Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

Zaklyuchenie_i_ispolnenie_mezhdunarodnogo_dogov.

...doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
21.12.2018
Размер:
128 Кб
Скачать

Заключение и исполнение международного договора купли-продажи. Правовое регулирование международного договора купли-продажи

История унификации международного права купли-продажи берет свое начало еще в 30-х гг. ХХ века. Первоначально унификация международной купли-продажи велась при UNIDROIT еще в рамках Лиги наций. До второй мировой войны разрабатывается ряд проектов под эгидой Германии, Франции и скандинавских государств, не получивших, однако, статуса конвенции.

В последующем, уже после второй мировой войны, был создан комитет по праву купли-продажи (1947-1950 гг.). В 1951 году в Гааге проходит дипломатическая Конференция, в результате которой был подготовлен проект 1951 года, также был образован специальный комитет по унификации права международной купли-продажи, результатом работы которого стала подготовка ряда проектов – материальная и процессуальная часть (1958г., 1963г.).

С середины 50-х гг. закладываются нормативные основы международной купли-продажи, которые, следует заметить, применяются и в настоящее время.

В 1955 году принимается Конвенция о праве, применимом к международной купле-продаже товаров (Гаага, 15 июня 1955г.)1.

В 1964 году на конференции в Гааге принимаются две конвенции (вступят в юридическую силу с 1972 года). Это:

- Единообразный закон о заключении договоров международной купли-продажи товаров. Uniform Law on the Formation of Contracts for the International Sale of Goods (ULF) (Гаага, 1964);

- Единообразный закон о международной купле-продаже товаров. Uniform Law on the International Sale of Goods (ULIS) (Гаага, 1964).

Конвенции предполагали принятие национальных законов присоединившихся к ним государств. В число государств, принявших соответствующие законы, вошли: Германия, США, Бельгия, Италия, Израиль и др. страны.

На этом нормотворческая деятельность по унификации права международной купли-продажи не останавливается. Более того, ограниченный характер применения Гаагских конвенций подвиг мировую общественность продолжить деятельность по унификации норм, регулирующих международную куплю-продажу товаров. Так, в соответствии с решением Генеральной Ассамблеи ООН от 17.12.1966 года (Резолюция 2205 [XXI]) под эгидой Объединенных Наций была создана постоянно действующая Комиссия ООН по вопросам международного торгового права (UNCITRAL: United Nations Commission on International Trade Law)2. Созданием UNCITRAL был положен второй этап унификации права международной купли-продажи.

Комиссией по вопросам международного торгового права (специальная рабочая группа в составе 36 государств) разрабатываются проекты в 1972г., 1974г., 1975г., 1976г., 1977г., 1978г. Каждый последующий проект учитывал наработки предыдущего, учитывал критику.

В процессе разработки проектов Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров была принята Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров (Нью-Йорк, 14 июня 1974г.)3, также:

- Общие условия международной купли-продажи свежих фруктов и овощей, включая цитрусовые (Европейская экономическая комиссия ООН, ECE/AGRI/40, 1979 г.)4;

- Общие условия международной купли-продажи сухих (очищенных и неочищенных) и сушеных фруктов (Европейская экономическая комиссия ООН, ECE/GRI/41, 1979 г.)5.

Проект 1978 года явился основой для проведения дипломатической конференции в Вене в 1980 году, результатом которой и стало принятие Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 11 апреля 1980г.) (Документ A/СОNF.97/18,Annex I)6; Протокол об изменении Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров (Вена, 11 апреля 1980 г.)7.

Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров вступила в силу 1 января 1988г. С 1 сентября 1991г. к Конвенции присоединился СССР (Постановление ВС СССР от 23 мая 1990 г. №1511-I "О присоединении Союза Советских Социалистических Республик к Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров")8. Согласно Федеральному закону от 15 июля 1995г. №101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации"9 Российская Федерация продолжает осуществлять права и выполнять обязательства, вытекающие из международных договоров, заключенных Союзом Советских Социалистических Республик, в которых Российская Федерация является стороной в качестве государства - продолжателя СССР.

Рассмотрим круг правоотношений, на которые направлены нормы Венской конвенции о договорах международной купли-продажи.

Прежде всего, необходимо подчеркнуть, что, говоря о применении норм международно-правового акта можно выделить два случая:

Во-первых, когда нормы международного договора применимы как национальное законодательство. Так, согласно ч.4 ст.15 Конституции РФ10, ст.7 Гражданского кодекса РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Во-вторых, когда международный договор не относится к правовой системе, применимой к спорному правоотношению, и применяется факультативно по соглашению сторон, в этом случае приоритет будут иметь императивные нормы национального законодательства, а не международного договора.

