Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
11-15.rtf
Скачиваний:
1
Добавлен:
30.07.2019
Размер:
154.07 Кб
Скачать

13. Учение о предложении в работах а.А. Потебни.

Речь, как совокупность предложений, по мнению Потебни, является частью языка. Членения предложения на части речи и члены предложения с точки зрения их возникновения и их роли в оформлении и передачи мысли не совпадают с его логико-грамматическим членением. Речевое членение связанно со смысловым членением предложения на основе психологического (а не логического) суждения. Психологическое суждение есть семантико-синтаксическое апперцепции: «Апперцепируемое и подлежащие объяснению, есть субъект суждения, апперцепирующее и определяющее – его предикат». Например, формально-логическое предложение, «Корова и лиса». Лиса не корова эквиваленты, когда как их основное членение различно. В предложении не только используется все средства языка, но и происходит взаимодействие лексики и грамматики в различных грамматических категориях – слова, части речи, члена предложения и типа предложения.

Предметом особого внимания Потебни был сравнительно – исторический синтаксис славянских языков. Анализируя прежде всего составные члены предложения и их исторические замены, вызванные стремлением к дифференцированию членов предложения, рассматривая два исторических этапа в развитии предложения (этапы именного и глагольного предложений), пути возникновения и развития простых и сложных предложений, Потебня оказал огромное влияние на разработку проблем славянской и индоевропейской синтаксической теории. В то же время его выводы и наблюдения имели много общего с учением его современников и преемников – младограмматиков.

Грамматические категории возникают, развиваются, изменяются в предложении. Единство и целостность речи, как основной единицы языка, базируются на структуре предложения. Первообразное нерасчлененное слово-предложение, обнимавшее собой всю речь, было универсальной, но бесформенной единицей языка, еще не выработавшего грамматических категорий. Это было, в сущности, не предложение, а «психологическое (не логическое) суждение при помощи слова». Между тем «простейшее предложение наших языков заключает уже в себе грамматическую форму; оно появляется в языке вместе с нею» (1-2, с. 81, 82). Грамматические формы и категории не только возникают и изменяются в предложении, но организуют и изменяют само предложение, «подобно тому, как неизбежно форма устойчивой кучи зависит от формы вещей (например, кирпичей, ядер), из коих она слагается» .

Потебня скептически относился к возможности абстрактного, логически безукоризненного, годного для всех времен и языков, определения предложения. Потебня заявлял: «Строго говоря, история языка на значительном протяжении времени должна давать целый ряд определений предложения». Самому Потебне удалось установить две стадии в развитии предложения: древнюю и современную. Современному типу предложения, характеризуемому преобладанием глагольного элемента, предшествовал именной тип предложения. Рост глагольности, по Потебне, был связан с «увеличением связи и единства предложения». Эта стадия гегемонии глагола в предложении сменила стадию именного предложения, в котором основную роль играли существительные. «...По типу обороты я не ездок, жалоба моя древнее, чем не езжу, жалуюсь. [...] ...Именной характер предложения увеличивается по направлению к древ-

ности. Вместе с этим увеличивается конкретность языка» (3, с. 275—276). Новейшие исследователи (за рубежом... Schuchardt и др., у нас — Н. Я. Марр12 и И. И. Мещанинов) дополняют историческую схему Потебни гипотезой о существовании древнейшего типа предложения предшествовавшего появлению номинативного, именного строя (предложение так называемого эргативного строя)[17].

Грамматическое предложение как исторически изменчивая основная конструктивная форма речи в современном языке немыслимо без «частей речи». Это — самые общие синтетические, основные категории языка. «Существенный признак предложения в наших языках состоит в том, что в предложение входят части речи; если их нет, то нет и нашего предложения» (1-2, с. 71). Анализ предложения и его членов раскрывает систему «частей речи» и всех других грамматических категорий, с ними связанных. Слово как «часть речи» определяется через структуру предложения — по своей функции в системе его членов. Члены предложения и части речи соотносительны. Определение членов предложения, по мнению Потебни, «может быть удовлетворительно только в том случае, если будет вместе с тем определением частей речи», функция коих — быть соответствующими членами предложения» (1-2, с. 74).

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.