Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
РЕФЕРАТ по истории.doc
Скачиваний:
1
Добавлен:
15.11.2018
Размер:
176.64 Кб
Скачать

2) Экономическое развитие России в XVIII веке

а) Сельское хозяйство первой половины XVIII века

Крепостническое землевладение, как и в допетровское время, продолжало расширяться за счет царских пожалований. Только с 1682 по 1710 г. были розданы из дворцового фонда 273 волости с более чем 43 тыс. крестьянских дворов. Огромные пожалования получили виднейшие сотрудники Петра I — А. Д. Меншиков, адмирал Ф. А. Головин и другие вельможи. Фельдмаршал Б. П. Шереметев «за многие верные службы» получил в награду от царя дворцовую Юхотскую волость (Ростовский уезд). Крупные земельные владения достались дворянам-иммигрантам из Грузии, Кабарды, Молдавии.

Одновременно с ростом дворянского землевладения в центральных районах страны продолжалось проникновение крепостнических порядков на Юг и Юго-Восток. Дворяне получали земли в Белгородской и Воронежской провинциях, границы которых передвинулись дальше на юг. Опираясь на поддержку правительства, проводившего колонизаторскую политику по отношению к народам Поволжья, русские помещики сами захватывали земли местной феодальной знати, главным образом татарской. Крепостническое землевладение расширялось и на Украине. Гетман И. С. Мазепа выдал казацкой старшине свыше тысячи универсалов (грамот) на имения, причем сам захватил около 20 тыс. дворов. К 1729—1730 гг. около двух третей крестьянских дворов на Украине оказалось в феодальной зависимости от светских и духовных землевладельцев.

В сельском хозяйстве оставалась та же рутинная техника (преобладание трехполья, деревянная соха); урожаи были такими же низкими, как и в предшествующее время. Наиболее существенный сдвиг состоял в расширении посевов технических культур и развитии овцеводства. Оба процесса находились в тесной связи со строительством новых промышленных предприятий и повышением спроса на сырье для них.

Развитие товарно-денежных отношений расширяло связи помещичьего и крестьянского хозяйства с рынком и влияло на их организацию. Отсюда дальнейший рост двух тенденций, выражавших приспособление крепостного хозяйства к этим отношениям: в нечерноземных районах, где почва была малоплодородной, повышалось значение оброчных повинностей, натуральных и денежных, на Юге росла барская запашка, преобладала барщинная повинность крестьян. Но в большинстве случаев помещик, как и в XVII в., сочетал барскую запашку с взиманием оброчных повинностей. Например, в имении князя М. П. Гагарина в Коломенском уезде крестьяне поставляли ежегодно с каждого тягла по барану, поросенку, полпуда свинины, гуся, утку, четыре курицы и 50 яиц. «Да сверх того они пашню пашут, и сена косят, и всякую работу помещицкую работают, и в Москву нодводы под запас бывали».

Наиболее распространенной была трехдневная барщина, однако многие помещики посылали крестьян на барщину и чаще. Известный публицист этого времени И. Т. Посошков отмечал, что «есть такие безчеловечные дворяне, что в работную пору не дают крестьянам своим единого дня... многие дворяне, — продолжал он, — говорят: «крестьянину де не давай обрости, но стриги ево яко овцу до гола»».

На положении крестьян тяжело отражался рост государственных повинностей, и особенности рекрутской, а также многочисленных прямых и косвенных налогов. Государство ежегодно привлекало население к разным строительным работам. Десятки тысяч крестьян, согнанных со всех концов страны, строили флот в Воронеже, Таганроге, Азове, Петербурге, Казани, рыли каналы, воздвигали крепости и города. По сравнению с XVII в. возросли постойная (квартирная) и подводная повинности: крестьяне обязаны были обеспечивать на время постоев воинские команды продовольствием, а лошадей фуражом. Находившиеся на постое войска чинили крестьянам «многое разорение, убытки и обиды». В целях увеличения доходов правительство вводило новые виды сборов. По совету изобретательных прибыльщиков (так назывались многочисленные в ту эпоху авторы проектов об увеличении доходов казны) были обложены налогами домашние бани, мельницы, введена гербовая бумага. Особый налог платили желающие сохранить бороду вопреки царскому приказу.

Крупный доход казне принесла денежная реформа, сопровождавшаяся уменьшением количества серебра в монете. Только за три года (1701—1703), в течение которых наиболее интенсивно проводилась чеканка новой монеты, казна получила чистой прибыли свыше 2,8 млн. рублей. Одновременно в результате монетной операции курс рубля снизился почти вдвое, соответственно этому поднялись цены на товары.