Российская Федерация (СССР) присоединилась к конвенции. Тем самым, нормы Конвенции являются составной частью правовой системы РФ (имеют приоритет над национальным законодательством), национальное законодательство к международной купле-продаже применяется субсидиарно.

Рассмотрим непосредственно круг правоотношений, на которые распространяется Венская конвенция о договорах международной купли-продажи.

Как закреплено в ст.1, Конвенция «применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах:

а) когда эти государства являются Договаривающимися государствами или;

b) когда, согласно нормам международного частного права, применимо право Договаривающегося государства».

При этом то обстоятельство, что коммерческие предприятия сторон находятся в разных государствах, не принимается во внимание, если это не вытекает ни из договора, ни из имевших место до или в момент его заключения деловых отношений или обмена информацией между сторонами. При применимости Конвенции не принимается во внимание ни национальная принадлежность сторон, ни их гражданский или торговый статус, ни гражданский или торговый характер договора (п.2, 3 ст.1 Конвенции).

Подчеркнем, что Конвенция применяется не абсолютно ко всем международным договорам купли-продажи. Конвенция не применяется к продаже:

а) товаров, которые приобретаются для личного, семейного или домашнего использования, за исключением случаев, когда продавец в любое время до или в момент заключения договора не знал и не должен был знать, что товары приобретаются для такого использования;

b) с аукциона;

с) в порядке исполнительного производства или иным образом в силу закона;

d) фондовых бумаг, акций, обеспечительных бумаг, оборотных документов и денег;

е) судов водного и воздушного транспорта, а также судов на воздушной подушке;

f) электроэнергии.

Рассматривая правовое регулирование договора международной купли-продажи, следует заметить, что на данные правоотношения субсидиарно распространяет свое действие:

- Соглашение относительно Общих условий поставок товаров между организациями СССР и СФРЮ (Москва, 16 июня 1977 г.)11;

- Общие условия поставок товаров из Союза ССР в Китайскую Народную Республику и из Китайской Народной Республики в Союз ССР (Пекин, 13 марта 1990г.)12;

- Протокол об Общих условиях поставок товаров из Союза ССР в Китайскую Народную Республику и из Китайской Народной Республики в Союз ССР (Пекин, 13 марта 1990г.);

- Общие условия поставок товаров между внешнеторговыми организациями Союза Советских Социалистических Республик и внешнеторговыми организациями Корейской Народно-Демократической Республики (ОУП СССР - КНДР 1981г.);

- Протокол об Общих условиях поставок товаров между внешнеторговыми организациями Союза Советских Социалистических Республик и внешнеторговыми организациями Корейской Народно-Демократической Республики (Пхеньян, 27 июля 1981г.);

- Общие условия поставок товаров из стран - членов Совета Экономической Взаимопомощи в Финляндскую Республику и из Финляндской Республики в страны - члены Совета Экономической Взаимопомощи (ОУП СЭВ - Финляндия, ноябрь, 1978г.).

Перечисленные соглашения («Общие условия») применяются к правоотношениям купли-продажи постольку, поскольку стороны обговорили это в самом соглашении.

Также необходимо выделить:

- Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА)13. Документ разработан Международным институтом унификации частного права (УНИДРУА) в 1994 г.

- Международные правила толкования торговых терминов "Инкотермс" Публикация Международной торговой палаты 1990г. №46014

Заметим, что в 2000г. принята новая редакция документа - "Инкотермс-2000", поэтому особую важность приобретает указание сторонами договора на редакцию Инкотермс, которой они руководствовались при составлении контракта. Оговоримся, что положения Инкотермс применяется только в случае, когда стороны обговорили это в рамках соответствующего договора.

В рамках Евросоюза (EC) действует Конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам (EC Convention on the Law Applicable to Contractual Obligations (Рим) 1980).

Выделим международные соглашения, принятые в рамках СНГ:

- Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности от 20 марта 1992 г. (г. Киев)15;

- Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (г.Минск)16.

Право применимое к международным договорам купли-продажи

Определение применимого права имеет первостепенное значение, т.к. именно с решением данного вопроса связывается установление прав и обязанностей сторон, не обговоренных в рамках контракта, разрешение возможных споров.

