Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
049804_4581C_boguslavskiy_m_m_mezhdunarodnoe_ch....doc
Скачиваний:
2
Добавлен:
16.12.2018
Размер:
3.12 Mб
Скачать

Глава 13. Обязательства из причинения вреда

§ 1. Общие положения. § 2. Коллизионные вопросы деликтных обязательств в российском законодательстве и международных договорах. § 3. Коллизионные вопросы деликтных обязательств различных видов. § 4. Коллизионные вопросы защиты прав потребителя

Литература

Лунц Л.А., Марышева Н.И., Садиков О.Н. Международное частное право. М., 1984. С. 213 - 222; Звеков В.П. Обязательства из причинения вреда в международном частном праве (некоторые коллизионные вопросы) // Очерки международного частного права. М., 1963. С. 112 - 136; Марышева Н.И., Хлестова И.О. Правовое положение российских граждан за границей (вопросы и ответы). М., 1994. С. 46 - 49.

Новая литература. Звеков В.П. Международное частное право. Учебник. М., 2004. С. 446 - 470; Ануфриева Л.П. Международное частное право. Особенная часть. М., 2000. Т. 2. С. 332 - 356; Международное частное право. Учебник / Под ред. Г.К. Дмитриевой. 2-е изд. М., 2003. С. 506 - 524; Международное частное право. Учебник / Под ред. Н.И. Марышевой. М., 2004. С. 376 - 400; Лунц Л.А. Курс международного частного права в трех томах. М., 2002. С. 641 - 663 (§ 1 - автор В.П. Звеков); Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского и Е.А. Суханова. М., 2002. С. 461 - 477; Дмитриева Г.К. Международное частное право (часть третья ГК РФ). М., 2002. С. 226 - 239; Международное частное право. Краткий курс / Под ред. Н.И. Марышевой. М., 2001. С. 169 - 179 (автор гл. 14 - В.П. Звеков); Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части третьей ГК РФ. М., 2002. С. 404 - 413; Кох Х., Магнус У., Винклер фон Моренфельс П. Международное частное право и сравнительное правоведение. М., 2001. С. 176 - 182; Кабатова Е.В. Деликты в международном частном праве // Государство и право. 1992. N 9; Жуков В.А. Гражданский иск к иностранному государству - нарушителю основных прав человека (проблема юрисдикционного иммунитета). Актуальные проблемы гражданского права. Выпуск четвертый (Сборник статей под ред. М.И. Брагинского). М., 2002. С. 341 - 386; Банковский А.В. Об автономии воли сторон при выборе статута деликтного обязательства // Государство и право. 2002. N 3. С. 62 - 67; Кабатова Е.В. Модернизация коллизионного регулирования деликтов // Хозяйство и право. 2004. N 1. С. 108 - 122.

§ 1. Общие положения

1. К обязательствам, возникающим из внедоговорных отношений, относят обязательства, возникающие из причинения вреда. Эти обязательства обычно называют деликтными обязательствами, поскольку они возникают не из договора, а из неправомерных действий (деликтов).

Нарушение правил безопасности при применении современных транспортных средств, при массовом перемещении людей из одной страны в другую приводит к значительному увеличению аварий и катастроф различного рода и масштаба, что, в свою очередь, влечет за собой возникновение деликтных отношений с так называемым иностранным элементом. К сожалению, примеров такого рода более чем достаточно.

Сошлемся на два из них, относящихся к катастрофам в воздухе. Над Боденским озером (в воздушном пространстве ФРГ) по вине швейцарских авиадиспетчеров произошло столкновение двух самолетов, на одном из которых возвращались из Испании российские туристы.

Летящий из Израиля в Новосибирск самолет, принадлежащий российской авиакомпании, на борту которого находились российские граждане, был случайно сбит над Черным морем ракетой, выпущенной с территории Украины. В обоих этих случаях, имевших место в начале XXI в., погибли люди, затем были предъявлены иски о возмещении вреда.

