Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
7
Добавлен:
07.06.2015
Размер:
20.63 Кб
Скачать

Влияние эмоционального состояния на мозговую деятельность.

Нейрогуморальные основы эмоций (по П.В. Симонову).

Кроме того, в “эмоциональной игре” участвуют и другие медиаторы (Хенри). Так, повышение в мозге концентрации серотонина приводит к подъему настроения, а снижение . к депрессии. При этом серотониновая “депрессия тревоги” отличается от норадреналиновой (при дефиците норадреналина) “депрессии тоски”. Вообще катехоламины обеспечивают высокий эмоциональный накал независимо от знака эмоций; при этом преобладанием дофамина, вероятно определяется возникновение положительных эмоций, а норадреналина и адреналина . отрицательных. В эмоциональном пространстве “радость . восторг” к действию дофамина, по-видимому, присоединяются ацетилхолин и опиаты. При среднем, умеренном уровне содержания норадреналина, адреналина, серотонина, дофамина и опиатов поведение лишается яркой эмоциональности и обретает черты "уверенности" (при высоком уровне тестостерона и низком . кортизола и эндорфинов) либо "растерянности" с выходом в депрессию (при противоположных соотношениях: повышение уровня кортизола и эндорфинов и снижение тестостерона и катехоламинов . норадреналина, дофамина и серотонина). Ингибиторы моноаминооксидазы, увеличивающие содержание норадреналина и дофамина, приводят к снятию депрессии и повышению настроения.

РОЛЬ ЭМОЦИЙ В ОРГАНИЗАЦИИ ПОВЕДЕНИЯ

Под эмоциями подразумевают субъективные реакции животных и человека на внутренние и внешние раздражения, проявляющиеся в виде удовольствия или неудовольствия, страха, гнева, тоски, радости, надежды, грусти и т.п.

Термин "эмоция" употребляется в разных смыслах, например: 1) для обозначения субъективных ощущений,

которые можно изучать только путем непосредственного самонаблюдения (интроспекции); 2) для обозначения экспрессивных проявлений при наблюдении за другими особями или 3) для описания сложного поведения типа драки, побега и т.д. Благодаря эмоциональному возбуждению создается эмоциональная окраска текущего поведения, происходит субъективная оценка ситуации.

Если эмоцию рассматривать как форму отражения действительности, как процесс, регулирующий отношения субъекта с внешней средой, то психическое и физиологическое в эмоциях выступает как две стороны единой нервной деятельности.

В эмоциях есть субъективное, но нет идеального, ибо внешний мир отражается не в виде образов, а в виде переживаний субъективных состояний (Г.X. Шингаров, 1971).

На определенном этапе эволюции возникновение ощущений обогащается свойствами переживаемости и возникает то, что именуют субъективным. Отражение психикой внутреннего состояния организма в виде субъективных переживаний служит предпосылкой возникновения субъективных образов.

Животным, так же как и человеку, присущи принципиально схожие процессы отражения с субъективным отношением организма к окружающей его среде. Первичные витальные эмоции (страх, ярость, боль и пр.) не являются прерогативой человека, а унаследованы им в процессе эволюционного развития.

Сам факт генерирования эмоций в ситуации прагматической неопределенности предопределяет и объясняет их адаптивное компенсаторное значение. Дело в том, что при возникновении эмоционального напряжения объем вегетативных сдвигов (учащение сердцебиений, подъем кровяного давления, выброс в кровяное русло гормонов и т. д.), как правило, превышает реальные нужды организма. По-видимому, процесс естественного отбора закрепил целесообразность этой избыточной мобилизации энергетических ресурсов. Когда неизвестно, сколько и чего потребуется в ближайшие минуты, лучше пойти на излишние траты, чем в разгар напряженной деятельности - борьбы или бегства - остаться без достаточного метаболического обеспечения.

Но компенсаторная функция эмоций отнюдь не исчерпывается гипермобилизацией вегетатики. Возникновение эмоционального напряжения сопровождается переходом к иным, чем в спокойном состоянии, формам поведения, принципам оценки внешних сигналов и реагирования на них. Физиологически суть этого перехода можно определить как возврат от тонко специализированных условных реакций к реагированию по принципу доминанты А. А. Ухтомского. Так, в ситуации потенциальной, но неясной угрозы человек (охотник, сыщик, разведчик) начинает реагировать на любое событие в окружающей среде - шорох, треск ветки, мелькнувшую тень - как на сигнал опасности. Он замирает, прячется, направляет оружие, иными словами, демонстрирует множество "ложных тревог", чтобы избежать тот "пропуск сигнала", ценой которого может оказаться собственная жизнь.

