ре­ни­те­та, бы­ли бы та­ким об­ра­зом кон­тро­ли­руе­мы и ре­гу­ли­руе­мы, что­бы не под­ры­вать сис­те­му эф­фек­тив­но­го функ­цио­ни­ро­ва­ния на­ции-го­су­дар­ст­ва. Рас­смат­ри­вая сис­те­му в це­лом, мож­но оп­ре­де­лить колониализм как глав­ный ме­ха­низм, с по­мо­щью ко­то­ро­го сис­те­ма на­цио­наль­но­го го­су­дар­ст­ва за­щи­ща­ла се­бя от втор­же­ния или влия­ния, ко­то­рые в це­лях со­хра­не­ния сис­те­мы долж­ны бы­ли быть рас­смот­ре­ны как раз­ру­ши­тель­ные, без­от­вет­ст­вен­ные, слу­чай­ные. Колониализм функ­цио­ни­ро­вал, что­бы ре­гу­ли­ро­вать и кон­тро­ли­ро­вать об­ще­ст­ва, ко­то­рые не дос­тиг­ли та­ко­го уров­ня, что­бы счи­тать­ся пол­но­цен­ны­ми го­су­дар­ст­ва­ми и дей­ст­во­вать в со­от­вет­ст­вии со стан­дар­та­ми го­су­дар­ст­вен­но­го по­ве­де­ния.

Вто­рой функ­ци­ей колониализма в клас­си­че­ской сис­те­ме, базирующейся на нации-го­су­дар­ст­ве, бы­ло обес­пе­че­ние ме­ха­низ­ма для соз­да­ния воз­мож­но­сти распространения куль­ту­ры и тех­но­ло­гии, с одновременным пре­дот­вра­щением бо­лее взры­во­опас­ных по­след­ст­вий со­ци­аль­ных из­ме­не­ний, связанных с раз­ру­ше­нием сис­те­мы. Под эгидой колониальных властей «примитивный народ» мог испытывать неизбежно болезненный процесс модернизации всех фаз своей жизни без подрыва мирового порядка в целом».

«Глав­ным ис­точ­ни­ком на­пря­жен­но­сти в ме­ж­ду­на­род­ной сис­те­ме в сле­дую­щем де­ся­ти­ле­тии был кон­фликт ме­ж­ду по­треб­но­стью сла­бо­раз­ви­тых стран в мо­дер­ни­за­ции сво­их об­ществ и сле­до­ва­тель­но, в быстрых или да­же взрывных со­ци­аль­ных из­ме­не­ни­ях, и стремлением ме­ж­ду­на­род­ной сис­те­мы к мак­си­мальной ста­биль­ности и, сле­до­ва­тель­но, к кон­тро­лированию этих ре­во­лю­ци­он­ных тен­ден­ций к из­ме­не­нию. Эти два кон­флик­тую­щие на­прав­ле­ния раз­ви­тия тра­ди­ци­он­но кон­тро­ли­ровались колониализмом. В по­стко­ло­ни­аль­ную эпо­ху долж­ны быть най­де­ны но­вые ме­то­ды для соз­да­ния воз­мож­но­стей рас­про­стра­не­ния со­вре­мен­ной куль­ту­ры и за­щи­ты ме­ж­ду­на­род­ной сис­те­мы как це­ло­го от раз­ру­ши­тель­ной си­лы этих из­ме­не­ний».