Вред может быть причинен иностранному гражданину на территории России, например, в результате дорожно-транспортного происшествия по вине российского или иностранного водителя, в результате столкновения в открытом море морских судов, зарегистрированных в различных государствах. Невосполнимый вред был причинен окружающей среде, побережью Испании, Франции и Португалии в результате гибели в 2002 г. танкера "Престиж", перевозившего нефть в Средиземном море. Судно в последнем случае было зарегистрировано в одной стране (на Багамских островах), плавало под флагом другого государства (Либерии), отправилось в Сингапур из Греции.

После аварии на Чернобыльской АЭС радиационное облако было принесено ветром на территорию ряда европейских государств, что причинило вред в этих государствах. Как следствие этого было предъявление исков о возмещении вреда.

2. В отечественной литературе (В.П. Звеков) отмечалось, что во многих странах коллизии законов в области обязательств вследствие причинения вреда решаются, исходя из одного из старейших начал международного частного права - закона места совершения правонарушения (lex loci delicti commissi). Выбор права места деликта в качестве ведущей коллизионной нормы закреплен в законодательстве Австрии, Венгрии, Германии, Греции, Италии, Польши, Скандинавских стран, а также в международных договорах, например в Кодексе Бустаманте 1928 г.

Проявлением современных подходов стало комбинированное применение закона места совершения правонарушения и иных коллизионных правил, отсылающих к законам гражданства, места жительства сторон, места регистрации транспортного средства. Эти тенденции прослеживаются в развитии зарубежного законодательства, в международной договорной практике.

По германскому праву к искам в этой области подлежит применению право страны, в которой было совершено противоправное действие лицом, обязанным возместить вред. Потерпевший, однако, может потребовать, чтобы вместо этого права было применено право той страны, в которой наступил вред (ст. 40 Вводного закона к ГГУ в ред. Закона от 20 мая 1999 г.). Установлена также возможность применения права, имеющего "существенно более тесную связь с правоотношением", а также применения права, определенного последующим соглашением сторон о выборе права (ст. ст. 41, 42 Вводного закона). В Италии по Закону о реформе итальянской системы международного частного права 1995 г. ответственность по этим обязательствам регулируется правом страны, на территории которой наступил вред. Однако потерпевший может потребовать применения права страны, на территории которой имело место действие, повлекшее причинение вреда.

Закон о международном частном праве Швейцарии 1987 г. в случаях, когда причинитель вреда и потерпевший имеют место обычного пребывания в одном и том же государстве, подчиняет требования из причинения вреда праву этого государства. В отсутствие общего места пребывания сторон требования из причинения вреда регулируются правом страны, в которой было совершено действие, причинившее вред. Но если такое действие повлекло наступление вредных последствий в другой стране и причинитель вреда должен был предвидеть их наступление в этом государстве, применяется право государства, где наступили вредные последствия.

Стороны могут в любое время после наступления события, повлекшего причинение вреда, договориться о применении права суда.

В Законе о международном частном праве Эстонии 2002 г. предусмотрены следующие положения: к требованию, вытекающему из противоправного причинения вреда, применяется право того государства, где было совершено действие или произошло событие, являвшееся причиной возникновения вреда. Если последствия наступили не в том государстве, где было совершено действие, или произошло событие, явившееся причиной возникновения вреда, то по требованию потерпевшего применяется право того государства, где наступили последствия этого действия или события (ст. 50). Потерпевший может предъявить свое требование непосредственно к страховщику лица, обязанного возместить вред, если это предусматривает право, применимое к возмещению вреда или договору страхования (ст. 51).

Кроме того, эстонский закон исходит из применения закона страны при наличии более тесной связи обязательства с правом этой страны, в частности, если обе стороны имели место жительства в одном государстве.

Практическое значение имеет введение следующего ограничения при применении права иностранного государства: если к требованию, вытекающему из противоправного причинения вреда, применяется право иностранного государства, то не допускается взыскание в Эстонии существенно более крупных компенсаций, чем это предусматривается эстонским правом в случае причинения такого вреда.