Зачастую договор, заключенный сторонами, не включает себя соглашение о применимом праве. Между тем, в интересах сторон решить данный вопрос заранее и закрепить его в тексте соглашения.

«Компания D.B. Gas & Oil Aps (Дания) обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением к ЗАО "Новойл" о взыскании 125992449 долл. США либо эквивалента данной суммы в рублях по курсу ЦБ РФ на день платежа, составляющих убытки истца от срыва договора купли-продажи сырой нефти от 23.03.99 и контрактную неустойку.

До рассмотрения спора по существу истцом заявлено и судом удовлетворено ходатайство об увеличении исковых требований до 153291840 долл. США.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 05.02.2001 по делу N А40-43159/00-25-97 в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы от 10.04.2001 решение суда от 05.02.2001 по делу №А40-43159/00-25-97 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе на решение от 05.02.2001 и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы от 10.04.2001 по делу N А40-43159/00-25-97 истец просит указанные судебные акты отменить, как вынесенные с нарушением применения норм материального и процессуального права, и вынести новое решение об удовлетворении исковых требований.

В отзыве на кассационную жалобу ответчик просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, считая их законными и обоснованными, а доводы кассационной жалобы - несостоятельными.

В заседании кассационной инстанции представитель истца поддержал доводы кассационной жалобы, представитель ответчика возражал против ее удовлетворения по основаниям, изложенным в отзыве.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и представленного на нее отзыва, заслушав представителей истца и ответчика, кассационная инстанция пришла к заключению, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Из материалов дела следует и судом установлено, что коммерческие предприятия сторон находятся в разных государствах, поэтому сделка купли-продажи является внешнеэкономической. Судом установлено, что в контракте, заключенном сторонами, не имеется соглашения о применимом праве. Суд счел, что согласно ст. 166 Основ ГЗ при отсутствии соглашения сторон о применимом праве, применяется право страны продавца. Продавцом в контракте значится российская сторона, следовательно, в данном случае применимо право Российской Федерации.

Данный вывод суда является неверным. Принимая во внимание, что согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, при отсутствии соглашения сторон о применимом праве, в случае, когда речь идет о внешнеэкономической сделке, суд должен, в первую очередь, определить, не подпадают ли отношения сторон по сделке под регулирование международного договора. Учитывая, что сторонами по спорной сделке являются датская и российская компании и что Россия и Дания являются участницами Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года (Венской Конвенции), при разрешении спора суд должен был руководствоваться положениями указанного международного договора. В соответствии с п. 2 ст. 7 указанной Конвенции вопросы, относящиеся к предмету регулирования настоящей Конвенции, которые прямо в ней не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таких принципов - в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права. Только констатация невозможности разрешить вопрос на основе норм Конвенции является необходимым основанием для обращения к соответствующим коллизионным нормам, отсылающим к применимому материальному праву.

Таким образом, при вынесении решения и постановления апелляционной инстанции судом был нарушен принцип определения применимого права и, соответственно, неправильно применены нормы материального права, что в силу ч. 1 ст. 176 АПК РФ является основанием для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор с надлежащим применением норм материального и процессуального права.

Руководствуясь ст.ст.171, 174-177 АПК РФ, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил: решение от 05.02.2001 и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы от 10.04.2001 по делу №А40-43159/00-25-97 отменить, дело передать на новое рассмотрение в первую инстанцию того же суда»17.

Таким образом, при отсутствии соглашения сторон о применимом праве, в случае, когда речь идет о внешнеэкономической сделке, необходимо определить, не подпадают ли отношения сторон по сделке под регулирование Венской конвенции. В соответствии с п. 2 ст. 7 указанной Конвенции вопросы, относящиеся к предмету регулирования Конвенции, которые прямо в ней не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таких принципов - в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права. Только констатация невозможности разрешить вопрос на основе норм Конвенции является необходимым основанием для обращения к соответствующим коллизионным нормам, отсылающим к применимому материальному праву.

Вопросы, прямо не урегулированные Конвенцией должны разрешаться в соответствии с критериями, которыми осуществляется восполнение отсутствующих в ней предписаний (ст.7 Конвенции).

Как мы уже заметили, вопросы, прямо не разрешенные в Конвенции, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана; согласно второму (при отсутствии таких принципов), - в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права.

В то же время необходимо заметить, что международный характер Конвенции означает отказ от толкования ее согласно национальным правовым доктринам и определениям терминов в пользу автономного толкования18.

