Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
зачет конст.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
21.09.2019
Размер:
882.69 Кб
Скачать

1. Высшая юридическая сила и прямое действие Конституции РФ.

«1. Положения настоящей главы Конституции составляют основы конституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном настоящей Конституцией.

2. Никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации.»(ст.16)

До принятия Конституции 1993 г. происходил процесс подгонки Основного Закона под принимаемые десятками новые законы. Практика показала всю пагубность спешки, с какой вносились изменения и конституционный текст. Правовой нигилизм усиливался демонстрацией неуважения к Основному Закону страны как со стороны законодателя, с легкостью латающего ее

основополагающие предписания, так и со стороны исполнительной власти, критикующей принятые поправки.

Поэтому столь важно закрепление в новой Конституции нормы о недопустимости пересмотра парламентом положений данной главы. Если же предложения о пересмотре положений будут поддержаны 3/5 голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы, то они могут быть рассмотрены в особом порядке, который предусмотрен гл. 9 (см. соответствующий комментарий). Тем самым обеспечивается стабильность конституционного строя, необходимая для нормального развития общества. Подобный порядок не является чем-то исключительным, он характерен для многих зарубежных конституций. Его назначение — установить особо усложненные процедуры внесения каких-либо изменений и дополнений в

положения, связанные с основами конституционного строя. Так, предложения о частичном пересмотре вводного раздела Конституции Испании 1978 г., аналогичного по содержанию гл. 1 российской Конституции, требуют одобрения большинством 2/3 членов каждой палаты Генеральных кортесов, после чего последние распускаются. А вновь избранные палаты могут утвердить решение и провести изучение нового конституционного текста, для чего необходимо одобрение большинством 2/3 числа членов каждой палаты.

_____________________-

2. Гарантии равенства парламентских партий при освещении их деятельности в средствах массовой информации.

Принят Государственной Думой 24 апреля 2009 года

Одобрен Советом Федерации 29 апреля 2009 года

Статья 3. Общие принципы освещения деятельности парламентских партий государственными общедоступными телеканалами и радиоканалами

Освещение деятельности парламентских партий государственными общедоступными телеканалами и радиоканалами осуществляется на основе следующих общих принципов:

1) распространение информации о деятельности каждой парламентской партии в равном объеме;

2) публичность государственного контроля за освещением деятельности парламентских партий;

3) творческая независимость и профессиональная самостоятельность редакций государственных общедоступных телеканалов или радиоканалов при освещении деятельности парламентских партий, включая самостоятельное определение оснований, форм и способов такого освещения;

4) всестороннее и объективное информирование телезрителей и радиослушателей о деятельности парламентских партий.

Статья 4. Требования, предъявляемые к общероссийским и региональным телепрограммам (телепередачам) и радиопрограммам (радиопередачам) при освещении деятельности парламентских партий

1. Деятельность парламентских партий освещается государственными общедоступными телеканалами и радиоканалами с учетом требований настоящего Федерального закона.

2. Освещение деятельности парламентской партии в общероссийских телепрограммах (телепередачах), радиопрограммах (радиопередачах) предусматривает размещение информации о деятельности:

1) парламентской партии, ее руководящих и иных органов, региональных отделений и иных структурных подразделений парламентской партии;

2) членов руководящих органов парламентской партии, членов руководящих органов региональных отделений парламентской партии;

3) депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации;

4) депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, являющихся членами фракций парламентских партий, а также депутатов указанных органов - членов парламентских партий;

5) депутатов представительных органов муниципальных образований, являющихся членами депутатских объединений (фракций) парламентских партий, а также депутатов указанных органов - членов парламентских партий;

6) фракций парламентских партий в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации, фракций парламентских партий в законодательных (представительных) органах государственной власти субъектов Российской Федерации, депутатских объединений (фракций) парламентских партий в представительных органах муниципальных образований.

3. Распространение не связанной с деятельностью парламентской партии информации о деятельности лиц, указанных в пунктах 2-5 части 2 настоящей статьи, осуществляемое без указания на принадлежность таких лиц к соответствующей парламентской партии, не относится к освещению деятельности соответствующей парламентской партии, и объем эфирного времени, затраченного на распространение такой информации, не подлежит контролю и учету в соответствии со статьей 5 настоящего Федерального закона.

4. Заявления и выступления (фрагменты заявлений и выступлений) лиц, указанных в пунктах 2-5 части 2 настоящей статьи, должны сопровождаться в общероссийской телепрограмме (телепередаче) титрами, в общероссийской радиопрограмме (радиопередаче) - сообщениями разъясняющего характера, содержащими указание на принадлежность таких лиц к соответствующей парламентской партии.

5. Освещение деятельности парламентских партий в региональных телепрограммах (телепередачах), радиопрограммах (радиопередачах) осуществляется в соответствии с требованиями настоящей статьи.

Статья 5. Контроль за обеспечением гарантий равенства парламентских партий при освещении их деятельности государственными общедоступными телеканалами и радиоканалами

1. Контроль за обеспечением гарантий равенства парламентских партий при освещении их деятельности государственными общедоступными телеканалами и радиоканалами осуществляется Центральной избирательной комиссией Российской Федерации в соответствии с настоящим Федеральным законом и Федеральным законом от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" при участии парламентских партий, Общественной палаты Российской Федерации, федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, и общероссийской организации телерадиовещания, являющейся учредителем и распространителем государственных общедоступных телеканалов и радиоканалов (далее - общероссийская организация телерадиовещания).

2. Перечень государственных общедоступных телеканалов и радиоканалов, которые осуществляют освещение деятельности парламентских партий в соответствии с настоящим Федеральным законом, составляется и утверждается федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление функций по регистрации средств массовой информации, и после утверждения незамедлительно направляется в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации. Данный перечень публикуется указанным федеральным органом исполнительной власти в "Российской газете", а также размещается на его официальном сайте в сети Интернет. Центральная избирательная комиссия Российской Федерации незамедлительно уведомляется об изменениях, внесенных в данный перечень. Такие изменения не позднее чем через 10 дней со дня их утверждения также публикуются указанным федеральным органом исполнительной власти в "Российской газете" и размещаются на его официальном сайте в сети Интернет.

В случае включения в данный перечень нового государственного общедоступного телеканала (радиоканала) учет эфирного времени, затраченного этим телеканалом (радиоканалом) на освещение деятельности парламентских партий, осуществляется с первого числа календарного месяца, следующего за месяцем, в котором истекает месячный срок со дня опубликования соответствующих изменений.

