Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
19
Добавлен:
13.02.2016
Размер:
712.19 Кб
Скачать

Особенности медицины Древней Месопотамии.

Термин «Месопотамия» (греч. Mesopotamia — Междуречье или Двуречье) введен греческим историком Геродотом.

Плодородная долина нижнего Евфрата в Передней Азии была родиной древнейших человеческих цивилизаций. Сейчас это в основном территория Ирака.

Периодизация и хронология истории Древней Месопотамии.

1. Первые крупные поселки в Древней Передней Азии (7—6-е тыс. до н.э.).

2. Первые древнейшие города-государства шумеров конец 4-го—3-е тысячелетие до н. э.).

3. Вавилонское царство (начало 2-го тысячелетия до н.э.—539 г. до н.э.).

4. Ассирийское царство (конец 3-го тысячелетия до VII в. до н.э.).

Идеология Древней Месопотамии была религиозной. Она освящала существовавшее тогда устройство семьи, общины, государства, собственно­сти и содействовала укреплению царской власти. Ее влияние на развитие эм­пирических знаний (и врачевания в том числе) было ощутимым.

Врачевание в шумерии.

Шумеры знали гончарное мастерство, обжигали че­репицу и кирпич, сооружали городские стены и храмы, прокладывали каналы и орошали поля, пряли и ткали, строили колесницы и корабли, ковали из меди и бронзы, создавали шедевры ювелирного искусства, сочиняли музыку и слагали стихи, разрабатывали основы государственности и права. Они заложи­ли первые основы арифметики, геометрии и астрономии, научились исчис­лять время и к началу 3-го тысячелетия до н. э. создали первую в истории чело­вечества письменность — клинопись.

Создание письменности требовало обучения и обусловило появление школ, которые в Шумере были светскими. Они назывались э-дубба (дом табличек). Сведений о преподавании медицинских знаний в шумерских школах не имеется.

Религиозные представления шумеров сформировались на протяжении 3-го тысячелетия до н.э. По их представлениям мир состоял из неба и земли, между ними располагались воздух и звезды; и все это окру­жало бесконечное море. Управлял этим миром пантеон живых существ схожих с человеком, но превосходящих его во всем и бессмертных (несмотря на то, что они могли болеть или быть ранеными). Шумеры верили, что человек был создан из глины с одной лишь целью — служить богам и обеспечи­вать их всем необходимым. Отсюда по­стоянные жертвоприношения и риту­алы в храмах. После смерти человек спускался в темный мир, который был лишь бледным подобием земно­го.

Врачеватели поклонялись многим богам: прежде всего богине врачевателей Гуле — «великой» в переводе с шу­мерского. Считалось, что прикосновением своей чистой руки она возвра­щает умерших к жизни. Наряду с этим верили, что Гула может насылать и неизлечимые болезни, ибо первоначально она была богиней смерти.

Посредниками в общении между богами и людьми были жрецы, в то же время у каждого человека был свой личный бог.

О развитие врачевания известно из небольшой глиняной таб­лички, которая была составленная в Месопотамии в конце 3-го тысячелетия до н.э. В табличке 145 строк, представляющих 15 прописей лекарственных средств, начертанных клинописью на шумерском языке. Таким образом, она может считаться древ­нейшей «фармакопеей» в истории человечества.

Врачеватели Шумера использовали в своей практике лекарственные средства, прежде всего, расти­тельного происхождения: травы, горчицу, тимьян, плоды сливового дере­ва, груши, фиги, инжир, иву, пихту, сосну и т.д. В состав лекарств включались: сырая нефть, речной битум, природная смола, поваренная соль (т.е. средства минерального происхождения), а также продукты животного мира: молоко, органы водяных змей, панцирь черепа­хи, шерсть и т.п. Готовили лекарства на пиве, вине и растительном масле.

Шумерский врачеватель, составивший эту табличку в своей прак­тике исходил из эмпирического опыта, — в ней нет ни единого слова о богах или демонах, она не содержит заклинаний или заговоров, которые встречают­ся в медицинских текстах Древней Месопотамии более позднего периода. Таб­личка имела практическое применение при составлении лекарственных средств. Текст ее предельно лаконичен.

Например: «Предписание 5. Растереть речную глину (ил) и смешать ее с водой; натереть сырой нефтью и приложить как припарку...

Предписание 12. Просеять и перемешать растолченный панцирь черепахи, ползу­чее растение нага (из него добывают соду), соль и горчицу. Промыть больное место качественным пивом и горячей водой; вычистить (отскоблить) больное место этим составом и затем смазать растительным маслом и покрыть растертыми в порошок иглами пихты.

Табличка не содержит указаний, при каких недугах эти лекарства должны были применяться. Вероятнее всего это связано с тем, что в Шумерии значи­тельный объем знаний передавался устно — записывались лишь конкрет­ные и точные сведения, возрастающий объем которых человеческая память уже не могла удержать

Таким образом, дошедшие до нас тексты свидетельствуют о том, что врачевание в Шумере конца 3-го тысячелетия до н. э. развивалось не в связи с магией и религией, а вырастало из практического опыта и повседневной деятельности человека. Таким образом, период раннего рабов­ладения по преимуществу был временем накопления эмпирических знаний в области врачевания.

Врачеватель имел высокий социальный статус. Врачеватели имели свои печати, на которых изображались инструменты для врачевания, сосуды для лекарств, имя владельца печати и фигура (врачевателя или, что вполне возможно, его божественного покровителя). Печать выполняла в Месопотамии функции появившейся позднее подписи.

Шумеры заложили основы права и создали первые своды законов — об­разец для более поздних законода­тельств. Древ­нейшие из них — законы Шульги (конец 3-го тысячелетия до н.э.), правовой кодекс Ур-Наммы — основателя Третьей династии Ура (около 2050 г. до н.э.) и кодекс Липит-Иштара — правителя Шумера и Аккада (около 1850 г. до н. э.). Законы в Шумере строго соблюдались.

Шумеры первыми стали отходить от закона талиона «око за око, зуб за зуб» и начали заменять его более гуманным денежным штрафом.

У шумеров издавна выработались строгие гигиенические правила, осно­ванные на коллективном опыте и народной традиции: не пить воды из нечи­стой посуды, не простирать к богам немытые руки, ограничивать себя в оп­ределенного рода пище и т.п. Самые строгие требования предъявлялись к жрецу: перед статуей бога шумерский жрец должен был появляться тщатель­но вымытым и выбритым с головы до пят. Одной из причин этого обычая было предупреждение педикулеза (вшивости). Мужчины были либо чисто выбриты, либо носили длинные бороды и длинные волосы, разделенные пробором. Основным материалом для одежды была овечья шерсть; льняное полотно ис­пользовалось для одеяний жрецов. В домах были туалеты, полы покрывались тростниковыми циновками, под домом часто располагали семейный мавзо­лей.

Таким образом, достижения шумеров (их арифметика и геометрия, врачевание и сельское хозяйство, литература и искусство) послужили основой для дальнейшего раз­вития знаний у народов Ассирии, Вавилонии и других государств древней Передней Азии.

ВРАЧЕВАНИЕ В ВАВИЛОНИИ И АССИРИИ (2-е—середина 1-го тысячелетия до н.э.)

Расцвет и могущество государства связаны с деятельностью выдающегося семитс­кого правителя Хаммурапи (1792—1750 гг. до н.э.).

В этот период были достигнуты большие успехи в сельском хозяйстве и гончарном деле, в изготовлении тканей и по­лучении металлов, в становлении права и развитии архитектуры, в языко­знании, математике, астрономии, врачевании.

Врачебные знания в Древней Месопотамии издавна передавались устно. К середине 2-го тысячелетия до н. э. в сформировались два основных направления врачевания: асуту (искусство врачевателей) и ашипуту (искусство заклинателей).

Как и шумеры, вавилоняне счита­ли, что земная жизнь является отра­жением небесной и воспринимали все явления общественной жизни и здо­ровье человека в единстве со всем ок­ружающим миром, т.е. Вселенной.

Древние вавилоняне приняли верования шумеров и пантеон шумерских богов. Они сохранили их функции, но дали богам другие имена.

По представлениям древних вавилонян, во главе мира стояла верховная триада богов: бог неба Анну, владыка земли и воздуха Энлиль и бог водной стихии (Мирового океана) Эйа.

Эйа почитался, как бог мудрости и всех видов искусств, покровитель заклинателей и врачебного искусства. Этим именем в Древней Месопотамии называли врачевателей.

Помимо верховной триады богов, у древних вавилонян существовала дру­гая триада: бог Солнца Шамаш, бог Луны Син и богиня Утренней звезды Иштар.

В народе верили, что изображение Иштар приносит исцеление от болезней. Столь же могущественной считалась и шумерская богиня Эрешкигаль — царица подземного мира. Считалось, что она управляет заразными болезнями и лихорадками, которые, подобно призракам, «выползали» из-под земли.

Богиней врачевания и исцеления считалась Гула.

Помимо богов, духовный мир жителей древнего Двуречья наполняли полу­боги, герои, семь мудрецов и семь злых демонов, другие демоны и духи. Неко­торые считались добрыми, но большинство — злыми, внушавшими страх су­ществами, которые, по мнению древних вавилонян и ассирийцев, постоянно наблюдали за людьми и были виновниками неприятных событий и болезней.

В целом идеология Древней Месопотамии была религиозной. Она освящала существовавшее тогда устройство семьи, общины, государства и собственно­сти и содействовала укреплению царской власти. Ее влияние на развитие эм­пирических знаний (и врачевания в том числе) со временем становилось все более ощутимым.

Врачебные знания в Древней Месопотамии передавались устно. В старовавилонский период они записывались на глиняных таб­личках. Сборники табличек подбирались по признакам болезней или по назва­ниям пораженных частей тела. Их совокупность составляла своего рода «руко­водство», весьма ценное для врачевателей.

К середине 2-го тысячелетия до н. э. в Древней Месопотамии сформирова­лись два основных направления врачевания: асуту (искусство врачевателей) и ашипуту (искусство заклинателей). Искусст­вом врачевания занимались врачеватели — эмпирики асу («зна­ющий воду»). Представители другого направления назывались ашипу (заклинающий).

Обе традиции сохранялись почти без изменений до второй половины 1-го тысячелетия до н. э., когда в связи с укреплением религиозных верований сли­лись в одну, более близкую к ашипуту.

Представления о причинах болезней в Древней Месопотамии.

1) связанные с нарушением принятых в общине обрядовых, правовых, моральных и прочих предписаний. Например: «...он приблизился к замужней женщине» или «...он приблизился к жрице своего бога; в течение 31 дня он выздоровеет и будет жить»;

2) зависящие от явлений природы и образа жизни людей (употребление нездоровой пищи, купание в загрязненной реке, соприкосновение с грязью и нечистотами);

3) определяемые религиозными верованиями («рука бога», «дуновение злого духа», «объятия Ламашту» и т.п.).

Жители Месопотамии считали, что здоровье, благополучие и могущество являются результатом присутствия поблизости сверхъестественных сил — ве­ликих богов и «добрых духов», которые охраняют человека. И наоборот, несча­стья, неудачи и болезни появляются, когда духи-хранители перестают защи­щать человека от врагов (людей или демонов). Для «защиты женщины носили на шее маленькие фигурки демонов или клали их под порог своего дома, чтобы отпуги­вать демонов их же изображением, а заклинатели читали магические тексты, которые имелись в таком множестве, что для их целенаправленного поиска создавались специальные каталоги по разделам «Избавить от чар...», «Голов­ная боль», «Болезни горла», «Избавить от злых духов с помощью мучной во­ды...» и т.п.

Врачеватель—асу чаще связывал возникновение болезней с естественными причинами. Заклинатель—ашипу, напротив, — прежде всего со сверхъестествен­ными силами. Наряду с этим, ашипу допускал, что болезни могут возникать и без участия богов или демонов, например, в результате лихорадки или «удара» в голову (описание которого напоминает инсульт).

Определив болезнь и ее причину, врачеватель до начала лечения делал про­гноз. В текстах ашипуту он чаще всего неблагоприятный: «он умрет», «он не выздоровеет» и т.п. Благоприятный прогноз встречается реже: «он будет жить», «он вылечится», «его болезнь уйдет», «он поправится и будет жить». Если про­гноз был безнадежен, ашипу (в отличие от асу) удалялся, не начиная врачева­ния. У ашипу даже были предостережения от лечения: «Этот человек под опас­ным влиянием, не приближайся к нему». Возможно, это связано с зачатками представлений о заразных болезнях.

Прогнозы асу, как правило, более оптимистичны: «он выздоровеет», «его нужно лечить». Прогноз «он умрет» в текстах асу встречается редко.

При­мер неблагоприятного прогноза: «Если человек так страдает от желту­хи, что его болезнь дошла до центра глаз... этот человек болен, весь болен, он протянет недолго и умрет».

Врачевание асу было направлено на облегчение конкретных проявлений (сим­птомов) болезни. Цели его лечения были вполне реальными: «остановить ли­хорадку и жар», «отвести отеки», «заставить болезнь уйти», «успокоить высту­пающие сосуды рук и ног» и т. п.

Асу использовали лечебные травы (горчицу, тмин), коренья, семена (около 50 ви­дов зерен), овощи (лук, чеснок, салат-латук, горох, огурцы), листья и плоды деревьев (финики), кедровый бальзам, минеральные средства (квасцы, крас­ный железняк, серу, соли), нефть, продукты животного происхождения (мед, воск, топленое масло, кровь мангуста, рыбий жир, скорлупу мидий, кожу козла и ягненка), экскременты птиц, овец и т.д.

Варили лекарственные средства на меду, пиве, уксусе, воде или твердом жире. Готовые средства для перевязок наносили на полоски из кожи и ткани, втирали с маслом в процессе массажа, использовали при полосканиях и обмываниях, вводили с клизмами, применяли в виде мазей, порошков, пилюль, свечей и тампонов.

В ритуале заклинателя — ашипу, в отличие от асу, преобладали предсказания и чтение заклинаний. Они тщательно записывались на глиня­ных табличках, сопоставлялись, анализировались и оформлялись как прогно­стические предсказания.

Искусство врачевания ашипу лежало в сфере того, что сегодня называется «психотерапией», однако за этим искусством скрывалась другая, главная сто­рона его деятельности — лекарственное лечение. Так, в одной из табличек говорится: «Если припадки вызваны рукой призрака, привяжи пять лекарств... к полоске из кожи ягненка и оберни ее вокруг шеи больного, и он будет чувствовать себя лучше».

Таким образом, месопотамская медицина по сути своей была народной, — практическое лечение асу было основано на использо­вании природных средств; а магические врачеватели ашипу широко использо­вали весь арсенал асу.

В древних месопотамских текстах нет упоминаний об удалении или пломби­ровании зубов. Сообщается лишь о применении обезболивающих паст (содер­жащих белену) и лечебных мастик (с растительными компонентами), которы­ми заполняли дупло больного зуба.

Неудачный исход врачевания ашипу объяснял вмешательством сверхъесте­ственных сил: «Такова воля богов» или «Болезнь не ушла, потому, что больной неточно выполнил предписанный ритуал приема лекарств» и т. п. Таким обра­зом, престиж ашипу всегда оставался высоким.

Репутация эмпирика — осу была более уязвима: его неудачи относились на счет не столько богов, сколько самого врачевателя. В результате асу постепенно утрачивали позиции.

Однако в целом лечение асу было более эффективным, чем лечение ашипу.

Строение тела человека в Древней Месопотамии не изучали. Рассечение жертвенных животных да­вало лишь самое общее представление о крупных внутренних органах: печени, сердце, почках, кишечнике, желудке.

Родовспоможением занимались женщины. После смерти роженицы разрешалось путем рассечения живота (т.е. кесаревым сечением) спасти живого младенца. На живых роженицах кесарево сечение в то время не проводили.

Оперативное врачевание касалось только лечения ран и травм; трепанации черепа. Нет упоминаний и об удалении катаракты. За успешное лечение травм или удачно выполненный им «надрез бронзовым ножом» в области лба или глазницы врач получал вознаграждение.

Правовые аспекты деятельности врачевателей изложены шумерами в законах Хаммурапи — шестого царя I Вавилонской династии, правившего в 1792—1750 гг. до н.э. Законы Хаммурапи принадлежат к числу наиболее древних законода­тельств мира и ярко отражают обще­ственные отношения периода раннего рабовладения на Востоке. Некоторые параграфы законов, ка­сающиеся умышленных и неумышлен­ных телесных повреждений, связаны с правовыми аспектами деятельности врачевателей.

По законам Хаммурапи, в случае успешного лечения врачеватель полу­чал весьма высокое вознаграждение:

«221. Если лекарь срастил сломанную кость (у человека) или же вылечил боль­ной сустав, (то) больной должен запла­тить лекарю пять сиклей ( 1 сикль составлял около 8,4 г серебра).

223. Если (это) раб человека, (то) хозяин раба должен заплатить лекарю два сикля серебра»2.

При общей суровости законов Хаммурапи столь высокая плата врачевателю за лечение была связана с большим риском его профессии из-за обычая «тали­она» (от лат. talio — возмездие) — воздаяния равным за равное. Так, в случае неблагоприятного исхода лечения врачеватель подвергался суро­вому наказанию:

«218. Если врачеватель сделал свободному человеку сильный надрез бронзовым но­жом и (тем) умертвил этого человека, либо сделал надрез в области брови или виска этому человеку бронзовым ножом и (тем) погубил глаз этого человека, ему надлежит отрезать руку».

