Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
им башкирия.rtf
Скачиваний:
13
Добавлен:
16.05.2015
Размер:
187.28 Кб
Скачать

Земская медицина была организована только в 1875 году. Был введен участковый принцип обслуживания. Первоначально была разъездная форма обслуживания для сельского населения. Затем появились 1-е амбулатории, ФАПы (бесплатная помощь для бедных), организуются 1-е кумысолечебницы, зарождается санитарная служба. В 1882г. создается губернское общество врачей. В 1903 г. Уфе открывается глазная и в 1910г. инфекционная больницы на 10 коек, противотуберкулезный диспансер на 4 койки (1912). Роддом на 20 коек.

К 1882 году насчитывался 21 врач, 53 фельдшера и 16 повивальных бабок. К 1913 году работало 143 врача из них 20 зубных и 342 средних медицинских работника. Работала 51больница, (размещались преимущественно в городах, где проживало около 5 % населения). Отмечались низкие показатели здоровья населения: рождаемость 45 %о, общая смертность – 31 ‰, младенческая – 293 ‰. СППЖ не превышала 32 лет (сейчас 66 лет).

Состояние здоровья и медицинское обеспечение ухудшилось с началом I мировой войны - был мобилизован каждый третий врач.

В годы гражданской войны - в 1919 г. была организована Малая Башкирия с центром в г. Стерлитамак, в этом же году организован Наркомздрав республики во главе с Гумером Галимовичем Куватовым – (уроженцем Зианчуринского района). В 1922 г. Уфимская губерния была упразднена и создана Большая Башкирия с новой столицей в г. Уфе.

Разруха, голод, эпидемии после гражданской войны, затрудняли развитие ЗО, белогвардейцами были разграблены многие больницы, осталось 4 врача, остальные или увезены насильно или расстреляны, либо скрывались от преследований : 33 % – коренного населения болело трахомой, 40 % – тифом, 8,3 % – туберкулезом, 5,2 % – сифилисом. Так, в 1921 г вспыхнула эпидемия холеры: 11,5 тысяч больных, в 1923 г было выявлено 260 тыс. случаев малярии. Для борьбы с сыпным тифом (эпидемия возникла среди колчаковцев и распространялась военнопленными, перебежчиками по линии ж/д, захватив огромную территорию, больные были в каждой семье) были мобилизованы все медицинские работники, в том числе врачи из других городов (из Казани), им помогали 400 монашек

Была организована санитарная диктатура, первый опыт ее создания известен на Украине - были открыты краткосрочные курсы по подготовке м/с, дезинфекторов, санитаров, организованы бесплатная раздача мыла населению, пошив белья, простыней для больных, лежавших на голой соломе, к концу 1919 г. в тифозных госпиталях Уфы насчитывалось 9 000 коек, Уфа была закрытым городом, школы переформировали в лазареты. Проводилась санитарно – просветительная работа среди населения. Действенную помощь оказали Семашко и председатель ВЧК по борьбе с сыпным тифом – Михаил Кедров. К лету 1920г. Сан. диктатура была упразднена.

Открывались новые лечебные заведения, повсеместно устраивались субботники по заготовке топлива, погрузке хлеба. Создавались специализированные учреждения:

Кожно-венерологический диспансер (1920), противотуберкулезный диспансер (1921), противомалярийная станции (1924), трахоматозный институт (1926г) – в 1965 г. переименован в НИИ Глазных болезней, Кожно-венерологический НИИ (1930); Туберкулезный НИИ (1931); Институт социалистического здравоохранения и гигиены (1932). В последствии на базе этих НИИ созданы кафедры БГМУ.

Обеспеченность медицинской помощью была в 2 раза ниже нормы. Более 60 % врачебных должностей были вакантными. Поэтому часть больниц возглавляли фельдшера. В связи с нехваткой кадров были открыты: мед. училища в гг. Бирске, Белебее, Стерлитамаке, Белорецке;

В 1938 г была создана санитарная авиация, решившая проблему оказания скорой медицинской помощи больным из районов республики. К 1941 г. в Башкирии работали 1027 врачей, 4730 средних медработников, развернуто около 8,5 тысяч коек, были ликвидированы оспа, чума, холера.

Медицина Башкирии в годы вов.

С 1940 по 60 гг. народным комиссаром ЗО БАССР был назначен доцент медицинского института, зав. кафедрой нормальной анатомии - Сабир Закирович Лукманов.

Из нашей республики ушло на фронт 1305 медиков, из числа ушедших на фронт медиков 92 погибли, в т.ч. 69 врачей. Многие медработники участвовали в боевых операциях в составе в 112-й Башкирской гвардейской Кавалерийской дивизии под командованием генерала М.М. Шаймуратова. Звание Героя Советского Союза получили санинструкторы П.А. Горошек (Горощак - за оказание помощи раненным при форсировании Днепра, после войны выбрал профессию юриста), Г.С. Овчинников (звание - посмертно, повторил подвиг А. Матросова) и фельдшер Якупов (при форсировании Днепра спас жизнь 74 раненным, окончил после войны партшколу, работал в Татарстане). Командир санвзвода Романов.