3. Порядок и методика учета объема эфирного времени, затраченного в течение одного календарного месяца на освещение деятельности каждой парламентской партии в общероссийских телепрограммах (телепередачах), радиопрограммах (радиопередачах) и региональных телепрограммах (телепередачах), радиопрограммах (радиопередачах), утверждаются решением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление функций по контролю и надзору в сфере средств массовой информации. В методике учета объема эфирного времени должны предусматриваться такие показатели, как количество сообщений, содержащих информацию, указанную в части 2 статьи 4 настоящего Федерального закона, продолжительность таких сообщений, а также общий хронометраж заявлений и выступлений (фрагментов заявлений и выступлений) лиц, указанных в пунктах 2-5 части 2 статьи 4 настоящего Федерального закона.

При определении объема эфирного времени, затраченного на освещение деятельности каждой парламентской партии, отдельно учитывается объем эфирного времени, затраченного в общероссийских телепрограммах (телепередачах), радиопрограммах (радиопередачах) и региональных телепрограммах (телепередачах), радиопрограммах (радиопередачах).

Решением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным на осуществление функций по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, могут утверждаться и иные требования к порядку и методике учета объема эфирного времени, затраченного на освещение деятельности каждой парламентской партии.

4. В целях установления результатов учета объема эфирного времени, затраченного в течение одного календарного месяца на освещение деятельности парламентских партий, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации создает рабочую группу. В состав рабочей группы входят два члена Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, по два представителя от каждой парламентской партии, от Общественной палаты Российской Федерации, от федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, и от общероссийской организации телерадиовещания. Руководит деятельностью рабочей группы член Центральной избирательной комиссии Российской Федерации. Порядок деятельности рабочей группы утверждается Центральной избирательной комиссией Российской Федерации.

5. Центральная избирательная комиссия Российской Федерации в установленном законодательством Российской Федерации порядке может осуществлять размещение заказа на проведение работ по учету объема эфирного времени, затраченного на освещение деятельности парламентских партий за определенный период.

6. В случае, если Центральная избирательная комиссия Российской Федерации установит факт нарушения требования об освещении деятельности парламентских партий в равном объеме в течение одного календарного месяца, она принимает решение о необходимости компенсировать недостающий объем эфирного времени в отношении соответствующей парламентской партии и направляет указанное решение соответствующей общероссийской организации телерадиовещания.

В случае, если компенсировать недостающий объем эфирного времени возможно только в период со дня начала соответствующей избирательной кампании, кампании референдума до дня официального опубликования результатов выборов, референдума, это решение принимается после официального опубликования результатов выборов, референдума.

7. Общероссийская организация телерадиовещания, получившая указанное в части 6 настоящей статьи решение Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, в течение 30 дней со дня получения решения компенсирует недостающий объем эфирного времени соответственно на телеканалах или радиоканалах в отношении соответствующей парламентской партии, за исключением случая, предусмотренного частью 8 настоящей статьи.

8. В случае несогласия с указанным в части 6 настоящей статьи решением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации общероссийская организация телерадиовещания вправе в течение 10 дней со дня его получения письменно уведомить об этом Центральную избирательную комиссию Российской Федерации с мотивированным обоснованием причин такого несогласия.

Центральная избирательная комиссия Российской Федерации в течение 10 дней со дня получения уведомления повторно рассматривает вопрос о результатах учета объема эфирного времени, затраченного в течение соответствующего календарного месяца на освещение деятельности парламентских партий. В случае, если Центральная избирательная комиссия Российской Федерации примет решение, в котором повторно установит факт нарушения требования об освещении деятельности парламентских партий в равном объеме, соответствующая общероссийская организация телерадиовещания компенсирует недостающий объем эфирного времени соответственно на телеканалах или радиоканалах в отношении соответствующей парламентской партии в течение 20 дней со дня принятия такого решения.

9. Центральная избирательная комиссия Российской Федерации вправе запрашивать и получать от федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, и от общероссийской организации телерадиовещания сведения, необходимые для принятия решений по вопросам, отнесенным настоящим Федеральным законом к компетенции Центральной избирательной комиссии Российской Федерации.

10. Сведения об обеспечении гарантий равенства парламентских партий при освещении их деятельности государственными общедоступными телеканалами и радиоканалами за предшествующий календарный год публикуются Центральной избирательной комиссией Российской Федерации в "Парламентской газете" ежегодно не позднее 31 января текущего года.

3. Гарантии равенства прав и свобод человека и гражданина.

3.2 Международно-правовая защита прав человека

После второй мировой войны по мере осознания мировым сообществом планетарного значения проблемы прав человека интенсивное развитие получила международно-правовая защита прав человека. Из чисто внутренней эта проблема стала превращаться в международную, в результате чего конституционное право постепенно начало подпадать под влияние международных стандартов.

Теперь уже общепризнано, что права человека, в какой бы стране он ни жил, находятся под защитой не только конституции и всей правовой системы его страны, но и всего мирового сообщества. Обязанность государств осуществлять сотрудничество в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам без какой-либо дискриминации была зафиксирована в Уставе Организации Объединенных Наций.

Однако потребовалась длительная борьба западных держав против сопротивления тоталитарных государств, прежде чем появились крупные международно-правовые акты в этой области. Первым из них стала Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года. В 1966 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах (ратифицированы СССР в 1973 году).

Эти пакты составили своеобразный международный кодекс прав человека и гражданина, а государства-участники взяли на себя обязательство принять необходимые законодательные меры по обеспечению предусмотренных в пактах прав и свобод.

Во второй половине 20 века было также принято значительное число международных конвенций по отдельным группам прав человека и гражданина, как, например, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1966 год), Конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1984 год).

Важным каналом утверждения прав и свобод человека и гражданина является Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. В Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, состоявшегося в 1975 году, один из разделов посвящен правам и свободам человека и содержит обязательство государств-участников (в число которых входит и Россия) уважать и соблюдать эти права и свободы.

Любое государство - участник этой организации вправе привлекать внимание других государств-участников по дипломатическим каналам к фактам нарушения прав человека в любом государстве, являющемся ее участником. Сотрудничество в области прав и свобод человека является содержанием понятия «человеческое измерение ОБСЕ». По этой проблеме были проведены крупные конференции в Мадриде, Париже, Копенгагене, Вене, Москве.

3.3 Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод

Принятая в Париже Хартия для новой Европы уделяет большое внимание правам и свободам человека и гражданина. Один из основополагающих международных документов в области защиты прав и свобод человека и гражданина - Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод подписана в Риме 5 ноября 1950 года государствами - членами Совета Европы (ратифицирована и вступила в силу в 1954 году).