Рассмотрим, что понимают под "общими принципами", на которых основана Конвенция, в практике и юридической литературе.

Согласно решению нескольких судов (международная практика), такими принципами являются:

1. принцип автономии сторон (ст. 6 Конвенции),

2. принцип добросовестности (п.1 ст. 7 Конвенции),

3. принцип исполнения денежных обязательств в месте расположения кредитора,

4. принцип несения бремени доказывания фактических обстоятельств ссылающейся на них стороной,

5. принцип полной компенсации ущерба,

6. принцип свободы формы (ст. 11 Конвенции),

7. принцип действительности сообщения с момента отправки,

8. принцип уменьшения ущерба,

9. принцип связанности сторон известным им обычаем,

10. принцип favor contractus19.

Как отмечает, Е. Смирнова, восполнительный критерий приведен в Межамериканской конвенции 1994г. о праве, применимом к международным контрактам. В ней выделяются три критерия. В отличие от Венской конвенции в данной Конвенции на первое место поставлено право государства, с которым договор имеет наиболее тесную связь; при определении же права такого государства принимаются во внимание любые объективные и субъективные элементы контракта. Аналогично этому Венская конвенция в ст.9 устанавливает, что при отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли. Однако эта норма дана не в связи с определением применимого права, а в разделе об общих положениях, что означает, что приводимое ниже правило применяется во всех случаях, независимо от определения применимого права20.

Далее, необходимо учитывать общие Принципы международных коммерческих договоров (УНИДРУА).

В качестве примера можно привести одно из дел, где суд сослался на следующие нормы материального права: Конституция РФ, Конвенция о договорах международной купли-продажи; обычай, сложившийся между экономическими субъектами на Кипре, практика международной торговли21.

Многие суды при выявлении общих принципов Конвенции обращались также к принципам УНИДРУА, несмотря на то, что те были приняты после Конвенции (см. UNCITRAL Digest of case law, para. 23).

Таким образом, стороны стремящиеся избежать недоразумений вокруг применимого права должны решить данный вопрос в договорном порядке, включив в соглашение, пункт, например, следующего содержания:

«Данным соглашением стороны устанавливают применимым право Российской Федерации. При заключении данного соглашения стороны руководствовались Гражданским кодексом РФ и Соглашением об общих условиях поставок товаров между организациями государств - участников Содружества Независимых Государств (Киев, 20 марта 1992 г.)».

Важно заметить, что стороны контракта международной купли-продажи товаров могут прямо исключить применение Конвенции, избрав применимым национальное законодательство одной из стран.

Как подчеркивают исследователи, подобные случаи отказа сторон при заключении договора от применения Конвенции в практике МКАС не встречались, хотя в договорной практике стороны иногда включают в контракт условие о неприменении Венской конвенции к их отношениям22.

В связи со сказанным, необходимо учитывать, что, указав в качестве применимого права «законодательство Российской Федерации», стороны тем самым, «негласно» устанавливают применимой к данным отношениям положений Конвенции. Это связано с тем, что п.4 ст.15 Конституции Российской Федерации23 предусмотрено, что международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, это же положение закреплено в п.1 ст.7 Гражданского кодекса Российской Федерации., то есть международные договоры входят в систему действующего российского законодательства. На практике же стороны не учитывают данного обстоятельства, указывая в качестве применимого права законодательство РФ, полагают, что тем самым исключили применения Конвенции. Суд в таком случае рассматривает спор на основе международных норм. Так, по одному делу суд указал:

«Выбор сторонами российского права в качестве права, регулирующего их отношения по сделке, означает выбор российской правовой системы, а не отдельных законов, регулирующих соответствующие отношения сторон»24.

Если же стороны договора купли-продажи по взаимному согласию решили применять к своим отношениям правила факультативных документов, также именуемых Общими условиями поставок, но не имеющих в силу их правовой природы обязательного для сторон характера (к ним относятся, в частности, ОУП СЭВ - Финляндия 1978 г., ОУП между организациями СССР и СФРЮ 1977 г., ОУП СЭВ 1968/1988), правила таких документов, будучи инкорпорированы в силу соглашения сторон в контракт, становятся его частью. В этом случае применение Венской конвенции по вопросам, не урегулированным их договором, осуществляется согласно общим правилам ст.1.

