Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Гигабайты власти.doc
Скачиваний:
10
Добавлен:
02.05.2014
Размер:
1.45 Mб
Скачать

Глава 9

Следить всегда, следить везде

 

Сжг, 1961

 

Хвост виляет собакой

     В 1961 году новый энергичный министр юстиции Роберт (Бобби) Кеннеди объявил «крестовый поход» против организованной преступности. Директор ФБР (долгие годы отрицавший сам факт сущестования мафии в США) теперь, соответственно, тоже провозгласил борьбу с оргпреступностью главным приоритетом в работе Бюро. В поддержку более решительных действий сил правопорядка были подготовлены новые законы, прохождение которых в Конгрессе сопровождал лично Бобби Кеннеди. Эти законы существенно расширяли и усиливали юрисдикцию ФБР в случаях расследования действий мафиозных структур.    Была здесь, правда, довольно серьезная, чреватая осложнениями проблема – Гувер уже давным давно и в широких масштабах использовал технологии слежки, официально считавшиеся в США незаконными. И теперь директора ФБР беспокоило, что Кеннеди непременно об этом узнает. Ведь традиционные методы подслушивания разговоров и прослушивания телефонов подозреваемых обычно сопровождались нелегальным проникновением в частные жилища и офисы для установки электронных «жучков».    Все же Гувер и далее, как прежде, не стал испрашивать разрешения на установку спецтехники, но зато, с другой стороны, регулярно предоставлял Роберту Кеннеди содержательные оперативные материалы с информацией, собранной с помощью нелегальных микрофонов прослушки. Признавая ценность материалов, министр юстиции вынужден был закрывать глаза на беззаконие и, таким образом, поневоле оказывался пассивным соучастником.    У Эдгара Гувера имелся огромный опыт в умелых манипуляциях столь деликатной вещью, как технические средства полицейского наблюдения. Свою формальную (и, как обычно, абсолютно лицемерную) точку зрения по этому вопросу директор Бюро сформулировал давно и определенно. Еще в первом уставе ФБР, подготовленном в 1928 году, было прописано, что подслушивание является «недопустимым, незаконным… неэтичным», а руководство Бюро подобных мер, соответственно, не потерпит. Тогда же Эдгар Гувер заверил Конгресс, что всякий агент, уличенный в телефонном подслушивании, будет немедленно уволен с работы. На самом деле, конечно же, все было совершенно иначе. Имеется достаточное количество свидетельств сотрудников (в том числе и в суде), работавших в ФБР в 1930-е годы, занимавшихся круглосуточным прослушиванием телефонов и полагавших это вполне обычным делом Бюро.    Весной 1940 года президент Рузвельт, убежденный в том, что в столь тревожное время подслушивание телефонов стало жизненно необходимым для обеспечения национальной безопасности, пошел на серьезное нарушение действовавших в стране законов. Президент тайно наделил министра юстиции несвойственными ему полномочиями – разрешать подслушивание «лиц, подозреваемых в ведении подрывной деятельности против Соединенных Штатов, а также в шпионаже». Как признал многие годы спустя тогдашний министр юстиции Фрэнсис Биддл, эта президентская директива «открыла широкие двери для подслушивания телефонов любого человека, заподозренного в подрывной деятельности». Фактическим результатом данного решения стало то, что Эдгар Гувер получил возможности для неограниченного прослушивания любого на понравившегося ему человека – достаточно было лишь занести его в категорию подозреваемых лиц. Однажды утвердившись в условиях особой предвоенной ситуации, эта беззаконная практика продолжалась и в послевоенные десятилетия.    Приход к власти каждой новой госадминистрации неизменно сопровождался для Гувера проворачиванием примерно одной и той же комбинации. Всякий президент и его министр юстиции на словах выступали за строгое соблюдение законов, а на деле охотно и часто прибегали к совершенно нелегальным методам слежки ФБР. При наиболее приятной для Гувера эйзенхауэровской администрации новый министр юстиции Герберт Браунел даже выдал Гуверу официальную санкцию на использование микрофонов прослушивания – но только в случаях угрозы национальной безопасности. С приходом братьев Кеннеди директору ФБР удалось успешно развить законность электронных методов слежки и на расследования иного рода.    По свидетельству Ричарда Никсона – единственного, кто был смещен с президентского поста из-за нелегального шпионажа за политическими противниками – Эдгар Гувер рассказывал ему, что каждый президент со времен Рузвельта давал директору ФБР подобные задания. Иначе говоря, тихий и нераскрытый «Уотергейт» сопровождал каждую госадминистрацию США по меньшей мере с начала 1930-х годов. Скандал же разразился только после смерти Гувера всемогущего. То же самое документально подтвердил в 1975 году сенатский комитет по разведке, установивший, что президенты Трумэн, Эйзенхауэр, Кеннеди, Джонсон и Никсон, – все они использовали ФБР для подслушивания и слежки в целях, не имевших ничего общего ни с национальной безопасностью, ни с борьбой с преступностью. По сути дела, Федеральное бюро расследований использовалось как политическая полиция, преследуя тех людей, чьи взгляды и идеология не нравились лично Эдгару Гуверу либо его начальству. Вовлекая каждого нового президента в это заманчивое беззаконие, шеф ФБР одновременно получал и эффективное прикрытие для продолжения нелегальной слежки, и мощный компромат на первых лиц государства.