Ее действие (по состоянию на май 1998 года) распространяется на территорию 40 государств Европы, являющихся членами Совета Европы. Каталог прав и свобод человека, содержащийся в Конвенции, включает:

право на жизнь; запрет пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения или наказания; запрет рабства и принудительного труда; свободу и личную неприкосновенность; право на справедливое судебное разбирательство; неприменение обратной силы закона в уголовном праве; право на уважение личной и семейной жизни; право на свободное вступление в брак, создание семьи и равенство супругов; свободу мысли, совести и религии; свободу мнений; свободу информации; свободу собраний; свободу ассоциаций и право создавать профсоюзы; право беспрепятственно пользоваться своим имуществом; право на образование; право на свободные выборы; свободу передвижения и выбора местожительства; право гражданина покидать страну и возвращаться в нее; запрет высылки индивидуальной или коллективной, включая запрет коллективной высылки иностранцев; права иностранцев, проживающих на территории государств-участников.

В соответствии с Конвенцией пользование изложенными в ней правами и свободами обеспечивается без какой-либо дискриминации по признакам пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или иным признакам.

Характерная черта Конвенции состоит в том, что ее статьи более подробны, чем аналогичные в других международно-правовых пактах, а в некоторых статьях общепринятые дефиниции прав сопровождаются конкретизирующими нормативными указаниями.

Например, право на неприкосновенность личности (ст. 5) сопровождено исчерпывающим перечнем ситуаций, когда лицо может быть на законном основании лишено свободы.

Существенную эволюцию претерпело право на жизнь; ранее Конвенция (ст. 2) допускала лишение жизни во исполнение смертного судебного приговора. Однако в 1983 году был принят Протокол № 6 к Конвенции, ст. 1 которого гласит: «Смертная казнь отменяется. Никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен». Смертная казнь может быть установлена законом только за действия, совершенные во время войны или при неизбежной угрозе войны.

Субъектами обращения по поводу предусмотренных Конвенцией прав и свобод могут быть: государство-участник (если оно предполагает нарушение норм Конвенции в другом государстве-участнике), неправительственные организации, любое лицо, группа лиц. Однако Конвенция защищает только права отдельных лиц и соответственно в последнем случае участник групповой петиции должен доказать, какой ущерб нанесен ему лично.

Механизм применения Конвенции в течение длительного времени включал две основные стадии. На первой из них действовала Комиссия по правам человека (туда поступали и там изучались обращения, осуществлялась попытка мирного урегулирования спора), а на второй вступали Европейский Суд по правам человека или Комитет Министров Совета Европы.

После ратификации Протокола № 11 «О реорганизации контрольного механизма, созданного в соответствии с Конвенцией» Комиссия подлежит упразднению, а Суд - преобразованию в постоянно действующий.

Европейский Суд по правам человека рассматривает жалобы на нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией, в государствах - Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод участниках Совета Европы.

Вступая в Совет Европы, государство дает согласие на признание обязательной юрисдикции Суда. За время своего существования Суд вынес более пятисот решений, связанных с нарушением прав и свобод в разных европейских странах (Великобритании, Италии, Бельгии, Греции и многих других). Судебная практика затронула практически все права и свободы, предусмотренные нормами Конвенции, что повлекло за собой ряд изменений в национальных законодательствах.

Процесс правовой интернационализации прав человека развивается быстро и в весьма эффективных формах, способствуя превращению в недалеком будущем гражданина любого государства в гражданина планеты.

Уже сейчас в силу признания тем или иным государством общепризнанных принципов и норм международного права частью своего внутреннего права такое государство не вправе отказывать человеку в каком-то субъективном праве на том основании, что оно не зафиксировано в конституции данного государства. Это свидетельствует о неуклонном сближении международно-правового и конституционно-правового институтов прав и свобод.

Федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов РФ и органы местного самоуправления оказывают поддержку на равных условиях политическим партиям, их региональным отделениям и иным структурным подразделениям посредством: обеспечения равных условий и гарантий доступа к государственным и муниципальным средствам массовой информации; создания равных условий предоставления помещений и средств связи, находящихся в государственной и (или) муниципальной собственности, на условиях, аналогичных условиям их предоставления государственным и муниципальным учреждениям; обеспечения равных условий участия в избирательных кампаниях, референдумах, общественных и политических акциях1.

Положения статьи ст. 32 закона о политических партиях, регулирующие государственную поддержку, сформировались не на пустом месте. В ряде федеральных законов РФ встречаются нормы, обязывающие государство оказывать поддержку общественным объединениям в период проведения выборов депутатов и референдумов. Так, в ст. 50 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и прав на участие в референдуме граждан РФ» записано, что государство обеспечивает гражданам РФ, общественным объединениям, политическим партиям свободное ведение агитации при проведении выборов и референдума в соответствии с действующим российским законом.

Следует подчеркнуть, что в ст. 50-54 указанного Закона конкретно освещены общие вопросы предвыборной агитации на каналах организаций телерадиовещания, в периодических печатных изданиях, посредством массовых мероприятий.

О поддержке государства избирательным объединениям, избирательным блокам говорится в ст. 58 ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ». В указанной статье устанавливается, что государственные органы, органы местного самоуправления обязаны оказывать содействие зарегистрированным кандидатам, избирательным объединениям и избирательным блокам.

Устанавливается равное право доступа к государственным информационным ресурсам граждан, органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций и общественных объединений2.

В п. 1 32 статьи Закона «О политических партиях» все положительное, что накоплено федеральным законодательством в сфере обеспечения поддержки общественных объединений, политических партий, отлилось в полноценные юридические нормы, основой которых стала формула: федеральные органы государственной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления оказывают поддержку на равных условиях политическим партиям, их региональным отделениям и иным структурным подразделениям.

Правовые формы взаимодействия политических партий с государством в концентрированном виде выражают наиболее существенные характеристики взаимоотношений гражданского общества и государства, населения и власти. Эта проблема особенно значима для современной России, где многопартийность развивается не столько благодаря самостоятельной политической активности общества, сколько в результате целенаправленных усилий государства, ориентированного на ускоренную политическую модернизацию и заинтересованного в создании упорядоченного и контролируемого политического пространства.

Законодательная стратегия взаимодействия российского государства с политическими партиями получила свое нормативное выражение в принятом ФЗ «О политических партиях». Правовой анализ данного закона - ключ к пониманию реальной стратегии взаимодействия общества и государства, которая, на данный момент складывается в результате компромиссов между законодательной и исполнительной ветвями власти.

