Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Кондратьев & Туган-Барановский.doc
Скачиваний:
19
Добавлен:
02.06.2015
Размер:
207.87 Кб
Скачать

Теория кризисов. Методология предвидения кризисов

Основателем российской научной школы в области кризисов является Михаил Иванович Туган-Барановский (1865-1916).

В 1894 он защитил в Московском университете магистерскую диссертацию о промышленных кризисах, которую опубликовал в 1894 г.; в доработанном виде, с изложениями общей теории кризисов книга была опубликована в 1914 г. и переиздана только в 1997 г.

Молодой ученый поставил перед собой цель - разгадать загадку периодических промышленных кризисов: «Какая сила управляет этой поразительной сменой оживления и застоя торговли, расширения, и сокращения производства? Почему промышленный подъем с такой же неизменностью, с какой ночь идет за днем и отлив следует за приливом, постоянно приходит к промышленному упадку, за которым наступает новый подъем? На какой основе возникает ритмическая пульсация колоссального организма капитализма, - пульсация, напоминающая по своей правильности явления не социального, но биологического или неорганического порядка?»

Глубокого изучив промышленные кризисы в Англии в XIX в., осмыслив взгляды ученых разных школ на природу и причины кризисов, М.И. Туган-Барановский выдвинул оригинальную концепцию кризисов, основанную на теории кругооборота общественного капитала и неспособности капитализма и рынка обеспечить пропорциональность воспроизводства, что ведет к периодическому переполнению каналов товарного обращения (всеобщему перепроизводству), резким колебания цен, денежного обращения, кредита, к волнам безработицы.

Промышленные кризисы являются неизбежной фазой экономических циклов. Правда, периодичность кризисов не имеет характера математической периодичности: «промышленный цикл может растягиваться и стягиваться в зависимости от конкретных условий данного момента... Капиталистическое развитие периодично в том смысле, что оно слагается из чередующихся моментов оживления и застоя, подъема и упадка. Капиталистический цикл отнимает приблизительно.

Предложенная теория кризисов, по мнению М.И. Туган-Барановского, позволяет прогнозировать кризисы: «Развиваемая в этой книге теория кризисов объясняет, какие факторы благоприятствуют увеличению и снижению продолжительности промышленного цикла. Поэтому не трудно, исходя из названной теории, формулировать признаки приближения промышленного кризиса... Таким образом, теория приобретает большое практическое значение: она дает возможности предвидения в чрезвычайно важной хозяйственной области». Подтверждением этому явились прогнозы автора о промышленных кризисах начала XX века.

Книга М.И. Туган-Барановского, изданная за рубежом, получила отклики. Одним из первых на нее откликнулся Карл Каутский; опубликовавший небольшую книгу, изданную в России, высоко отозвался о теории Туган-Барановского классик кейнсианства Э. Хансен.

Значительный вклад в развитие теории кризисов внес Николай Дмитриевич Кондратьев. В своей книге «Мировая экономика и ее конъюнктуры во время и после войны» (Вологда, 1922 г.) он раскрыл предпосылки и содержание предвоенного и послевоенного кризисов, влияние войн на кризисные ситуации, взаимовлияние кризисных фаз долгосрочных и среднесрочных циклов.

Он показал, что «всякий кризис является болезненной реакцией на вскрывшиеся в систёме элементов народного и мирового хозяйства несоответствия спроса и предложения, поскольку кризис является болезненной формой формирования нового подвижного равновесия этих элементов взамен утратившего жизненность прежнего, постольку он всегда приводит к ликвидации породивших его упомянутых основных несоответствий. Ликвидация же наиболее острых несоответствий и диспропорциональностей в рамках мирового и национальных хозяйств путем кризиса, приведение в относительное подвижное равновесие отдельных отраслей хозяйственной жизни и других ее элементов приводит к относительному равновесию, и на рынке в самом широком смысле этого слова, точнее, приводит к относительному равновесию емкость отдельных рынков. А так как и условиях денежно-товарного и в частности капиталистического хозяйства каждая отрасль хозяйственной деятельности не только нуждается в рынке сбыта, но и сама является рынком сбыта, то создание относительного соответствия в емкости отдельных рынков является и условием возможности дальнейшего развития и подъема хозяйственной жизни… Благодаря кризису, благодаря приведению в относительное соответствие уровня цен с покупательной способностью масс, предложения капиталов со спросом на них, производительной мощи отдельных отраслей хозяйственной жизни с размерами их спроса на товары других отраслей, существующий режим в значительной степени и на некоторое время освобождается от дисгармоний и несоответствий, порождающих кризис».

