Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
1917ДВОЕВЛАСТИЕ.doc
Скачиваний:
6
Добавлен:
12.03.2016
Размер:
84.48 Кб
Скачать

30 Мая 1917 г.

22 мая наши радиотелеграфные станции приняли германскую радиотелеграмму, в которой главнокомандующий германским Восточным фронтом принц Леопольд Баварский заявляет, что воюющие с нами державы готовы заключить мир и предлагают России помимо союзников прислать уполномоченных и представителей для переговорах об условиях мира… В ответ на это Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов издал следующее воззвание: «Он (Германский император) говорит будто предлагает нашим войскам то, чего они жаждут – путь к честному миру. Так, говорит он, ибо знает, что иного мира, кроме честного Российская демократия не примет. Но «честный мир» для нас лишь мир без аннексий и контрибуций… Нам предлагают сепаратное перемирие, тайные переговоры… Россия взяла на себя задачу объединить демократию всех воюющих стран в борьбе против всемирного империализма. Эта задача не будет выполнена, если германские империалисты сумеют использовать ее стремления к миру с целью отторжения ее от союзников и нанесут поражение ее армии… Пусть армия своей стойкостью придаст мощь голосу Российской демократии. Теснее сплотимся вокруг знамени революции… Удвоим работу вокруг воссоздания боевой мощи России».

Военный и морской министр КЕРЕНСКИЙ

 

ТРИ КРИЗИСА ВЛАСТИ: ИЮЛЬСКИЕ СОБЫТИЯ

2 июля кадеты вышли из правительства под предлогом несогла­сия с решением большинства признать украинскую Центральную Раду. В столицу были подтянуты верные правительству добровольческие формирования ­ударные батальоны. Одновременно 6 полков, в том числе запасные пулеметные полки, получи­ли приказ выступить на фронт. Это было нарушением мартовского согла­шения Совета с правительством о не выводе Петроградского гарнизона из столицы. Пулеметчики разослали агитаторов по полкам и заводам с при­зывом к выступлению. Это застало руководство большевиков врасплох. Ленин в это время уе­хал в Финляндию в отпуск, но узнав о событиях в Петрограде, срочно вер­нулся. На заседании ЦК партии он, преодолев сопротивление руководителей Во­енной организации, добился решения о мирной демонстрации. Однако события вышли из-под контроля. 4 июля тысячи вооруженных солдат, матросов, прибывших из Кронштадта, и рабочих заполнили центр города. Основным лозунгом вооруженной демонстрации было оказание давления на ВЦИК Советов с целью создания советского правительства. Однако ВЦИК отклонил это требование. Командование заранее разместило на чердаках пулеметы. Анархически настроенные демонстранты начали стрелять по чердакам, откуда также ответили огнем. По данным врачей, было 16 убитых, 40 умерло от ран и около 650 было ранено.

Временное правительство и ВЦИК Советов обвинили большевиков в заговоре с целью взятия власти. Начались аресты их руководителей, была рзгромлена редакция их газеты «Правда». С фронта были вызваны вер­ные  правительству войска. В газеты было передано обвинение Ленина в шпионаже пользу Германии.

7 июля был отдан приказ об аресте Ленина. Сам он сначала склонялся к тому, чтобы явиться самому, но ЦК посчитал, что нет никакой гарантии его безопасности: его просто убьют по дороге. Поэтому Ленин с Зиновье­вым скрывались сначала в Петрограде, потом возле Сестрорецка, в шала­ше за озером Разлив, а осенью перебрались в Финляндию. Обвинение против них так никогда и не рассматривалось.

Мятежные полки были разоружены и расформированы. Правительство восстановило смертную казнь за неповиновение приказу на фронте (12 июля). Премьер Львов ушел в отставку. Его место занял Керенский, со­хранивший пост военного и морского министра. Формирование 2-го коа­лиционного правительства заняло почти месяц. В конце июля его состави­ли 8 представителей буржуазии, 7 социалистов и 2 беспартийных.

Решение Временного правительства о переходе в наступление на фронте, а также его компромиссное соглашение с Центральной Радой, требовавшей широкой автономии для Украины спровоцировали новый политический кризис, последствия которого оказались весьма далеко идущими. Июльские события коренным образом изменили ситуацию. Подтянув к столице верные ему части, Временное правительство получило, наконец, вооруженную опору. Советы, согласившись на разоружение и вывод из Петрограда революционных полков, эту опору отвергли. Двоевластие, а с ним и мирный период революции кончились.

 

ТЕЛЕГРАММА КОМИССАРОВ

ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ИЗ 11-Й АРМИИ О ПОЛОЖЕНИИ НА ФРОНТЕ В НАЧАЛЕ ИЮЛЯ

«Наступательный порыв быстро исчерпался. Некоторые части самовольно уходят с позиций, даже не дожидаясь подхода противника. На протяжении сотни верст в тыл тянутся вереницы беглецов с ружьями и без них – здоровых, бодрых, чувствующих себя совершенно безнаказанными. Иногда так отходят целые части... Сегодня главнокомандующий с согласия комиссаров и комитетов отдал приказ о стрельбе по бегущим».