И тем не менее уже на третьем году войны со Швецией расходы значительно превысили текущие доходы. В поисках источников увеличения государственных доходов правительство в 1710 г. провело подворную перепись. Но вопреки ожиданиям перепись обнаружила уменьшение количества крестьянских и посадских дворов по сравнению с итоговыми данными последней переписи 1678 г. «Пустота» объяснялась массовым бегством крестьян из центральных уездов на окраины. Вместе с тем многие помещики, чтобы уменьшить налоговое обложение и увеличить собственные доходы, объединяли несколько крестьянских дворов в один двор.

Тогда было решено перейти от подворного обложения к подушному. С этой целью в 1718 г. началась перепись населения (мужского), итоги которой, однако, также не удовлетворили правительство, так как помещики подавали заниженные сведения о количестве имевшихся у них крепостных. Для уточнения численности податного населения перепись была проведена заново, в связи с чем и получила название «ревизии». На основании ее данных население в России можно исчислить примерно в 14 млн. чел. Основным прямым налогом стала подушная подать в размере 70 копеек с каждой «крестьянской души» мужского пола.

Значение первой ревизии не ограничивалось интересами фиска. Она имела, кроме того, и большое социальное значение, так как с ее проведением увеличилось число крепостных. Если раньше кабальные холопы получали свободу после смерти своего господина, то во время проведения первой ревизии их приравняли к крепостным и наравне с ними обязали платить подушную подать. Таким образом, кабальные холопы слились с массой закрепощенного крестьянства и превратились в наследственную собственность помещика. Возросла также феодальная эксплуатация так называемых государственных крестьян. К ним по ревизии были отнесены черносошные крестьяне северных районов и пашенные крестьяне Сибири, народы Среднего Поволжья и однодворцы (всего свыше 1 млн. душ мужского пола). Помимо подушной подати они платили дополнительный оброк в 40 копеек с мужской души.

Вместе с тем в деревне росло экономическое влияние более зажиточных («прожиточных» и «семьянистых») хозяйств. Деревенские богатеи заводили торги и промыслы, выполняли наряду с купцами подряды на строительные работы и по снабжению армии продовольствием и фуражом. Стоимость таких подрядов нередко оценивалась в десятки тысяч рублей. Часть торгующих крестьян и подрядчиков пополняла ряды купечества, переходила в города и вкладывала средства в промышленность.

б) Сельское хозяйство второй половины XVIII века

Сельское хозяйство второй половины XVIII века, как и раньше, оставалось основой экономики страны, а сельские жители преобладали в составе населения (к концу века в городах проживало около 4%).  Развитие аграрного производства имело, в основном, экстенсивный характер и достигалось за счет следующих факторов: рост населения, что обеспечивалось как присоединением новых территорий, так и ростом населения в центральных районах России. Если в 1721 г. в Российской империи жили 15,5 млн. чел., то в 1747 г. - 18 млн. чел., а в 1796 г. - 36 млн. чел.; освоение новых территорий (после присоединения Северного Причерноморья, Крыма, некоторых районов Северного Кавказа, украинских, белорусских и литовских земель, принадлежавших Польше, территория страны значительно увеличилась). При этом прирост происходил, в первую очередь, за счет плодородных черноземных земель, которые предоставлялись не только помещикам для вывода крепостных крестьян (по 1,5 -12 тыс. дес.), но и государственным крестьянам (по 60 дес.), отставным солдатам, иностранным колонистам (немцам, грекам, армянам, евреям, швейцарцам и др.).

  Кроме того, продолжалось сельскохозяйственное освоение Сибири и Приуралья, где, кроме миграции из центральных районов, наблюдался постепенный переход местного населения - башкиров, бурятов, якутов от кочевого скотоводства к оседлому пашенному земледелию.  Большую роль в росте аграрного, прежде всего зернового производства, играло сохранение и усиление крепостного права, а также расширение зоны крепостничества на Левобережную Украину и Заволжье.  В то же время начали действовать и прогрессивные факторы развития сельскохозяйственного производства, способствовавшие небольшой интенсификации производства в отдельных районах и хозяйствах: региональная специализация аграрного производства; ввод новых сельскохозяйственных культур. Если картофель еще оставался огородной культурой, то подсолнечник получил большое распространение на Украине и в Новороссии. Начала культивироваться сахарная свекла.  Повышалась товарность сельского хозяйства. С одной стороны, помещикам требовалось все больше денег для приобретения предметов роскоши. С другой, увеличивались закупки зерна для армии, технических культур для растущей промышленности, в несколько раз увеличился экспорт зерна в Западную Европу. Кроме того, с развитием промышленности и городов все большая часть населения отходила от самообеспечения сельскохозяйственными продуктами и нуждалась в их приобретении.  В связи с возрастанием спроса повысились цены на сельскохозяйственную продукцию.