Запрет на вмешательство политических партий в деятельность органов государственной власти и их должностных лиц вытекает из ст. 3 Конституции РФ, согласно которой единственным источником власти в РФ является ее многонациональный народ, и никто не может присваивать власть в РФ. Эта норма направлена на то, чтобы оградить органы исполнительной, законодательной и судебной власти, призванные выражать общенародные интересы, от давления со стороны партий, выражающих политические интересы отдельных социальных слоев. Вмешательство политических партий в деятельность государственных органов и должностных лиц следует расценивать как смешение государственных и общественных функций, которое чревато присвоением партиями властных полномочий. С другой стороны, запрет на вмешательство органов государственной власти и их должностных лиц в деятельность политических партий должен служить гарантией реализации конституционных положений о многопартийности, свободе деятельности политических партий, их равенстве перед законом.

Законом о политических партиях впервые предусмотрена государственная поддержка политических партий как гарантия и основа взаимодействия с государством в форме государственного финансирования политических партий3. В других странах, например в ФРГ, государственное финансирование политических партий установлено законом еще в 1967 г.

Государственное финансирование политических партий осуществляется в соответствии с положениями ст. 33 Закона «О политических партиях». В данной статье устанавливается порядок прекращения государственной поддержки политической партии, ее региональных отделений и иных структурных подразделений. В целях обеспечения финансовой прозрачности деятельности политических партий Законом определяется порядок формирования денежных средств и иного имущества политической партии, а также порядок представления партией ежегодно финансовых отчетов. В качестве одного из видов государственной поддержки политических партий предусматривается ежегодное государственное финансирование партий по результатам их участия в выборах, а не в период проведения самих выборов, как это предусмотрено действующим законодательством. Такая форма финансирования политических партий достаточно широко распространена в мировой практике. Государственное финансирование политической партии (за счет средств федерального бюджета) осуществляется при условии, что выдвинутый этой партией либо избирательными блоком, в состав которого входила партия при проведении выборов, федеральный список кандидатов на выборах депутатов Государственной Думы или кандидат на должность Президента РФ получил не менее 3% голосов избирателей, принявших участие в голосовании, либо по одномандатным избирательным округам по выборам в Государственную Думу было избрано не менее 12 кандидатов, выдвинутых политической партией или избирательным блоком. Выделение бюджетных средств в указанных целях предусматривается начать с 2004 года. Государственное финансирование политической партии приостанавливается в случае приостановления ее деятельности, а также в случае невыполнения политической партией требований закона.

На федеральном уровне управление миграцией в течение длительного времени фокусировалось на приеме и размещении вынужденных мигрантов (беженцев и вынужденных переселенцев). В последние годы акцент переместился на борьбу с нелегальной иммиграцией, что нашло яркое отражение в законах о гражданстве и об иностранных гражданах. При этом на задний план отошли проблемы обустройства беженцев и вынужденных переселенцев, несмотря на то, что перед значительной их частью государство так и не выполнило взятых на себя в 1990-е годы обязательств. Для МВД, в ведении которого в настоящий момент находится управление миграциями, миграционные проблемы, очевидно, относятся к второстепенным и. главное, кажутся решаемыми традиционными для этого министерства запретительно-контрольными методами. Реальный вклад государства в регулирование миграций состоит во все усложняющейся системе контроля и регистрации, которая обязательна и для внутренних, и для внешних мигрантов. Система эта чрезвычайно забюрократизирована и при этом малоэффективна, ибо ее очень легко "обойти", учитывая ее коррупционность.На сегодняшний день в российском законодательстве количество нормативно-правовых актов, затрагивающих те или иные аспекты управления миграционными процессами, насчитывает более десятка федеральных законов, свыше пятидесяти действующих указов Президент Российской Федерации, постановлений и распоряжений Правительства Российской Федерации, нормативных актов различных министерств и ведомств, а также несколько десятков межгосударственных и межправительственных соглашений. Однако, несмотря на такое многообразие федерального правового опыта, а также огромный массив законов и иных нормативных правовых актов, принимаемых в субъектах России, вопросы управления внутрироссийскими миграционными процессами практически не отражены в современном миграционном законодательстве Российской Федерации. В настоящее время Федеральная миграционная служба МВД России, по образному выражению зам. директора этой службы генерала М. Тюркина, "в основном только отслеживает процессы внутренней миграции, но не регулирует их".  Таким образом, внутренние миграции (столь значимые для социально-экономического развития страны и представляющие привычный объект управления в дореволюционной России в советский период) практически игнорируются без всякого логичного объяснения такого подхода государства. Это тем более не оправдано, учитывая, что масштабы внутренних перемещений населения значительно превосходят внешние миграции. Приходится констатировать тот факт, что в России до настоящего времени отсутствует официально одобренная государственная стратегии в области управления миграционными процессами, которая бы учитывала объективные факторы настоящего и будущего развития страны и связывала воедино все типы и виды миграционных движений, интересы федеративного государства и его отдельных, а также различных групп населения, включая мигрантов. Концепция регулирования миграционных процессов Российской Федерации, одобренная распоряжением Правительства РФ 1 марта 2003 г. (№ 256-р), не устраняет этот пробел, поскольку в ней вопросы совершенствования законодательства в области миграции рассматриваются в обобщенном виде и не содержится четких установок относительно миграционной политики страны. Однако самый большой провал нынешней государственной миграционной политики состоит в отсутствии какой-либо политики в отношении внутренней миграции.  Для достижения оптимального результата, на наш взгляд, представляется целесообразным скорейшая разработка и принятие Концепции государственной миграционной политики, которая призвана определить основные направления реализация государственной политики. Концепция должна выступать в качестве общего подхода, генеральной идеи, объединяющей все меры миграционной политики в непротиворечивую систему. Фундаментальной идей концепции должно стать понимание того, что миграция - это не зло, с которым нужно бороться, используя весь мощный репрессивный аппарат государства, а благо для России.  Наблюдающийся в России экономический рост, приводящий к возникновению неизбежных территориальных и отраслевых диспропорций в размещении населения и рабочей силы, наряду со значительным сокращением численности трудоспособного населения вследствие неблагоприятной демографической ситуации обуславливают необходимость межрегионального перераспределения населения с учетом потребностей экономики и интересов национальной безопасности России. Теоретически механизмом такого перераспределения населения должна выступать внутренняя миграция населения, призванная смягчить существенные региональные различия и более эффективно задействовать дефицитные трудовые ресурсы России. Вместе с тем, как было показано нами в предыдущих главах, административные барьеры, недостаточная степень развития российских рынков труда и жилья, а также финансового рынка приводят к неэффективности рыночных механизмов регулирования миграционных потоков внутри страны. 