Те­перь оче­вид­но, что мы имеем “ме­ж­ду­на­род­ную сис­те­му” или сис­те­му “на­ций-го­су­дарств”. Кого она включает в качестве своих чле­нов? “Сохраняет” ли се­бя сама сис­те­ма или она обязана таким сохранением своим элементам, т.е. акторам? Оче­вид­но, ко­ло­ниа­лизм был «функ­ци­ей» (т.е. за­да­чей, це­лью, ну­ж­дой, по­след­ст­ви­ем?) «сис­те­мы», ко­то­рая от­ве­ча­ла оп­ре­де­лен­ным сис­те­мным «потребностям» (т.е. за­да­чам и т.д.) в про­шлом, но так как он боль­ше это­го не де­ла­ет, долж­ны быть най­де­ны функ­цио­наль­ные эк­ви­ва­лен­ты, что­бы от­ве­чать тем же са­мым потре­б­ност­ям. Бы­ли ли акторы вовлечены в ко­ло­ни­а­лизм, для того, чтобы под­дер­живать систему и при­об­щать аф­ри­кан­цев и азиа­тов к сво­им нор­мам? Или же сама сис­те­ма, не­за­ви­си­мо от же­ла­ний и целей акторов, имела «ре­зуль­татом» своего существования (т.е. функ­цией?) под­держ­ку и со­циа­ли­за­цию?

Проведенный достаточно последовательно, такой тип рас­смот­рен­ия, ко­неч­но, придаст «сис­те­ме» определенную автономию, ко­то­рая в зна­чи­тель­ной мере будет определять по­ве­де­ние акторов. Функ­ции сис­те­мы в этом случае станут упорядоченными процессами, в ко­то­рых по­ли­ти­ки дей­ст­ву­ют в веч­ном тан­це только для самоподдерживающихся нужд системы в целом. Все, что фак­ти­че­ски про­ис­хо­дит, «долж­но» происходить в силу определенной системной необходимости. То, что нас здесь ин­те­ре­су­ет, так это то, дей­ст­ви­тель­но ли уча­ст­вую­щие “функ­ции” под­ра­зу­ме­ва­ют ре­зуль­та­ты дей­ст­вия, им­пли­цит­ные ну­ж­ды или экс­пли­цит­ные це­ли, оп­ре­де­ляю­щие дей­ст­вия в го­ло­вах уча­ст­ни­ков.

Некоторое время назад по­ня­тие ме­ж­ду­на­род­но­го дея­те­ля бы­ло пред­став­ле­но тер­ми­ном «вес», а сис­те­ма оп­ре­де­ля­лась как «ба­ланс» и «рав­но­ве­сие». Схе­ма­ти­че­ские от­но­ше­ния сре­ди «ве­сов» счи­та­лись де­тер­ми­ни­ст­ски­ми, т.е. функ­цио­наль­ны­ми. Ко­гда «ве­са» бы­ли в со­стоя­нии ба­лан­са, до­ми­ни­ро­ва­ли мир и ста­биль­ность. Ко­гда воз­ни­ка­ли ус­ло­вия дис­ба­лан­са, то­гда они рас­смат­ри­ва­лись как «дис­функ­цио­наль­ные» и рав­но­ве­сие бы­ло пред­функ­цио­наль­ным (т.е. полезным и же­ла­емым?). Так как на­ша тер­ми­но­ло­гия не яв­ля­ет­ся та­кой уж точ­ной, кон­цеп­ции, об­ла­чен­ные в тер­ми­ны, ос­тав­ля­ют ме­сто для но­вых по­ис­ков и ис­сле­до­ва­ний. Хо­чет­ся со­гла­сить­ся с Р.Л. Шан­ком (R.L. Schank) в том, что ис­то­рия нау­ки - это ис­то­рия «до­ми­нирующих ме­та­фор», ка­ж­дая из которых за­им­ст­во­ван­а из определенной об­лас­ти, однако не из той, к ко­то­рой она бы­ла бы при­ме­нима. Ес­ли «до­ми­нирующая ме­та­фо­ра» в эпо­ху тео­рии ба­лан­са сил бы­ла по­за­им­ст­во­ва­на из ме­ха­ни­ки, то теория со­вре­мен­ных сис­тем, ка­жет­ся, обя­за­на сво­им про­ис­хо­ж­де­ни­ем го­мео­ста­ти­че­ской фи­зио­ло­гии. Да­же ес­ли ме­та­фо­ра — это все­го лишь еще од­но эвристическое при­спо­соб­ле­ние, она, кажется, пред­ла­га­ет де­дук­тив­ные от­ве­ты, ко­то­рых луч­ше из­бе­гать. Ес­ли до­ми­нирующая ме­та­фо­ра ста­но­вит­ся более, чем фи­гу­рой ре­чи, более, чем проясняющая дело ли­те­ра­тур­ного упражнения, то она ведет к серьезному рис­ку вопроизводящихся от­но­ше­ний, так что первона­чаль­ная чис­тая эм­пи­ри­че­ская мо­дель, или сис­те­ма, поневоле ста­но­вит­ся кон­цеп­ту­аль­ной схе­мой, ис­ка­жаю­щей ре­аль­ный мир путем при­пи­сы­ва­ния ему за­ко­нов по­ве­де­ния, вы­веденных из пред­по­ла­гае­мой ­ра­бо­ты этой системы. До тех пор, по­ка мы не сде­ла­ем не­ве­ро­ят­ное пред­по­ло­же­ние о том, что уча­ст­ни­ки от­но­ше­ний нач­нут вес­ти се­бя в со­от­вет­ст­вии с «ме­та­фо­рой», ре­зуль­тат в боль­шой ме­ре мо­жет стать де­мон­ст­ра­ци­ей уси­ле­ния кон­цеп­ту­аль­ной сис­те­мы с рис­ком все боль­ше­го от­хо­да от ре­аль­ной дей­ст­ви­тель­но­сти.