К концу XVIII на основе роста товарности, укрепления торговых связей между различными районами страны, превращения таких связей в регулярные сложился единый всероссийский хлебный рынок.  В этот период начались первые попытки применения новых методов и технологий, достижений науки для развития аграрного производства. С этой целью в 1765 г. по инициативе Екатерины II было создано Вольное экономическое общество. Но его деятельность в условиях крепостного строя не привела к значительным результатам, лишь в отдельных немногочисленных имениях помещики купили кое-какую сельскохозяйственную технику и попытались ввести многопольный севооборот.

в) Промышленность

В XVIII в. продолжала развиваться крупная промышленность (мануфактуры с применением крепостного труда, купеческие и крестьянские мануфактуры с наемным трудом). В 60-х годах XVIII в. по данным исследователя И. В. Мешалкина имелось 567 предприятий; по другим данным (С. Г. Струмилин) их насчитывается до 650.

По сравнению с состоянием промышленности в первой четверти XVIII в. (около 200 мануфактур) эта цифра показывает увеличение числа мануфактур более чем в три раза. Однако эти цифры включают не только мануфактуры, но и мелкие предприятия, кроме того, они не охватывают горную промышленность. В конце XVIII в. насчитывалось 2094 предприятия. Кроме того, было около 200 предприятий в горной промышленности; следовательно, общее число учтенных к концу XVIII в. предприятий составляло около 2300; при этом крупных предприятий было, вероятно, не более 1000—1200. Но и эти цифры по сравнению с приведенными выше сведениями, относящимися к 60-м годам XVIII в., показывают рост числа промышленных предприятий в два раза. Общая сумма производства возросла за этот период с 8,7 млн. до 18 млн. руб, а число занятых рабочих увеличилось приблизительно с 81,7 до 199,2 тыс. человек. Для понимания промышленного развития важны сведения о составе рабочих, о числе наемных и крепостных рабочих. Подсчеты акад. С. Г. Струмилина говорят, что наемные рабочие составляли и в 60-х годах XVIII в. около половины всех рабочих, занятых на мануфактурах (из 81,7 тыс. человек, включая в это число заводских крепостных и приписных крестьян, наемные составляли 42,5 тыс.), а в 1800 г. из 199,2 тыс. человек наемных было 103,4 тысячи, или 52%.

Развитие крупной промышленности привело к использованию малооплачиваемого труда — женского и детского. Женский труд применялся и в горном деле, особенно на ломке и разборке руды. Академик Паллас, будучи в 1770 г. на Урале, видел, как на горе Высокой работало до 400 детей. Другой путешественник (Гмелин) указывает на детей 7—8 лет, работающих на Невьянском заводе (над изготовлением изделий из меди) и подростков 10—15 лет (в проволочной мастерской).

В металлургии усиленное строительство заводов приходится на середину XVIII столетия, особенно в связи с расширением экспорта железа. На Урале с 1752 г. по 1762 г. было основано 55 заводов, в середине века происходит освоение Южного Урала, где (на территории Башкирии) строились преимущественно частные заводы (купца Твердышева и др.). Правительство щедро «приписывало» государственных крестьян для работы на южноуральских заводах. Они несколько месяцев в году должны были работать при заводах, что зачитывалось им в уплату податей. Заводчики, кроме того, имели крепостных крестьян. Так, граф Шувалов купил для своих заводов в Орловской, Тульской и Калужской губерниях 25 тыс. крестьян. В середине XVIII в. Россия вышла на первое место в мире по производству черного металла. Выплавка чугуна выросла с 1750 по 1800 г. с 2,0 до 9,9 млн. пудов, т. е. почти в пять раз. Даже к концу века, когда Англия переживала промышленный переворот, т. е. переходила от мануфактуры к фабрике, Россия еще занимала первое место; на втором стояла Англия. Россия стала также крупнейшим экспортом железа в страны Западной Европы. Английские торговые фирмы имели своих представителей в Петербурге, закупавших русское железо, главным образом уральское. Русский экспорт составлял в 1750 г. — 1236 тыс. пудов, в 1782 г. — 3840 тыс. пудов, но с 1796 г. экспорт железа сокращается, и в 1800 г. упал до 1833 тыс. пудов вследствие начавшейся конкуренции со стороны английской промышленности.