нутренние перемещения граждан значительно ограничены неразвитостью институтов российского рынка жилья. При этом тормозом на пути повышения миграционной мобильности населения является уже не отсутствие рынка жилья как такового, не невозможность снять или поменять жилье, а совокупность институциональных (неразвитость ипотечного кредитования, узость рынка дешевого жилья в сочетании с низкой ценой труда и практически полной невозможностью накопить средств на покупку квартиры для большинства граждан), и географически закономерных барьеров (широкий ценовой диапазон на жилье в разных регионах и в разных типах населенных пунктов). Сейчас, если человек переезжает из региона в регион, арендовать муниципальное жилье невозможно - для этого годы состоять "в очереди", у предприятий практически не осталось общежитий. Единственная альтернатива - купить или снять жилье на рыночных условиях, которое в десятки и сотни раз дороже, чем муниципальное.  Необходимо преодолеть закрепощенность населения неразвитостью институтов жилищного рынка. Решение этой задачи может быть обеспечено следующими методами: содействие широкому распространению и развитию института ипотеки; содействие развитию системы доступного муниципального и/или корпоративного жилья; содействие созданию цивилизованного рынка аренды жилья; государственная поддержка девелоперских компаний (с учетом потребностей региона в населении и рабочей силы). Должна быть обеспечена максимальная доступность жилья на рыночных условиях для подавляющего большинства населения. Среднеоплачиваемый работник, нашедший работу в конкретном регионе, должен иметь возможность на свою заработную плату найти приемлемое жилье и при этом не голодать, не ходить в обносках и не жертвовать образованием детей. Необходимо также разработать механизм действенного обеспечения защиты частной собственности, прежде всего, жилищной, поскольку в настоящее время владельцы жилья часто отказывают квартиросъемщикам в регистрации из-за боязни потерять жилье.  Создание эффективного рынка жилья приведет к тому, что приоритетным при выборе места будет уже наличие свободных вакансий в данном регионе и предлагаемый уровень зарплаты. Последнее позволит сформировать в России эффективный межрегиональный рынок труда. Значимым барьером внутренней миграции выступает сегментированность российского рынка труда. Как показывает анализ, в настоящее время во внутрироссийских миграционных потоках преобладает внутрирегиональной миграции (почти 60%). Следствием последнего является уменьшение влияния внутрироссийской миграции на выравнивание диспропорций в социально-экономическом развитии регионов путем перераспределения рабочей силы между регионами. В итоге в современной России вместо "единого рынка труда" существуют относительно замкнутые, независимые и автономно развивающиеся региональные рынки труда. Кроме того, в России не существует развитой информационной базы об имеющихся вакансиях, значительная часть людей (особенно в регионах) вынуждено искать работу через друзей, знакомых, используя другие неформальные каналы поиска работы.  Повышению миграционной подвижности индивидов будет способствовать создание сети региональных (межрегиональных) информационно-правовых консультационных центров и бирж трудаформирования единого российского банка вакансий (национального банка вакансий) и национального банка граждан, готовых сменить место жительство (с учетом их пожеланий); поддержка рекрутинговых компаний; создание федеральной системы учета сведений о потребностях в рабочей силе в различных регионах; содействие развитию кредитования под самозанятость и мелкое предпринимательство. 

Необходимо создать условия для сохранения и дальнейшего формирования населения в важных в геополитическом отношении регионах северных, восточных и приграничных регионах Российской Федерации. Произошедшее в 1990-е годы кардинальное изменение по сравнению с предыдущими десятилетиями направлений внутрироссийских миграционных потоков привело к значительному сокращению численности населения в стратегически важных с точки зрения интересов национальной безопасности регионах России. Снижение численности население северных и восточных регионов России, в свою очередь, разрушает трудовой потенциал, адаптированный к природным условиям этих регионов и в перспективе может стать угрозой реализации крупных инвестиционных проектов.  Меры государственной политики должны быть направлены на восстановление экономической активности предприятий, расположенных на территории Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока, путем проведения активной экономической политики в указанных регионах, включая разработку и реализацию инвестиционных программ, предоставления налоговых льгот и субсидий; на развитие социальной, транспортной и рыночной инфраструктуры, жилищное строительство в указанных регионах. 

Стр.206

Стр.16-21

Стр. 115

Стр.153-156

Конституционно-правовая ответственность как вид юридической ответственности *  - это применение к лицу (органу, государству), виновному в нарушении предписаний конституционно-правовых норм, мер государственного принуждения, предусмотренных санкцией юридической нормы и выражающихся в отрицательных для него последствиях личного, организационного или имущественного характера. При изучении вопросов ответственности затрагиваются вопросы ее оснований, субъектов, мер и порядка привлечения к ответственности.

 

Конституционно-правовая ответственность имеет два основания: нормативное и фактическое. Нормативное основание  - это норма конституционного права, предусматривающая ответственность. Фактическое основание -это, во-первых, правонарушение, характеризующееся набором признаков, образующих состав правонарушения, и, во-вторых, правоприменительныйакт- применение к правонарушителю мер государственного принуждения.

Основанием конституционно-правовой ответственности является конституционное  правонарушение  - виновное деяние, противоречащее требованиям конституционно-правовых норм и влекущее специальную конституционно-правовую ответственность. За нарушение норм конституционного права наступает не только конституционно-правовая, но и иная - уголовная и административная ответственность: за нарушение конституционных обязанностей ее несут граждане. Поэтому конституционно-правовая ответственность отличается от иных видов ответственности именно спецификой своих мер (форм).

Конституционное право содержит несколько конкретных определений составов конституционных правонарушений. Например, приобретение гражданства России на основании заведомо ложных сведений и фальшивых документов может повлечь за собой ответственность в  форме отмены решения о приеме в российское гражданство в отношении лица. Совершение Президентом РФ государственной измены или иного тяжкого преступления влечет при соблюдении процессуального порядка отрешение Президента РФ от должности.  Деятельность общественного объединения в целях, запрещенных законом, или виновное нарушение им прав и свобод человека может повлечь его ликвидацию.

Субъекты конституционно-правовой ответственности:

 1) государство в целом как субъект, возмещающий вред, причиненный гражданам незаконными действиями органов государственной власти или  их должностных лиц (ст. 53 Конституции РФ); это относится также к субъектам Российской  Федерации;

2) государственные органы, органы местного самоуправления  и должностные лица, в том числе выборные (Президент РФ, главы субъектов Федерации,  депутаты законодательных органов, Генеральный прокурор. Уполномоченный по правам человека и др.);

3) общественные и религиозные объединения;

4) граждане.