 

ГОСУДАРСТВЕННОЕ СОВЕЩАНИЕ

Правительство так и оставалось временным, ни перед кем не ответственным. Для закрепления его победы над Советами Керенский наметил «ввиду исключительности переживае­мых событий и в целях единения государственной власти со всеми орга­низованными силами страны» созвать якобы представительный, а на де­ле – подобранный правительством орган вместо Учредительного собра­ния, с подготовкой которого не торопились. Из 2 500 участников Государственного совещания делегаты центральных исполнительных комитетов Советов составляли 229 чел., остальные – де­путаты Государственных дум всех 4 созывов, представители торговли, про­мышленности и банков, земств, армии и флота, профсоюзов, кооперации союзов интеллигенции, национальных организаций и духовенства. В большинстве оказались кадеты и монархисты. Местные Советы представлены не были, большевиков-членов ВЦИК Советов из его делегации ис­ключили (некоторые все же прошли от профсоюзов, но им не дали слова). Для большего спокойствия Государственное совещание собрали не в Петрограде, а в казавшейся консервативной Москве. Большевики объявили это совещание заговором контрреволюции. В день его открытия 12 авгус­та они организовали в Москве Всеобщую политическую забастовку, в ко­торой участвовали 400 тыс. чел. Встали заводы и фабрики, электростан­ции, трамваи. Большинство делегатов добирались пешком, огромный зал Большого театра, где они собрались, освещался свечами.

Официальные ораторы соревновались в жесткости угроз. Керенский обещал «железом и кровью» раздавить попытки сопротивления прави­тельству. Но истинным героем дня стал генерал Корнилов, незадолго до этого назначенный верховным главнокомандующим. Его на руках вынес­ли с вокзала офицеры, ему устроили овацию делегаты. Он огласил про­грамму наведения порядка: должны быть три армии – армия на фронте, армия в тылу и транспорте. Он потребовал восстановления смертной каз­ни и в тылу, железной дисциплины на фабриках и заводах. В результате Государственного совещания обозначились два центра власти: Временное правительство и Ставка верховного главнокомандующего.

 

КОРНИЛОВЩИНА

27 августа 1917 г. Корнилов выступил против Временного правительства, двинув на Петроград 3-й конный корпус под командованием генерал-лейтенанта Крымова для подавления революционных выступлений и наведения порядка в столице. . В этот же день Керенский разослал повсюду радиограммы с объявлени­ем Корнилова мятежником и требованием ему сдать должность верховного главнокомандующего и ввел в Петрограде военное положение. В ответ Корнилов объявил слова Керенского сплошной ложью и обвинил Вре­менное правительство, что оно «под давлением большевистского боль­шинства Советов (которого пока еще не было) действует в полном согласии с планами германского Генерального штаба...» Двое командующих фронта­ми из пяти (А.И. Деникин и В.Н. Клембовский) поддержали Корнилова. После того, как генералы, которым был предложен пост верховного глав­нокомандующего, один за другим от этой чести уклонились, Керенский сам объявил себя верховным главнокомандующим.

27 августа большевики призвали рабочих и солдат к отпору мятежникам. Началось легальное вооружение ранее воз­никших и создание новых отрядов Красной гвардии. Корниловские эше­лоны задерживались в пути железнодорожниками. На пути движения 3-го конного корпуса строились заграждения, разбирались рельсы. На вооружение петроградских рабочих из арсенала было передано более 20 тыс. винтовок, что позднее сыграло одну из решающих ролей в Октябрьском восстании. В авангарде 3-го корпуса поставили Туземную (или Ди­кую) дивизию из чеченцев, ингушей, осетин и др. горцев Северного Кав­каза: не знавшие русского языка, они казались надежной силой в борьбе против Советов. Однако по совету С.М. Кирова навстречу горцам напра­вили находившуюся в Петрограде делегацию старейшин кавказских наро­дов. Они на родном языке объяснили, куда и зачем их везут, и те отказа­лись двигаться дальше.

Отдав приказ выгружаться из вагонов и двигаться конным порядком, генерал Крымов на автомобиле прибыл один в Петроград и явился к Керенскому. Содержание их громкого разговора до сих пор остается загадкой, потому что после него Крымов по официальной версии застрелился. 29 августа-2 сентября Корнилов и гене­ралы - его сторонники - были арестованы и в уездном городке Быхове взяты под стражу в помещении женской гимназии. Их охраняли верные Корнилову добровольцы-туркмены конного Текинского полка.