При благоприятном исходе того же оперативного вмешательства лекарь полу­чал самое высокое вознаграждение:

«215. Если врачеватель сделал свободному человеку сильный надрез бронзовым но­жом и спас человека или сделал надрез в области брови или виска этому человеку бронзовым ножом и спас глаз человека, то он должен получить десять сиклей серебра».

«217. Если больной — чей-нибудь раб, то господин раба платит врачевателю два сикля серебра».

Разная плата врачевателю за одно и то же лечение свидетельствует о соци­альном неравенстве и расслоении общества и, как следствие, — о классовом подходе к врачебной деятельности и ее организации.

Законы Хаммурапи были широко извест­ны и в значительной степени предопределили законодательства других восточ­ных государств более позднего времени.

Гигиенические традиции в Месопотамии прежде всего касались жрецов и царя. Сохраняя традиции шумеров, жрецы тщательно следили за чис­тотой своего тела, носили тонкие белые льняные одежды. Жрецы тщательно следили за персоной царя: если они замечали, что царь соприкоснул­ся с нечистым человеком, то немедленно производилось мытье всего дворца и прилежащей части города, после чего приносились многочисленные жертвы. Обряды жертвоприношений были для основной массы населения практически единственной возможно­стью есть мясо. Пища в Месопотамии была по преимуществу растительной: бобы, чечевица, ячмень, пшено; ели овощи, орехи, финики, инжир, а также молочные продукты, мед, рыбу и птицу.

В Месопотамии издавна существовал обычай: не пить сырой воды из кана­лов и рек, ибо природные и искусственные водоемы служили источником заболеваний, — пили вареное пиво из хлебных злаков и другие разнообразные напитки, которые готовились в большом ассортименте и ши­роко употреблялись как взрослыми, так и детьми.

Жилой дом в Вавилоне не имел окон, выходящих на улицу. В некоторых дворах сооружали колодцы, в других случаях воду носили из реки или уличного колодца. Домашний очаг не имел дымохода.

Сточные системы в городах Месопотамии долгое время не сооружались. Все нечистоты выбра­сывались на улицу.

Позднее в домах стали сооружать системы труб и дренажные колодцы для отвода дождевых и сточных вод. В роскошных домах имелись ванны, наполовину вры­тые в землю и обмазанные асфальтом. Позднее начали сооружать системы для подачи воды - «канаты» (от местного слова «копать». Питают «канаты» подземные грунтовые воды, поэтому источник их практически неисчерпаем. Вода оставалась прохладной и не подвергалась загрязнению.

Отсюда понятно, что акведуки не являются изобретением римлян — идея сооружения поземных водопроводов и наземных арочных мостов пришла на Запад с Востока.

В Древней Месопотамии были изве­стны массовые заразные болезни. Это от­ражено в мифологии (Эрра — бог чумы, Нергал управлял заразными болезня­ми) и народном творчестве («Эпос об Эрре»).

Передача медицинских знаний осу­ществлялась в узком кругу посвящен­ных. К середине 2-го тысячелетия широкое распространение получило индивиду­альное обучение у известных грамотеев. О медицинских школах в текстах Древней Месопотамии не упоминается.

Свободно практикующих врачевателей в Древней Месопотамии было не­много. Их положение в обществе было разным в зависимости от исторического периода и с течением времени имело тенденцию к ухудшению в связи с паде­нием престижа эмпириков — асу. Положение врачевателей при дворе было весьма почетным: они следили за здоровьем царя, его семьи и гарема (в гарем допускались только женщины и евнухи).

Клинописные таблички свидетельствуют также и о некоторой врачебной специализации. Так, в старовавилонских текстах имеется единичное упомина­ние о женщине-враче, которая лечила женские болезни, а в нововавилонских текстах (XI—VI вв. до н.э.) говорится о врачевателе, который лечил болезни глаз. В ветеринарной практике часто кастрировали волов. Они же делали эту операцию людям (число евнухов, обслуживавших дворцы царей в Древней Месопотамии, было доста­точно большим). Впоследствии операцию кастрации стали выполнять специ­ально обученные для этого люди (не врачи).

Таким образом, к середине 1-го тысячелетия до н.э. медицина Древней Месопотамии цени­лась ниже древнеегипетской. Однако на протяжении всей своей многовековой истории вавилоно-ассирийская культура оказывала большое влияние на развитие научных знаний во всей Передней Азии и во многом служила эталоном для всего древнего Ближ­него Востока, где вместе с клинописью широко распространились и месопотамские медицинские тексты, которые переписывались почти без изменения до начала нашей эры.

Особенности медицины в Древнем Египте (3—1-е тысячелетия до н.э.).

В противоположность Месопотамии, Египет был для древнего мира истинной крепостью священной науки, школой для его наиболее славных пророков, убежищем и вместе лабораторией наиболее благородных преданий человечества. Египет - узкая полоска орошенной земли, протянувшаяся среди необозримых песков в нижнем течении Нила, снабжающего ее водой и плодородным илом.

Название страны – «Египет» происходит от названия древней египетской столицы Хикупта (Хет-Ка-Птах – «дом Ка Птаха», греч. - Мемфис). Греки, перефразировав это слово, назвали весь Египет словом «Айгюптос». Из этого, в свою очередь, термин перекочевал во все остальные европейские языки.

Сами египтяне называли свою страну Кемет или Та-кемет, что в переводе на русский означает «чёрный» или «чёрная земля», а точнее - «чернозём», - в честь плодородной чёрной земли, которой славился Египет во все свои эпохи.

Традиции врачевания в Древнем Египте складывались в тесном взаимодействии с медициной Древней Месопотамии. Они оказали большое влияние на становление медицины Древней Греции, считающейся предшественницей современной научной медицины.

Население Древнего Египта формировалось постепенно из местных племен Северной и Восточной Африки. Таким образом, древнеегипетская культура аф­риканского происхождения. Ее характерные черты — иероглифическое письмо, религиозные представления, культ мертвых, характерный художественный стиль — зародились до 3000 г. до н.э.

Согласно мифологическим представлениям главным божеством древних египтян был бог солнце Ра.

Среди главных божеств Древнего Египта, имевших отношение к врачеванию, был бог Джехути (греч. Тот).

Он почитался как изобретатель иероглифи­ческой письменности и медицины, по­кровитель знаний, писцов и мудрецов. Согласно преда­нию, Тот разделил человечество по язы­кам, придумал математику и астроно­мию, календарь и религиозные обряды, музыку и врачевание природными сред­ствами; ему приписывалось и составле­ние самых древних египетских медицин­ских текстов.

Владыка загробного мира Усири (греч. Осирис) почитался как бог умирающей и воскресающей природы.

Богиня Исида — почиталась как охранитель­ница царской власти, покровительни­ца детей и изобретательница магиче­ского врачевания.

Культ животных занимал значительное место в верованиях древних егип­тян. В каждом номе (городе-государстве) имелось свое священное животное или птица: бык, кошка, крокодил, баран, лев, сокол, ибис, коршун и т.д.

Умершее культовое животное бальзамировали и хоронили со всеми почестя­ми.

Древнеегипетская мумия ястреба

Убийство священного животного каралось смертной казнью.

Кроме главных божеств, в древнеегипетской мифологии были и боги врачева­ния. Покровительница врачевателей могучая Сохмет (могущественная) — грозная богиня войны, чумы и солнечного жара.

Покровительницей родов и материнства почиталась богиня плодородия Тауэрт. Во время родов небольшие статуэтки богини Тауэрт всегда помещались рядом с роженицей и новорожденным, будь то наследник великого фараона или про­стой египтянин.

Таким образом, древнеегипетское врачевание ассоциировалось с религиоз­ными представлениями и культами.

Яркой особенностью египетской религии был заупокойный культ, который возник еще в додинастический период. Он является ключом к пониманию всей древнеегипетской культуры.

Жители Древнего Египта верили в загробную жизнь и считали ее бесконеч­ным продолжением земной. По их представлениям, бессмертие человека в заг­робной жизни даруется через единство (совместное существование) трех суб­станций человека: его физического тела, его души («ба») и его духовного двойника («ка»).

Обе загробные субстанции («ба» и «ка») связаны с телом умершего и оби­тают в месте его погребения. Отсюда возникло стремление сохранить тело от разрушения. Для этого народ Египта со времен додинастического периода хо­ронил умерших в «красной земле» со­седних с долиной Нила пустынь. Воз­дух и почва Египта обладают превос­ходными консервирующими свойства­ми. Раз­витие цивилизации привело к строи­тельству специальных закрытых поме­щений для захоронения знатных умер­ших (мастабов, позднее пирамид). Там не было солнца, и для сохранения тела требовались специальные искусствен­ные методы. Так возникла мумифика­ция, или бальзамирование умерших (от греч. balsamon — бальзам).

Мумия египетского фараона.

Мумификацией в Древнем Египте занимались специальные люди, которых греки называли тарихевтами. Метод бальзамирования держался в секрете. Тела умерших, обработанные тысячи лет назад, сохранились до наших дней. Лучшее описание процесса мумификации оставили древние греки — Геродот (около 484— 425 гг. до н.э.) и Диодор (около 90 — 21 гг. до н.э.). Согласно Геродоту существовало три метода бальзамирования. Самый со­вершенный и самый дорогой из них заключается в следующем:

«Сначала они извлекают через ноздри железным крючком мозг. Этим способом удаляют только часть мозга, остальную же часть - путём впрыскивания растворяющих снадобий. Затем делают острым эфиопским камнем разрез в паху и очищают всю брюшную полость от внутренностей. Вычистив брюшную полость и промыв её пальмовым вином, мастера потом вновь прочищают её растёртыми благовониями. Наконец, наполняют чрево чистой растёртой миррой, кассией и прочими благовониями (кроме ладана) и снова зашивают. После этого тело на 70 дней кладут в натровый щёлок. Больше 70 дней, однако, оставлять тело в щёлоке нельзя. По истечении же этого 70-дневного срока, обмыв тело, обвивают повязкой из разрезанного на ленты виссонного полотна и намазывают камедью (её употребляют вместо клея)».

Это первый, наилучший способ бальзамирования в описании Геродота. Второй, более дешёвый, представляет из себя следующее:

«С помощью трубки для промывания впрыскивают в брюшную полость покойника кедровое масло, не разрезая, однако, паха и не извлекая внутренностей. Впрыскивают же масло через задний проход и затем, заткнув его, чтобы масло не вытекало, кладут тело в натровый щёлок на определённое число дней. В последний день выпускают из кишечника ранее влитое туда масло. Масло действует настолько сильно, что разлагает желудок и внутренности, которые выходят вместе с маслом. Натровый же щёлок разлагает мясо, так что от покойника остаются лишь кожа да кости».

Третий же способ, предназначенный для бедняков, и того проще: «В брюшную полость вливают сок редьки и потом кладут тело в натровый щёлок на 70 дней. После этого тело возвращают родным».

Обработанный таким образом труп сохранялся тысячелетиями. Внутренно­сти (печень, легкие, желудок и кишечник) хранили в четырех специальных сосудах из алебастра с крышками, украшенными изображениями человечес­кой или звериной головы — канонах (от греч. kanobos — название города в Древнем Египте). Сердце оставляли в грудной полости; по убеждению егип­тян, оно управляло всей телесной и духовной жизнью человека, и было необ­ходимо ему в царстве Осириса.

Исследования, проведенные в XX в., внесли некоторые коррективы и до­полнения в ставшее классическим описание Геродота. Так, ученые установи­ли, что в большинстве случаев труп вначале закапывали на несколько недель в сухую природную соду, встречающуюся в Египте (она образуется при высы­хании природных содовых озер). При этом в условиях жары труп почти полно­стью обезвоживался. Затем (или предварительно) из трупа вынимали внутрен­ности и мозг, череп (иногда) заливали смолой, а полость живота заполняли ветвями благовонных растений. В некоторых случаях внутренности не вынима­ли. Далее труп заворачивали в ткань типа марли, длиной иногда в несколько сот метров, с применением благовонных средств. Лицо покойника гримирова­ли, применяя свинцовый блеск, пиролюзит, оксид меди, окрашенные глины и, вероятно, некоторые растительные краски. Сурьма (сернистая) для этой цели в древности не применялась. На лицо царских мумий клали маску из листового золота. Наконец, труп помещали в саркофаг.

Согласно религиозным представлениям древних египтян каждый умерший представал перед загробным судом.

Заупокойный культ Древнего Египта не имел равных ни в одной из религий народов древности. Тем не менее египетский народ всегда оставался жизнерадостным и сильным.

Развитие медицинских знаний являлось неотъемлемой составной частью яркой и своеобразной культуры Древнего Египта. Оно возникло из практического опыта на­рода и в то же время тесно переплеталось с мифологическими воззрениями древних египтян.

Первые представления о строении человеческого тела (анатомии) египтяне получали из практики бальзамирования, которая свидетельствовала также и о высоких достижениях в области химии.

Познания древних египтян в области строения тела были достаточно глубо­кими для своего времени и сравнимы лишь с достижениями древних индийцев.

Уже в середине 2-го тысячелетия до н.э. древние египтяне описали крупные органы: мозг, сердце, сосуды, почки, кишечник, мышцы и т.д. Однако они не подвергали их специальному изучению, что связано, по всей вероятности, с религиозными верованиями. Египтянам принадлежит первое из дошедших до нас описание мозга. Оно приведено в папирусе Э.Смита. Древние египтяне заметили, что повреждение мозга вызывает паралич конечностей и, таким образом, положили начало естественно-научным представлениям о мозге. Особую роль они отводили сердцу и сосудам. Они полагали, что сердце не только придает крови движение, но и является вместилищем души и эмоций.

Одновременно в Древнем Египте бытовало учение о «Пневме». «Пневма» - это невидимая и невесомая энергетическая субстанция, которая, как считали египтяне, пронизывает все Мироздание и вместе с воздухом поступает в легкие человека, затем в сердце, откуда по сосудам разносится по всему телу человека, наполняя его жизнью. Эти сосуды или каналы египетские медики называли «мету», через которые, под влиянием сердечных сокращений «Пневма» распространяла тепло, дыхание, кровь, слизь, питательные вещества, циркулировало семя, мочу, кал.

Согласно представлениям древнеегипетских врачей, главное было в каналах - «мету» не допустить «закупорки» , «переполнения», «недостаток» и т.д.

Причины болезней древние египтяне связывали как с естественными явле­ниями (нездоровая пища, кишечные паразиты, изменения погоды), так и со сверхъестественными представлениями (например, вселение в тело заболев­шего злого духа умершего, которого пытались изгнать неприятными на вкус лекарствами, заговорами и заклинаниями). Изобретение клизмы приписывают египтянам.

Самую обширную информацию о внутренних болезнях и лекарственном врачевании в Древнем Египте содержит большой медицинский папирус Г. Эберса (XVI в. до н.э.) — «Книга приготовления лекарств для всех частей тела». Папирус содержит 900 прописей лекарственных средств для лечения органов пищеварения, дыхательных путей, уха, горла и носа, ожогов и кровотечений, глазных болезней, кожных, паразитарных и многих других заболеваний. При составлении лекарств широко использовались расте­ния (лук, чеснок, салат, бобы, мак, финики, лотос, гранат, алоэ, виноград, папирус), минеральные вещества (сурьма, сера, железо, свинец, сода, але­бастр, глина, селитра) и части тела многих животных. Основой для приготовления лекарств были молоко, мед, пиво.

В то же время многие рецепты в папирусе Эберса сопровождаются ссылка­ми на магические заклинания и заговоры, которые, как полагали египтяне, с одной стороны, усиливали действие лекарственных средств, а с другой — от­пугивали злых духов. В этих же целях в состав лекарств часто включали непри­ятные на вкус вещества: части хвоста мыши, выделения из ушей свиньи, экс­кременты и мочу животных и т.д.

Отдельный раздел папируса Эберса посвящен косметическим средствам. В нем приводятся прописи лекарств для разглаживания морщин, удаления родинок, изменения цвета кожи, окраски волос и бровей, усиления роста волос и даже для исправления косоглазия. Египтяне но­сили парики, которые надевались поверх коротко остриженных волос, что способствовало предупреждению вшивости. Парик заменял головной убор. Давность этих традиций дает основания считать Древний Египет роди­ной косметики.

В Древнем Египте были распространены некоторые тяжелые инфекционные (оспа, малярия, чума) и паразитарные заболевания. Долина Нила была крупным очагом тяжелых глистных заболеваний — мочеполового и кишечного шистосомозов. Эти болезни описаны в папирусах Эберса, Хёрста, Берлинском и Лондонском. Древние тек­сты сообщают, что характерными признаками глистных заболеваний в организме, появление крови в моче («египетская гематурия»), пора­жение прямой кишки и понос.

Сегодня известно, что возбудитель шистосомоза распространяется водным путем через промежуточного хозяина — моллюска. Целенаправленная программа по борьбе с этим заболеванием осу­ществляется под руководством ВОЗ — Всемирной организации здравоохране­ния с 1958 г. по предложению Египта — страны, население которой и сегодня наиболее поражено шистосомозом.

В Древнем Египте был составлен самый древний из дошедших до нас тек­стов об оперативном лечении (хирургии) — Большой хирургический папирус Эд­вина Смита (XVI в. до н.э.). В нем описаны 48 случаев травма­тических повреждений костей черепа, мозга, шейных позвонков, ключиц, пред­плечья, грудной клетки и позвоночного столба, а также способы их лечения без каких-либо элементов магии и мистики. Представляя каждый травматический случай, автор папируса Смита дает ему название, описывает признаки повреждения, делает заключение и назна­чает лечение. Причем в заключении определяется степень тяжести каждого случая и возможность его излечения: «Это болезнь, которую я вылечу» или «Это бо­лезнь, с которой следует бороться», или «Эта болезнь неизлечима».