Меры конституционно-правовой ответственности различны в зависимости от субъектов ответственности, но все они вносят определенное изменение в конституционно-правовой статус субъекта ответственности  *:

1) возмещение вреда, причиненного действиями органов государственной власти или их должностных лиц (субъект этой меры ответственности - государство);

2) отрешение от должности Президента РФ, досрочное освобождение от должности Генерального прокурора Российской Федерации, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, других высших должностных лиц, отзыв депутатов представительных органов субъектов Федерации и органов местного самоуправления, а также глав субъектов Федерации и глав местного самоуправления, принудительное досрочное расформирование избирательных комиссий (субъекты - государственные органы, органы местного самоуправления и должностные лица);

3) отмена регистрации кандидатов на выборные должности в органах государственной власти и местного самоуправления (субъекты - участники избирательного процесса);

4) приостановление и принудительная ликвидация общественных объединений, ликвидация и запрет деятельности религиозных объединений (субъекты - общественные и религиозные объединения);

5) отмена решения о приеме в гражданство Российской Федерации (субъекты - граждане).

 

Конституционное Право предусматривает несколько способов привлечения к констуционно - правовой ответственности : как общих для всех видов ответственности, так и специфических для конституционно-правовой ответственности:

1) судебный порядок. В этом порядке государством возмещается вред, причиненный его органами и должностными лицами, расформировываются избирательные комиссии, ликвидируются общественные и религиозные объединения, приостанавливается их деятельность;

2) принятие решения (постановления) компетентным государственным органом (не судебным). В таком порядке принимается решение об отмене решения о принятии в российское гражданство, освобождаются от должности должностные лица органов государственной власти и местного самоуправления. Усложненный порядок предусмотрен для отрешения от должности Президента РФ. Решение об этом принимается Советом Федерации, но принятию такого решения должно предшествовать выдвижение обвинения Государственной Думой, а также предоставление заключений Верховным Судом и Конституционным Судом Российской Федерации;

3) привлечение к ответственности путем использования форм непосредственной демократииОтзыв депутата или иного выборного должностного лица как форма непосредственной демократии используется в качестве процессуального порядка реализации ответственности за нарушение ими Конституции РФ и законов, утрату доверия населения

Конституционно-правовые нормы — это общеобязательные пра­вила, установленные или санкционированные государством, обеспе­ченные государственным принуждением или его угрозой и регулирую­щие конституционный строй страны. Эти нормы содержатся прежде всего в конституции как высшем и основном законе страны, а также в конституционных и иных законах и других правовых актах.

Особенностями конституционно-правовых норм являются: а) их особая важность и значимость, поскольку в них речь идет о правовом регулировании особого среза общественных отношений, связанного с конституционным устройством; б) широта охвата многими из них ре­гулируемых сфер и проблем; в) сравнительно большой удельный вес норм общего характера, которые очень часто не только не исключают, но и предполагают издание на их основе еще и других норм, разъясня­ющих, конкретизирующих и развивающих эти общие нормы; г) значи­тельно больший, чем в других отраслях права, удельный вес таких видов правовых норм, как нормы-декларации, нормы-принципы, нормы-цели, нормы-программы, нормы-определения, нормы-разъяс­нения и др.; д) преобладание в них императивного (повелительного) характера правового регулирования, в отличие от дозволительного, ко­торый широко используется в конституционном праве лишь при опре­делении прав и свобод человека; е) высшая юридическая сила боль­шинства этих норм, обладающих в своем действии приоритетом перед другими правовыми нормами; ж) нередкое отсутствие в этих нормах таких обычных структурных элементов правовых норм, как гипотез (т.е. условий применения норм) и особенно санкций; з) особый поря­док и процедура принятия, изменения и отмены этих норм в сравнении с другими правовыми нормами.

Сами же конституционно-правовые нормы могут быть подразделе­ны и классифицированы по различным основаниям. Так, по характеру (степени определенности) предписаний эти нормы могут быть импера­тивными, когда в них правило поведения предписывается повелитель­но, строго, однозначно, безальтернативно, и диспозитивными, когда правило формулируется таким образом, что предоставляется возмож­ность выбора того или иного поведения. Примерами первых может служить ст. 116 Конституции РФ («Перед вновь избранным Президен­том Российской Федерации Правительство Российской Федерации слагает свои полномочия») и ст. 50 Конституции Франции («Если На­циональное собрание примет резолюцию порицания или если оно не одобрит программу или общеполитическую декларацию Правительст­ва, то Премьер-министр должен вручить Президенту Республики заяв­ление об отставке Правительства»).

По их назначению в механизме правового регулирования консти­туционно-правовые нормы принято делить на материальные и процес­суальные. Если первые отражают содержание действий и тем самым отвечают на вопрос о том, что именно регулируется, то вторые — формы и процедуры правового регулирования, тем самым отвечая на вопрос о том, как осуществляется такое регулирование. Так, в ч. 1 ст. 105 Конституции РФ содержится материальная норма: «Федераль­ные законы принимаются Государственной Думой», а в ч. 2 той же статьи — процессуальная норма: «Федеральные законы принимаются большинством голосов от общего числа депутатов Государственной Думы, если иное не предусмотрено Конституцией Российской Федера­ции».

По методу правового регулирования, т.е. по приемам и способам правового воздействия на соответствующие общественные отношения, конституционно-правовые нормы можно разделить на: а) обязывающие («Защита Испании является правом и обязанностью испанцев» — ст. 30 Конституции Испании или «Уважение и защита достоинства человека является первоочередной обязанностью государства» — ст. 2 Конституции Греции); б) запрещающие («Никто из членов королев­ской семьи не может быть министром» — ст. 98 Конституции Бельгии или «Применение смертной казни не допускается» — ст. 24 Конститу­ции Португалии); в) дозволяющие («Все граждане Нидерландов имеют равное право на доступ к государственной службе» — ст. 3 Конститу­ции Нидерландов или «Все немцы пользуются свободой передвижения на всей территории Федерации» — ст. 11 Основного закона ФРГ).