Н.Д. Кондратьев отмечал прогрессивную роль кризисов в динамике капиталистического рыночного хозяйства: «Капиталистический кризис относительного перепроизводства является всегда болезненным и тяжелым, но обычным и в этом смысле нормальным спутником капиталистического режима. Он является неизбежной данью страданиям, которую платит общество за то положительное, что имеет в себе кипучий, предпринимательский дух капитализма, реакцией против анормальных сдвигов, наростов и несоответствий во взаимоотношении элементов хозяйства и условий их развития».

Общая теория кризисов в динамике систем разработана Александром Александровичем Богдановым (1873-1928).

Из всех работ, посвященных теории кризисов, выделим одну, в которой впервые и наиболее полно сформулированы основы теории кризисов как часть общей теории систем – «Тектологию» А.А. Богданова.

А.А. Богданов дает общее определение кризиса как смены организационных форм комплекса (под комплексом он понимает то, что теперь называется системой), переход ее в новое состояние или уход со сцены. Кризисы всеобщи, присущи динамике любых систем в природе и обществе. А.А. Богданов признавал всеобщность циклических или колебательных процессов: «Мы уже не раз отмечали колоссальную распространенность по всей линии бытия процессов "циклических" или "колебательных"... нам часто приходится открывать момент цикличности, повторения, или, точнее, сходства, разделенных промежутками фаз какого-либо процесса там, где раньше его не замечалось».

А.А. Богданов выделял два типа кризисов в динамике систем: «"кризисы С" - конъюгационные, соединительные - образование новых связей; "кризисы Д" - разделительные - разрыв связей, создание новых границ там, где их прежде не было». Однако границы между ними условны: "каждый кризис в действительности представляет цепь элементарных кризисов того и другого типа... Исходный пункт всегда С, конечная фаза всегда Д. Схема одна - СД, подразумевая, конечно, под каждым из двух знаков не единичный элементарный кризис, а целые переплетающиеся их ряды".

Кризис есть нарушение равновесия - и переход к новому равновесию: такой подход помогает диагностировать кризис и предвидеть его исход: "Кризис есть нарушение равновесия и в то же время процесс перехода к некоторому новому равновесию. Это последнее может рассматриваться как предел происходящих при кризисе изменений, или как предел его тенденций. Если нам известны тенденции кризиса и те условия, в которых они развертываются, то является возможность заранее предвидеть конечный результат кризиса - то определенное равновесие, к которому он тяготеет … Наблюдая происходящую революцию, принимая в расчет действующие в ней силы и всю ее среду, может заранее указать, какая форма организации общества должна из нее выйти".

Такая позиция исключительно важна как признание принципиальной возможности предвидеть результаты критических фаз и революционных переворотов в цикличной динамике общества, несмотря на всю хаотичность тектологических картин социальных революций, когда «наблюдаются стихийные перемещения элементов и тканей социального целого и их "беспорядочное" смещение, распадаются и разрушаются менее жизнеспособные группы и классы, усиливаются и относительно возрастают более жизнеспособные; в конце концов из всего этого складывается новая система социального равновесия». При этом предвидение конечных результатов может быть достигнуто в значительной мере независимо от гораздо более трудного предвидения промежуточных этапов и колебаний. Иными словами, общую тенденцию движения в итоге кризиса и восстановления нарушенного равновесия можно предвидеть более уверенно и надежно, чем текущие хаотические колебания в ходе этого процесса.

По характеру протекания А.А. Богданов различал кризисы взрывные и "замирающие". Взрывные развиваются лавинообразно, вплоть до полного разрушения сливающихся комплексов (систем), уничтожения первоначальной формы. "Замирающие" развиваются постепенно, ведут к затиханию колебательных процессов при установлении нового равновесия. «Аналогичным образом общественные перевороты в разных условиях протекают различно. Революции, разрешающиеся взрывом, обычно затем, достигнув максимума, порождают противоположные движения социальных сил и идут на убыль к некоторому "органическому равновесию"... Течение социальных кризисов вообще воспринимается нами как особенно сложное: в них многообразно комбинируются лавинные и замирающие ряды».