Врачебная этика Египта того времени требовала, чтобы вра­чеватель, осмотрев больного, открыто сообщил ему о предполагаемом исходе ле­чения в одной из трех фраз: 1) «Это болезнь, которую я могу вылечить»; 2) «Это болезнь, которую я, может быть, смогу вылечить»; 3) «Это болезнь, которую я не смогу вылечить».

В тех случаях, когда излечение представлялось возможным, автор папируса да­вал четкие рекомендации врачевателю, как ему следует действовать. Им были известны так называемые двигательные параличи конечностей при ранениях головы.

При лечении переломов древние египтяне применяли деревянные луб­ки («шины») и тугое бинтование по­врежденной конечности льняной тка­нью, пропитанной смолой. Лечили раны, проводили ритуальное обрезание и кастра­цию евнухов.

В Древнем Египте издавна суще­ствовала профессия врачевателя зу­бов. Зубную боль и разрушение зуба они объясняли (как и в Древней Месопотамии) нали­чием «червя, который растет в зубе». Лечение зубов было консервативным. Оно заключалось в прикладывании к больному зубу или деснам лечебных паст и растворов, но не останавливали дальнейшего развития заболевания.

Большое значение древние египтяне придавали соблюдению гигиенических правил. Религиозные законы предписывали умеренность в пище и опрятность в быту. Описывая обычаи египтян V в. до н.э., Геродот свидетельствует: “Египтяне пьют только из медных сосудов, которые чистят ежедневно. Платье носят полотняное, всегда свежевымытое, и это составляет для них предмет большой заботы. Обрезают волосы и носят парики, чтобы избежать вшей... ради чистоты, предпочитая быть опрятными, нежели красивыми. Жрецы через день стригут себе волосы на всем теле для того, чтобы не иметь на себе ни вши, ни какой-либо иной скверны во время служения богам. Одежда жрецов только полотняная, а обувь из папируса. Моются они два раза в день и два раза в ночь”. По-видимому, не случайно древние греки (эллины) считали египтян основателями “предупредительной” медицины.

Для обеспечения водой в домах горожан сооружали глубокие каменные ре­зервуары — колодцы. В некоторых городах обнаружены многочисленные глиняные трубы, пролегаю­щие под землей. Они могли служить как для подачи воды, так и для стока нечистот. Во дворцах фараонов и домах знати имелись ванные и туалетные комнаты.

В папирусе Эберса гинекологический раздел содержит сведения о распознавании сроков беременности, пола будущего ребенка, а также “женщины, могущей и не могущей родить”. Берлинский и Кахунский папирусы описывают простой способ определения пола будущего ребенка.

Врачебное искусство в Египте было разделено таким образом, что каждый врач излечивал только одну болезнь: одни лечили глаза, другие голову, третьи зубы, четвертые желудок, пятые внутренние болезни.

Передача медицинских знаний в Древнем Египте была тесно связана с обучением сложному иероглифическому письму. В школах обучали математике, архитектуре, ваянию, врачеванию, астрономии, а также тайнам культов и обрядов. Ученики изучали и переписывали древние папирусы, овладевали искусством каллиграфии и стилистики, постигали «правила прекрасной речи» (ораторского искусства). Вместе с тем медицинские знания продолжали пере­даваться и по наследству — от отца к сыну.

Деятельность врачевателей в Древнем Египте подчинялась строгим правилам морали. Соблюдая их, врачеватель ничем не рисковал даже при неудачном исхо­де лечения. Нарушение же правил каралось, вплоть до смертной казни.

В Древнем мире египетские врачеватели пользовались всеобщим признанием. Правители многих стран приглашали их на службу ко двору.

Египет оказал огромное влияние на развитие культуры и медицины народов Азии, Африки и Европы.

Особенности медицины в Древней Индии (3-е тысячелетие до н.э.IV в. н.э.).

Во второй половине 3-го тысячелетия до н.э. в бассейне р. Инд сформировалась древнейшая в Южной Азии цивилизация. Оно вос­ходит к названию одной из рек на севе­ро-западе страны — Синдху (Sindhu), которую иранцы называли Хинду (Hindu), а греки — Индос (Indos). От­сюда произошло и название народа — «инды» и их страны — «Страна индов». В настоящее время на ее территории располагаются современные государ­ства: Индия, Пакистан, Бангладеш, Бутан, Непал.

Расцвет Индской культуры приходится на конец 3-го — начало 2-го тысячелетий до н.э. Ее характерными чертами являются монументальная архитектура, плановая застройка городов, высокий уровень их санитарного благоустройства, развитие искусственного орошения, ремесел, письменности.

Периодизация истории врачевания:

1) индская цивилизация (XXIII — XVIII вв. до н.э., долина р. Инд) — протоиндийская цивилизация, древ­нейшая в Южной Азии.

2) ведийский период (XIII —VI вв. до н.э., долина р. Ганг).

3) буддийский (V – III вв. до н.э.) и классический (II в. до н.э. — V в. н.э.).

Характерными чертами санитарного дело периода Индской цивилизации являются:

  1. монументальная архитек­тура,

  2. плановая застройка городов,

  3. высокий уровень их санитарного благоустройства,

  4. развитие искусственного орошения,

  5. развитие ремесел (керамика, изделия из металла и камня),

  6. создание протоиндийской письменности.

По величи­не территории, уровню городского строительства, санитарному благоуст­ройству и т.д. индская культура зна­чительно превосходила древнейшие цивилизации Египта и Месопотамии соответствующего периода.

Строительство городов в долине Инда велось по заранее разработанному плану. В разных районах города имелись колодцы, выложенные обожженным кирпичом. Жилые дома строились также из обожженного кирпича. Водосточные трубы через толщу стен выходили в сточную систему города. Ни одна другая древняя цивилизация даже римская, не имела такой совершенной системы водоотвода.

В то же время великолепие санитарно-технических сооружений Индской цивилизации не характеризует общий уровень санитарного строительства в Древней Индии в целом — в последующие периоды истории Древней Индии он значительно снизился.

Его причинами, по мнению исследователей, были явления внутреннего характера (наводнения, засухи, истощение внутренних ресурсов), проникновение в долину Инда более отсталых племен.

Сведения о врачевании ведийского периода весьма ограничены. Так, в «Ригведе» упомянуты лишь три недуга: про­каза, чахотка, кровотечение. Некоторые разделы «Ригведы» содержат тексты об обрядах магического вра­чевания, — лечебные знания ведийского периода тесно переплетались с рели­гиозными верованиями и магическими обрядами.

В ведийской религии есть мифологические персонажи, которые прямо или косвенно связываются с представлениями о врачевании, здоровье и болезни. Важными божествами считались Агни — бог огня, домашнего очага, посред­ник между богами и людьми, и Сурья — божество Солнца и всевидящее око богов. Главным божеством ведийской религии считался Индра — бог грома и молнии, царь (раджа) богов, щедрый покровитель людей; воплощение силы, мужества и плодородия. Наряду с добрыми божествами в древнеиндийской мифологии были и злые духи и де­моны: асуры и ракшасы — враги богов и людей, а также пичаши — которые приносили несчастья, болезни, разорение и лишали потомства.

Эти представления нашли свое отражение в «Атхарваведе». С одной стороны, в ней просматривается эмпирический опыт народа по использованию лекарственных растений, действие которых понималось как целебная сила, противодействующая злым духам. С другой — болезни в «Атхарваведе» связываются со злыми духами или расцениваются как наказание богов; а излечение не­дугов объясняется действием жертвоприношений, молитв и заклинаний.

Древние лекари так и назывались — бхишадж («изгоняющий бесов»). Это название сохранялось за ними и в более поздние периоды истории Древней Индии, когда врачеватель-заклинатель превратился во врачевателя-целителя. Со временем изменились и представления о причинах болезней. Так, в «Яджурведе» упоминаются соки организма.

Заниматься врачеванием и изучать веды имели право лишь представители трех высших варн - брахмамы (знающий священные учения, т.е. жрец), кшатрии (наделенный могуществом, т.е. военная знать и члены царских родов — правящее сословие, кшатрием был истори­ческий Будда), вайшьи (свободный общинник, т.е. главным образом земледельцы, скотоводы, торговцы). Шудры и парии: практически не имели никаких прав. Им не разрешалось слушать и повторять, веды.

К началу нашей эры в Древней Индии сложилась высокоразвитая система традиционного врачевания — аюрведа (ayurveda — учение о долгой жизни).

Аюрведа, или аюрведическая медицина, использует природные лекарствен­ные средства региона, исходя из национальной философской традиции. В тече­ние двух тысяч лет она успешно развивается и высоко ценится в Индии и за ее пределами.

В древности выдающимися деятелями традиционной индийской медицины были легендарные врачеватели Чарака (I —II вв. н.э.) и Сушрута (около IV в. н.э.) — авторы двух классических аюрведических трактатов: «Чарака самхита» (датируется I —II вв. н.э.), в котором описано лечение внутренних болезней, и «Сушрута самхита» (датируется IV в. н.э.), который в значительной степени посвящен оперативному врачеванию.

Представления о строении тела человека в Древней Индии были самы­ми полными в древней истории. Исследование трупов в Древней Индии не воспрещалось религией и легко искупалось очистительными ваннами, дотрагиванием до священной коровы или взглядом на солнце.

Согласно Сушруте индийские врачеватели считали, что человеческий организм состоит из шести членов (головы, туловища и четырех конечностей) семи перепонок, 500 мускулов, 900 связок, 90 сухожилий, 300 костей и том числе зубы и хрящи), которые подразделялись на плоские, круглые длинные, 107 суставов, 40 главных сосудов и 700 их разветвлений (для крови, слизи и воздуха), 24 нервов, девяти органов чувств и трех жидкостей (слизи желчи и воздуха). Некоторые зоны (ладонь, подошвы, яички, паховые области и т.д.) выделялись как особо важные. Их повреждение считалось опасным для жизни. В то же время древние индийцы не имели ясного представления о назначении головного мозга и полагали, что вместилище разума является сердце (подобные представления существовали у древних египтян).

Познания индийских врачевателей в области строения тела человека сыгра­ли существенную роль в становлении древнеиндийской хирургии.

Представления о причинах болезней в классический период истории Древ­ней Индии несколько изменились. Врачеватели стали отходить от господство­вавшего в ведийский период сверхъестественного понимания болезни. Человек рассматривался в тесной связи с окружающим миром, кото­рый, по мнению древних индийцев, состоял из пяти стихий: земли, воздуха, огня, воды и эфира. Жизнедеятельность организма рассматривалась через взаимодействие трех субстанций: воздуха, огня и воды, носителями ко­торых в организме считались три первичных жидкости: ветер, желчь и слизь (слизь — выше сердца, желчь — между пупком и сердцем, воздух — ниже пупка). Из пяти стихий и трех жидкостей образуются семь органических про­дуктов, входящих в состав человеческого организма: кровь — первый источник жизни, мышцы, жировая прослойка, кости, мозг и мужское семя.

Ветер в природе - носитель света, прохлады, распространяющегося в пространстве звука, быстро несущихся потоков. Внутри тела человека Ветер заведует кровообращением, пищеварением, выделением и даже обменом веществ, предусматривающим активное движение сложных молекулярных биохимических комплексов. Ускорение же или замедление "движения соков и веществ"" посредством Ветра нарушает нормальную жизнедеятельность организма.

Желчь представлена в природе огнем, а в организме она обуславливает "естественное тепло", поддерживает температуру тела и обеспечивает деятельность пищеварительных органов и активность сердечной мышцы.

Флегма в космосе и человеке ассоциировалась со всевозможными "мягкими" веществами. Ее сравнивали со смазочным маслом, покрывающим все твердые и шероховатые субстанции и способствующим их движению и взаимодействию.

При каких-либо нарушениях в действии ветра, желчи и слизи наступает заболевание. Оно тем более опасно и тяжело, чем глубже нарушена гармония между тремя первоэлементами. И врач возвращает здоровье, приводя все три первоэлемента в необходимое равновесие посредством строго предписанных лечебных указаний.

Все болезни Сушрута подразделял на естественные, связанные с природой (так, воздух вызывает 80 болезней, желчь — 40, слизь — 30), и сверхъестественные, посы­лаемые богами (проказа, венерические и другие заразные болезни, причины которых понять в то время было еще невозможно).

Диагностика болезней основывалась на подробном опросе больного и ис­следовании теплоты тела, цвета кожи и языка, выделений, шумов в легких, особенностей голоса и т.п. Сушрута описывает сахарное мочеизнурение, которое он определял по вкусу мочи.

Лечение внутренних болезней наиболее полно представлено в трактате «Чарака самхита», который содержит сведения более чем о 600 лекарственных средствах растительного, животного и минерального происхождений. Об их применении сообщается в восьми разделах: лечение ран; лечение болезней области головы; лечение болезней всего организма; лечение психических забо­леваний; лечение детских болезней; противоядия; эликсиры против старческо­го одряхления; средства, повышающие половую активность.

Тактика лечения в Древней Индии, как и в других странах Древнего мира, определялась, прежде всего, излечимостью или неизлечимостью заболевания. При благоприятном прогнозе врачеватель учитывал особенности болезни, время года, возраст, темперамент, силы и ум больного (говорили, что «дураки легче излечиваются, ибо аккуратнее исполняют советы»).

Лечение направлялось на восстановление нарушенного соотношения жид­костей (субстанций), что достигалось, во-первых, диетой, во-вторых — ле­карственной терапией (рвотные, слабительные, потогонные и т.п.) и в-треть­их — хирургическими методами лечения, в чем древние индийцы достигли высокого совершенства.

Приготовлением лекарств, ядов и противоядий (от змеиных укусов) занимались только враче­ватели.

Искусство оперативного лечения (хирургия) в Древней Индии по сво­ему мастерству и результативности было самым высоким в Древнем мире (оно славилось во всех странах и в Средние века).

Сушрута считал хирургию «первой и лучшей из всех медицинс­ких наук, драгоценным произведени­ем неба, верным источником славы». В «Сушрута самхите» описано более 300 операций, свыше 120 хирургичес­ких инструментов и не менее 750 ле­карств из растений, среди которых нет ни одного средства европейского про­исхождения.

Еще не имея научных представлений об антисептике и асептике, индий­ские врачеватели, следуя обычаям своей страны, добились тщательного со­блюдения чистоты во время операций.

Хирургические инструменты изготовлялись опытными кузнецами из стали, которую в Индии научились производить в глубокой древности. Они хранились в специальных деревянных коробках.

Раны перевязывались льняными, шелковыми и шерстяными тканями, про­питанными в растопленном коровьем масле, а также повязками из кожи и пальмовой коры. Для швов употреблялись льняные и сухожильные нити и кон­ский волос.

Врачеватели Древней Индии выполняли ампутации конечностей, лапаротомии, камне-, грыжесечения, пластические операции, накладывали швы на paны головы, лица и даже дыхательного горла. Пластические операции древних индийцев заслуживают особого внимания. Они «умели восстанавливать носы, уши и губы, потерянные или искалеченные в бою или по приговору. В этой области индийская хирургия опережала европейскую вплоть до XVIII в.

В древних индийских текстах впер­вые описана и операция удаления по­мутневшего хрусталика — катаракты. Сушрута описал 76 глазных болезней и их лечение.

Родовспоможение в Древней Индии считалось самостоятельной областью врачевания. В трактате Сушруты подробно изложены советы беремен­ным о соблюдении чистоты и правильном образе жизни; описаны отклонения от нормального течения родов, уродства плода, кесарево сечение (применяв­шееся после смерти роженицы для спасения младенца), поворот плода на ножку и эмбриотомия (которая рекомендовалась в случаях невозможности поворота плода на ножку или головку).

Гигиенические традиции издавна развивались в Древней Индии. Предпринимались первые попытки предупрежде­ния заразных болезней, в том числе оспы. Большое значение придавалось личной гигиене, красоте, опрятности тела, чистоте жилища, влиянию климата и времен года на здоровье человека.

Гигиенические навыки, выработанные эмпирическим путем, закреплены и в «Законах Ману»:

«Никогда не следует есть пищу... больных, ни такую, на которой оказались волосы насекомые, ни тронутую намеренно ногой... ни поклеванную птицей, ни трону­тую собакой».

«Пусть не купается ни после еды, ни больной, ни среди ночи... ни в непроверен­ном пруду»-

«Надо удалять далеко от жилища мочу, воду, использованную для омовения ног, остатки пищи и воду, использованную при очистительных обрядах».

«Утром надо одеться, искупаться, почистить зубы, натереть глаза коллириумом и почтить богов».

«Имея остриженные волосы, ногти и бороду, смиренный, в белой одежде, чистый, пусть всегда занимается изучением вед и делами полезными для него» и т.п.

В городах и селениях запрещалось выбра­сывать нечистоты на улицы. Регламентировались места и способы сожжения трупов умерших. В сомнительных случаях гибели человека назначалось обследование (вскрытие); тело умершего подвергалось осмотру и покрывалось специальным маслом в целях предохранения от разло­жения. Были установлены также строгие наказания за подмешивание ядов в пищу, лекарства и благовония.

Градостроительство в классический период истории Индии не достигло того высокого уровня, который отличал древнюю Индскую цивили­зацию.

В Древней Индии раньше, чем в Западной Европе, появились богадельни (при буддийских храмах) и помещения для больных — дхармашала (лечебницы).

Положение врача в Древней Индии было неодинаковым на этапах истории. В ведийский период занятие врачеванием не было предосудительным. В заключительный период истории Древнего мира с развитием кастовой сис­темы и общественного неравенства усилилась тенденция считать некоторые занятия ритуально «нечистыми», а занимающихся ими — неприкасаемыми. Это относилось к ухаживающим за лошадьми и колесницами, плотникам, вра­чевателям (по всей вероятности, тем, кто занимался хирургией и был связан с ритуальной «нечистотой»), фокусникам, акробатам, плясунам и т.п. Тем не менее, в целом о занятии врачеванием в древних текстах говорится с большим уважением.