Русская металлургия стояла на высоком техническом уровне. Уральские домны были самыми высокими, достигая 13,5 м против 7,1—8,5 м в Западной Европе. Значительные успехи были достигнуты в устройстве воздуходувных мехов, что привело к увеличению производительности домны.

Гениальным изобретателем, опередившим западноевропейскую технику, был И. И. Ползунов (1728—1766). Он был сыном солдата, родился в Екатеринбурге (Свердловске), где учился в заводской школе и шесть лет работал на заводе, затем перешел на алтайский казенный завод, откуда совершил поездку в Петербург. «Огневая» машина (Ньюкомена) использовала силу пара, но в ней был один цилиндр и она применялась лишь при откачке воды из затопленных шахт. «Огнедействующая» машина, изобретенная Ползуновым, имела два цилиндра с поршнями, приводила в движение на Алтайском заводе воздуходувные меха и являлась универсальным двигателем, первой паровой машиной, примененной в промышленности. Она была установлена на заводе в 1765 г., задолго до изобретения англичанина Уатта, но после смерти Ползунова была остановлена и заброшена. Только условия феодально-крепостнического строя, а также удаленность алтайских заводов и преждевременная смерть великого русского изобретателя помешали ее внедрению в жизнь. В легкой промышленности следует отметить большой рост суконного производства, а также полотняного и шелкоткацкого, зарождение хлопчатобумажной промышленности. Число суконных мануфактур сильно увеличилось, большая часть их продукции шла на снабжение армии и флота. В 1767 г. было 72 суконных и каразейных предприятия (каразея — грубая полушерстяная ткань) с выработкой в 2,28 млн. аршин. В 1802 г. было уже 146 мануфактур. На дворянских суконных мануфактурах применялся труд крепостных.

Крупное хлопчатобумажное производство появляется сперва как ситценабивное предприятие, занятое окраской и набивкой рисунка на привозных хлопчатобумажных тканях. Таким было основанное иностранцами в 1755 г. предприятие в Красном Селе под Петербургом, в 1763 г. возникла ситценабивная мaнyфактура в Шлиссельбурге, также принадлежавшая иностранцу (Лиману). Число рабочих на ней колебалось от 110 до 247 человек, из которых до 80% составляли крепостные. В советской исторической литературе возникали споры, в какой мере эти предприятия можно признать капиталистическими, Среди промышленных предприятий того времени было значительное число мануфактур, где использовался только наемный труд, их можно причислить к капиталистическим, но были отрасли, как суконная и горнозаводская, где широко применялся труд крепостных, или приписных, крестьян. Такого рода предприятия по организации и технике, однако, не отличались от капиталистической мануфактуры, в них элементы капитализма и феодализма тесно переплетались между собой.

Число наемных рабочих в стране было уже значительным. В промышленности (горнозаводской, текстильной и пр.), как в крупном, так и в мелком производстве, в 60-х годах XVIII в. нанималось до 100 тыс. человек, в конце столетия это число увеличилось вдвое (см. выше). Кроме того, на судах, на речном транспорте было занято примерно то же количество наемных рабочих, т. е. около 100 тыс. человек в середине XVIII в. и около 200 тыс. человек в конце столетия. Общее число наемных рабочих в промышленности и на транспорте (без гужевых перевозок) составляло в 60-х годах XVIII в. свыше 200 тыс. человек, а в конце века — 400 тыс. человек. Вместе с тем мелкое производство еще занимало большое место даже в таких отраслях, как металлопромышленность. В старинном железоделательном районе Устюжны Железопольской в конце XVIII в. было множество мелких крестьянских горнов. Шведский инженер Норберг, посетивший этот район, пишет: «На территории приблизительно 100 верст в длину и 80 в ширину, где не проживает никто из дворян, можно считать большинство мужского населения прирожденными кузнецами, потому что они крайне редко или даже никогда не выезжают из своих мест, и все свое свободное время, остающееся им от земледелия, проводят в кузнице; так сын научается обычно промыслу своего отца». Здесь подчеркнуто, что это население не знало крепостного права. Тот же автор говорит о скупщиках, подчинивших себе эти промыслы. Они покупают главным образом гвозди и развозят их затем по Волге в различные области государства.