А.А. Богданов исследует внутреннюю структуру кризиса, этапы, через которые он проходит. На месте разрыва двух систем образуется пограничный слой. Затем он начинает преобразовываться, приобретать иные свойства: создается новая структура обмена с внешним миром. После этого структурные изменения пограничного слоя распространяются на ближайший к нему внутренний, затем на следующий, в итоге третья стадия преобразований приводит к новому предельному равновесию. Скорость достижения предельного равновесия зависит от пластичности комплекса; степень сходства с первоначальной формой - от однородности организационного их материала. Значительную роль при этом играет наличие благоприятной или неблагоприятной внешней среды (добавим - и от взаимодействия, резонирующего или демпфирующего, кризисов в смежных сферах).

А.А. Богданов стоит на позиции универсальности понятия кризисов: «Всякое изменение... должно рассматриваться как особый кризис. Всякая "непрерывность" может быть разбита анализом в бесконечную цепь кризисов»… "В анализе волн каждая из бесчисленных фаз, на которые можно разбить ход волны, может быть тектологически взята как особая форма". Тектологический парадокс: "равновесие есть частный случай кризисов. В каждом данном случае оно представляет определенный кризис движения и знаменует синтез тектологической формы этого движения... понятие кризиса для тектологии универсально"… Но нужно различать кризисы разных степеней или порядков. Кризисы связаны с волновой формой движения: "Весь мир волн, — а он охватывает самые различные ступени бытия и бесконечное разнообразие форм, - дает в пространстве тождественные копии временных переходов, и во времени - пространственных"

Закон кризисов исследовал Николай Иванович Бухарин (1988-1938), который в книге экономика переходного периода» писал: «Закон кризисов есть закон необходимого периодического выведения системы из равновесия и восстановления его».

Кризисы в государственно-политической и социокультурной сферах исследовал Питирим Сорокин (1889-1968). В монографии «Социология революции», написанной в Праге в 1922 г., революция рассматривалась как следствие и средство разрешения глубоких социально-политических кризисов.

В работах П. Сорокина - четырехтомной «Социальной и культурной динамике», «Кризис нашего времени», «Американская сексуальная революция» рассматриваются проявление и механизм глубокого кризиса, поразившего западную цивилизацию и чувственный социокультурный строй в XXI веке.

Современная российская теория кризисов получила выражение в монографии Ю.В. Яковца «Циклы. Кризисы. Прогнозы» (1999), где изложены основные ее положения.

Теория экономических кризисов получила развитие в брошюре Ю.В. Яковца «Экономические кризисы: теория, тенденции, перспективы» (2003).

Кризисы в ритме циклично-генетического развития

Понятие кризисов. Кризисы неизбежны: регулярные, закономерно повторяющиеся кризисы являются непременной фазой цикличного развития любой системы. Они начинаются тогда, когда потенциал развития главных элементов преобладающей системы уже в основном исчерпан и в то же время родились и начинают борьбу элементы новой системы, представляющей будущий цикл. В этот период надсистема, по классификации А.А. Богданова, становится дезорганизованной, эффективность ее резко падает, поскольку элементы старой и новой систем, противоборствуя друг с другом, погашают часть общей энергии. Кризис создает предпосылки для трансформации системы - либо перехода ее в новое качественное состояние, либо гибели, распада и замены новой, более эффективной системой.

Можно показать место кризиса в цикличной ритмике на примере колебаний общественного воспроизводства (рис. 7). В динамике воспроизводства как надсистемы можно выделить периодически повторяющиеся фазы цикла: стабильного развития, завершающегося кризисом; падения производства и ухудшения экономических показателей, разрушения или частичная трансформации устаревших элементов системы; депрессии — недолгого равновесия старой и новой систем, когда экономическая конъюнктура уже не ухудшается, но и еще не улучшается; оживления - начала ускоренного распространения элементов новой системы, расширения производства, уменьшения безработицы, улучшения показателей барометра экономической динамики; стремительного подъема, торжества нового цикла, который постепенно становится преобладающим, нормальным и вместе с тем перестает быть новым; периода относительной стабильности, верхнего устойчивого равновесия (фаза, которая в исследованиях промышленного цикла обычно опускается); он завершается очередным кризисом, предпосылки которого вызревают на предыдущей фазе.

Амплитуда колебаний, глубина кризисов меняются, зависят от взаимодействия циклов разной продолжительности.