Важную роль в развитии врачевания в Древней Индии сыграли монастыри и монахи, среди которых было много сведущих лекарей. Все монахи имели некоторые познания в области медицины, так как оказывать лечебную по­мощь мирянам считалось высокой добродетелью.

Врачевание в Древней Индии тесно соединялось с религиозно-философ­скими учениями, среди которых особое место занимает йога. Она объединила в себе религиозную философию, морально-этическое учение и систему упраж­нений-поз. Большое внимание в йоге уделяется чистоте тела и своеоб­разному образу жизни.

Среди центров медицинского образования Древней Индии особое место за­нимал г. Таксила. Обучающийся медицине должен был овладеть всеми гранями врачебногс искусства: «Врач, неискусный в операциях, приходит у кровати больного замешательство, подобно трусливому солдату, впервые попавшему в сражение; врач же, умеющий только оперировать и пренебрегающий теоретическими сведениями, не заслуживает уважения и может подвергать опасности даже жизнь царей. Каждый из них владеет только половиной своего искусства и похож на птицу с одним только крылом», — говорится в «Сушрута самхите».

По окончании обучения учитель произносит перед своими учениками проповедь, которая приведена в «Чарака самхита».

«Если вы хотите достичь успеха в своей деятельности, богатства и славы и небес после смерти, вы должны молиться каждый день, восставая от сна и отходя ко сну, о благополучии всех существ, особенно коров и брахманов, и вы должны всей душой стремиться к исцелению больного.

Вы не должны предавать своих больных даже ценою собственной жизни...

Вы не должны пьянствовать, не должны творить зло или иметь злых товарищей...

Ваша речь должна быть приятной...

Вы должны быть рассудительны, всегда стремиться совершенствовать свои знания.

Когда вы идете в дом больного, вы должны направлять свои слова, мысли, разум и чувства ни к чему иному, кроме как к своему больному и его лечению...

Ни о чем из того, что происходит в доме больного человека, не следует рассказы­вать в другом месте, и о состоянии больного не следует говорить никому, кто, пользу­ясь полученным знанием, мог бы повредить больному или другому».

Право лечебной практики давал раджа. Он же контролировал деятельность врачевателей и соблюдение врачебной этики.

Врачебная этика Древней Индии неукоснительно требовала, чтобы враче­ватель, «который желает иметь успех в практике, был здоров, опрятен, скро­мен, терпелив, носил коротко остриженную бороду, старательно вычищен­ные, обрезанные ногти, белую надушенную благовониями одежду, выходил из дома не иначе, как с палкой и зонтиком, в особенности же избегал болтов­ни...».

Вознаграждение за лечение запрещалось требовать от обездоленных, друзей врача и брахманов; и наоборот, если зажиточные люди отказывались от упла­ты за лечение, врачевателю присуждалось их имущество. За неправильное ле­чение врачеватель выплачивал штраф в зависимости от социального положе­ния больного.

В отличие от великих цивилизаций Ближнего Востока (Месопотамии и Егип­та) индийская цивилизация (как и китайская) не погибла — она продолжила свое поступательное развитие и после эпохи Древнего мира. В Средние века индийские врачи славились во всем мире, а индийская медицина оказывала и продолжает оказывать большое влияние на развитие медицины в различных Регионах земного шара.

Особенности медицины в Древнем Китае (середина 2-го тысячелетия до н.э.―III в. н.э.).

Древнейшее в истории Китая государство Шан (впоследствии оно называ­лось Шан-Инь) сформировалось несколько позже, чем ранние цивилизации Месопотамии, Египта и Индии — в середине 2-го тысячелетия до н.э. в долине Желтой реки — Хуанхэ.

К этому времени относится и создание китай­ской иероглифической письменности. Древний Китай дал миру шелк и фарфор, бумагу и тушь для письма, компас и дымный порох. Бумага была изобретена в Китае в I в. до н.э.

В течение тысячелетий Китай представлял уникальный пример стабильнос­ти национальной культуры и традиционной медицины.

Периодизация истории и врачевания.

1) период Шан-Инь (VII —XI вв. до н.э.), когда формировалось первое в истории Китая раннеклассовое общество и государство Шан (с XII в. до н.э. — Инь);

2) период династии Чжоу (XI —III вв. до н.э.), когда на территории Китая существовало множество самостоятельных государств;

3) период Империи Цинь (221 — 207 гг. до н. э.), когда страна впервые была объединена в единую Империю.

4) период Империи Хань (206 г. до н. э. — III в. н. э.) — время наивысше­го расцвета Древнего Китая; принятие законов Империи; утверждение конфу­цианства в качестве единой государственной идеологии.

В III — IV вв. на территории Китая сложились феодальные отношения, кото­рые сохранялись до XX в.

В истории врачевания Древнего Китая четко определяются два больших пе­риода:

1) период становления традиционного китайского искусства врачевания (XVII — III вв. до н.э.), когда формировались философские концепции, шло становле­ние традиционной китайской медицины и преобладала устная традиция;

2) период Империи Хань (III в. до н.э. — III в. н.э.), когда записывались дошедшие до нас медицинские сочинения и составлялись хроники Ханьской династии.

Философские основы китайской медицины

Самобытная китайская философия прошла длительный путь становления и развития: от культа природы (горы, Земля, Солнце, Луна и планеты) до религиозно-философских систем (конфуцианства и даосизма с VI в. до н.э.) и философии стихийного материализма (натурфилософии), которая сформировалась в Китае к середине 1-го тысячелетия до н.э. и получила развитие в трудах китайских ученых в эпоху древних империй.

Представления древних китайских философов об окружающем мире и при­роде человека легли в основу их понимания здоровья и причин болезни. Тради­ционная китайская философия изложена в анонимном натурфилософском трак­тате IV—III вв. до н.э. «Си цы чжуань» и заключается в следующем.

Единая изначальная материя тайцзи порождает две противополож­ные субстанции —ян и инь, которые едины и неделимы. Первона­чально инь означало «северный, теневой», а ян — «южный, солнечный склон горы». Позднее инь воспринималось как негативное, холодное, темное и женское, а ян – как позитивное, светлое, теплое и мужское. Концепция инь-ян была воспринята традиционным врачеванием.

Взаимодействие и борьба этих начал по­рождают пять стихий (первоэлементов): воду, огонь, дерево, ме­талл и землю, из которых возникает все многообразие материального мира - «десять тысяч вещей» — вань у, включая человека. Пять стихий находятся в постоянном движении и гармонии, взаимном порождении (вода порождает дерево, дерево — огонь, огонь — землю, земля — металл, а металл — воду и взаимном преодолении (вода тушит огонь, огонь плавит металл, металл разрушает дерево, дерево — землю, а земля засыпает воду).

Объективный мир познаваем и находится в постоянном движении и изменении. Человек — часть природы, часть великой триады Небо — Человек—Земля и развивается в гармонии с окружающим миром.

Строение человеческого тела и работа его органов также понимались через призму традиционной китайской философии. В китайской традиционной ме­дицине каждый орган тела соотносится с субстанциями ян или инь. Так, суб­станции инь соответствуют пять органов-цзан — печень, сердце, селезенка, легкие и почки. Они «выполняют функцию сохранения» и не отдают «храня­щееся в себе вещество». Субстанции ян соответствуют шесть ортанов-фу — жел­чный пузырь, желудок, толстая кишка, тонкая кишка, три обогревателя и мочевой пузырь. Эти органы «постоянно опорожняются и ничего в себе не сохраняют». Понятие «три обогревателя» подразумевает систему поддержания внутреннего тепла, которое зависит от дыхания, пищеварения и мочеотделе­ния.

Анатомические представления начали формироваться в Китае в глубокой древности. Однако после утверждения конфуцианства в качестве официальной идеологии (около II в. до н.э.) рассечение тел умерших было прекращено, так как вошло в противоречие с религиозной этикой: согласно учению Конфу­ция, тело человека, которое он получил от родителей, нельзя было уродовать после смерти — его надлежало вернуть родителям в целостности и сохраннос­ти. Эти традиции существовали веками (вплоть до китайской революции), по­этому тела расчленялись крайне редко и тайно. Анатомические познания древних китайцев были значительно ниже анато­мических представлений древних индийцев.

Представления о здоровье и болезнях в Древнем Китае также базировались на традиционной китайской философии. Здоровье понималось как результат равновесия начал инь и ян и пяти стихий у шин, а болезнь — как нарушение их правильного взаимодействия. Различные соотношения этих нарушений объ­единялись в несколько синдромов, которые подразделялись на две группы: синдромы избытка — ян-синдром и синдромы недостатка — инь-синдром.

Многообразие заболеваний объяснялось широтой взаимодействий организ­ма с окружающим миром и природой, особенностями самого организма, дли­тельным пребыванием в одном из эмоциональных состояний (гнев, радость, печаль, размышление, огорчение, боязнь и страх) и другими естественными причинами. Например, холод и ветер, сухость и сырость могут отрицательно воздействовать на человека и быть одной из причин его болезней.

Большое внимание уделялось изучению местности, где живет больной че­ловек.

На этой плодотворной почве в период Раннего Средневековья сложи­лось учение о четырех темпераментах.

Понятие «традиционная китайская медицина» (вернее, «традиционное ки­тайское искусство врачевания») включает традиционный метод чжэнъ-цзю те­рапии (иглоукалывание, прижигание, систему дыхательных упражнений (ци-гун), то­чечный массаж (ань-мо), лекарственное врачевание, диететику, традицион­ную китайскую гимнастику, т.е. весь комплекс китайской традиционной сис­темы поддержания здоровья. Методы лечения избираются после тщательного обследования и определения диагноза.

Диагностика в Древнем Китае основывалось на приведенных выше положениях традиционной китайской философии.

«Врач, совершенный в искусстве постановки диагноза, с серьезной внима­тельностью изучит состояние пяти органов-цзан и шести органов-фу, опреде­лит прямую и обратную последовательность циркуляции. Уточнит отношение между субстанциями инь и ян, между поверхностным и глубинным уровнями между мужским и женским началами» — говорится в трактате «Ней цзин».

При постановке диагноза применялись четыре основных метода обследова­ния:

1) осмотр кожи, глаз, слизистых и языка больного;

2) прослушивание звуков, возникающих в теле человека и опре­деление его запахов;

3) подробный опрос больного;

4) ощупывание, которое включает исследование пульса и давление на активные точки. (Для сравнения заметим, что методы диагностики, кото­рыми владели врачи классического периода истории Греции V— IV вв. до н.э. в значительной степени схожи с перечисленными выше древнекитайским методами.)

Согласно преданию эти методы были введены легендарным врачевателем жившим в VI—V вв. до н.э. и известным под псевдонимом Бянь Чюэ. Бянь Чюэ считается также основоположни­ком пульсовой диагностики. Учение о пульсе стало вершиной искусства диагностики в Древнем Китае: «Умеющий ставить диагноз изучает цвет, щупает пульс, в первую очередь раз­личая действия субстанций инь и ян, исследует чистое и мутное, и устанавли­вает, в какой части тела локализуется болезнь...».

Китайские врачеватели изучали пульс не менее чем в девяти точках и различали до 28 видов пульса. Основными считались: поверхностный, глубокий, редкий, частый, тонкий, чрезмерный, свободны вязкий, напряженный, постепенный. Пульсовая диагностика тесно связана с представлением о круговом движе­нии крови, которое является одним из величайших достижений философской мысли Древнего Китая. В трактате «Нэй цзин» говорится: «Сосуды сообщаются между собой по кругу. В нем нет начала и нет конца... Кровь в сосудах циркулирует непрерывно и кругообразно... а сердце хозяйничает над кровью».

За пределами Древнего Китая уче­ние о пульсе распространилось отно­сительно поздно. В древних индийс­ких трактатах Чараки (I —II вв.) и Сушруты (IV в.) о пульсе не упоми­нается. Это объясняется относитель­но поздним установлением взаимных контактов между Китаем и Индией (первые века нашей эры).

В Средние века метод пульсовой диагностики проник на территорию Средней Азии, — диагностические характеристики пульса в «Каноне ме­дицины» выдающегося врача Сред­невекового Востока Ибн Сины (980 — 1037 гг.) во многом сходны с поло­жениями традиционной китайской медицины.

Чжень-цзю. Первые письменные свидетельства об иглоукалывании содержатся в «Исторических записках» Сыма Цяня и труде «Цзо чжу ань», который составил Цзо Чиу Мин, живший между V и III вв. Эмпирические корни этого метода уходят в глубокую древность, когда в Восточном Китае было замечено, что уколы, порезы или ранения в определенных точках тела приводят к исцелению некоторых недугов. Например, сжатие центральной ямки верхней губы позволяет вывести больного из состояния обморока, введение игл у основания первого и второго пальцев с тыльной стороны кист руки излечивает от бессонницы.

Первые иглы были каменными. Они имели тончайшее отверстие, по которому, как полагали, движется активное начало ян. Впоследствии иглы стали изготавливать из яшмы, кости, бамбука, бронзы, серебра, золота, платины нержавеющей стали.

Метод иглоукалывания использовался для предупреждения болезней, для обезболивания во время операций, а также в сочетании с массажем и методом прижигания тлеющими сигаретами, т.е. тепловым воздействием на «жизненные точки» посредством зажженных сигарет, начиненных сухими листьями лекарственных растений, например мокса - полынь обыкновенная).

Лекарственные средства в Древнем Кита достигли высокого совершенства. В мировую практику из китайской народной медицины вошли: из растений – женьшень, лимонник, камфора, чай, ревень, смола; из продуктов животного происхождения – панты, оленя, печень, желатина; из миниральных веществ – железо, ртуть, сера и т.д.

В рукописные медицинские сочинения конца II в. до н.э. содержат 280 предписаний для лече­ния 52 болезней (в том числе лихора­док, нервных расстройств, грыж, жен­ских и детских болезней). Прописи включают более 200 ингредиентов ле­карственных средств, прижигание и иглоукалывание, лечебную гимнасти­ку и рекомендации разных диет.

В Древнем Китае уже существовали учреждения, которые сегодня называ­ются аптеками. Первой дошедшей до нас «фармакопеей» является «Книга лекарственных средств Шень нуна», составлен­ная между II в. до н. э. и II в. н. э. и став­шая основой для всех последующих китайских фармакопей. Ее автор Шень Нун собрал более 300 прописей простых и сложных лекарственных средств, ис­пользуемых в его время в Китае.

Первые специальные медицинские школы появились в Китае также лишь в Средние века (с VI в.). До этого времени знания о традиционном врачевании передавались по наследству или в узком кругу посвященных.

Развитие оперативного лечения в Древнем Китае (как и вскрытие человечес­ких трупов) было стеснено религиозными запретами, которые возникли в связи с утверждением конфуцианства.

Крупнейшим хирургом Древнего Китая считается Хуа То (110 — 208 гг.), который прославился как искусный диагност, знаток чжэнь-цзю и изобретатель обезболивания (при помощи игл и лекарственных настоев). Он был современником Галена. Хуа То успешно лечил травмы и переломы, выполнял операции на черепе, грудной и брюшной полостях. Хуа То разработал основы знаменитой китайской лечебной гимнастики у чин ши — игра пяти зверей, основанной на подра­жании аисту, обезьяне, оленю, тигру и медведю.

Предупреждение болезней было сильной стороной древней китайской меди­цины. Для китайцев «настоящий врач не тот, кто лечит заболевшего, а тот, кто предотвращает болезнь».

В трактате «Нэй цзин» говорится: «Совершенно мудрый лечит болезнь, когда она еще не появилась. Он приводит орга­низм в порядок не во время смуты, а когда ее еще нет... Если же принимаешь лекар­ства, когда болезнь возникла, если начинаешь наводить порядок во время смуты, это очень похоже на рытье колодца во время жажды, похоже на изготовление оружия, когда битва уже началась. На этом этапе уже поздно принимать такие меры».

Име­ются данные о широком внедрении вариоляции с целью предупреждения забо­левания оспой. Так, по преданию, в XII в. до н.э. во время эпидемии оспы китайские врачеватели пытались предотвратить распространение заболевания втиранием в ноздри здоровых детей корочек оспенных пустул (девочкам — в правую ноздрю, мальчикам — в левую).

Среди важнейших лечебно-профилактических мероприятий в Древнем Ки­тае были массаж, лечебная гимнастика (у чин ши) и дыхательная гим­настика (ци-гун).

В китайских хрониках сообщается о благоустройстве древних городов с се­редины 1-го тысячелетия до н.э. (мостовые, канализация, водоснабжение).

Таким образом, в основе традиционного китайского искусства врачевания лежат тра­диционная китайская философия (учение об окружающем мире и природе человека) и многовековой эмпирический опыт китайского народа (народное врачевание).

Традиционное китайское искусство врачевания — классический пример стабильности. Долгое время оно развивалась изолированно от других систем врачевания и культур земного шара. В Европу первые сведения о традиционной китайской медицине проникли лишь в XIII в.

Многие достижения традиционного китайского искусства врачевания — ис­следование пульса за две тысячи лет до открытия У. Гарвея, обезболивание за два столетия до нашей эры, вариоляция почти за два тысячелетия до Э. Дженнера — показывают, что по ряду позиций древняя китайская медицина имеет важные приоритеты в истории науки.

Особенности медицины в Древней Греции (3 тысячелетие до н.э. — 30-е годы IV в. до н.э.).