Но что ес­ли мы по­пы­та­ем­ся из­ба­вить­ся от вер­баль­ной дву­смыс­лен­но­сти по­ня­тия «функ­ции» и от свя­зей с сис­тем­ной тео­ри­ей? Фак­ти­че­ски, шко­ла по­ли­ти­че­ских уче­ных, ко­то­рые на­зы­ва­ют се­бя «функ­цио­на­ли­ста­ми», при­зна­ет и под­твер­жда­ет от­сут­ст­вие пря­мой свя­зи с функ­цио­наль­ным ана­ли­зом в со­цио­ло­гии1. Так как эта ра­бо­та по­свя­ще­на ис­сле­до­ва­ни­ям в об­лас­ти изу­че­ния эво­лю­ции ме­ж­ду­на­род­ных ин­сти­ту­тов и раз­ви­тия по­ли­ти­че­ско­го со­об­ще­ст­ва на ме­ж­ду­на­род­ном уров­не, то не­об­хо­ди­мо до то­го мо­мен­та, по­ка в этой об­лас­ти окон­ча­тель­но не сфор­ми­ру­ет­ся своя сис­те­ма по­ня­тий и тер­ми­нов и не от­де­лит­ся от функ­цио­наль­ной со­цио­ло­гии, ис­поль­зо­вать эти тер­ми­ны с ос­то­рож­ностью.

Функ­цио­на­ли­сты, в спе­ци­фи­че­ском смыс­ле это­го сло­ва, за­ин­те­ре­со­ва­ны в по­ис­ке тех че­ло­ве­че­ских по­треб­но­стей и же­ла­ний, ко­то­рые не ка­са­ют­ся по­ли­ти­ки. Они ве­рят в воз­мож­ность раз­гра­ни­че­ния сугубо тех­ни­че­ских и «бесспорных» аспектов правительственного поведения и соз­да­ния все­ох­ва­ты­ваю­щей се­ти ме­ж­ду­на­род­ных ин­сти­ту­циональных от­но­ше­ний на ос­но­ве уче­та таких нужд. Они, как пра­ви­ло, уде­ля­ют осо­бое вни­ма­ние пер­вич­ным нуждам, ожи­дая, что круг «бес­спор­ных» обя­зан­но­стей бу­дет рас­ши­рять­ся за счет по­ли­ти­че­ской об­лас­ти, так как прак­ти­че­ское взаи­мо­дей­ст­вие ста­ло гра­ни­чить с мно­же­ст­вом от­но­ше­ний внут­ри раз­лич­ных сфер. С этой по­зи­ции мог­ло бы воз­ник­нуть ре­аль­ное ми­ро­вое со­об­ще­ст­во.