Попытка переворота, предпринятая Корниловым, оказалась неудачной. Керенский, приняв на себя пост главнокомандующего, одновременно возглавил Совет пяти (Директорию), в составе:  министр-председатель Керенский, иностранных дел - Терещенко, военный министр – ­полковник А.И. Верховский, морской - адмирал Д.Н. Вердеревский, почт и телеграфов - меньшевик А.М. Никитин. которому Временное правительство передало власть. 1 сентября Россия была объявлена Республикой, но это уже не могло остановить нарастание в массах радикальных революционных настроений. Переговоры о создании нового правительства затянулись до 25 сентября, когда наконец удалось составить третье и последнее коалиционное правительство: 4 меньшевика, 3 кадета, 2 эсера, 2 прогрессиста и 6 беспартийных. Для поддержки Директории, по предложению Керенского, эсеро-мень­шевистский ВЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов и эсеровский ЦИК Советов крестьянских депутатов созвали 14 сентября так называе­мое «Демократическое совещание» из более чем 1,5 тыс. делегатов от Сове­тов, профсоюзов, армейских и флотских комитетов, кооперации, нацио­нальных советов и др. общественных организаций. От Государственного совещания его отличал более левый состав и отсутствие представительства буржуазно-помещичьих партий и союзов. Большевики – представители ряда Советов, профсоюзов, фабзавкомов – составляли меньшинство, но их поддерживала значительная часть беспартийных делегатов. 19 сентября Демократическое совещание приняло резолюцию против создания правительства в коалиции с кадетами, причем против коалиции голосовала большая часть эсеров и меньшевиков. 20 сентября президиум Совещания решил выделить из его состава Всероссийский демократический совет, он же - Временный совет Российской республики (Предпарламент), пропорционально численности его групп и фракций. Он призван был стать впредь до Учредительного собрания представительным органом, перед которым должно было быть ответст­венным Временное правительство. Первое заседание Предпарламента состоялось 23 сентября. От него Керенский добился одобрения коалиции с кадетами. Однако эти меры не могли ввыести страну из системного кризиса. Выступление Корнилова обнаружило раскол в пра­вящих кругах. От этого выиграли большевики, завоевывавшие большинство в Советах.

 

КОРНИЛОВ НА ГОСУДАРСТВЕННОМ СОВЕЩАНИИ

Август 1917 г.

«С глубокой скорбью я должен открыто заявить - у меня нет уверенности, что русская армия исполнит без колебаний свой долг перед родиной... Враг уже стучится в ворота Риги, и если только неустойчивость нашей армии не даст нам возможности удержаться на побережье Рижского залива, дорога в Петроград будет открыта... Невозможно допустить, чтобы решимость... каждый раз появлялась под давлением поражений и уступок отечественной территории. Если решительные меры для повышения дисциплины на фронте последовали как результат Тарнопольского разгрома и утраты Галиции и Буковины, то нельзя допустить, чтобы порядок в тылу был последствием потери нами Риги».

Цит. по: Лехович Д.В. Белые против красных. М., 1992

 

КТО И КАК ПОДДЕРЖИВАЛ КОРНИЛОВА В АВГУСТЕ 1917 Г.

...Нужно заметить, что общественное мнение союзных стран и их правительств, вначале чрезвычайно благожелательно настроенных к Керенскому, после июльского разгрома армии резко изменилось... Еще более определенные и вполне доброжелательные отношения сохранили к Верховному [Корнилову] иностранные военные представители. Многие из них представлялись в эти дни Корнилову, принося ему уверения в своем почитании и искренние пожелания успеха; в особенности в трогательной форме это делал британский представитель. Слова и чувства. Реально они проявились только в декларации, врученной 28 августа Терещенко Бьюкененом, в качестве старейшины дипломатического корпуса. В ней в изысканной дипломатической форме послы единодушно заявляли, что «в интересах гуманности и в желании устранить непоправимые действия они предлагают свои добрые услуги (посредников) в единственном стремлении служить интересам России и делу союзников». Впрочем, Корнилов тогда не ждал и не искал более реальных форм интервенции.

Поддержка русской общественности? Произошло нечто чудесное: русская общественность внезапно и бесследно сгинула. Милюков, быть может еще два, три видных деятеля упорно и настойчиво поддерживали в Петрограде необходимость примирения с Корниловым и коренной реорганизации Временного правительства... Либеральная печать, в том числе «Речь» и «Русское слово», в первые дни в спокойных лояльных статьях так определяли элементы выступления: «преступность» способов борьбы, правильность целей ее («подчинение всей жизни страны интересам обороны») и почвенность движения, обусловленная положением страны и ошибками власти. Довольно робко говорили о примирении... Вот и все... Офицерство? Не было никакого сомнения, что масса офицерства всецело на стороне Корнилова и с замиранием сердца следит за перипетиями борьбы, им кровно близкой; но, не привлеченное к ней заблаговременно в широком масштабе и в солидной организации, в той обстановке, в какой оно жило - офицерство могло дать лишь нравственную поддержку.

Деникин А.И. Очерки русской смуты. М., 1991

 

ОБ АРЕСТЕ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ В ВОЕННО-РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КОМИТЕТ