В 2003 г. был подготовлен проект Регламента ЕС о праве, подлежащем применению к внедоговорным обязательствам.

В КНР в отношении деликтных обязательств действует закон места совершения противоправного действия. Если гражданство причинителя вреда и потерпевшего совпадает или место их жительства находится в одной и той же стране, то может применяться право страны, гражданами которой они являются, или право места их жительства. Если действие, совершенное вне пределов территории КНР, не рассматривается правом КНР как противоправное, это действие не считается противоправным (ст. 146 Общих положений гражданского права 1986 г.).

Таким образом, при решении коллизионного вопроса применительно к деликтным обязательствам осуществляется выбор между двумя основными вариантами: применением права страны совершения вредоносного действия либо страны потерпевшего, т.е. лица, которому был причинен вред. Традиционно применяется закон места причинения вреда, однако применение этого принципа по законодательству ряда стран корректируется возможностью применения права страны потерпевшего, если оно предоставляет лучшие возможности возмещения вреда.

Более сложная ситуация возникает в случаях, когда вредоносное действие совершается в одном государстве, а результат наступает в другом государстве (загрязнение окружающей среды, авария на атомной электростанции). При отсутствии международного соглашения между странами, к которым относятся потерпевшие, у них остается лишь возможность обращаться с исками о возмещении вреда в свои отечественные суды, что по ряду причин не может быть реализовано (о невозможности исполнения судебного решения см. гл. 18).

3. Как определить, что именно должно рассматриваться в качестве места совершения деликта: следует ли понимать под местом деликта место, где было совершено действие, причинившее вред, или место, где наступили вызванные им вредные последствия?

В международной практике этот вопрос возникал неоднократно при рассмотрении споров в судах. Так, в частности, он был поставлен нидерландским судом в связи с иском голландского цветовода перед Европейским судом в отношении толкования положения Европейского соглашения о подсудности и исполнении решений по гражданским и торговым делам. Суть спора, в отношении которого был сделан запрос, состояла в следующем: голландскому предпринимателю, занимающемуся выращиванием цветов, принадлежали участки, на которых в основном используется вода, поступающая из реки Рейн. В результате загрязнения этой воды калием, добываемым шахтой в Эльзасе, выращиваемым растениям причинялся вред. Шахта находится в районе Мюльхаузена (Франция). Голландский цветовод предъявил иск к шахте в суде г. Роттердама (Нидерланды). Суд признал, что спор ему неподсуден и что иск должен быть предъявлен в соответствующий французский суд. При этом суд сослался на статью Европейского соглашения о подсудности и исполнении решений по гражданским и торговым делам. Суд следующей инстанции обратился с запросом в Европейский суд в отношении толкования указанной статьи Европейского соглашения, а именно, как следует понимать слова Соглашения "место, в котором наступил вредоносный результат".

Европейский суд признал, что в тех случаях, когда место совершения действий, повлекших за собой причинение вреда, не совпадает с местом наступления вредоносного результата, по выбору истца к ответчику может быть предъявлен иск как в суде страны, где был причинен вред, так и в суде страны, где были совершены действия, повлекшие за собой причинение вреда.

В ряде государств потерпевшему предоставляется возможность выбора между предъявлением иска на основании деликтного обязательства и иска на основании договора. С развитием систем страхования сфера, в которой допускается предъявление непосредственно исков потерпевших к страховщикам гражданской ответственности, расширяется, если это допускается правом, применяемым к обязательству вследствие причинения вреда, или правом, которому подчинен договор страхования (В.П. Звеков).

4. Отдельно следует остановиться на вопросе о возмещении морального вреда.

До введения в действие Основ 1991 г. иностранцам в России не возмещался моральный вред, поскольку это не предусматривалось законодательством. Ситуация изменилась после введения в действие Основ 1991 г. Моральный вред за физические или нравственные страдания, причиненный гражданину неправомерными действиями, возмещается причинителем при наличии его вины. Моральный вред возмещается в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемом судом независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Это правило в полной мере подлежит применению и в случае причинения в России вреда иностранным гражданам.