Функции кризиса. Кризисы прогрессивны, при всей их болезненности. Кризис выполняет в динамике волнообразного, противоречивого движения систем три важнейшие функции:

резкого ослабления и устранения (либо качественного преобразования) устаревших элементов господствующей, преобладающей, но уже исчерпавшей свой потенциал системы – разрушительная функция;

расчистку дороги для утверждения первоначально слабых элементов новой системы, будущего цикла - созидательная функция;

испытание на прочность и передача в наследство тех элементов системы (обычно это одновременно сохраняющиеся элементы надсистемы и суперсистемы), которые аккумулируются, накапливаются, переходят в будущее (иногда частично модифицируясь) – наследственная функция.

Следовательно, кризис, при всей его болезненности, — необходимый элемент прогресса.

Динамика кризиса. Кризис переживает несколько стадий в своей динамике:

латентный, скрытый период, когда его предпосылки назревают, но еще не прорываются наружу; этот период совпадает с завершающим этапом фазы стабильного развития (зрелости) уходящего цикла и началом рождения в его недрах последующего цикла;

период обвала, взрыва, стремительного обострения всех противоречий, резкого ухудшения всех показателей динамики количественно преобладающей, но уже обреченной системы, а заодно и надсистемы. В этот период набирают силу, открыто проявляются и вступают в борьбу элементы следующей системы, представляющей будущее. Нарушается устойчивость и возрастает альтернативность вариантов развития надсистемы. Возможны и зигзаги, отступления, задержки в выходе из кризиса;

период смягчения кризиса, создания предпосылок для его преодоления, перехода к фазе депрессии, обеспечивающей временное равновесие (на нижнем уровне) между потерявшей свою былую силу системой и утвердившейся, показавшей свою силу новой, которая на фазе оживления (когда кризис и депрессия уже позади) становится господствующей, преобладающей и готовится к новому скачку своего подъема, расцвета.

Длительность этих периодов, как и самого кризиса, неодинакова, исход нельзя считать заранее точно предопределенным. Как и во всякой борьбе, возможны варианты, - но на общем пути прогресса.

Всеобщность и индивидуальность кризисов. Кризисы всеобщи, они присущи любой системе в живой и неживой природе, в обществе, ибо без циклов нет развития, а без развития система мертва (абсолютно мертвых, стационарно неизменных систем практически нет). И в то же время нет двух абсолютно идентичных кризисов: каждый из них индивидуален, неповторим, имеет свой набор причин и факторов, свои ни с чем не схожие черты. Но это положение не абсолютно, не найти двух кризисов, в которых не обнаруживается сходство тех или иных черт. Это дает основание для типологии кризисов, их классификации по тому или иному основанию (критерию).

Классификация кризисов. Кризисы могут быть классифицированы по нескольким основаниям (рис. 8).

По объекту, в котором действует закономерность цикличного развития, следует выделить кризисы в обществе (экономические, социально-национальные, политические, в сфере культуры, идеологии, научно-технические), в живой и неживой природе и в ее взаимоотношениях с обществом (природные, природохозяйственные, экологические). Если кризисы в обществе отражают отношения людей и находятся под их воздействием, то природно-экологические кризисы либо полностью, либо частично не зависят от деятельности человека, но оказывают на нее влияние.

По своему характеру кризисы могут предшествовать новому этапу в развитии системы либо ее гибели, распаду; действовать изолированно, относительно независимо от других кризисов - либо совпадать, взаимодействовать с ними, что вызывает резонансный эффект; выступать как неизбежная, закономерная, повторяющаяся фаза цикла - либо как случайный результат стихийного бедствия, аварии, крупной ошибки.

По длительности кризисы можно классифицировать на краткосрочные, среднесрочные, долгосрочные и сверхдолгосрочные, что связано с длительностью цикла.

Взаимодействие кризисов. Как правило, кризисы взаимодействуют, влияют друг на друга.

Кризисы разной периодичности в одной области, частично совпадая во времени, дополняют и углубляют друг друга, делают более трудным выход из кризиса, усиливают негативные, разрушительные тенденции. Например, в развитии общества совпадение во времени кризисных фаз среднесрочных, долгосрочных, вековых и тысячелетних циклов (рис. 9) делает кризисное состояние более длительным, разрушительным; именно такое совпадение, крупнейшая, мучительная трансформация общества наблюдается на рубеже нового тысячелетия нашей эры.

