Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Русские посольства.docx
Скачиваний:
1
Добавлен:
07.09.2019
Размер:
95.55 Кб
Скачать

§ 3. Маршруты.

В XVII веке в страны Западной Европы из Москвы можно было добраться тремя основными маршрутами.

Чаще всего прибегали к самому дальнему пути. Этот путь пролегал через единственный в эпоху Алексея Михайловича русский порт – Архангельск. Отсюда можно было доплыть до любой западноевропейской державы. Для этого посланники должны были нанимать места на попутных торговых кораблях. Посольство Чемоданова нанимает места на двух кораблях «англичанина, торгового немца Ивана Гебдена»41, следующих в флорентийский порт Ливорно (кораблей готовых идти сразу до Венеции в Архангельске не оказалось). То, что Чемоданов сотоварищи посланы по поручению самого царя, не дает им никаких привилегий: почти месяц посланники вынуждены сидеть без дела, ожидая пока корабли наполнятся товарами42. Похоже, в эпоху Алексея Михайловича дипломатия еще не требует расторопности.

Морское путешествие из Архангельска в Ливорно завершается относительно благополучно: корабли прошли через несколько штормов и едва не столкнулись с турецкими пиратами43, но остались целыми, и лишь во время одной из бурь «многую рухлядь помочило»44. Морской путь продлился чуть более двух месяцев: с 12 сентября по 24 ноября. За это время, по словам корабельщиков, было преодолено семь тысяч верст45. Заметим, что скорость передвижения по суше была гораздо ниже: к примеру, на путь в тысячу верст от Москвы до Архангельска ушел ровно месяц. Возвращалось посольство Чемоданова также через Архангельск.

Другой маршрут в Европу – сухопутный, через польские и немецкие земли – кажется нам наиболее очевидным. Но стоит учесть, что он был доступен лишь в условиях мира с Речью Посполитой, что в XVII столетии было большой редкостью. На одно из таких кратких перемирий пришлось посольство Лихарева. Оно отправляется в путь в апреле 1658 г. На дорогу через Смоленск, Минск, Вильно, Варшаву (где посланников принимает король Ян Казимир) и Прагу уходит четыре месяца, и, наконец, 22 августа посланники входят в австрийский Линц, где будут ожидать встречи с императором Леопольдом. Мы вновь имеем возможность убедиться в том, что путь по морю был гораздо быстрее.

Но это не единственный недостаток пути по суше. Оказывается, сухопутный маршрут таил и больше опасностей, чем морской с его бурями и пиратами. В этом на собственном опыте убедились стольник Лихарев и дьяк Песков на обратном пути из Австрии. Добравшись в сопровождении императорских приставов до границы с Польшей, и благополучно прибыв в Краков 24 декабря, они целый месяц сидят на постоялом дворе, ожидая подвод и провожатых: оказалось, что в октябре после измены гетмана Выговского возобновилась русско-польская война.

Наконец, 20 января 1659 г. в Краков прибывает «королевский ротмистр шляхтич Мартын Замойской, а с ним татаровя»46. Замойский посещает посланников и сообщает им, что он послан от короля с поручением проводить их до границы. Посланники интересуются, есть ли у Замойского королевская грамота, и, узнав, что нет, ехать с ним отказываются47.

Шляхтич, сопровождаемый татарами, не внушает посланникам доверия, и они решают навести справки. Нанятые ими «виленские студенты Якуб Поморанской с товарыщи» собирают в городе информацию и сообщают посланникам, что Замойский приехал не от короля, а от «панов рады», что с ним «две роты шляхты и татар», и что замыслил он, схватив посланников, отвезти их в город Замостье и «отдать за сторожу», а «солдатов и людей посечь», и «паны де радные и шляхта поветные говорят, что за вас царское величество отдаст с Москвы вязня гетмана Гонсевского»48 (он попал в русский плен в октябре после битвы под Верками).

Посланники осознают грозящую им опасность. Они посылают к немецкому коменданту Кракова, с просьбой усилить их охрану49, ссылаются с прибывшим в город императорским послом, прося его сообщить в Вену об их беде50. В таких волнениях проходит целый месяц. Замойский навещает посланников почти каждый день. Он заявляет, что получил грамоту от короля. Требует, чтобы посланники ехали с ним, угрожая, что объявит королю и городским властям об их непослушании51. Наконец, чтобы усыпить бдительность Замойского, посланники объявляют, что будут готовы ехать через несколько дней, и что сами вскоре посетят его. «И дарили его и обнадежа отпустили»52. Сами же тем временем готовятся к побегу.

Ночью 2 марта посланники в сопровождении 8 немецких офицеров и 50 рейтар покидают Краков53. На другой день они достигают Силезии. Здесь они узнают о погоне: прибывший из Польши немецкий комендант сообщает, что «многие люди поляки и татаровя ездят станицами... и спрашивают: куды пошли московские послы?»54. Только благодаря собственной осмотрительности посланники сумели избежать в этой ситуации плена, позора, а, возможно, и смерти. Конечно, обратно они уже добирались самым спокойным морским путем. Пробравшись к маю через немецкие земли в Гамбург, 29 июня они отплыли в Архангельск55.

Был, наконец, и третий путь: через Псков в Ригу или Таллин («Колывань») и оттуда по Балтийскому и Северному морю. Таким путем предлагали возвращаться посольству Лихарева в Гамбурге56. Но этот путь, подобно пути через Польшу, требовал мирных отношений с соседями – в данном случае со Швецией, которая контролировала в этот период всю Прибалтику. И хотя Лихарев и Песков получили из различных источников сведения о том, что Россия и Швеция заключили перемирие57, они все же не решились на этот более короткий маршрут и, памятуя о своих краковских злоключениях, предпочли более надежный путь к Архангельску.

***

Подытожим рассмотренные в первой главе вопросы.

В изучаемый период русские посольства в Западную Европу преимущественно организовываются в качестве ответов на визиты иностранных дипломатов. Среди обсуждаемых вопросов: проекты военных коалиций, проблемы взаимной торговли, кредиты, спорные моменты титулования. В задачу дипломатов входит сбор информации (в том числе секретной).

Глава отправляемого в Западную Европу посольства имеет ранг посланника, также посланником считается и второе лицо посольства. Дипломатический опыт и знание языков от посланников не требуется. Переводом занимается входящий в штат посольства специалист, который, впрочем, может и не владеть языком страны назначения. Языки дипломатического общения – латынь и немецкий.

Из трех основных путей в Западную Европу посольства чаще всего избирают морской путь через Архангельск. Дальность этого маршрута компенсируется более высокой скоростью передвижения и его сравнительной безопасностью. К тому же, два иных маршрута недоступны в период обострения отношений с Польшей и Швецией.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.