Более сложным представляется решение в российском законодательстве вопроса о возможности компенсации морального вреда юридическим лицам. Моральный вред может быть причинен только физическому лицу. Однако согласно п. 7 ст. 152 ГК РФ правила о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

В судебной практике США возникал вопрос о применении российского законодательства в отношении возмещения вреда, причиненного юридическим лицам, при отсутствии договорной ответственности. Приведем пример.

В 1996 г. комиссия Государственного комитета по антимонопольной политике квалифицировала действия одной американской компании в Москве как недобросовестную конкуренцию в отношении совместного предприятия - дочернего предприятия другой американской компании.

В дальнейшем эта компания предъявила иск о возмещении ущерба к ответчику - как причинителю вреда в суде штата Северная Каролина (США). Поскольку в данном деле подлежало применению право места причинения вреда в заключениях, представленных экспертами, рассматривались, в частности, такие вопросы, как установление причинной связи между поведением причинителя вреда и реальным нанесением ущерба, определение размера убытков, возможности применения в данном деле самой категории морального вреда.

5. В международной практике последних лет возросло значение проблемы возможности применения принципа иммунитета государства по искам о возмещении вреда. В Закон США 1976 г. об иммунитете иностранных государств было включено правило о том, что иностранное государство не пользуется судебным иммунитетом в случае, если иск предъявлен в связи с причинением личного вреда или смерти, а также причинением ущерба собственности или ее утратой, которые имели место в Соединенных Штатах и были вызваны деликтным действием или бездействием иностранного государства, или его должностного лица, или служащего при исполнении им своих должностных или служебных обязанностей (§ 1605(а) (5)).

Наиболее известным случаем применения этого правила, как отмечалось в российской литературе (В.А. Жуков), является дело по иску Летельера к Чили. Взрыв в Вашингтоне бомбы, заложенной в машину, оборвал жизни бывшего чилийского посла, министра иностранных дел Орландо Летельера и жены его американского помощника. Расследование, проведенное ФБР и рядом других американских спецслужб, указывало на то, что приказ о расправе с г-ном Летельером был отдан либо главой чилийской секретной полиции, либо непосредственно самим Пиночетом.

Родственники погибших предъявили в 1978 г. иск к Чили и ее секретной полиции. В дипломатической переписке Чили отрицало наличие юрисдикции суда, заявляя, что, если убийство и было бы совершено по указанию чилийских властей, Чили все равно обладало бы иммунитетом, так как данные действия являются по своему характеру публично-правовыми.

Суд заявил, что нигде не содержится указания на то, что деликтные действия, о которых говорится в Законе США, могут быть только действиями, ранее классифицировавшимися как "частные". Подобное деление усложняло бы Закон. Утверждения Чили, что характер деликта должен быть проанализирован в суде, дабы выяснить, является ли он действием jure imperii или jure gestionis (см. гл. 6), не находят поддержки в Законе. В результате Чили как причинителю вреда в судебном иммунитете было отказано, однако это не означало, что чилийскому государству было отказано в иммунитете от принудительного исполнения судебного решения.

Европейская конвенция об иммунитете 1972 г. не ставит предоставление или непредоставление иммунитета иностранному государству в зависимость от характера деликта. Иностранное государство может ссылаться на иммунитет от юрисдикции суда государства - участника Конвенции только потому, что причинение вреда имеет публично-правовую природу. Однако отсутствие деления на коммерческий и некоммерческий деликт сопровождается установлением требования жесткой территориальной связи деликта с государством суда. Необходимо не только, чтобы деликт произошел в пределах территориальной юрисдикции государства суда, но и чтобы причинитель вреда находился в этом государстве в момент, когда имели место обстоятельства, повлекшие причинение вреда.

В Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (см. гл. 6) включена статья об ущербе, причиненном личности и собственности.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.