Кризисы в смежных сферах, развивающиеся одновременно, приобретают синергический эффект, углубляются в результате взаимодействия, но зато ведут к комплексному обновлению группы взаимосвязанных систем.

На течение, глубину, длительность кризиса могут оказать влияние кризисы в отдаленных сферах, и также нерегулярные кризисы (например, Чернобыльская авария, экологическая катастрофа в Приаралье углубляют современный экономический и политический кризисы).

Механизм выхода из кризиса. Кризисы конечны. Любой кризис рано или поздно кончается. Важно понимать сущность и особенности каждого кризиса, чтобы содействовать (если это возможно) его смягчению, быстрейшему выходу из него. Выход из кризиса состоит в том, что устаревшие элементы уходящей системы (или она в целом, в главном своем содержании) теряют силу, отходят на задний план (хотя частично сохраняются на некоторое время на следующей фазе), а их место занимают элементы новой, набирающей силу системы, которые на какое-то время оказываются в состоянии равновесия в противоборстве двух систем, чтобы затем окончательно победить и быстро распространиться во всех сферах.

В то же время нужно учитывать, что неповторимость кризисов, многогранность причин и факторов, их вызывающих, а также взаимодействие циклов требуют подбирать особенные, специфические ключи выхода из каждого кризиса, накапливая опыт. При этом важно отделить устаревшие, отмирающие элементы уходящей системы, отчаянно сопротивляющиеся, разлагающиеся и тормозящие прогресс, от пока еще слабых, но набирающих силу элементов будущего цикла, требующих всяческой поддержки, и от тех элементов надсистемы, которые нужно не разрушать, а, слегка видоизменив, сохранить, передать в наследство будущему. Отсюда порочность лозунга, многократно выдвигавшегося в периоды революционных бурь, - "разрушим все до основанья, а затем..."

Последствия кризиса. Важнейшим конечным результатом кризиса является качественный скачок, переход к новому этапу в развитии системы либо к новой системе; в последнем случае кризис предшествует революции, становится ее началом. Однако характер подъема после кризиса неодинаков в зависимости от фазы над- и сверхцикла: если кризис приходится на фазу распространения - то подъем носит более крутой характер, каждый следующий пик значительно выше предыдущего; если на фазу стабильности - то разрыв между соседними пиками уменьшается; если нисходящую (кризисную) фазу - то кризисы становятся более затяжными, а пик следующего цикла может оказаться ниже пика предыдущего. Эту тенденцию во взаимодействии больших и средних циклов отмечал Н.Д. Кондратьев.

Что касается ближайших последствий кризисов, то в них сочетаются разрушительные, негативные начала с позитивными, созидательными, причем в самый острый период кризиса первые явно преобладают, резко обостряются противоречия и конфликты, а затем верх берут созидательные начала.

С точки зрения наследственности, сохранения генотипа, инварианта, наследственного ядра системы можно выделить два типа кризисов: трансформирующий и разрушающий. Первый преобразует систему, устраняя отжившие ее звенья и обогащая новыми, помогая адаптироваться к изменившимся условиям внешней среды, переходя к новому этапу своего жизненного цикла. Под средой в данном случае, по А.А. Богданову, понимается "совокупность внешних воздействий, под которыми находится система, но взятых именно по отношению к ней. Поэтому другая система -другая среда". Другой тип кризиса выражается в разрушении (разовом или постепенном, поэтапном) наследственного генотипа данной системы, если она отжила свой срок и не смогла обеспечить жизнеспособность в резко изменившейся внешней среде, - даже если на некоторое время оболочка уже умершей системы сохраняется, создавая видимость продолжения ее существования (в старых мехах уже новое вино); сформировалось новое наследственное ядро иной, пришедшей на смену системы (что, в свою очередь, может рассматриваться как очередной этап в кризисе первого типа в рамках надсистемы).

Кризис является главным инструментом наследственной изменчивости. Он делает явным несоответствие устаревших элементов системы условиям развития, обнаруживает их нежизнеспособность и дает толчок к активному поиску новых форм, взрыву мутаций, некоторые из которых могут оказаться полезными. Кризис взрывает консервативную устойчивость господствующей, внешне кажущейся долговечной системы, порождает состояние неустойчивости, неопределенности, хаотичности. Это шоковое состояние действует по-разному на представителей разных систем: одни впадают в пассивное созерцание, чувствуя неизбежность гибели и тем самым способствуя ей; у других наблюдается прилив энергии, жизненных сил, активный поиск эффективных путей выхода из кризиса, быстрый перебор возможных вариантов; третьи - и таких большинство продолжают заниматься своим делом, как будто ничего не произошло.