По времени своего действия конституционно-правовые нормы под­разделяются на постоянные, которые не ограничены сроком своего дей­ствия, и временные, призванные действовать только в определенные периоды (например, в периоды чрезвычайного или военного положе­ния). По территориальным масштабам их действия такие нормы разде­ляются на те, которые действуют по всей стране, и те, которые действу­ют на территории отдельных регионов, субъектов федерации, автоно­мий, муниципальных образований и др. По уровню юридической силы конституционно-правовые нормы можно разделить на те, которые со­держатся в конституциях и поэтому обладают высшей юридической силой, и на те, которые содержатся в конституционном законе, обыч­ном законе или подзаконном акте и которые поэтому должны соответ­ствовать конституции.

Но наиболее дифференцированы конституционно-правовые нормы по форме выражения их конкретного содержания. Это — нормы-правила, нормы-принципы, нормы-определения, нормы-разъ­яснения, нормы-декларации, нормы-цели, нормы-программы, нормы-символы, нормы-справки и др.

_____________

Конституционно-правовые отношения — это такой вид правоот­ношений, который базируется на нормах конституционного права и обеспечивает их реализацию. Хотя большинство конституционно-пра­вовых норм порождают соответствующие конкретные правоотноше­ния, тем не менее нельзя не учитывать, что в конституционном праве, как уже отмечалось, имеются и такие очень общие по характеру и со­держанию нормы (нормы-принципы, нормы-декларации и др.), кото­рые непосредственно не порождают таких правоотношений. Напомним также из курса общей теории права, что для возникновения конкретно­го правоотношения недостаточно наличия лишь нормы права, посколь­ку для этого необходимо еще наступление определенного юридическо­го факта (события, действия и др.), приводящего нормы права в дейст­вие, а также наличие субъектов этих правоотношений, наделенных со­ответствующими правами и обязанностями.

Субъектами конституционно-правовых отношений являются их участники, наделенные определенными правами и обязанностями в области конституционного права. Их классификация намного сложнее по сравнению с отраслями частного права (например, гражданского), где речь идет лишь о физических и юридических лицах. В конституци­онном праве как отрасли публичного права субъектами конституцион­но-правовых отношений выступают: 1) люди, индивиды, личности (граждане, иностранцы, лица без гражданства, лица с двойным и более гражданством); 2) социальные общности (народ страны, народы субъ­ектов федерации, нации и иные этносоциальные общности, классы и иные социальные слои и группы, население административно-террито­риальных единиц (областей, провинций, городов, районов и т.д.); 3) го­сударство и его составные части (субъекты федерации, автономии); 4) основные органы государственной власти (глава государства, парла­мент, правительство, суды, органы конституционного контроля, регио­нальные государственные органы, государственные органы местного управления; 5) органы местного самоуправления; 6) общественные объединения, организации и коллективы граждан публичного характе­ра (партии, профсоюзы, религиозные объединения и иные массовые общественные организации, группы избирателей и др.); 7) депутаты представительных органов (парламентов, региональных законодатель­ных органов, представительных учреждений местного самоуправле­ния).

Практика федеративных отношений, а во многом политическая целесообразность, предопределили появление среди источников конституционного права внутригосударственных договоров. Помимо подписанного в марте 1992 года Федеративного договора, имевшего учредительный характер и действующего до настоящего времени в части, не противоречащей Конституции РФ, были заключены многочисленные договоры (более 45) между федеральными органами государственной власти и органами власти субъектов РФ о разграничении предметов ведения и полномочий.

Эти договоры оформили превращение России в действительную федерацию (до этого она была федерацией лишь по названию, а вопрос о том, кто является ее субъектами был совершенно неясен и практического значения не имел). Федеративный договор был включен 21 апреля 1992 г. в качестве приложения в действовавшую тогда Конституцию Российской Федерации России, а его основные положения вошли в состав ее текста.

Договоры о разграничении или взаимном делегировании предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов как источники конституционного права.

Следующим видом источников конституционного права являются договоры о разграничении или взаимном делегировании предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, заключаемые на основании упомянутой части 3 статьи II Конституции Российской Федерации.

Таким образом, договорами охвачены почти все виды субъектов Федерации (кроме автономной области). Перечень договоров дается в хронологическом порядке, по времени их подписания. Договоры с автономными округами подписывались не отдельно, а одновременно с краем, областями, в состав которых они входят.

Анализ договоров по времени их подписания свидетельствует, что наиболее интенсивная полоса их подписания выпадает на 1996 год. В этом году заключено (подписано) 17 договоров. Затем по интенсивности стоит 1997 год подписано 12 договоров, затем 1998 год подписано из проанализированных 6 договоров. Менее всего подписано договоров в 1994 году три. В 1995 году четыре.

К сожалению, возможные рамки такого договорного разграничения (взаимного делегирования) предметов ведения и полномочий конституционно не определены. Не определена и процедура заключения и прекращения указанных договоров.

На практике договорами нередко изменяется разграничение компетенции Российской Федерации и ее субъектов, установленное статьями 71-73 федеральной Конституции. Оно, как мы видели, имеет преимущество перед разграничением, содержащимся в Федеративном договоре.

Отсюда следует, что положения соответствующих договоров имеют более высокую юридическую силу, чем упомянутые статьи Конституции, не говоря уже о положениях федеративного договора. Такой вывод вытекает из части 3 статьи II, находящейся в главе 1, которая представляет собой как бы конституцию в Конституции, ибо ее юридическая сила выше, чем у остальной части Конституции. Следовательно, отступления в договорах от норм статей 7173 Конституции нельзя рассматривать как ее нарушение.

В литературе встречается и иная позиция. Так, в одном из комментариев Конституции Российской Федерации утверждается, что договоры, о которых идет речь в части 3 статьи II Конституции (помимо Федеративного договора), не должны противоречить Конституции и федеральным законам, поскольку такое условие предусмотрено в части 2 статьи 78 Конституции. В действительности же в части 2 статьи 78 предусмотрен иной институт, чем в части 3 статьи II, а именно: не договоры, но соглашения, и не вообще между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, но лишь между соответствующими органами исполнительной власти. Такие соглашения действительно не должны противоречить Конституции и федеральному закону, хотя это и ставит под сомнение целесообразность их заключения. Можно согласиться с автором комментария в том, что конституционный способ разграничения компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами имеет приоритет перед договорным, но выражается это только в том, что договорное разграничение компетенции опирается на положение части 3 статьи II Конституции. Отсюда, однако, отнюдь не следует, что договоры, о которых идет речь в части 3 статьи II, обладают меньшей юридической силой, чем федеральный закон. Дело, похоже, обстоит как раз наоборот.