Медалью «За отвагу» посмертно награжден наш земляк, выпускник БГМУ Филипп Кургаев. В июне 1941г. оставлен командованием в деревне Тарасовка под Минском с тяжело раненными бойцами (100) и организовал подпольный госпиталь, который работал 9 месяцев, всего спасено 80 бойцов. 2.04.1942 г. был выдан провокаторами и расстрелян. Его имя вписано в «книгу памяти» БГМУ, о нем написана документальная повесть «На огненной черте».

За годы войны Башкирский мединститут подготовил 905 врачей. Более половины (59,7 %) выпускников отправлены на фронт. Наркомздрав с комитетом Красного Креста подготовил свыше 1,5тыс. фельдшеров, около 4тыс. медсестер, 9 тыс. сандружинниц и санитаров. Около 60 % из них были направлены в действующую армию.

Эвакогоспитали Башкирии в годы Великой отечественной войны

За годы ВОВ в БАССР было сформировано 63 эвакогоспиталя, из них 36 размещались в г. Уфе, - это госпитали глубокого тыла. Медобслуживание их осуществляли 422 врача, гл. хирург - Кадыров. За время войны через эвакогоспитали прошло около 250 тыс. раненых и больных. Благодаря самоотверженному труду медработников почти половина – 46,6 % бойцов и командиров вернулись в строй. Огромную роль в лечении раненых и больных сыграли ученые Башкирского медицинского института. Профессора Н.И. Савченко, Случевский, В.А. Жухин, Терегулов.

С.В. Михайловский и В.А. Смирнова впервые в стране применили антиретикулярную цитотоксическую сыворотку академика А.А. Богомольца для лечения огнестрельных ранений, септической ангин. Для остановки кровотечений и ускорения заживления ран они же обосновали применения витамина К3 академика А.В. Палладина.

Послевоенные годы.

В 1946г. Наркомздрав был преобразован в Министерство здравоохранения. Задачи: увеличение медицинских кадров, улучшение показателей здоровья, ликвидация инфекций и социально значимых болезней.

В борьбе с малярий с 1949 г. стали применять инсектициды и к 1960 году малярия была ликвидирована. В республике благоприятные климатические условия для размножения комаров, интенсивная миграция населения – все это является реальной угрозой появления местных случаев малярии.

Основное направления службы на защите населением от инфекционных заболеваний – это создание коллективного иммунитета населения к инфекциям. В Республике Башкортостан ежегодно проводятся прививки против 17 нозологических форм инфекции в объеме до 4 млн. прививок в год. Дифтерии с 1977 по 1982 года не было. С 1993 – 1996г. отмечался подъем заболеваемости дифтерией. С 1997 отмечается улучшение эпидситуации. В настоящий момент охват прививками составляет 99 %.

Среди природно-очаговых инфекций значение имеет геморрагическая лихорадка с почечным синдромом (ГЛПС), которая регистрируется с 1957 года (7 случаев в Уфе). Первая вспышка - в 1964 году. Самый высокий подъем заболеваемости - в 1997 году с охватом 51 района и 12 городов республики.

Огромная армия санитаров, носильщиков, санинструкторов, фельдшеров, медсестер и врачей оказывала помощь раненым на переднем крае. Это персонал полковых медпунктов и медсанбатов, полевых госпиталей, санитарно-эвакуационных частей, противоэпидемических учреждений, это медики партизанских отрядов и соединений, работники многочисленных тыловых госпиталей.

В самых тяжелых, в самых невероятных условиях они высоко несли человеколюбивую, гуманистическую функцию — не считаясь с собственным здоровьем, а зачастую и жизнью, спасали раненых и больных. И не только советских воинов, но и мирных жителей своей и чужих стран, солдат противника. Воедино слились для военных медиков присяга на верность Родине, клятва Гиппократа, патриотический и интернациональный долг.

Из всех профессий, пожалуй, только медики не меняют характера своей деятельности, когда начинается война. Солдаты жизни в мирное время, они остаются такими же бойцами со смертью и на войне, только условия их работы становятся другими. Кто расскажет о бесчисленных девчушках в больших кирзовых сапогах, деливших с пехотой все ее тяготы, под пулеметным огнем, под снарядами и минами таскавших раненых на плащ-палатках или на своих плечах, о ротных и батальонных санитарках и медсестрах?! Кто расскажет о врачах и фельдшерах полковых санчастей и медсанбатов дивизий, работавших в переполненных ранеными палатках под артиллерийским огнем, о медиках армейских госпиталей, делавших свое дело под бомбежками? Враг убивал их так же, как солдат и офицеров боевых частей, а они, носившие те же солдатские или командирские погоны, не могли вступить с ним в открытый бой, не имели права на прямое мщение и словно лишь косвенно участвовали в борьбе, стараясь спасти и вернуть в строй тех, которые дрались с оружием в руках.