В периоды кризисов резко активизируется отбор наиболее жизнеспособных и перспективных мутаций, селекция элементов надсистемы на четыре потока: представляющих наследственное ядро, которое нужно уберечь от разрушения экстремистскими силами, в то же время очистив от устаревших элементов и адаптировав к новым условиям развития; полезных изменений (мутаций), которые следует сохранить и закрепить, обогатив генотип и тем самым повысив жизнеспособность всей системы; устаревших, обреченных элементов системы, которые нужно возможно быстрее и наименее болезненно удалить, чтобы расчистить путь для нового; вредные мутации, лже-новации, которые представляют собой мимикрию устаревшего, попытку реанимировать уже давно пройденные этапы развития либо забегать вперед, пытаясь навязать системе то, к восприятию чего она не готова. В такой дифференциации - а она осуществляется как стихийно, так и целенаправленно - самый интересный и ответственный момент кризиса в социальной системе. Когда выбор сделан, старые элементы и лже-новации отброшены, генотип обогащен, элементы нового утвердились - функции кризиса выполнены, система переходит в состояние устойчивого динамического равновесия (разумеется, лишь на определенное время - до следующего кризиса).

Таковы основные положения общей теории кризисов с позиции циклично-генетических закономерностей. Разумеется, это лишь общие, принципиальные подходы, которые должны наполняться конкретным содержанием применительно к каждой сфере проявления кризисов, к каждому крупному этапу в динамике этой сферы. Абсолютно тождественных кризисов не бывает. Важнейшее значение в теории кризисов имеет диагностика кризиса и выбор адекватных путей и средств выхода из кризиса с наименьшими потерями и в возможно короткие сроки. Не менее важно, опираясь на накопленный опыт, уметь предвидеть приближающийся кризис, заблаговременно поставить правильный диагноз и подобрать надежные средства лечения.

Развитие теории кризисов помогло выработать методологию предвидения кризисов и путей выхода из них. На VI Междисциплинарной дискуссии в марте 1991 г. обсуждалась проблема «Прогнозирования кризисов в ритме цикличной динамики», на которой были одобрены «Методологические рекомендации по прогнозированию кризисов и путей выхода из них». Была разработана блок-схема прогнозирования кризисов.

КОНДРАТЬЕВ

Исследование больших экономических циклов

К середине 1920-х гг. уже были известны краткосрочные (2-4 года) и среднесрочные (7-11 лет) колебания экономической конъюнктуры. Ещё в 1862 году французский экономист Клемент Жюгляр (1819- 1905) статистически продемонстрировал наличие среднесрочных циклов в экономики Англии, Франции и США. В 1922 г. английский экономист Джозеф Китчин (1861-1932) статистически обосновал наличие малых циклов конъюнктуры. Теорию экономических циклов разрабатывали К. Маркс, В. Зомбарт, А.Маршалл, М.И.Туган-Барановский. Однако именно с Н.Д. Кондратьевым связано статистическое выявление и теоретическое обоснование долгосрочных циклов — «длинных волн конъюнктуры», или «больших циклов», или «циклов Кондратьева», как они были названа позднее на Западе. Н.Д. Кондратьев:

  • выявил наличие больших циклов на основе статистического материала;

  • сформулировал эмпирические закономерности, связанные с большими циклами;

  • дал теоретическое обоснование существованию циклов

Статистический материал, на котором было продемонстрировано существование больших циклов, включал в себя данные с конца XVIII века до начала 1920-х гг. по Англии, Франции, США, Германии, по следующим статистическим показателям: индекс товарных цен, процент на капитал, номинальная заработная плата, оборот внешней торговли, добыча угля, потребление минерального топлива, производства свинца, производство чугуна. По итогам анализа было выявлено три цикла: два закончившихся и половина продолжающегося к середине 1920-х гг.

Первый цикл: повышательная волна — с конца 1780-х - начала 1790-х гг. до 1810-1817 гг; понижательная волна — с 1810-1817 гг. до 1844-1851 гг.