Фи­ло­соф­ский ас­пект дан­ной про­бле­мы нас в дан­ный мо­мент не ин­те­ре­су­ет. Нас ин­те­ре­су­ет по­ня­тие функ­ции. Это, в со­от­вет­ст­вии с точ­но оп­ре­де­лен­ной по­зи­ци­ей исследова­те­лей-функ­цио­на­ли­стов, эк­ви­ва­лент «ор­га­ни­за­ци­он­ного за­да­ния». Функ­ция Продовольственной и сель­ско­хо­зяй­ст­венной организации Объединенных Наций (FAO) состоит в том, чтобы способствовать росту сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ной про­из­во­ди­тель­ности и ми­ро­вого снаб­же­ния продовольствием; функ­ция Всемирного Поч­то­во­го Сою­за — ус­ко­рение сис­те­мы поч­то­во­го со­об­ще­ния в ми­ре; функ­ция Ме­ж­ду­на­род­ной Ор­га­ни­за­ции Тру­да — повышение качества и уровня жиз­ни ра­бо­чих во всем ми­ре. Оче­вид­но, что сис­те­мы и мо­де­ли функ­ций вле­кут за со­бой впол­не оп­ре­де­лен­ные и за­ко­но­мер­ные по­след­ст­вия: функ­ция под­ра­зу­ме­ва­ет под со­бой за­да­чу. В та­ком слу­чае Функ­цио­на­лизм ста­но­вит­ся и ана­ли­ти­че­ским ин­ст­ру­мен­том для кри­ти­ки не­со­вер­шен­ной дей­ст­ви­тель­но­сти, и идео­ло­ги­че­ской пред­по­сыл­кой для обес­пе­че­ния луч­ше­го бу­ду­ще­го. То­гда воз­ни­ка­ет сле­дую­щий во­прос: воз­мож­но ли по-дру­го­му оп­ре­де­лить функ­цио­на­лизм в со­цио­ло­гии, из­ба­вить его от не­оп­ре­де­лен­но­сти, дву­смыс­лен­но­сти, так что­бы но­вое оп­ре­де­ле­ние за­тем мог­ло бы ус­пеш­но при­ме­нять­ся в изу­че­нии ме­ж­ду­на­род­ных ин­сти­ту­тов?

И уже в са­мом на­ча­ле не­об­хо­ди­мо за­дать се­бе слож­ные во­про­сы. Не име­ет ли Функ­цио­на­ли­ст­ское по­ня­тие функ­ции также и зна­че­ния эм­пи­ри­че­ски по­ни­мае­мых по­треб­но­стей актора и не ведет ли оно к со­з­да­нию ор­га­ни­зо­ван­ных за­дач, при­зван­ных удов­ле­тво­рять по­треб­ность? Ес­ли это так, то не мо­жет ли вы­пол­не­ние этих за­дач по­влечь за со­бой со­вер­шен­но не­ожи­дан­ные для уча­ст­ни­ков от­но­ше­ний по­след­ст­вия, спо­соб­ные ка­ким-ли­бо об­ра­зом транс­фор­ми­ро­вать и ор­га­ни­за­цию, и са­ми пер­во­на­чаль­ные ожи­да­ния уча­ст­ни­ков? За­да­ние мо­жет вы­пол­нять­ся для удов­ле­тво­ре­ния пер­во­на­чаль­ной по­треб­но­сти, но, бу­ду­чи од­на­ж­ды вы­пол­нен­ным, оно мо­жет мо­жет по­влечь за со­бой соз­да­ние аб­со­лют­но но­вой си­туа­ции с но­вы­ми от­но­ше­ния­ми, влияю­щи­ми на об­щий смысл и за­да­чи дей­ст­вия. В та­ком слу­чае воз­ни­ка­ет во­прос о том, бы­ли ли, хо­тя бы и не­воль­но, про­ве­де­ны ка­кие- ли­бо па­рал­ле­ли по­ня­тия функ­ции к ка­кой- ли­бо сис­те­ме?