Закономерные изменения количества и характера ошибок по мере увеличения эмоционального напряжения были систематически исследованы в лаборатории М. В. Фролова [Фролов, 1987]. Перцептивную деятельность операторов - начинающих парашютистов - регистрировали на нескольких этапах приближения к моменту парашютного прыжка: сразу же после посадки в самолет, при взлете, в период набора высоты, во время прыжков других парашютистов, прыгавших по очереди до исследуемого лица, а также непосредственно перед прыжком. Тахистоскопически предъявляемые зрительные образы представляли собой арабские цифры с уровнем шумов от 10 % до 30 %; половина кадров экспонировала "чистый" шум. Анализ изменения вероятности ошибок, допускаемых оператором по мере увеличения эмоционального напряжения на последовательных этапах полета, показал, что увеличение эмоционального напряжения и переход к реагированию по принципу доминанты сопровождается уменьшением количества ошибок типа "пропуск сигнала", когда субъект принимает цифру за шум, и увеличением количества "ложных тревог", когда субъект принимает шум за объективно несуществующую цифру. Что касается ошибочных идентификаций символа (субъект принимает демонстрируемую ему цифру за другую), их количество сперва уменьшается, а потом начинает увеличиваться.

Исследование динамики пространственно-временных параметров электроэнцефалограммы в процессе опознания зашумленных зрительных стимулов показало, что ошибки разного типа характеризуются специфическими особенностями когерентных характеристик предстимульных ЭЭГ. При "ложных тревогах" когерентность в диапазоне бета-частот максимально возрастает в передних отделах правого полушария, а при "пропусках сигнала" повышается синхронность альфа-активности в передне-задних отделах того же правого полушария. Лидирующая роль этого полушария в генезе ошибок перцептивной деятельности на фоне эмоционального напряжения хорошо согласуется с многочисленными данными о преимущественном отношении правого полушария к отрицательным эмоциям человека.

Устойчивость оператора к дезорганизующему влиянию чрезмерного эмоционального напряжения зависит, разумеется, и от его индивидуально-типологических особенностей. В экспериментах с влиянием экзаменационного стресса на распознавание зрительных образов была выявлена повышенная уязвимость лиц, диагносцированных с помощью психологических опросников в качестве интровертов с высоким уровнем тревоги, по сравнению с представителями других исследованных групп, не обнаруживших достоверных различий в качестве выполняемой деятельности. в ситуации стресса количество ошибок у интровертов с высоким уровнем тревоги (1) значительно превышает количество ошибок, зарегистрированных у представителей всех остальных групп (2), хотя вне стресса "тревож» интроверты справляются с заданием даже несколько лучше, чем остальные участники эксперимента.

пример результатов подобного анализа речи у трех пилотов во время тренировок на авиатренажере, когда намеренно вводились отказы навигационного оборудования и двигателей. Материалом для анализа служили записи радиопереговоров с руководителем тренировочных занятий. В этой серии экспериментов при распознавании состояний "норма" и "эмоция" были допущены только две ошибки у одного из трех пилотов, обозначенного черным квадратом.

Но деятельность ухудшается и при уменьшении активации и исчезновении ее эмоциональной окраски, что нередко наблюдается в условиях монотонии. При падении уровня активации ниже определенного оптимума, когда состояние оператора утрачивает эмоциональную окраску, а его деятельность становится утомительно монотонной, наблюдается картина, прямо противоположная той, которую мы видели в условиях эмоционального стресса. "Ложных тревог" нет, но количество пропущенных значимых сигналов неуклонно увеличивается.

Полученные экспериментальные факты показывают, что даже в том случае, когда эмоциональное напряжение связано с мотивацией, посторонней для выполняемой человеком работы, это напряжение не оказывает однозначно дезорганизующего влияния. Умеренная степень эмоционального напряжения способна повысить эффективность деятельности и уменьшить количество допускаемых субъектом ошибок. Благотворное влияние эмоций особенно отчетливо проявляется в случае, когда эти эмоции возникают на базе потребности, мотивирующей данную деятельность субъекта, и органически с ней связаны. Именно здесь мы встречаемся с адаптивно-компенсаторной функцией положительных эмоций, которая реализуется через влияние на потребность, инициирующую поведение. В трудной ситуации с низкой вероятностью достижения цели даже небольшой успех (увеличение вероятности) порождает положительную эмоцию воодушевления, которая усиливает потребность достижения цели согласно правилу, вытекающему из "формулы эмоций".

Примером компенсаторной функции эмоций на популяционном уровне может служить подражательное поведение, характерное для эмоционально возбужденного мозга. Когда субъект не располагает данными или временем для самостоятельного и вполне обоснованного решения, ему остается положиться на пример других членов группы. Поскольку вероятность подкрепления сигналов, исходящих от них, остается проблематичной, имитационное поведение далеко не всегда является оптимальным, а в случае массовой паники нередко ведет к катастрофическим последствиям.