Выработка мелких металлических изделий была уже тогда развита в селе Павлове Нижегородской губернии, которое принадлежало графу Шереметеву. В конце XVIII в. в селе Павлово были 323 слесарные мастерские «при домах» и 4 стальных «завода». Здесь изготовлялись ножи, замки, ножницы, ружья и пр.; в 1802 г. в Павлове было 48 богатых первостатейных крестьян, владельцев крупных мастерских.

г) Внешняя торговля

До 18 столетия Россия для многих государств Европы была как бы отдаленной колонией, из которой иностранцы вывозили многочисленные богатства. Внешняя торговля в России была развита слабо. 18 век для Российского государства стал веком интенсивной торговли.

Развитие промышленности, мануфактур, сельского хозяйства дало внутренней торговле новый толчок, а выход России к Балтийскому морю, многочисленные внешнеполитические акции правительства (мирные и торговые договоры с Турцией в 1700 году, с Данией в 1709 году, с Пруссией в 1717 году и другие) открыли путь русским товарам в Европу. Но, как и прежде на внешней торговле это сильно не отразилось.

Значительная роль в развитии промышленности принадлежит Петру Великому. В начале своего царствования он приложил большие усилия к развитию кораблестроения, горного дела, а во время Северной войны стало поощряться развитие суконного, полотняного, оружейного производств.

Немного о Петре и его нраве:

Для развития морских торговых отношений с Европой через Петербург, Петру I приходилось принимать нестандартные и даже жесткие меры: в 1710 г. было запрещено вывозить через Архангельск хлеб, а указ от 1713 г. предписывал русским купцам привозить пеньку и юфть не в Архангельск, а только в Петербург. Указ распространялся на икру, клей, поташ, смолу, щетину и другие товары, составлявшие предмет государственной торговой монополии.

Суровыми мерами, вплоть до переселения самих купцов из разных мест России на жительство в Петербург, ломалось сопротивление русского купечества, стремившегося торговать с Западной Европой по-прежнему через Архангельск. Но кроме «приказного порядка», были задействованы и экономические механизмы: обычная 5% пошлина была понижена в Петербурге до 3%. В результате, если в 1718 г. в Петербург прибыло всего 52 торговых судна, а в Архангельск — 150, то в 1725 г. в Петербург прибыло уже 450 торговых кораблей, а в Архангельск — лишь 50. Если в 1717 г. петербургский экспорт исчислялся в объеме 269 тыс. рублей, а импорт — 218 тыс. рублей, то в 1726 г. сумма петербургского экспорта составила уже около 2-х миллионов 403 тыс. рублей, а импорт около 1 млн. 550 тыс. рублей.

Уже в середине XVIII века Петербург занял по сумме торговых оборотов первое место в стране.

Значительный шаг вперед при Петре сделала и торговля. Как внешняя так и внутренняя, например, если в 1703 году в Россию прибыло с товаром 113 иностранных кораблей, то в конце царствования Петра – 453.

Однако внешняя торговля сохраняла по преимуществу пассивный характер и вызывалась, главным образом, потребностями соседних народов. Русский купец не обладал ни достаточной предприимчивостью, ни достаточной интеллигентностью, чтобы завязать новые торговые отношения с иностранными государствами. Русские сельскохозяйственные продукты вывозили уже не иностранцы, внешнюю торговлю вело само правительство. Оно сосредоточивало в своих руках то тот, то другой наиболее важный в данный момент предмет торговли. Продажа этих так называемых казенных товаров составляла монополию государства, которое сделалось самым крупным торговцем, хотя экспорт монополизированных товаров нередко отдавался на откуп купцам или компаниям за определенную плату.

К казенным товарам принадлежали, например: пенька, льняное семя, сало, воск, деготь, патока, икра и некоторые другие товары.

Немного о лёне и его применении:

Льняная промышленность считается национальной отраслью России. Лен с незапамятных времен выращивали на полях Нечерноземья. Из волокон ткали полотно, шили одежду и обувь. Из льна получали высококачественное масло, использовавшееся для еды и лечения. В X - XIII веках лён повсеместно распространился на Руси; в XIII - XVI веках Новгород и Псков стали основными центрами производства льна и торговли им. До конца XVIII века льноводство занимало 1-ое место среди экспортных товаров и составляло основную статью дохода российской внешней торговли. К началу XIX века льноводство развивалось почти во всех губерниях нечернозёмной зоны Европейской части России. Лен и льняные ткани оставались весомой статьей экспорта как до революции, так и в советский период, пока посевы северного шелка не стали сокращаться.