Эта слож­ность мо­жет быть по­ка­за­на на при­ме­ре двух вы­ска­зы­ва­ний ве­ду­ще­го со­вре­мен­но­го сторонника Функ­цио­на­ли­зма Дэ­ви­да Мит­ра­ни (David Mitrany): «прав­да со­сто­ит в том, что при кон­сти­ту­цио­наль­ном под­хо­де под­чер­ки­ва­ет­ся, что обыч­но ве­ду­щую роль здесь иг­ра­ет по­треб­ность». И еше: «[функ­цио­наль­ный под­ход]... дол­жен по­мочь уде­лять мень­ше вни­ма­ния по­ли­ти­че­ским ас­пек­там, когда в со­цио­ло­ги­че­ском пла­не ин­те­ре­сы лю­дей сов­па­да­ют, яв­ля­ют­ся кол­лек­тив­ны­ми; дол­жен по­мочь сме­стить ин­те­ре­сы с си­лы к про­бле­мам и на­ме­ре­ни­ям». Те­перь «функ­ция» в до­пол­не­ние к за­да­че, при­об­ре­та­ет зна­че­ние потребности и на­ме­ре­ния. «За­да­ча» долж­на по­ни­мать­ся как ле­галь­ное пред­пи­са­ние, дан­ное ор­га­ни­за­ции, или как про­грам­ма, ко­то­рая су­ще­ст­ву­ет в умах слу­жа­щих и ис­пол­ни­те­лей. Но «потребность» — это об­щее по­ня­тие, это кон­цеп­ция без чет­ко оп­ре­де­лен­ной со­циеталь­ной на­прав­лен­но­сти, сле­до­ва­тель­но, она свя­зы­ва­ет ор­га­ни­за­цию с внеш­ней сре­дой. Ес­ли мы го­во­рим о «на­ме­ре­нии» по от­но­ше­нию к «за­да­че» как о чем-ли­бо точ­ном, оп­ре­де­лен­но за­ду­ман­ном слу­жа­щи­ми ор­га­ни­за­ции, то про­блем с тер­ми­на­ми и опе­ра­цио­наль­ных про­блем у нас не воз­ни­ка­ет, но ес­ли пред­при­ни­ма­ет­ся по­пыт­ка со­от­но­ше­ния его с бо­лее об­щим по­ня­ти­ем потребности, то не­из­мен­но воз­ни­ка­ет про­бле­ма опе­ра­цио­на­ли­за­ции по­ня­тий. Ищем ли мы путь не­по­сред­ст­вен­но­го обоб­ще­ния по­ня­тия ор­га­ни­за­ци­он­но­го дей­ст­вия в са­мой ор­га­ни­за­ции или во­вне? И как толь­ко не­ко­то­рые скон­ст­руи­ро­ван­ные от­но­ше­ния ме­ж­ду ор­га­ни­за­ци­ей и ок­ру­жаю­щей ее внешней сре­дой по­сту­ли­ру­ют­ся, как толь­ко «за­да­ча» пе­ре­ста­ет быть про­стым прак­ти­че­ским объ­ек­том в соз­на­нии ме­нед­же­ра, мы сра­зу стал­ки­ва­ем­ся с оп­ре­де­ле­ни­ем сис­те­мы.