Не столь бесспорен, однако, порядок заключения таких договоров, сложившийся на практике. Он заключается в том, что договоры подписываются Президентом Российской Федерации с федеральной стороны и Президентом или главой республики, главой администрации со стороны субъекта Российской Федерации и вступают в силу обычно со дня опубликования. Само официальное опубликование на федеральном уровне не всегда имеет место (в печати субъектов Российской Федерации договоры обычно публикуются). С более или менее значительным опозданием часть договоров публикуется в газете "Российские вести", которая предназначена для официального опубликования правительственных и ведомственных актов. Однако, как показано выше, уровень юридической силы договоров таков, что требует официального опубликования в первом разделе "Собрания законодательства Российской Федерации" и, соответственно, в "Российской газете".

Еще более важен вопрос о субъектах, участвующих в заключении договоров. Поскольку в договорах содержатся нормы конституционного характера, вряд ли правильно отстранять от их создания законодательную власть. Представляется, что договоры для вступления в силу должны бы утверждаться Федеральным Собранием и представительным органом законодательной власти соответствующего субъекта Российской Федерации. Причем для принятия решения было бы логично предусмотреть требование квалифицированного большинства, необходимого соответственно для принятия поправок к Конституции на федеральном уровне и для изменения конституции (устава) на уровне субъекта Российской Федерации.

С учетом сказанного представляется, что процедура заключения и расторжения договоров между органами государственной власти Российской Федерации, а также ее субъектов о разграничении (взаимном делегировании) предметов ведения и полномочий в соответствии с частью 3 статьи II Конституции, кроме того отмеченная только что проблема некоторых правовых последствий таких договоров нуждаются в урегулировании федеральным конституционным законом. Это тем более важно, что о взаимном делегировании предметов ведения и полномочий в Конституции не говорится.

Стр.30

Масштабные преобразования в России и государствах Содружества потребовали

коренного обновления правовых систем. Стремительно развивается

законодательство, в одних странах быстрее, в других - чуть медленнее. Это

происходит применительно ко всем или многим отраслям, но прежде всего в сфере

государственного строительства. Реформы сопровождаются принятием комплексов

законов в сфере экономики, устройства государства, в социальной сфере

экономики, устройства государства, в социальной сфере. В них много общих

моментов, но есть и немало специфического.

Конституционные пробелы и «разрывы» правопреемственности нередко восполняются

некорректным внедрением и использованием иностранных юридических концепций.

Вызывает удивление безучастное отношение российских юристов к данному явлению,

хотя иностранные юристы обратили внимание на противоречивость подобных

«правовых трансплантаций». Так, американский профессор-политолог Роберт Шарлет

жестко оценивает некритичное восприятие западных конституционных теорий в

России и других постсоветских странах[18]

. Поспешное использование американской модели конституционализма с присущими

ей размытым понятием «государство», отсутствием присущими ей размытым

понятием «государство», отсутствием положений о государственном управлении и об

особом конституционном правосудии, о «негативных правах» граждан привело

позднее к более широкому освоению европейских моделей с их стандартами ЕС и СЕ.

Механические заимствования и рецепции западных правовых идей без их адаптации к

реальным условиям этих стран приводят к «правовой эклектичности». Между тем

значение институционального контекста правовых норм нельзя преуменьшать

[19].

«Конституционная доминанта» становится определяющей по следующим причинам.

Во-первых, Конституция занимает ведущее место в правовой системе, в отраслях

законодательства. Во-вторых, Конституция обладает высшей юридической силой,

когда все иные правовые акты издаются на основе и во исполнение ее положений,

а в случае расхождений действуют нормы Конституции. В-третьих, Конституция

выступает мощным правообразующим фактором, как в смысле прямого действия ее

норм, так и благодаря нормативно-ориентирующему воздействию на процесс

законотворчества. В-четвертых, конституция служит главным нормативно-правовым

критерием, толкования и применения всех юридических актов, совершения

юридических действий.

К сожалению, выделяемые нами черты Конституции, отражающие ее общее и особенное

в системе законодательства, далеко не полностью реализуется в практике

правотворчества и правоприменения. Изучение опыта России и других государств

СНГ свидетельствует об отклонениях законодательного развития от

конституционного «русла», о нарушениях конституционной законности, о

деформированных соотношениях между законами и подзаконными актами, о

произвольном построении всей цепи правовых актов

Статья 4. Основные принципы обеспечения доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления

Основными принципами обеспечения доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления являются:

1) открытость и доступность информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом;

2) достоверность информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления и своевременность ее предоставления;

3) свобода поиска, получения, передачи и распространения информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления любым законным способом;

4) соблюдение прав граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту их чести и деловой репутации, права организаций на защиту их деловой репутации при предоставлении информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.

Статья 5. Информация о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, доступ к которой ограничен

1. Доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления ограничивается в случаях, если указанная информация отнесена в установленном федеральным законом порядке к сведениям, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну.

2. Перечень сведений, относящихся к информации ограниченного доступа, а также порядок отнесения указанных сведений к информации ограниченного доступа устанавливается федеральным законом.

Статья 6. Способы обеспечения доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления

Доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления может обеспечиваться следующими способами:

1) обнародование (опубликование) государственными органами и органами местного самоуправления информации о своей деятельности в средствах массовой информации;

2) размещение государственными органами и органами местного самоуправления информации о своей деятельности в сети “Интернет”;

3) размещение государственными органами и органами местного самоуправления информации о своей деятельности в помещениях, занимаемых указанными органами, и в иных отведенных для этих целей местах;

4) ознакомление пользователей информацией с информацией о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления в помещениях, занимаемых указанными органами, а также через библиотечные и архивные фонды;

5) присутствие граждан (физических лиц), в том числе представителей организаций (юридических лиц), общественных объединений, государственных органов и органов местного самоуправления, на заседаниях коллегиальных государственных органов и коллегиальных органов местного самоуправления, а также на заседаниях коллегиальных органов государственных органов и коллегиальных органов органов местного самоуправления;

Статья 7. Форма предоставления информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления

1. Информация о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления может предоставляться в устной форме и в виде документированной информации, в том числе в виде электронного документа.

Статья 8. Права пользователя информацией

Пользователь информацией имеет право:

1) получать достоверную информацию о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления;

2) отказаться от получения информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления;

3) не обосновывать необходимость получения запрашиваемой информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, доступ к которой не ограничен;

4) обжаловать в установленном порядке акты и (или) действия (бездействие) государственных органов и органов местного самоуправления, их должностных лиц, нарушающие право на доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления и установленный порядок его реализации;

5) требовать в установленном законом порядке возмещения вреда, причиненного нарушением его права на доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.