Страны античного мира, располагавшиеся в бассейне Средиземного моря, оказали огромное влияние на весь ход последующего развития человечества. Главными среди них были Греция и Рим.

Древнее название Греции - Эллада (греч. Hellas, Hellados). Самоназвание народа Эллады — эллины. Согласно «Илиаде» Гомера, так называли себя жители южной части Фессалии (северные древнегреческие территории). Впоследствии это назва­ние распространилось на всех греков.

Основные периоды история Древней Греции:

1) крито-ахейский, или эгейский (конец III — конец II тыс. до н.э.),

2) предполисный (XI—IX вв. до н.э.),

3) полисный (VIII—VI вв. до н.э.),

4) классический (V—IV вв. до н.э.),

5) эллинистический (30-е гг. IV в. до н.э. — 30 г. до н.э.).

В каждый из этих периодов развитие врачевания и медицинских знаний имело свои отличитель­ные черты.

Греческая языческая религия достигла наивыс­шего расцвета ко II тыс. до н.э. Богов в Древней Элладе представляли в образе людей и наделяли всеми человеческими качествами и страстями, как хорошими, так и плохими. Почитание богов в Древней Элладе выражалось не скорбью, а удовольствием, не самобичеванием и самоотречением, а шумным общественным весельем, — театральные представления, гимнастические праз­днества и олимпийские игры (с 776 г. до н.э.) первоначально были предназна­чены для прославления богов и являлись религиозными церемониями.

Культ бога-целителя Асклепия появился в Элладе в VII в. до н.э. Прооб­разом этого мифологического героя был реально существовавший легендар­ный врачеватель времен Троянской войны (1240—1230 гг. до н.э.) — царь Фессали и глава семейной врачебной школы — Асклепий. Первое упоминание о нем встречает­ся в «Илиаде».

Впоследствии Асклепий, прославившийся своим врачебным искусством, был признан полубогом и сыном Аполлона — целителя богов, а к VI в. до н.э. — богом врачевания (в Афинах — в 420 г. до н.э.). Асклепия стали считать богом только после Гомера.

Согласно легенде, Асклепий был рожден кесаревым сече­нием, которое произвел его отец Аполлон, вырвавший новорожденного мла­денца из чрева умирающей матери Корониды. Искусству врачевания Асклепий обучался у мудрого кентавра Хирона. Вскоре ученик превзошел своего учителя и умел не только исцелять больных, но и возвращать к жизни умерших.

По преданию, бог Асклепий женился на Эпионе, дочери Меропса, прави­теля о. Кос, который впоследствии стал одним из центров медицинских знаний Древней Греции. Здесь процветал род асклепиадов (т.е. потомков Асклепия). Наиболее почитаемыми детьми бога Асклепия были: Гигиея — богиня здоровья (греч. Hygieia, лат. Hygia — здоровье), всеисцеляющая Панакея — покровительница лекарствен­ного врачевания (от греч. Panacea — средство от всех болезней). Махаон, ставший знаменитым военным хирургом, и Подалирий, прославившийся вра­чеванием внутренних болезней. Согласно легенде, все они обучались искусст­ву врачевания у своего отца.

Среди богов олимпийского пантеона (по преданию, обитали они на горе Олимп в Фессалии) многие имели отношение к врачеванию, сохранению здоро­вья и здорового образа жизни. Так, Гера, супруга верховного бога Зевса, счита­лась богиней брака и земного плодородия. Артемида — сестра-близнец Апол­лона, покровительница охоты и владычица зверей — почиталась также как по­кровительница рожениц, защитница детей и женского целомудрия. Гестия была богиней домашнего очага, охраняла дом от всего дурного и заботилась о со­гласии, любви, счастье и здоровье всех его обитателей. Гипнос оли­цетворял сон; ему подчинялись не только люди, но и боги (отсюда понятно про­исхождение слова «гипноз», от греч. Hypnos — сон).

Без знания мифологии трудно пони­мать многие классические произведения, сюжеты картин и скульптурных групп, медицинские термины и истоки приемов народного врачевания.

В античном искусстве неотъемлемым атрибутом Асклепия (в древнем Риме — Эскулап) и его дочери Гигиеи (в древнем Риме — Салус, oт лат. Salus — здоровье) была змея, которая почиталась в древности как символ мудро­сти, обновления и могущества сил природы. Асклепий изображался с посохом (т.е. палкой для ходьбы), обвитым змеей, а Гигиея — в виде юной красивой женщины в тунике, с диадемой и змеей, которую она держала в руке и поила из чаши. Впоследствии изображение посоха, обвитого змеей, и чаши со змеей стали в некоторых странах основными эмблемами медицины, символизируя, по мнению одних авторов, мудрость и могущество исцеляющих сил природы, по мнению других — страх перед ее неведомыми силами (змеиный яд был ядом и лекарством).

Змеи входили также в символику бога Гермеса (греч. Hermes), который олицетворял прибыль, обмен и торговлю, был покровителем странников и куп­цов. В дорожной шляпе и крылатых сандалиях он сопровождал души умерших в царство мертвых (Гермес — проводник душ, греч. Hermes-Psychopompos). В его руке всегда был кадуцей (лат. caduceus) — жезл, обвитый двумя змея­ми, смотрящими друг на друга. Кадуцей Гермеса считался магическим и служил ему средством усыпления, поэтому Гермес почитался также как бог сновидений. Позднее кадуцей стал в одних случаях эмблемой торговли, в других — эмблемой медицины.

Самым обширным и самым ранним собранием греческих мифов являются эпические поэмы «Илиада» и «Одиссея», приписываемые Гомеру.

Врачевание крито-ахейского периода (конец III — конец II тыс. до н.э.)

Начала греческой медицины теряются в глубокой древности и, несомнен­но, связаны с медициной древних культур Востока: египетской, вавилонской, индийской и других.

Центром древнейшей греческой цивилизации был о. Крит. Во II тыс. до н,э. могущественный Крит имел прекрасно развитые ремес­ла, искусство, поддерживал внешние связи с Троянским царством и материко­вой Грецией, с Кипром, Сирией, Вавилонией и особенно с Египтом, что имело большое значение для обеих стран.

В 1900 г. на о. Крит, на территории Кносского дворца были обнаружены санитарно-технические сооружения: система труб из обожженной глины для стока загрязненных вод, водоотводные каналы, сточные ямы, банные помещения, системы вентиляции помещений.

Висьменных источников медицинского содержания от крито-ахейского периода (так же как и хараппского периода) пока не имеется; возможно, расшифровка крито-микенского линейного письма позволит в бу­дущем восполнить этот пробел в наших знаниях о врачевании самого раннего периода истории Древней Греции.

Врачевание предполисного периода (XI—IX вв. до н.э.)

Предполисный период долгое время назывался «гомеровским», так как вплоть до XIX в. основные сведения о нем давали эпиче­ские поэмы «Илиада» и «Одиссея», приписываемые Гомеру (около IX—VIII в. до н.э.). Они в течение столетий передавались в устной традиции, в VI в. до н.э. впервые были записаны и, таким образом, стали первыми греческими (и европейски­ми) письменными литературными памятниками.

В поэмах Гомера описано 141 повреждение туловища и конечностей (по­верхностные и проникающие ранения, ушибленные раны и нагноения, возни­кающие в результате укусов ядовитых змей, и т.д.). Лечение ран состояло в извлечении стрел и других ранящих предметов, выдавливании крови и приме­нении болеутоляющих и кровоостанавливающих растительных присыпок с по­следующим наложением повязки. Несмотря на то, что вскрытия умерших в Древней Греции не производились (вплоть до эпохи эллинизма), медицинская номенклатура «Илиады» и «Одиссеи» составила основу терминологии грече­ских врачевателей и вошла в состав современного анатомического языка.

Врачеванием и перевязыванием ран в древнегреческом войске занимались как сами воины, так и искусные врачеватели, которые знали свойства целеб­ных трав. Они пользовались глубоким уважением.

В поэмах Гомера упоминается также об эпидемии чумы, о сумасшествии, о меланхолии, о рождении жизнеспособного младенца в конце седьмого месяца беременности; говорится об употреблении серных окуриваний с целью предупреждения заболеваний и использовании серы как лекарственного средства.

Эпические поэмы «Илиада» и «Одиссея» свидетельствуют об эмпириче­ском характере истоков древнегреческого врачевания, о широком взаимодей­ствии древнегреческой медицины с достижениями других древних цивилиза­ций, например, о заимствовании некоторых знаний о лечебных средствах у древних египтян.

Врачевание полисного периода (VIII-VI вв. до н.э.)

В VIII-VI вв до н.э. на территории Греции формировались го­рода-государства — полисы. Они объединяли свободных граждан, владевших землей и рабами. Широкие торговые и культурные связи между многочисленны­ми полисами способствовали экономическому и культурному развитию Древ­ней Греции.

Полисный период истории Древней Эллады отмечен двумя важными для истории медицины явлениями:

1) формирование древнегреческой философии (натурфилософии), которая сложилась к VI в. до н.э., главным образом в Ионии, и окончательно оформилась к IV в. до н.э.

2) становле­ние храмового врачевания, которое связано с укреплением рабовладельческого строя в Древней Элладе, усилением религии и, как следствие, становлением храмов.

Храмовое врачевание в Древней Элладе развивалось на фоне эмпириче­ского врачевания. Были воздвигнуты первые святилища в честь Асклепия — асклепейоны (греч. asclepieion). В целом ан­тичные авторы сообщают более чем о 300 асклепейонах на территории древней Эллады.

Самым величественным считалось святилище Асклепия в Эпидавре. Его центральным сооружением был храм Асклепия (IV в. до н.э.). На территории святилища располагались также храмы в честь Гигиен, Артемиды, Афродиты, Фемиды и Аполлона, большой жертвенник для приношений и круглый храм Фолос — выдающееся произведение древнего зодчества, воздвигнутый в V в. до н.э. Его подземелье сообща­лось с минеральным источником. Минеральный источник, вода которого обладает природным лечебным действием, и кипарисовая роща (воздух которой является целебным) были обязательными ориентирами при выборе в Древней Элладе мест для сооруже­ния храмов. Вода источника использовалась в качестве одного из основных ле­чебных средств, и потому он считался священным.

На территории святилища в Эпидавре были также баня, библиотека, гимнасий и стадион (беговая дорожка), театр. Повсюду возвышались многочисленные статуи, изображавшие богов; па­мятники, воздвигнутые в честь знаменитых врачевателей; стелы, на которых высекались тексты о случаях удачного исцеления.

В святилище нельзя было умереть. Религиоз­ный ритуал исключал из священных мест как в Эпидавре, так и в других асклепейонах все нечистое, в частности, связанное с рождением и смертью. Каждый вошедший мылся в водах священного источника, а затем приносил жертву богам.

Таким образом, святилища Асклепия в Древней Элладе не были больни­цами в нашем понимании. Они носили «лечебно-санаторный» характер.

В Эпидавре никогда не было врачебной школы, как это было на о. Кос, в Пергаме или Александрии. На службу в асклепейон принимались лишь те, кто давал священную врачебную «Клятву» и таким образом при­общался к сообществу асклепиадов — последователей Асклепия (этот термин впервые появился в античной литературе в VI в. до н.э.).

Врачевание в асклепейонах сочетало:

1. эмпирические приемы.

2. магические приемы.

Основными средствами лечения были:

  1. лекарственное врачевание,

  2. водолече­ние,

  3. гимнастические упражнения.

  4. ритуал энкомисис (греч. Enkoimesis) — кульминация обряда храмового врачевания (кото­рый неправильно переводится как «инкубация», или «инкубационный сон»).

После опустошительной чумы 430 г. до н.э., перед которой врачевание того времени оказалось бессильным, усилилось внимание к религии и магии.

В Древней Элладе не было резкой грани между светской медициной и вра­чеванием в храмах. Об этом свидетельствуют памятники знаменитым свет­ским врачевателям, воздвигнутые на территории асклепейонов, а также много­численные свидетельства о приглашении известных светских врачевателей в храмы в качестве «консультантов» по поводу трудных случаях заболеваний.

Медицина классического периода (V-IV вв. дo н.э.».)

В классический период истории Древней Греции полисный строй достиг наивысшего экономического, политического и культурного уровня. Основой политического устройства Афин было полное равенство рабовладельцев перед законом. Ра­бовладельческая демократия дала возможность всем свободным гражданам участвовать в делах полиса. Появилась потребность в широком образовании, что привело к возникновению многочисленных философских, а затем и про­фессиональных школ.

В Древней Элладе врачевание долгое время развивалось в русле единого философского знания — натурфилософии (лат. philosophia naturalis, от греч. philosophia — любовь к мудрости, к знанию).

Первые древнегреческие философы воспринимали мир как единое целое. По их мнению, «ни одна вещь не возникает... и не исчезает, так как всегда со­храняется одна и та же природа» (Аристотель). Каждый из них пытался найти первоначало мира, т.е. определить ту неизменную первооснову всего сущего (первоматерию), из которой все возникает и в которую все вновь возвращается.

Например: Демокрит из Абдер (460—371 гг. до н.э.) создал це­лостную систему античной атомистики. Он оставил после себя множество философских и естественнонаучных сочинений, из которых до нас дошли лишь фрагменты. В них встречаются рассуждения об эмбриологии, диете, лихорадке, прогностике, собачьем бешенстве, лекарствах и т.п. Демо­крит считал, что все жизненные процессы, даже мышление, можно объяснить движением и связями атомов. Философия Демокрита была направлена против национальной религии. Боги для него были лишь воплощением явлений природы.

Впервые намеренное противопоставление материи сознанию в античной философии сделал Платон из Афин (Plato, 427—347 гг. до н.э.), один из вы­дающихся греческих мыслителей, основоположник объективного идеализма в его первоначальном смысле. Главное философское ядро учения Платона — те­ория идей, согласно которой существующий реальный мир есть отражение, тень идеального мира идей (греч. idea — первообраз, самая суть). Потрясен­ный судом и казнью своего учителя Сократа, Платон направил все усилия на разработку проекта справедливого государственного устройства и в результа­те создал философию объективного идеализма.

Таким образом, в классический период истории Древней Греции сформи­ровались две основные классические системы античной философии: естест­веннонаучное (материалистическое) атомистическое учение, сформулирован­ное в трудах Демокрита, и объективный идеализм, созданный Платоном. Обе они оказали влияние на формирование медицины, которая в Древнем мире была неотделима от философии.

Врачевание в Древней Элладе долгое время оставалось семейной тради­цией. К началу классического периода рамки семейных школ расширились: в них стали принимать учеников — не членов данного рода. Так сложились пе­редовые врачебные школы.

Кротонская (г. Кротон на юге современной Италии) врачебная школа достигла своего расцвета уже в VI в. до н.э.

Ее основные достижения формулируются в следующих тезисах:

1) организм есть единство противоположностей,

2) здоровый организм есть результат рав­новесия противоположных сил: сухого и влажного, теплого и холодного, сладко­го и горького и т.п., господство же (греч. monarchia — единовластие), одной из них есть причина болезни,

3) противоположное излечивается противоположным (лат. contraria contrariis curantur — тезис, часто приписываемый Гиппократу).

Выдающимся врачевателем кротонской школы был философ-пифагореец Алкмеон из Кротона (VI—V вв. до н.э.). Он первым анатомиировал трупы животных. Открыл перекрест зрительных нервов и слуховой канал (названный позднее евстахиевой трубой), писал о го­ловном мозге как органе познания (после египтян) и причи­нах некоторых болезней, связанных с истечением излишней слизи.

В Книдской (г. Книд на западном побережье Малой Азии) врачебной школе развивалось учение о четырех телесных соках (кровь, слизь, светлая желчь, черная желчь): здоровье по­нималось как результат их благоприятного смешения и, наобо­рот, неблагоприятное смешение соков расценивалось как при­чина большинства болезней. Книдская школа развивала учение о признаках болезней — симптомах (греч. symptoma — совпадение, признак) и диагностике (лат. diagnoetica or греч. diagnostikos — способный распознавать), включая метод выслушивания и открытие плевретического трения. Вы­дающимся врачевателем этой школы был Эврифон из Книда (V в. до н.э.).

Сицилийская (о. Сицнлия) врачебная школа, как сообщает Гален. была основана Эмпедоклом из Акраганта (около 495—435 гг. до н.э.). Эмпедокл был философом и политиком, поэтом, оратором, врачевателем и жрецом. Сохранились фрагменты его основного труда «О природе», в кото­ром изложена натурфилософская позиция Эмпедокла: он считал, что сутью всех вещей являются огонь, вода, воздух и земля; они вечно неизменны, непо­знаваемы и неразрушаемы; они не могут превращаться один в другой и лишь смешиваются друг с другом механически; многообразие мира есть результат различных пропорций этого смешения. Таким образом, Эмпедокл заложил основы классического учения об элементах. Врачеватели сицилийской школы признавали сердце главным органом сознания; четыре телесных сока они отождествляли с четырьмя состояниями (горячее, холодное, влажное и сухое).

Косская (о. Кос в восточной части Эгейского моря) врачебная школа — главная медицинская школа Древней Греции классического периода. Первые сведения о ней относятся к 584 г. до н.э.

Следуя натурфилософским воззрениям, врачеватели косской школы вос­принимали человека, его здоровье и болезни в тесной связи с окружающим ми­ром, стремились поддерживать имеющиеся в организме его природные цели­тельные силы (греч. physis — природа). Болезнь в их понимании — не наказа­ние богов, а результат влияний всего окружающего и нарушений питания.

Врачеватели косской школы активно развивали учение о четырех телесных соках и типах телосложения; утверждали основы врачебной этики; разрабаты­вали принципы наблюдения и лечения у постели больного (греч. klinike — уход за лежачим больным, от греч. kline — ложе). Впоследствии эти идеи легли в основу клинического направления в медицине.