Заключение договора международной купли-продажи

Статья 11 Конвенции закрепляет, что «не требуется, чтобы договор купли-продажи заключался или подтверждался в письменной форме или подчинялся иному требованию в отношении формы. Он может доказываться любыми средствами, включая свидетельские показания». Данное положение вступает в противоречие с общим правилом о письменной форме договора купли-продажи. В этой связи, СССР при ратификации данной конвенции сделал оговорку. Согласно постановлению ВС СССР от 23 мая 1990 г. №1511-1 любое положение статьи 11 Конвенции, которое допускает, чтобы договор купли-продажи, его изменение или прекращение соглашением сторон либо оферта, акцепт или любое иное выражение намерения совершались не в письменной, а в любой форме, неприменимо, если хотя бы одна из сторон имеет свое коммерческое предприятие в России.

Приведем показательный пример из практики:

«Фирма, зарегистрированная в иностранном государстве, обратилась в арбитражный суд с иском к российскому акционерному обществу.

Российским торговым предприятием (покупателем) в июле 1996 года был заключен внешнеторговый контракт с этой фирмой (продавцом) на поставку товара.

Стороны при заключении сделки в письменной форме договорились, что поставка товара будет осуществляться на условиях СИФ (морская перевозка) в редакции ИНКОТЕРМС-90. При этом обязанность по оплате фрахта до пункта назначения и по страхованию сделки возлагалась на продавца - иностранную фирму.

Фактически перевозка осуществлена на условиях ФОБ - продавец поставку не страховал.

В пути товар был испорчен попаданием морской воды во время шторма. Покупатель, получив товар в негодном состоянии, счел это виной продавца, который односторонне изменил базисные условия поставки с СИФ на ФОБ, что, в свою очередь, привело к ненадлежащему исполнению обязательств по сделке.

Иностранная фирма настаивала, что двустороннее изменение договора имело место. В качестве доказательства приводились следующие обстоятельства: продавец отправил по факсу оферту с предложением снизить цену контракта; покупатель в телефонных переговорах согласился с этим предложением. В результате телефонных переговоров продавец счел возможным зафрахтовать судно на условиях ФОБ и не страховать сделку.

Российское предприятие отрицало факт устного согласия на изменение условий контракта.

Арбитражному суду, разрешающему спор, не были представлены доказательства письменного волеизъявления сторон на изменение условий контракта.

При разрешении данного спора следовало учитывать, что сделка относилась к категории внешнеэкономических. В соответствии с пунктом 3 статьи 162 Гражданского кодекса Российской Федерации внешнеэкономические сделки заключаются в простой письменной форме. Кроме того, предприятия участников сделки находились в разных государствах.

Следовательно, к отношениям сторон применима Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года, вступившая в силу для России с 01.09.91.

Конвенция содержит норму императивного характера о форме сделки - статья 12.

При этом в указанной статье оговаривается обязательность письменной формы сделки. Это правило распространяется как на договор международной купли-продажи, так и на его изменение (ст.29 Конвенции).

Статья 12 Конвенции применяется, когда хотя бы одна из сторон в договоре имеет коммерческое предприятие в государстве - участнике Конвенции, законодательство которого требует, чтобы договоры купли-продажи заключались в письменной форме, о чем это государство сделало заявление на основании статьи 96 Конвенции.

СССР при присоединении к Конвенции заявил о соблюдении требований статьи 12. Это заявление действует в отношении Российской Федерации, к которой перешли обязательства СССР по Конвенции.

Статья 13 Конвенции к письменной форме (из электронных видов связи) относит только сообщения "по телеграфу и телетайпу".

Таким образом, договор купли-продажи и его изменение в случае участия в нем фирмы из Российской Федерации должен заключаться в письменной форме, каковой телефонная связь не является.

Договор между спорящими сторонами был заключен в письменной форме на условиях СИФ (ИНКОТЕРМС-90), то есть продавец должен был отправить товар на условиях СИФ.

Продавец по факсу предложил покупателю осуществить поставку товара на условиях ФОБ.

Покупатель никаким письменным документом не подтвердил своего согласия изменить договор в части отказа от условий СИФ и перехода на условия ФОБ.

Таким образом, продавец предложил изменить контракт, а покупатель на предложение не ответил. Следовательно, изменения контракта в отношении базиса поставки (СИФ на ФОБ) в письменной форме не произошло»25.

Стороны договора не могут изменять в договорном порядке вышеуказанное правило. Таким образом, договор купли-продажи, как и любые изменения к нему, должны быть совершены в письменной форме.

Классическая формула заключения договора - оферта и акцепт26.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.