По­это­му пред­став­ля­ет­ся, что да­же по­пыт­ка чет­ко, не­дву­смыс­лен­но оп­ре­де­лить Функ­цио­на­лизм не мо­жет быть осу­ще­ст­в­ле­на без об­ра­ще­ния к ме­то­до­ло­ги­че­ским ас­пек­там: раз­ли­чия, на­блю­дае­мые в раз­ных ви­дах сис­тем, про­сто не мо­гут быть про­иг­но­ри­ро­ва­ны. Что же мы то­гда име­ем в ви­ду под по­ня­ти­ем «сис­те­мы»? Со­гла­ша­ясь с На­де­лем (Nadel), ко­то­рый стре­мил­ся из­бе­гать не­точ­но­стей функ­цио­на­ли­ст­ско­го сло­ва­ря, я рас­смат­ри­ваю сис­те­му как выс­ший уро­вень аб­ст­рак­ции, как сеть от­но­ше­ний, ста­вя кон­крет­ных уча­ст­ни­ков этих от­но­ше­ний на сту­пень ни­же: та­ким об­ра­зом мы при­бли­жа­ем­ся к по­ни­ма­нию струк­ту­ры об­ще­ст­ва че­рез аб­ст­ра­ги­ро­ва­ние от кон­крет­ных ин­ди­ви­дов и их по­ве­ден­че­ских сте­рео­ти­пов или се­ти су­ще­ст­вую­щих от­но­ше­ний ме­ж­ду уча­ст­ни­ка­ми дей­ст­вия: в той сфе­ре, где они уча­ст­ву­ют в ро­ле­вом по­ве­де­нии, взаи­мо­дей­ст­вуя друг с дру­гом.

Хо­тим мы то­го или нет, но та­кое по­ни­ма­ние сис­те­мы за­став­ля­ет нас об­ра­щать­ся и к по­ли­ти­че­ской тео­рии, тео­рии ана­ли­за и пред­пи­сы­ва­ния дей­ст­вий ме­ж­ду­на­род­но­му ­об­ще­ст­ву. Пред­пи­сы­ваю­щее на­ме­ре­ние — цен­траль­ное в Функ­цио­на­ли­ст­ской тео­рии: Функ­цио­на­ли­сты счи­та­ют не­об­хо­ди­мым иметь тео­ре­ти­че­ский ап­па­рат, с по­мо­щью ко­то­ро­го бы­ло бы воз­мож­но ана­ли­зи­ро­вать су­ще­ст­вую­щее в об­ще­ст­ве по­ло­же­ние дел, оп­ре­де­лять при­чи­ны сло­жив­ших­ся не­же­ла­тель­ных от­но­ше­ний; и бо­лее то­го, что­бы по­мочь улуч­шить по­ло­же­ние дел. Од­на­ко в тео­ре­ти­че­ском пла­не я хо­чу ре­шить не эту за­да­чу. Если процитировать еще раз На­де­ля, я за­ин­те­ре­со­ван в функ­цио­наль­ной тео­рии как «в сис­те­ме пред­по­ло­же­ний (все еще пе­ре­пле­тен­ных друг с дру­гом), ко­то­рые играют роль карты про­блемной области и тем са­мым под­го­тавливают по­чву для даль­ней­ше­го эм­пи­ри­че­ско­го ис­сле­до­ва­ния с при­ме­не­ни­ем со­от­вет­ст­вую­щих ме­то­дов. Ес­ли быть точ­нее, пред­по­ло­же­ния слу­жат для клас­си­фи­ка­ции фе­но­ме­нов, для груп­пи­ро­ва­ния их в под­хо­дя­щие сою­зы или для вы­яв­ле­ния их внут­рен­них свя­зей и для оп­ре­де­ле­ния «пра­вил про­це­ду­ры» и «схем ин­тер­пре­та­ции». «Тео­рия» здесь при­рав­ни­ва­ет­ся к кон­цеп­ту­аль­ной схе­ме ло­ги­че­ской струк­ту­ры». /.../

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]