Расцвет косской врачебной школы связан с именем Гиппократа (около 460 — ок. 370 гг. до н.э.). Его легендарное имя стало символом врачебного искусства в Древней Элладе. Через несколько десятилетий после того, как Гиппократ покинул о. Кос, на самой высокой возвышенности остро­ва, где раньше располагалось скромное святилище, был воздвигнут грандиоз­ный асклепейон.

Достижения этого периода:

  1. формирование многочисленных, различных по направлениям врачебных школ, равновеликих по своим достижениям,

  2. есте­ственнонаучное понимание единства человека и окружающего мира и связан­ный с ними естественный взгляд на причины болезней,

  3. становление учения о телесных соках,

  4. развитие методов диагностики, прогностики

  5. лечение у по­стели больного,

Леген­дарный врачеватель Древней Греции Гиппократ (V—IV вв. до н.э.). жил в период высочайшего расцвета Древней Греции и эллинской культуры. Дошедшие сведения о жизни Гиппократа весьма огра­ничены. Первые биографии Гиппократа (греч. Hippokrates — укротитель ко­ней) были составлены несколько столетий спустя после его смерти. Их авто­ры — врач Соран с о. Кос (около II в.); знаменитый лексикограф Х в. Свида и филолог, прозаик и поэт XII в. И. Цеце. Все они не были его современниками, и потому их повествование носит отпечаток той легендарности, которой было окружено имя Гиппократа.

Таким образом, известно, что Гиппократ родился на о. Кос. По отцу он принадлежал к знатному роду асклепиадов. Слава о его врачебном искусстве рас­пространилась во многих государствах. Умер около 370 г. до н.э. по одним источникам на 83-м, а по другим — на 104-м году жизни. Местные жители долгое время чтили его могилу и еще во II в. н.э. показывали ее путеше­ственникам.

Однако в дошедших до нас трудах его выдающихся современников несколь­ко раз встречается упоминание имени Гиппократа.

В роду потомков Асклепия все были врачевателями. Среди них известно семь Гиппократов. Первым был дед великого Гиппократа — Гиппократ I. Его внук Гиппократ II Великий Косский (вошедший в историю как Гиппократ) «превзошел своего деда, так как стал звездой и светом полезнейшего для жизни врачебного искусства». По матери Гиппократ II принадлежал к знатному роду Гераклидов (т.е. потомков Геракла).

Вопрос о том, какие труды оставил после себя Гиппократ II Великий, до сих пор остается неясным, ибо все дошедшие до нас сочинения древнегрече­ских врачей классического периода анонимны. История не сохранила ни одно­го текста, где бы значилось авторство Гиппократа.

Дело в том, что в глубокой древности медицинские знания в Элладе сохра­нялись и передавались в семейных врачебных школах, т.е. от родителей — де­тям и единичным ученикам, пожелавшим за плату изучать искусство врачева­ния. В результате, это искусство сохранялось внутри узкого круга посвящен­ных.

Первоначально знания передавались устно. Устная традиция сохранялась в Древней Элладе вплоть до VI в. до н.э., — именно в VI в. до н.э. была впер­вые записана «Илиада» Гомера — первый дошедший до нас памятник древне­греческой (и европейской) письменности.

Анонимность первых древнегреческих медицинских текстов можно объяс­нить тем обстоятельством, что вначале они составлялись как бы «для домаш­него пользования», и автора просто «знали в лицо».

Первый сборник древнегреческих медицинских сочинений был составлен много лет спустя после смерти Гиппократа — в III в. до н.э. в знаменитом Александрийском хранилище рукописей .

Со всего света свозились в Александрию рукописи ученых, которые систематизировались в каталоги, изучались, переводились и переписывались. Со временем число рукописей превысило 700 тысяч папирус­ных свитков. Многие из них были безымянными: история не сохранила ни одного подлинника, в котором было бы указано ав­торство Гиппократа или других врачей Древней Греции классического пери­ода. Более того, все они различались по стилю изложения, манере письма, глу­бине изложения, по философской и врачебной позиции, вплоть до полемики и прямо противоположных мнений, т.е. были написаны различными авторами. Около 280 г. до н.э., т.е. много десятилетий спустя после смерти Гиппократа, все эти безымянные (т.е. анонимные) медицинские тексты были объединены в один каталог и составили единое собрание. В честь легендарного врача Древней Греции его назвали «Гиппократов сборник». Таким образом, александрийские ученые сохранили для потомков сочинения древнегреческих врачей, живших в V—III вв. до н.э.

В 1525 году назвали «Гиппократов сборник» впервые был издан в Риме на латинском языке, че­рез год — в Венеции на греческом и стал одним из самых издаваемых произве­дений в Европе.

Какие труды этого сборника могут принадлежать Гиппократу, до сих пор не­ясно. Тем не менее, большинство исследователей предполагает, что Гиппократу принад­лежат самые выдающиеся работы «Гиппократова сборника». Прежде всего это «Афоризмы» и сходные с ними «Прогностика», «Эпидемии», «О воздухах, водах, местностях», а возможно, и некоторые другие.

«Афоризмы» (лат. «Aphorismi» от греч. aphorismos — законченная мысль) во все времена пользовались наибольшей известностью. В них собраны диетические и врачебные наставления по лечению внутренних болезней, хирургии и родовспоможению. Это единственное произведение «Гиппократова сборника», которое большинством исследователей признается как подлинное сочинение Гиппократа. Начинается оно следующими словами: Жизнь коротка, путь искусства долог, удобный случай скоропреходящ, опыт об­манчив, суждение трудно. Поэтому не только сам врач должен употреблять в дело все, что необходимо, но и больной, и окружающие, и все внешние обстоятельства должны способствовать врачу в его деятельности.

Чтобы изложить так кратко потребны были чрезвычайный ум, многолетняя опытность и обширная ученость, тонкое внимание, редкая любовь к науке и человечеству. Если бы Гиппократ во всю свою жизнь не написал ничего более, как один этот афоризм, — и тогда врачи должны были бы признать его великим.

«Прогностика» (греч. prognostike, от греч. pro — перед, gnosis — знание; лат. «Prognosticum») представляет собой сочинение по древне­греческой терапии. В нем подробно описаны элементы, составляющие прогноз заболеваний в то время (наблюдение, осмотр и опрос больного) и изложены основы наблюдения и лечения у постели больного. Многие изречения, приве­денные в «Прогностике», стали классическими, например, описание лица умирающего больного: «нос острый, глаза впалые, виски вдавленные, кожа на лбу твердая, натянутая и сухая, и цвет всего лица зеленый, черный, или блед­ный, или свинцовый».

«Эпидемии в семи частях» no своему духу близки к «Прогностике». Под словом «эпидемии» в Древней Греции понима­ли не эпидемические (т.е. не инфекционные или заразные), а широко распро­страненные среди народа заболевания (от греч. epi — над и demos — народ). Это эндемические (от греч. endemos — местный) болотные лихорадки, чахот­ки, параличи, простудные, кожные, глазные и другие заболевания. В I и III ча­стях приведены 42 наиболее интересные и поучительные истории болезней. Они дают конкретное представление об истоках клинического подхода в меди­цине Древней Эллады, когда врачеватель ежедневно наблюдал больного и описывал его состояние и лечение.

«О воздухах, водах, местностях» - первое дошедшее до нас сочинение, в котором различные формы воздействия окру­жающей природы на человека, обобщены с позиций натурфилософии.

Значительное место в этом сочинении уделено описанию различных типов людей, живущих в разных местностях; их болезни связываются, главным об­разом, с местом проживания человека (на юге, на востоке, высоко в горах, в плодородных долинах), т.е. с условиями окружающей их природы, временем года и т.п. По мнению древних греков, люди каждого типа имеют свои особен­ности, которые и определяют предрасположение к конкретным болезням, влия­ют на их течение и, следовательно, требуют различного подхода в лечении.

Впоследствии на основе древ­негреческих представлений о четырех телесных соках и различных характерах людей сформировалось учение о четырех темпераментах, каждый из которых связывался с преобладанием в организме одного из четырех телесных соков: крови (лат. sanguis) — сангвинический тип, слизи (греч. phlegma) — флегматический, желтой желчи (греч. chole) — холерический, черной желчи (греч. melaine chole) — меланхолический (назва­ния этих типов в сочинении «О воздухах, водах, местностях» не содержатся, так как появились они несколько столетий спустя.

В наши дни учение о четырех типах телосложения и темперамента у людей, разра­ботанное И.П.Павловым, базируется на соотношении процессов возбуждения и тор­можения в центральной нервной системе и имеет экспериментальное научное обосно­вание.

Причины воаникновения болезней древние греки подразделяли на две группы:

1) общие для всех людей данной местности, зависящие от конкретных условий окружающей природы,

2) индивидуальные причины, определяемые образом жизни каждого

Образу жизни в Древней Элладе придавалось особое значение. В одном ряду с обязательным обучением грамоте и музыке стояли физическое воспита­ние, закаливание и личная гигиена. Каждый мужчина воспитывался выносли­вым и смелым, чтобы в минуту опасности с оружием в руках встать на защиту своего полиса.

Сочинения по хирургии (греч. cheirurgia от cheir — рука и ergon — дело, ра­бота; лат. chirurgia) «О переломах», «О ранах головы», «О вправлении сус­тавов» и т.д. дают стройное представление о высоком развитии в Древней Греции учения о повязках, хирургических аппаратах, лечении ран, переломов, вывихов, повреждений головы, в том числе и лицевого черепа. В сочинении «О вправлении суставов» описана «скамья (Гиппократа)» — рычаговое устройство для вправления вывихов. Сложная хирургическая повязка, извест­ная как «шапка Гиппократа», до сих пор применяется в хирургии.

В классический период древние греки не имели специальных знаний по анатомии, так как не вскрывали тела умерших. Их представления о строении человеческого тела были эмпирическими. Вот почему в то время хирургия древней Индии превосходила хирургию древних греков. Древнегреческие врачеватели занимались в основном той областью хирургии, которая сегодня включает в себя травмотологию и десмургию (греч. desmurgia — учение о по­вязках, от desmos — перевязка и ergon — дело, работа).

В «Гиппократовом сборнике» приведены описания некоторых заболеваний зубов и десен (от пульпита до некроза кости), а так­же полости рта (гингивит, стоматит, скорбут, болезни языка), даны рекомен­дации по устранению дурного запаха изо рта. При зубных болях применяли как общие (кровопускания, слабительные и рвотные, строгую диету), так и местные средства (наркотики, полоскания настоями трав, припарки из чече­вичного отвара, вяжущие средства и т.д.). К удалению прибегали только тог­да, когда зуб был расшатан. В то же время при лечении вывиха и перелома челюсти древние греки достигли боль­шого совершенства: они устанавливали кость на место и связывали зубы золо­той проволокой.

В небольшом сочинении «О прорезывании зубов» описаны состояния де­тей грудного возраста, связанные с прорезыванием зубов (лихорадка, поносы, судороги, кашель).

В целом, «Гиппократов сборник», объединивший труды различных вра­чебных школ, представляет собой энциклопедию древнегреческой медицины классического периода. В нем перечислено более 250 лекарственных средств растительного и около 50 средств животного происхождения. Собранные в нем работы отразили естественнонаучные представления древнегреческих врачей о неразрывном единстве человека с окружающей природой, о причин­ной связи болезней с условиями жизни и о целительных силах природы; донес­ли до наших дней их передовые взгляды и достижения в области терапии, травматологии, врачебной этики.

«Гиппократов сборник» содержит пять сочинений, посвященных врачебной этике (лат. ethica от греч. ethos — обычай) и правилам врачебного быта в Древ­ней Греции. Это «Клятва», «Закон», «О враче», «О благоприличном поведе­нии» и «Наставления». По единодушному мнению исследователей ни одно из этих произведений не принадлежит Гиппократу. Вместе с другими работами сборника они дают цельное представление об обучении и моральном воспита­нии врачевателей и тех требованиях, которые предъявлялись к ним в обществе.

Оканчивая обучение, будущий врачеватель давал «Клятву», которой неру­шимо следовал в течение всей жизни, ибо «кто успевает в науках и отстает в нравственности, тот более вреден, нежели полезен».

«Клятва» занимает особое место в Сборнике. Время ее создания не извест­но. В устной форме врачебная «Клятва» переходила из рода в род, от одного поколения к другому и в основных своих чертах была создана до Гиппократа.

В III в. до н.э. в Александрийской библиотеке «Клятва» была впервые ли­тературно оформлена и вошла в «Гиппократов сборник», позднее в широких кругах ее стали называть в честь Гиппократа (его именем).

Нормы и правила врачебной этики в Древней Греции исполнялись неукос­нительно и были неписаными законами общества.

Итак, «Гиппократов сборник» не является собранием сочинений Гиппок­рата, а «Клятва» древнегреческих врачей не принадлежит его перу.

Гиппократ — это в значительной степени легенда, прекрасная и благородная легенда Древней Эллады.

Таким образом, Гиппократ не был «отцом медицины», которая в течение тысячеле­тий существовала до него, но в свое великое время он был главой выдающейся врачебной школы, олицетворявшей лучшие достижения древнегреческой ме­дицины классического периода.

Медицина эллинистического периода (IV в. до н.э. — I в. до н.э.)

Эллинистический период является заключительным этапом развития древ­негреческой цивилизации — ее высочайшим внешним расцветом.

Заканчивается эпоха эллинизма в 30 г. до н.э., когда последнее эллинисти­ческое государство — Египет, завоеванное римлянами, вошло в состав Вели­кой Римской империи.

Большое значение для развития естественнонаучного знания того времени имело учение крупнейшего древнегреческого философа и мыслителя Аристо­теля из Стагира (384—322 гг. до н.э.). В возрасте 17 лет Аристотель вступил в Академию Платона, где в течение 20 лет был слушателем, преподавателем и равноправным членом содружества филосо­фов-платоников. После смерти Платона Аристотель в течение трех лет был учителем Александра Ма­кедонского. В 335 г. до н.э. Аристотель основал свою, самую знаменитую в то время школу перипатетиков (от греч. peripatos — место для прогулок, т.е. место, где учились, прогуливаясь).

В своих натурфилософских воззрениях Аристотель как бы соединил поло­жения учения Демокрита с философией Платона. По представлениям Аристотеля, Земля покоится в центре Все­ленной, которая вечна. В земной природе существует иерархия различных форм субстанций (от минералов до человека); все они состоят из огня, возду­ха, воды и земли и являются вечными и неизменными.

Труды Аристотеля представляют собой энциклопедию античной науки конца классического периода. Они оказали огромное влия­ние на философские направления эпохи эллинизма, средневековья и нового времени.

Эпоха эллинизма явилась периодом систематизации знаний, накопленных в течение предшествовавших тысячелетий, и временем новых достижений и открытий. К царским дворам стали при­глашать крупных ученых. Их содержали за счет государственной казны. В ре­зультате в различных центрах эллинистического мира, на Западе и на Востоке (в Афинах и Пергаме, в Сиракузах и Антиохии) сложились мощные коллек­тивы ученых. Среди них крупнейшим культурным и научным центром стала Александрия — столица эллинистического Египта.

При царском дворе были основаны Александрийский Мусейон (греч. museion — храм муз; отсюда термин «музей»), посвященный девяти му­зам, и знаменитое Александрийское хранилище рукописей — Александрий­ская библиотека — самая большая в древности.

Александрийский Мусейон был одним из величайших научных и культур­ных центров античного мира. Он объединял в себе и исследовательскую акаде­мию и высшую школу. В Мусейоне были помещения для чтения лекций и науч­ных занятий, спальни и столовые, комнаты для отдыха и прогулок. Ученые жили там на полном царском обеспечении и зани­мались исследованиями в области философии, астрономии, математики, ботани­ки, зоологии, медицины, филологии.

При Александрийском Мусейоне имелись ботанический и зоологический сады, обсерватории и анатомическая школа. Но главным его сокровищем была богатейшая Александрийская библиотека.

В эпоху эллинизма потребности более глубокого и точного знания привели к специализации ученых и выделению из философии отдельных отраслей нау­ки. Одной из первых среди них была медицина.

Медицина эпохи эллинизма достигла значительного развития. Она вобра­ла в себя, с одной стороны, греческую философию и врачебное искусство эллинов, а с другой — тысячелетний эмпирический опыт врачевания и теоретиче­ские познания народов Египта, Месопотамии, Индии и других стран Востока.

На этой плодотворной почве бурное развитие получили анатомия и хирур­гия. Многие выдающиеся достижения в этих областях теснейшим образом связаны с александрийской врачебной школой.

Анатомия (от греч. anatome — рассечение) стала в эпоху эллинизма само­стоятельной отраслью медицины. Ее развитию в Александрии в немалой степени способствовал древнеегипетский обычай бальзамирования, а также разрешение анатомировать тела умер­ших и производить живосечения на приговоренных к смертной казни пре­ступниках.

Основателем описательной анатомии в александрийской школе (и в Древ­ней Греции в целом) считается Герофил из Халкидона в Малой Азии ( около 335—280 гт. до н.э.). Он признается первым греком, начавшим вскрывать человеческие трупы. Герофил был сторонником гуморального учения и развивал традиции косской врачебной школы.

В труде «Анатомия» он подробно описал твердую и мягкую мозговые обо­лочки, части головного мозга, и особенно его желудочки (четвертый из кото­рых он считал местом пребывания души), проследил ход некоторых нервных стволов и определил их связь с головным мозгом. Им описаны некоторые внутренние органы: печень, двенадцатиперстная кишка, ко­торой он впервые дал это название, и др.