Потребность - состояние нужды в чем-либо необходимом для самосохранения и саморазвития живых систем, внутренний источник их активности. Благодаря нейрофизиологическому механизму активации следов (энграмм) внешних объектов, способных удовлетворить имеющуюся у организма потребность, и тех действий, которые ранее приводили к ее удовлетворению, потребность трансформируется в мотивацию, становится "опредмеченной" потребностью.

Таков самый краткий обзор адаптационных функций эмоций на индивидуальном и популяционном уровнях. В отличие от концепций, оперирующих такими категориями, как "отношение", "значимость", "смысл" и т. п., предлагаемый подход четко определяет ту объективную реальность, которая получает субъективное отражение в эмоциях человека и высших животных: потребность и вероятность ее удовлетворения. Именно эти два фактора делают события значимыми для субъекта, придают им личностный смысл и побуждают субъекта не только переживать, но и действенно реализовать свое отношение к окружающему миру и к самому себе.

“Эмоция” в переводе с греческого означает “выпрастывание”, “выплескивание”. Речь идет о способе выражения настроения, который зависит как от личностных особенностей субъекта, так и от его воспитания, его социального статуса, от межличностных отношений его с другими (окружающими) людьми. Эмоции выполняют подкрепляющую, переключающую, компенсаторно-замещающую и коммуникативную функции (Симонов). О нейрофизиологичеких механизмов эмоций, то о них стало возможно говорить лишь в последние полвека после работ А.Б.Когана, Гесса, Олдса и Милнера, обнаруживших в мозге “центры удовольствия” и “центры неудовольствия”, локализованные в основном в гипоталамусе и в архипалеокортексе. Электроэнцефалографические исследования привели к представлениям о доминировании определенных частот в ЭЭГ-активности при разных эмоциональных состояниях. Так, по Брауну, доминирование альфа-активности характерно для состояния расслабления, покоя, удовольствия; доминирование бета-активности проявляется при состояниях напряжения, бдительности, гнева, страха, удивления и т.д.; тета-активность доминирует в состоянии неопределенности, построения планов, “сна наяву”. При стимуляции гипоталамуса можно неаблюдать все три категории эмоциональных проявлений (Валдьдман): эмоциональную реакцию (т.е. разнообразные моторно-вегетативные проявления аффективного типа . такие как рычание, шипение, побег), эмоциональное поведение (т.е. целенаправленные сложные поведенческие проявления, имеющие определенное биологическое содержание, с ярким экспрессивным выражением как, например, агрессивно-оборонительное поведение) и эмоциональное состояние (т.е. изменение реактивности на тест-стимулы с нарушением адекватности ответаи определенной аффективной окраской поведения). Что же касается локализации положительно- или отрицательно-эмоциональных структур в гипоталамусе, то Бовард полагал, что положительные эмоции связаны с активацией переднего и латерального гипоталамуса, т.е. с холинергическими процессами, а отрицательные эмоции, наоборот, . с задним и медиальным гипоталамусом, т.е. с адренергическими эффектами. . Эмоции и вегетативный баланс Оба отдела вегетативной системы, находясь в принципе в реципрокных отношениях, обеспечивают определенный эмоциональный баланс, который между ними закреплен генетически и регулируется миндалевидным комплексом, Однако, по Гельгорну, генерация эмоций приводит зачастую к одновременному возбуждению и симпатических, и парасимпатических структур. При этом синергизм в “эмоциональной игре” этих систем имеет место чаще, чем реципрокные отношения. По Гельгорну, небольшой сдвиг вегетативного баланса в парасимпатическом направлении наблюдается при состоянии покоя, комфорта, расслабления; симпатический же сдвиг характерен для бодрости, оптимизма. Однако, дальнейшее нарастание симпатического тонуса, как правило, сопровождается напряженностью, тревогой, агрессией, а значительная активация парасимпатического отдела обнаруживается при сильном страхе, меланхолии, депрессии. На этом основании Симонов делает вывод о том, что оба отдела вегетативной нервной системы участвуют в реализации и положительных, и отрицательных эмоций и что между этими двумя отделами нет настоящих реципрокных отеношений, и может наблюдаться их одновременная активация и одновременное подавление. При этом каждое эмоциональное состояние имеет характерное для него соотношение адренергических и холинергических эффектов, и в ряду эмоций дважды наблюдается относительное преобладание холинового отдела . при положительных и отрицательных эмоциях на пассивном поведенческом фоне и адреналового . при положительных и отрицательных эмоциях на активном поведенческом фоне

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в папке 3