Быстро росла внешняя торговля России к середине столетия. Если в

1749 году экспорт хлеба оценивался в 2 тысячи рублей, то в начале 90-х

годов он увеличился почти до 3-х тысяч.

Однако внешнеторговая деятельность России во второй половине 18 века все еще не была достаточно активной из-за отсутствия обеспеченных выходов на международные морские коммуникации, неразвитости судостроения и портового хозяйства. Тем не менее, с конца 50-х годов до конца 70-х годов 18 века ввоз товаров возрос в два раза, а вывоз более чем в три раза. Начиная с этого времени, с каждым годом увеличивалась сумма ввозимых и вывозимых товаров, а, следовательно, и таможенного сбора.

После заключения в 1774 году договора с Турцией и присоединения в 1782 году Крыма к России активизировалась черноморская торговля через портовые города Одессу, Очаков, Николаев, Херсон, Севастополь, Евпаторию, Керчь, Феодосию. Активизировалась торговля и в портах Азовского моря – Мариуполь и Таганрог.

Развитие внешней морской торговли приносило значительные доходы в казну и вызывало необходимость учредить новые таможни в Одессе, Севастополе, Херсоне, Николаеве и других портах.

Активную роль в развитии торговли в этот период играла Сибирь, обеспечивающая вывоз таких ценных экспортных товаров, как пушнина, и получавшая товары из Китая. Не ослаблялась торговля с сопредельными государствами на южной границе.

Развитие торговли требовало усовершенствования таможенного дела в стране. Таможенными сборами с 1718 года управляла учрежденная Петром Первым Коммерц-коллегия. Таможенное дело становилось централизованным и осуществлялось на основе единой таможенной политики. Таможенные доходы поступали в Приказ Большой казны. На местах таможни подчинялись воеводам без права вмешиваться в их финансовую деятельность. О количестве таможен в России в этот период нет точных данных. Если учитывать, что таможни создавались в каждом городе и местечке, то их насчитывалось наверняка около 500. Во главе таможен стояли директора из дворян. Из этого же сословия назначались вице-директора, комиссары таможен, оберцолнеры и другие

должностные лица. В таможнях имелись инспектора, амбарные контролеры, стемпельмейстеры, досмотрщики. 30% должностей в таможнях приходилось на купеческое сословие, т.е. людей, достаточно подготовленных в коммерции. Значительная доля состава таможен укомплектовывалась за счет солдат и матросов, что диктовалось стремлением сэкономить расходы на содержание таможен, а также трудностью с укомплектованием таможен квалифицированными

кадрами.

Штаты таможен и круг должностей утверждались Коммерц-коллегией. Сама коллегия была укомплектована за счет представителей русского дворянства, таможенных служащих, а также иностранных специалистов.

Во второй половине 18 века внешнеторговый оборот России возрос примерно в 5 раз, достигнув в 90-х годах почти 110 млн. рублей. Таким образом, экономические реформы способствовали усилению товарооборота и росту внешнеторговых центров, причем не только на севере, но и на юге страны.

Однако доля России во внешней торговле не соответствовала ее

потенциалу. Наличие сырьевой номенклатуры ввоза свидетельствовало об экономической отсталости России. Ее развитие тормозили крепостное право, отсутствие промышленности, низкий социальный уровень большинства населения.

В области внутренней и внешней торговли в Петровские время большую роль играла государственная монополия на заготовку и сбыт основных товаров (соль, лен, меха, сало, икра, хлеб, вино, воск, щетина и др.), что значительно пополняло казну. Всячески поощрялось создание купеческих ”кумпанств” и расширение торговых связей с заграницей. Одновременно падало значение богатейших купцов “торговой сотни”. Важными пунктами обмена товаров оставались ярмарки. Развитию торговли и всероссийского рынка способствовало совершенствование путей сообщения, устройство каналов на водных магистралях (Вышневолоцкий, Ладожский и др.), а также отмена в1754 г. внутренних таможенных пошлин.

К 1725 г. в стране имелось 25 текстильных предприятий, канатные и

пороховые мануфактуры. Впервые были построены бумажные, цементные, сахарный заводы и даже шпалерная фабрика для производства обоев. Об успехах политики в сфере торговли в Петровскую эпоху свидетельствует и тот факт, что к концу Петровского правления экспорт русских товаров вдвое превышал импорт. При этом высокие таможенные тарифы (до 40% в иностранной валюте) надежно ограждали внутренний рынок.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.