По его мнению, четырем важнейшим органам (печени, кишечнику, серд­цу и легким) соответствуют четыре силы: питающая, согревающая, мысля­щая и чувствующая. Многие из этих положений впоследствии получили раз­витие в трудах Галена, который несколько столетий спустя также работал в Александрии.

В сочинении «О глазах» Герофил описал стекловидное тело, оболочки и сетчатку, а в трактате «О пульсе» изложил свои представления об анатомии сосудов (описал легочную артерию, дал названия легочным венам) и свое уче­ние об артериальном пульсе, который считал следствием деятельности сердца.

Преемником Герофила был Эрасистрат (около 300 — около 240 гг. до н.э.). Эрасистрат хорошо изучил строение мозга, описал его желудочки и мозго­вые оболочки, впервые разделил нервы на чувствительные и двигательные (полагая, что по ним движется душевная пневма, которая обитает в мозге) и показал, что все они исходят из мозга. Мозговые желудочки и мозжечок он определил как вместилище души, а сердце — как центр жизненной пневмы. Впоследствии эти представления закрепились в трудах Галена. Эрасистрат описал строение сердца и его клапанов, которым дал названия.

Эрасистрат считал, что все части организма связаны между собой системой нервов, вен и артерий; причем полагал, что в венах течет кровь (питательная субстанция), которая формируется из пищи, а в артериях — жизненная пневма, которая в легких контактирует с кровью. Заключив, что артерии и вены со­единены между собой мелкими сосудами — синанастомозами (греч. synanastymosis — соустье; от syn — вместе, stoma — рот), он весьма близко подошел к идее циркуляции крови.

Эрасистрат частично отошел от широко распространенного в то время уче­ния о преобладании роли соков в организме (гуморальных представлений) и отдал предпочтение твердым частицам. Он считал, что организм состоит из множества твердых неделимых частиц (атомов), которые движутся по кана­лам тела: нарушение этого движения в связи с несварением пищи, закупорка просвета сосудов и их переполнение — плетора (греч. plethorra — наполнение) являются причиной болезни.

Исходя из этих представлений, Эрасистрат направлял лечение на устране­ние причин застоя: строгая диета, рвотные и потогонные средства, упражне­ния, массаж, обливания.

Эрасистрат производил вскрытия умерших боль­ных. Он установил, что в результате смерти от водянки печень становится твердой, как камень, а отравление, вызванное укусом ядовитой змеи, приво­дит к порче печени и толстого кишечника. Таким образом, Эрасистрат сделал первые шаги по пути к будущей патологической анатомии.

Хирургия эпохи эллинизма объединила в себе два мощных источника:

1. гре­ческую хирургию, связанную в основном с бескровными методами лечения вывихов, переломов, ран,

2. индийскую хирургию, которой были известны сложные операции. Среди важнейших достижений хирургии александрийско­го периода — введение перевязки сосудов, использование корня мандрагоры в качестве обезболивающего средства, изобретение катетера (приписывается Эразистрату), проведение сложных операций на почке, печени и селезенке, ампутация конечностей, лапаротомия (чревосечение) при завороте кишок и асците.

Таким образом, в области хирургии александрийская школа сдела­ла значительный шаг вперед, по сравнению с хирургией классического периода истории Древней Греции.

Эллинистический период явился временем самого плодотворного развития медицины в Древней Греции.

Особенности медицины в Древнем Риме.

История Древнего Рима ведет свое нача­ло от 753 г. до н.э. — года основания города Рима.

Этапы истории Древнего Рима:

1) царский период (VIII—VI вв. до н.э.).

2) период Республики (509 — 31 гг. до н.э.).

3) период Империи (30 г. до н.э. — 476 г. н.э.)

Врачевание в царский период (VIIIVI вв. до н.э.).

Культура этрусков значительно повлияла на культуру и медицину римлян: жители города восприняли от этрусков их письменность и так называемые римские цифры, одеяние (лат. toga — покрывало) и навыки градостроитель­ства, обычаи и религиозные верования.

В VI в. до н. э. началось благоустройство г. Рима: осушение болотистых районов, сооружение сточной системы подземных каналов — клоак (лат. cloaca — крытый канал для стока нечистот), впадавших в главный сточный канал — Cloaca maxima (построенная в 575 г. до н. э. она дей­ствует и поныне). Улицы стали мостить камнем, центральную плошадь Рима (форум) выложили плитами, а дома и храмы строили на каменном фун­даменте.

Этруски считаются первыми строителями храмов на территории Италии. Жрецы-гадатели — гаруспики (лат. haruspex; от этрусск. hams — кишки, внут­ренности и specere — наблюдать), объединенные в коллегии жрецов, занимали важное место в этрусском обществе. Они занимались гаданием по внутренностям (преимущественно печени) жертвенных животных, толковать обычаи и явления природы.

В царский период истории (и вплоть до конца III в. до н.э.) врачевателей-профессионалов в г. Риме не было — лечили дома народными средствами: трава­ми, кореньями, плодами, их отварами и настоями, часто в сочетании с маги­ческими заговорами. В течение столетий самым популярным лечебным средством считалась капуста:

«Капуста изо всех овощей — первая. Ешь ее вареной и сырой... Она чудо как помогает пи­щеварению, устанавливает желудок, а моча того, кто ее ест, служит лекарством от все­го. Натерши, прикладывай ее ко всем ра­нам и нарывам. Она очистит все язвы, безбо­лезненно излечит их... Если есть кровопод­тек, она заставит его прорваться... здоровее нет еды — она все вылечит, выгонит боль из головы и из глаз...».

Несмотря на отсутствие врачей, этруски достигли определенных успехов в отдельных областях врачевания. До нас дошли многочисленные зубные проте­зы этрусков, выполненные из костей животных и скрепленные при помощи золотого моста.

Греческая медицина в царский период истории древней Италии еще не нашла своего места на римской почве.

Медицина периода Республики (конец VI в. до н.э. — 31 г. до н.э.).

Условным рубежом между царским и республиканским периодами истории Древнего Рима считается 510 г. до н.э. — год восстания римлян, свержения этрусского царя и утверждения республики.

В области медицины этот период характеризуют:

1. развитие санитарного за­конодательства и строительство санитарно-технических сооружений;

2. появле­ние врачей-профессионалов, становление и развитие медицинского дела и элементов его государственной регламентации;

3. формирование материалисти­ческого направления в медицине.

Наиболее ранним письменным свидетельством о мероприятиям санитарного характера были «Законы XII таблиц» (451-450 гг. до н.э.).

Ряд параграфов «Законов XII таблиц» непосредственно касается охраны санитарного состояния города (Рима):

Таблица X.

1. Пусть мертвеца не хоронят и не сжигают в городе.

5. ...Пусть костей мертвеца не собирают, чтобы впоследствии совершить погребе­ние, за исключением лишь того случая, когда смерть постигла на поле битвы или на чужбине.

6а. ...отменяется бальзамирование... и питье из круговой чаши.

9. ...Закон запрещает без согласия собственника устраивать погребальный костер или могилу на расстоянии ближе, чем 60 футов от принадлежащего ему здания.

10. ...Закон запрещает приобретать по давности место захоронения, а равно и место сожжения трупа».

Наблюдение за выполнением этих и других законов возлагалось на город­ских магистратов — эдилов (лат. aediles; от aedes — храм). Эдилы надзирали за строительством, состоянием улиц, храмов, рынков и терм, занимались разда­чей хлеба, организацией общественных игр и охраной государственной казны. Права эдилов закреплялись и в последующих законах.

Первая мощеная дорога в Риме была построена в 312 г. до н.э. и сохраняется до наших дней. В том же году в Риме началось сооружение акведуков (лат. aquaeductus; от _- вода, duco — веду). Акведук доставлял в г. Рим питьевую воду.

Акведуки не являются изобретением римлян, которые заимствовали эту идею на Востоке во время завоевательных походов.

Римские водопроводы обнаружены при раскопках древних городов в Кры­му. Так, в Херсонесе открыто шесть линий подземного водопровода из гон­чарных труб.

Первые термы (лат. thermae — горячие бани; греч. thermos — теплый) в г. Риме были построены в III в. до н.э. и были переданы в бес­платное пользование населению города.

В Риме были не только частные термы (плата в которых была ничтожной), но и общественные, которые принадлежали городу. Общественные термы мог посетить и император.

Пышное убранство терм придавало им сходство с музеями. Стены их облицовывались мрамором. Внутри стен и под полом прокладывались специ­альные трубы для обогрева горячим воздухом или термальными водами. Такой способ обогрева помещений удовлетворяет самым высоким санитарно-гигие­ническим требованиям (отсутствие дыма и угарного газа; поддержание посто­янной температуры; благоприятные условия для сохранения настенной роспи­си, которая оставалась сухой даже в ванных комнатах).

В термах имелись многочисленные помещения: залы для занятий спортом, раздевалки, горячая баня, теплая баня, холодная баня, бас­сейн. В пышных императорских термах имелись также библиотеки, залы для пиров, бесед и собраний, где часами дискутировали философы и ученые.

Внутренние залы украшались росписью, колоннами и скульптурами из мрамора. Среди них почетное место занимали изображения Асклепия и Гигиеи.

Согласно традициям того времени баня считалась действенным средством врачевания и широко использовалась при лечении многих болезней. Бани могут смягчить мокроту могут, влагу тела взять, избыток желчи гонят из кишок они, смягчают зуд, — приятен и докучен он, и обостряют зренье; если ж кто-нибудь стал плохо слышать, уши прочищают тем. Забывчивость уносят, память же хранят, для размышленья разум проясняют вмиг, к беседе оживленной направляют речь, а тело все блестит от омовенья там.

Таким образом, римские термы были гигиеническими, лечебными, обще­ственными и культурными центрами.

В древней Италии вплоть до II в. до н.э. обходились без врачевателей-про­фессионалов. Греческая медицина считалась выражением изнежен­ности и роскоши. Такая точка зрения в значительной степени способствовала застою в развитии профессиональной медицины. Вот почему в Древней Ита­лии первыми врачами были рабы из числа военнопленных, главным образом греков.

Прошло несколько столетий, прежде чем греческая медицина получила признание в столице Римской республики. Важной вехой в этом отношении явился эдикт (указ) Юлия Цезаря, который в 46 г. до н.э. предоставил почет­ное право римского гражданства как приезжим врачам — выходцам из Гре­ции, Малой Азии, Египта и других провинций государства, так и местным жителям, обучавшимся медицине.

В Римской республике стали проявляться элементы государ­ственной регламентации медицинского дела, которые закреплялись и утверждались в период Империи.

К III в. до н.э. римляне восприняли древнегреческую мифологию и отождествили греческих богов со своими древними италийскими богами. Так, Юпитер (греч. Зевс) почитался как бог грома, неба, дождя и молний; Марс (греч. Арес) — бог войны; Юнона (греч. Гера) — покровительница женщин, брака и деторождения; Минерва (греч. Афина) — богиня мудрости, покровительниц ремесел; Венера (греч. Афродита) — богиня любви и плодородия; Вакх (греч Дионис) — бог вина (отсюда — «вакханалия»); Меркурий (греч. Гермес) - покровитель путников и торговли, вестник олимпийских богов; Аполлон (лат Phoebus — Феб, прозвище Аполлона) — бог Солнца и света; Эскулап (греч Асклепий) — покровитель врачей и медицины.

Распространение греческой философии в среде высшей римской аристок­ратии привело к скептическому отношению к религиозным верованиям в рим­ском обществе. Римская религия носи­ла печать формализма и трезвой прак­тичности и рассматривалась главным образом как необходимое средство управления народом.

Во II в. до н.э. древнегреческая фило­софия широко распространилась в рим­ском обществе. Атомистическое учение, созданное выдающимися греческими философами вошло в философию древних римлян и ярко проявилось в трудах виднейшего представителя рим­ского эпикуреизма — философа и по­эта Тита Лукреция Кара (96 — 51 гг. до н.э.). Его поэма в стихах «О природе вещей» в 6 кни­гах явилась энциклопедией того времени. Она отразила передовые воззрения римлян в области философии, есте­ствознания, медицины, психологии, истории.

Вопросы естествознания и медицины в поэме «О природе вещей» рассматриваются с точки зрения атомистического учения. В живой поэтической форме Лукреций говорит о сложных философских понятиях, строении живых организмов и передаче признаков из поколения в поколение, о вымирании не­приспособленных и выживании приспособленных организмов. Он дает харак­теристику некоторым заболеваниям и весьма точно описывает отдельные сим­птомы. В шестой книге поэмы Лукреций излагает современные ему представле­ния о заразных болезнях:

Лукреций дал представление о миазматической концепции возникновения болезней (последующее открытие микробов сделает эту гипотезу несостоятельной). В то же время, обращая вни­мание на возможность распространения заразы через воду, пищу и другие пред­меты, он наметил первые контуры контагиозной концепции передачи заразного. Концепция найдет свое дальнейшее, весьма глубокое развитие в труде выдающегося итальянского ученого эпохи Возрождения — Джироламо Фракасторо (1478—1553) «О контагии, контагиозных болезнях и лечении».

Учение Эпикура и передовые взгляды Лукреция оказали большое влияни на Асклепиада из Прусы в Вифинии (128 - 56 гг. до н.э.) — видного греческого врача в Риме. Он основал в Риме методическую школу. Его система — лечить безопасно, быстро и приятно.

Асклепиад был учеником последователей Эрасистрата, который отошел от господствовавшей тогда гуморальной теории и отдавал предпочтение твердым частицам тела. Отсюда понятно, почему Асклепиад рассматривал болезнь, во-первых, как результат стагнации (лат. stagnatio -застой; от stagnum — стоячая вода) твердых частиц в порах и каналах тела, а во-вторых — как расстройства движения соков и пневмы. В его учении объеди­нились оба представления о причинах болезней: гуморальное и зарождающее­ся солидарное (от лат. solidus — твердый, плотный).

Согласно этим воззрениям Асклепиад придавал большое значение правиль­ному потоотделению и дыханию кожных покровов (лат. perspiratio insensibilis - неощутимое чрескожное дыхание). Его лечение было направлено на восста­новление нарушенных функций и состояло из простых и естественных меро­приятий: разумной диеты, соблюдения чистоты кожи, водолечения, массажа, ванн и движения в самых разных вариантах. Асклепиад советовал своим паци­ентам ходить пешком и ездить верхом на лошади, путешествовать в коляске и на корабле — словом, находиться в постоянном движении. Парализован­ных он советовал носить на коврах и раскачивать. По мнению Асклепиада, главная задача такого лечения — расширить поры и привести в движение за­стоявшиеся частицы. Успеху лечения способствовала также детальная разра­ботка каждого метода и строго индивидуальное его применение; медикаменты назначались редко. Асклепиад был твердо убежден, что человек, имеющий достаточные познания в медицине, никогда не заболеет. Сам он был первым примером этому — никогда не болел и умер в глубокой старости в результате несчастного случая.

Методическая система Асклепиада оказала положительное влияние на по­следующее развитие медицины в период Империи и естественно-научного на­правления в медицине в целом.

Медицина периода Империи (30 г. до н.э.—476 г. н.э.).

Развитие медицинского дела в период Империи явилось одним из проявле­ний римского практицизма и наиболее ярко выразилось в становлении воен­ной медицины.

Становление военной медицины.

Медицинскую помощь во время военных действий оказывали младшие медики — капсарии (лат. capsarii; от лат. capsa — круглая коробка, в которой хранили перевязочный материал) в военной одежде перевязывают раненых товари­щей прямо на поле боя. В конце I — начале II в. во всех подразделениях и во всех ро­дах римских войск появились врачи-профессионалы — medici. Были в армии и специалисты по лечению ран. Во флоте на каждом военном корабле было по одному врачу.

После битвы раненых отвозили в ближайшие города или военные лагеря, где (примерно со II в.) стали устраивать военные учреждения для раненых и больных — валетудинарии. Обслуживавший их персонал состоял из врачей, эконо­мов, инструментариев и младшего персонала. Инструментарии заведовали ин­струментами, лекарствами, перевязочным материалом. Младший персонал, главным образом состоял из числа рабов.

Государственных (гражданских) больниц в Древнем Риме еще не было: врачи посещали больных, и больные приходили к ним на дом.

В то же время в рабовладельческих поместьях устраивались специальные валетудинарии для рабов, которые обслуживались рабами-медиками.

Развитие медицинского дела.

Наряду с военной медициной в период Империи развивалось медицинское дело в городах и провинциях, где государственные власти стали учреждать оплачиваемые должности врачей — архиатров (греч. archiatros — старший врач: archi... — старший, главный и iatros — врач).

При дворе императора служили придворные архиатры, в провинциях — провинциальные, в городах — народные архиатры. В городах назначались по 5— 10 врачей в зависимо­сти от количества населения. Архиатры объединялись в коллегии (лат. collegium — союз лиц одной про­фессии, культа и т.п.) и находились под контролем местных властей и цент­рального правительства, которые строго следили за их выборами и назначени­ем. Процедура выборов напоминала строгий экзамен, после которого врач по­лучал звание «Врач, утвержденный государством».

В обязанности главы городских архиатров входило преподавание медицины в специальных школах.

Образование в период Ранней Римской империи состояло из трех основных ступеней: начальной, средней и высшей.

Первые специальные высшие школы — юридические и медицинские — по­явились в Римской империи в I —II вв. н.э.

Медицинские школы возникали, как правило, в крупных научных центрах Империи; жалование преподавателям выплачивалось из государственных фондов. Анатомия преподавалась на животных, а иногда — на раненых и больных.

Практическую медицину изучали у постели больного.

Наряду с государственными врачебными школами в Римской империи имелись частные школы по подготовке врачей. Одну из них основал Асклепиад. Известны школы Сорана и Галена.