Второй цикл: повышательная волна — с 1844-1851 гг. до 1870-1875 гг.; понижательная волна — с 1870-1875 гг. до 1890-1896 гг.

Третий цикл: повышательная волна — с 1890-1896 гг. до 1914-1920 гг.; прогнозируемая понижательная волна — с 1914-1920 гг.

Средняя продолжительность цикла составила 48-55 лет. При этом периоды колебания отдельных статистических показателей были близки друг другу.

Н.Д. Кондратьев обратил внимание на некоторые эмпирические закономерности, которые сопровождали повышательные и понижательные волны циклов. Перед началом повышательной волны каждого цикла и в её начале наблюдаются значительные изменения техники и технологии производства (а им, в свою очередь, предшествуют научные открытия и изобретения), изменения условий денежного обращения, вовлечение новых стран в мировую хозяйственную жизнь и т.д. Периоды повышательных волн сопровождаются социальными и политическими потрясениями (революции, войны); они богаче на эти события, чем понижательные волны. В то же время понижательные волны сопровождаются длительными депрессиями сельского хозяйства. Наконец, повышательные и понижательные волны больших циклов взаимодействуют с накладывающимися на них средними циклами. Примечательно, что Н.Д. Кондратьев считает социально-политические факты, а также внедрение результатов открытий и изобретений следствием, а не причиной больших циклических колебаний.

Для объяснения же причин колебаний Н.Д. Кондратьев даёт следующее теоретическое обоснование. Основу циклов он видит в смене и расширении основных капитальных благ, требующих длительного времени и значительных затрат для своего создания. Эти изменения происходят не плавно, а толчками, результатом чего и является возникновение больших циклов конъюнктуры. Исходный момент для начала большого цикла — большие объёмы инвестиций. Для этого необходимо наличие крупных предпринимательских центров и наличие свободного капитала, его дешевизна. В этих условиях находят применение накопившиеся к этому времени технические изобретения. Рост производства порождает борьбу за рынки сырья и рынки сбыта — а, следовательно, войны между государствами. Обостряется борьба за устранение социально-экономических отношений, мешающих росту производства — отсюда революционные потрясения. Но инвестирование капитала в крупные и дорогие сооружения повышает спрос на капитал, ведёт к его удорожанию (то есть повышению процента). Войны и революции только усиливают этот процесс. Создаются предпосылки для перелома к понижению. Падает темп инвестиций, сокращается экономическая активность, понижаются цены. Наступает глубокая депрессия в сельском хозяйстве, которое медленнее реагирует на смену конъюнктуры.

На понижательной фазе цикла депрессивное состояние экономики стимулирует поиск технических изобретений, способствующих снижению издержек. Из-за снижения инвестиций падает процент на капитал. Происходит концентрация капитала в руках социальных групп с фиксированными доходами, которые выигрывают от снижения цен, а также в руках торговли и банков за счёт сельского хозяйства, находящегося в более глубокой депрессии, чем промышленность.

Таковы следствия понижательной тенденции экономической конъюнктуры. Но они же являются предпосылками для возникновения новой повышательной волны. Экономика как бы возвратилась к исходному пункту: имеется свободный запас капитала, капитал относительно дешевый, имеет место концентрация капитала в руках потенциальных инвесторов. Экономическое равновесие восстановлено, но уже на более высоком уровне. Таким образом, через большие циклы обеспечивается непрерывный процесс развития экономики.

Теория больших циклов Н.Д. Кондратьева оказала глубокое влияние на мировую экономическую мысль, став одной из важнейших предпосылок теорий экономического развития и технического прогресса.

Циклы Кондратьева (К-циклы или К-волны) — периодическиe циклы современной мировой экономики продолжительностью 40-60 лет.

Существует определенная связь между длинными циклами Кондратьева и среднесрочными циклами Жюгляра. Такая связь была замечена еще самим Кондратьевым. В настоящее время высказывается мнение, что относительная правильность чередования повышательных и понижательных фаз Кондратьевских волн (каждая фаза 20-30 лет) определяется характером группы близлежащих среднесрочных циклов. Во время повышательной фазы Кондратьевской волны быстрое расширение экономики неизбежно приводит общество к необходимости изменения. Но возможности изменения общества отстают от требований экономики, поэтому развитие переходит в понижательную В-фазу, в течение которой кризисно-депрессивные явления и трудности заставляют перестраивать экономические и иные отношения.[1]

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]