Положение врачей в Риме со временем укрепилось Они получили большие права, освобождение от тягостных повинностей и даже льготы. Во время вой­ны врачи и их сыновья освобождались от общей воинской повинности. Подоб­ные привилегии привлекали в г. Рим иноземных врачей, что привело к их избытку, конкуренции и в результате — к узкой специализации. Положение врача в Римской империи значительно отличалось от поло­жения врача в Древней Греции, где врач был свободен от обязанностей перед государством (в Древней Греции врачеватели привлекались на службу лишь в случае повальных болезней или во время военных походов, по их доброволь­ному согласию).

Развитие медицинских знаний.

Вобрав в себя дости­жения всех народов Средиземноморья, римское энциклопедическое знание сфор­мировалось в результате трансформации и взаимного проникновения древне­греческой и восточных культур. Наиболее ярко эти тенденции выразились в многотомной (более 20 томов) энциклопедии «Искусства», которую составил Авл Корнелий Цельс ( 30/25 гг. до н э. — 45/50 гг. н.э.). Созданный около 30 г. н.э., этот труд является самым ранним из медицинских сочинением на латинском языке.

Он подробно изложил достижения римской медици­ны периода Ранней Империи в облас­ти диететики, гигиены, теории болез­ни, терапии и особенно хирургии. При­веденное им описание четырех призна­ков воспаления (покраснение, припух­лость, жар и боль), как полагают ис­следователи, заимствовано из древних индийских трактатов. Трактат Цельса внес существен­ный вклад в развитие научной латин­ской терминологии (после Т.Лукреция).

Плиний Старший (24—79 гг.) видный представитель эн­циклопедического направления в рим­ской прозе, писатель, ученый и госу­дарственный деятель. Из Многочисленных трудов Плиния сохра­нилась лишь «Естественная история» в 37 книгах.

Так, в книге VII собраны сведе­ния об аномалиях человеческой при­роды (парадоксография): о рождении двойняшек и тройняшек, о младен­цах-уродах и даже о передаче призна­ков из поколения в поколение в «чет­вертом колене».

Современником Плиния был вы­дающийся римский военный врач Ди-оскорид Педаний из Киликии (I в. н.э.), родом грек. Его сочинение «О врачебной материи», т.е. о лекар­ственных растениях содержит систематиче­ское описание более чем 600 лекар­ственных растений. Труд Диоскорида пользовался непререкаемым авторитетом вплоть до XVI в. и сыграл значительную роль в разработке систематики растений в мире.

О развитии хирургии в Риме в пе­риод Империи свидетельствуют набо­ры хирургических инструментов, найденные при раскопках древних городов: в «доме хирурга» в Помпеях, в Бадене, Бингене, Херсонесе и Ольвии (на территории Крыма) и др. В наборы входили пинцеты, щипцы, захваты, ложки, ранорасширители, пилы для костей, хирургические ножи и иглы, ка­тетеры, акушерские зеркала и другие инструменты, использовавшиеся в хи­рургии и акушерско-гинекологической практике.

Самое обширное во всей древней литературе сочинение по родовспоможе­нию, гинекологии и болезням детского возраста составил Соран (98 — 138 гг.) родом из Эфеса, греческий врач, практико­вавший в Риме в начале II в. Из 20 написанных им сочинений до нас дошли труды «Гинекология», «О повязках», «О переломах».

Он описал приемы предупреждения разрыва промежности, поворот плода на ножку и головку, операцию эмбриотомии, разраба­тывал различные методы обследования (прощупывание, простукивание, выс­лушивание звуков в области располо­жения плода, исследование пульса, мокроты, мочи). Большое внимание он уделял уходу за детьми в раннем возрасте: диететике младенцев, правилам кормления грудью и т.д. В последую­щие эпохи сочинения Сорана получили широкое распространение на Ближ­нем Востоке и в Западной Европе и плоть до XVIII в. считались основным источником знаний по родовспоможению, гинекологии и лечению детей раннего возраста.

Гален: его учение и галенизм.

Выдающийся врач Древнего мира Гален из Пергама (129 — 204/216), грек по происхождению, родился в Пергаме (ныне г. Бергама в Турции).

В возрасте 14 лет начал занятия в философской школе. 16 лет по решению отца был направлен для обучения медицине сначала в Пергаме затем в Смирне, Коринфе, Афинах и Александрии, где его учителями были последователи Герофила и Эрасистрата. В 157 г. н.э. Гален вернулся в Пергам, где получил должность архиатра гладиаторов Верховного жреца города. Гладиаторы (от лат. gladius — меч) — профессиональные борцы из числа рабов, военнопленных и наемных людей.

В отличие от Гиппократа, при жиз­ни которого на его родном острове еще не было асклепейона, Гален работал в Пергамском асклепейоне, ум­ножая его славу далеко за пределами Малой Азии.

Асклепейон в Пергаме был сооружен в IV в. до н.э. в горной долине, известной благодаря целебным свойствам «священного» источника. Во II в. до н. э. на его территории появились новые помещения для лечения больных, каменный фонтан свя­щенного источника и лечебные ванны.

Рис. Асклепейон в Пергаме. Вверху — схематический план строений в период ра­боты в нем Галена (середина II в. н.э.). Обозначения:

1 — «священная дорога»; 2 — малый двор; 3 — профилон (вход); 4 — статуя Артемиды; 5—биб­лиотека; 6 — северная галерея; 7 — театр; 8 — западная галерея; 9 — туалет, 10 — южная га­лерея; 11 — большой внутренний двор; 12 — храм Асклепия; 13 — храм Телесфора

Здоровые амбиции Галена не позволяли ему надолго задерживаться в род­ном городе, и в 162 г. он переехал в Рим, где прославился своими лекциями и успешной врачебной практикой. С 168 г. Гален — придворный архиатр.

С большой тщательностью изучал он труды своих предшествен­ников и современников. Согласно последним данным Гален признается автором более чем 434 работ по медицине, из которых 350 аутентичны (т.е. во многом схожи). Классическое издание трудов Галена содержит 133 трактата. Важнейшие среди них «О назначении частей человеческого тела», «Об анатомии...», «Терапевтические методы», «О больных частях тела», «О составе лекарств...», а также 16-томное сочинение о пульсе.

По мнению Галена пневма обитает в желудочках мозга, печени и сердце: в желудочках мозга находится «душевная» пневма; в печени, которая, по мнению Галена, состояла из пяти долей и являлась началом всех вен — «естественная» пневма и в сердце — «жизнен­ная» пневма.

Все жизненные процессы он объяснял действием нематериальных сил, ко­торые образуются в результате превращений пневмы: нервы несут «душевную силу», печень дает крови «естественную силу», а пульс возникает под действием «пульсирующей силы».

Естественно-научные позиции Галена проявились в его обширной врачебной практике и исследованиях в области анатомии и физиологии (греч. physiologia — учение о жизненных процессах; от греч. physis — природа и logos — учение). К тому времени, когда Гален прибыл в Александрию, там уже перестали ана­томировать человеческие трупы (влияние христианства), и Гален анатомиро­вал овец, свиней, собак, копытных, обезьян; часто производил вивисекции. Гален был знаком с поверхностной анатомией человеческого тела и строе­нием костного скелета. Однако о строении внутренних частей человеческого тела он имел весьма отдаленные представления. Данные, полученные при многочисленных вскрытиях животных, он автоматически переносил на ана­томию человека. Так, в трактате «Об анатомии мышц» им описано около 300 мышц; среди них есть такие, которые отсутствуют у человека и существуют лишь у некоторых животных. В то же время Гален не описал характерную для человеческой руки мышцу, противопоставляющую большой палец. Впоследствии эту и многие другие ошибки Галена врач и анатом эпохи Возрождения Андреас Везалий.

Он изучил и под­обно описал в трактате «О назначении частей человеческого тела» строение всех систем организма — костей, мышц, связок, внутренних органов. Особенно велики его заслуги в исследовании нервной системы. Гален описал все отделы головного и спинного мозга, семь (из 12) пар черепно-мозговых нервов, 58 спинномозговых нервов и нервы внутренних органов. Используя поперечные сечения спинного мозга на уровне каждого позвонка, он изучил чувствительные и двигательные расстройства ниже места сечения.

Открыв сплетение нервов и сосудов у основания черепа свиньи, он заключил, что в артериях этой части мозга так называемая «жизненная пневмя превращается в «психическую пневму» мозга.

Гален детально описал анатомическое строение сердца (в том числе и сердце слона), венечные сосуды и артериальный проток. Перегородку сердца Гален ошибочно считал проницаемой для крови (как у плода).

Вершиной философской концепции Галена стало его учение о пульсе. Оно изложено в 16-томном трактате (около 170 г. н. э.).

Первая часть трактата «О различиях пульсов» определяет терминологию предмета, дает классификацию разных типов пульса, принципы обследования больного и исторический обзор теорий пульса от Праксагора (IV в. до н. э.) к Герофилу и Эрасистрату (III в. до н.э.), Асклепиаду (II —I вв. до н.э.) и совре­менным Галену авторам.

Во второй части «О диагностике по пульсу» Гален объясняет, как прощу­пывать пульс, что такое пульс частый, полный или ритмический, как изучать паузу между ударами и т. п.

Четыре книги «О случаях пульсаций» раскрывают представ­ления Галена о природе пульса. Гален был убежден, что артерии содержат кровь (он многократно повторял опыты Эрасистрата, чтобы опровергнуть его представления о наличии воздуха в артериях).

Гален знал, что вены сообщаются с артериями посредством анастомозов; что вследствие этого кровь может возвращаться по крупным веноз-ным стволам в правое сердце; он даже проследил путь крови из правого желудочка по легочной артерии до легких и, таким образом, был близок к открытию кровообращения. Однако он не сделал последнего шага — не описал возможности возвращения крови из легкого в левое предсердие (этот путь, предназначался для проникновения в «левое сердце воздушной пневмы»). Представление Галена о проницаемости сердечной перегородки для основной массы крови предполагало движение крови вспять и исключало возможность ее обращения в орга­низме в одном направлении, т.е. кругообразно.

Подобные представления принципиально отличаются от современных, но при всех «ошибках» Галена его интерпретации были направлены на поиск взаимосвязи между пульсовым проявлением деятель­ности сердца и сосудов и болезнью человека. Эти вопросы рассматриваются в заключительной четвертой части — «Пульсовой прогноз», где наблюдения и врачебный опыт самого Галена соединяются с опытом его предшественников. От Праксагора до Галена античные врачи пытались понять внутреннюю сущность болезни через ее внешние проявления — варианты пульса, т.е. через познание тайны цепочки «болезнь — сердце — сосуды — пульс». Их представ­ления были еще далеки от истины. Но в свое великое время они сделали мак­симум возможного.

Представления Галена о пульсе и движении крови и пневмы существовали в западной медицине в течение почти 14 веков. Они считались единственно правильными и не подлежали критике вплоть до XVI в., когда испанский уче­ный-богослов М. Сервет в труде «Восстановление христианства» впервые в Ев­ропе описал малый круг кровообращения, т.е. показал механизм возвращения крови из легких в сердце и тем самым восполнил недостающее звено в системе Галена. Математическое и экспериментальное обоснование кругового движения крови было дано лишь в 1628 г. английским ученым У. Гарвеем.

В клинических работах Гален редко упоминает о четырех элементах (воздух, вода, земля и огонь), чаще о жидкостях и достаточно часто о четырех состояниях (сухость, влажность, холод, тепло). По его мнению, каждое действие тела имеет свою причину, которая реализуется только когда все базов элементы в норме; любые изменения их комбинаций, организации или их смешение приводят к потере функции, повреждениям и болезни. Выздоровление больного Гален объяснял двумя явлениями: медицинским искусством врача и божественным творением Создателя макрокосмоса.

Гален был опытным хирургом и считал анатомию фундаментом хирургии. По его мнению, хирург должен был точно знать «строение каждой части, рассматривая факты, открываемые анатомированием на основании собственных наблюдений».

Имея ко­лоссальный опыт анатомических вскрытий (животных), он был искусным трав­матологом.

В трудах по анатомии Гален описал ряд хирургических операций на живот­ных: вскрытие грудной клетки, резекцию ребра, рассечение головного мозга, перевязку больших кровеносных сосудов с использованием шелковых нитей или перекручиванием сосудов.

Гален внес большой вклад в становление фармакологии. Ряд лекарственных средств, получаемых механической и физико-химической обработкой природного сы­рья (по его предложению), до настоящего времени носит название «галеновы препараты» (термин, введенный Парацельсом, 1493 — 1541 гг.).

В средние века католическая церковь и схоластика ипользовали идеалистические стороны учения Галена и связывали их с богословием. Так возник галенизм — искаженное, одностороннее понимание учения Галена. Опровержение галенизма, восста­новление истинного содержания учения Галена, а затем и исправление ряда идеалистических представлений потребовали многих столетий.

Труды Галена в течение 15 веков были основным источником медицинских знаний на Ближнем и Среднем Востоке и в Европе. В истории науки он был и остается родоначальником экспериментальной анатомии и физиологии, блистательным терапевтом, фармацевтом и хирургом, врачом-философом и исследователем, познающим природу.

Становление христианства и больничное дело

Первые два века нашей эры были «золотым периодом» в истории Римской империи. Однако уже ощущалось влияние христианства. В Александрии, где учился Гален, человеческих трупов уже не вскрывали и анатомию человека уже не изучали.

В 325 г. 1-й Вселенский Собор в малоазиатском городе Никее (Никейский Собор) принял церковный христианский календарь и признал христианство государственной религией Римской империи.

С историей христианства тесно связано возникновение и развитие мона­стырских больниц и больничного дела.

История становления монастырей корнями своими уходит в начало IV в., когда на территории Египта зародилось пустынножительство — первая форма монашества. Его основатель Антоний Великий, выражая протест против несправедливостей человече­ского общества, роздал свое имущество, ушел в пустыню и стал примером для много­численных подражателей.

Первые пустынножители — анахореты (греч. anacoretes — отшельник, пустынник) бродили отшельниками по одиночке. Потом трудности жизни заставили монахов-пус­тынников объединиться. Так возникли монастыри. Первый «общежитейский монас­тырь» — киновия (греч. kinovios; от kino — общий и vios — жизнь) — был основан в Египте в 320 г. Впоследствии монастыри стали появляться на территориях Палестины, Сирии и других провинций Римской империи.

Со временем монахи стали принимать участие в общественных делах и занятиях, постепенно монастыри стали местом, где вдали от мирских забот монахи (среди прочих дел) читали, переписывали, переводили и писали книги.

Монастыри проводили жесткий отбор того минимума церковной и свет­ской литературы, которую с позиций церкви нужно было сохранить и прокомментировать.

Организация и дисциплина в монастырях позволили им в трудные годы войн и эпидемий оставаться цитаделью порядка и принимать под свою крышу, стариков и детей, раненых и больных. Так возникли первые монастырские приюты для увечных и больных путников — ксенодохии (греч. xenodochio - гостиница; от xenos — гость и dochio сосуд, вместилище) — прообразы будущих монастырских больниц.

Первая большая христианская больница (nosocomium) была построена в Кесарии в 370 г. епископом Василием Великим. Она была похожа на маленький город: каждое ее строение соответствовало одному из типов болезней, которые тогда различали. Была там и колония для прокаженных — прообраз будущих европейских лепрозориев.

Первая больница в западной части Римской империи была создана в Риме в 390 г. В это же время появляют­ся и первые диакониссы (лат. deaconesses — служительницы; от греч. diakonein - служить) — христианской церкви, которые посвящали себя уходу за слабыми, немощными и больными.

Больничное дело в восточных провинциях Римской империи стояло на бо­лее высоком уровне и позднее получило развитие в Византийской империи - преемнице античного культурного наследия Средиземноморья.

В IV—V вв. произошло невиданное по своим масштабам так называемое Великое переселение народов — движение племен и племенных союзов Восточной и Центральной Европы к восточным и северным границам Римской Империи. Оно оказало огромное влияние на падение Западной Рим­ской империи и все последующее развитие Европы и региона Средиземномо­рья, приблизив конец античной цивилизации.

Но постоянная внутренняя борьба за власть в Великой Римской империи привела к тому, что уже к концу III в. военная мощь Империи стала ослабе­вать; г. Рим перестал быть местом пребывания императорского двора. Внима­ние императора Константина привлек небольшой древнегреческий городок Византии на европейском берегу Босфора, куда он и перенес столицу империи, дав ей название «Новый Рим — Константинополь».

В 395 г. некогда могущественная империя окончательно разделилась на две части: Западную Римскую империй которая пала под натиском варварских племен в 476 г., и Восточную Римскую империю (Византию), которая существовала еще тысячу лет до 1453 г.

Падение античной рабовладельческой системы Западного Средиземноморья ознаменовало начало нового периода истории человечества — Средних веков и характерного для них нового общественного устройства — феодализма.

Основные черты развития медицины Древнего мира:

― изобретение письменности (4 тыс. до н.э.), создание первых текстов медицинского содержания;

― формирование двух направлений лечебной деятельности: эмпирического врачевания, основанного на практическом опыте народа, и культового врачевания, основанного на религиозных верованиях,

― развитие представлений о происхождении болезней (связанные с природой, морально-этических, религиозно-мистических);

― подготовка врачевателей (семейная традиция, обучение в общих школах, при храмах);

― создание древнейших санитарно-технических сооружений, развитие гигиенических навыков и традиций;

― развитие классового подхода к врачеванию;

― формирование основ врачебной этики;

― развитие взаимных влияний и преемственности в области врачевания между разными древними цивилизациями.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в папке История медицины методички