Но сколько ветеранов-фронтовиков сейчас со слезами на глазах вспоминают безымянную девушку, вытащившую их, полуживых, из огня, или благословляют золотые руки хирурга и мечтают встретить и обнять людей в белых халатах, которые спасли им жизнь?! И сколько тысяч пленных сумели пройти через муки адовых лагерей Гитлера и живут теперь на земле только потому, что рядом с ними, такими же бесправными узниками, как они, были люди благородного долга — русские врачи?!»

Весом вклад советских медиков в Великую Победу. Они спасли жизнь и восстановили здоровье миллионам защитников Родины, возвратили на фронт 72,3 процента раненых и 90,6 процентов заболевших солдат и офицеров действующей армии.

По достоинству оценен ратный труд военных медиков. 47 из них стали Героями Советского Союза, 283 — кавалерами ордена Ленина, 18 — полными кавалерами ордена Славы, тысячи и тысячи отмечены боевыми орденами и медалями.

Борьба за жизнь раненого начиналась сразу же на поле боя. Важ-нейшим условием ее успеха являлись продуманное сочетание, правильные сроки и высокое качество первой доврачебной медицинской, первой врачебной и квалифицированной медицинской помощи.

Этому способствовала научная система этапного лечения раненых и больных с эвакуацией их по назначению. В ее разработке принимали участие такие видные ученые-медики, как В. А. Оппель, Е. И. Смирнов, Б. К. Леонардов, Н. Н. Бурденко и другие.

Медико-санитарные батальоны дивизий составляли основу передового хирургического пояса действующей армии. Они были главной операционной в войсковом районе и играли огромную роль в борьбе за жизнь раненых, за предупреждение различных осложнений, в том числе шока, травматического токсикоза и инфекционных осложнений раневого процесса.

Квалифицированная помощь раненым и больным оказывалась на госпитальных базах. Полевые подвижные госпитали обеспечивались специалистами из рот медицинского усиления, в отличие от эвакуационных госпиталей, имевших постоянный штат специалистов.

Отгремели бои, и медики, перекроив фронтовые шинели на куртки и скромные пальто, снова на переднем крае. Раненых и контуженных надо было долечивать, бороться с коварными болезнями, поднимать ослабевшие силы тружеников тыла.

Достойно проявили себя на фронтах Великой Отечественной войны медицинские работники из нашей республики.

От первого до последнего дня тяжелой, изнурительной войны, на всех фронтах — от Баренцева моря до Черного, от Волги до Одера они показывали высокие образцы стойкости, мужества, профессионального мастерства и долга перед Родиной.

Среди них герои Советского Союза санинструкторы П. А. Горошек, Г. С. Овчинников, кавалер ордена Ленина, командир санвзвода И. Ф. Романов, многие отмечены боевыми орденами и медалями. Работа с архивными документами, специальное анкетирование медицинских учреждений Башкирии выявили 1305 медиков, ушедших на фронт из нашей республики. Стало известно, что из них 500 человек составляли мужчины, 805 — женщины, в их составе 490 врачей, из которых 324 выпускники Башкирского медицинского института и 817 средних медработников, из которых 533 подготовлены средними учебными заведениями республики. Среди них были русские (791), татары и башкиры (329) и 185 человек других национальностей.

Так запомним, что из ушедших на фронт медиков Башкирии, 92 — не вернулись из боя. Среди погибших было 69 врачей.

Им, а также всем участникам войны посвящена эта публикация — дань благородной памяти.

В госпиталях на передовой линии фронта осуществлялась сложная организационная работа. Сразу же в них необходимо было создать посты из легкораненых и офицерские посты для контроля за снабжением. Наряду с этим приготовить постельные принадлежности из расчета на несколько сот человек и привлечь к госпитальной работе местное население. В Шверине раненые решили порадовать «сестричек». Отыскали в заброшенном театре музыкальные инструменты и организовали концерт самодеятельности. Исполнили «Победный марш», «Огонек», и «Вставай, страна огромная». День Победы фронтовые подруги встретили в городе Ростове. И радовались, и плакали, и пели. Затем ездили в Берлин, чтобы увидеть поверженную столицу рейха. Перед глазами предстал огромный, серый и мрачный рейхстаг. На полу беспорядочно валялись кипы бумаг, словно перину разворошили. На стенах надписи и росписи советских бойцов. Фронтовые подруги тоже оставили на свободном месте стены рейхстага свои автографы и надпись «Уфа-Берлин».

Врач судмедэксперт Янаульской районной больницы Л. С. Губанова после окончания Башкирского медицинского института в июне 1942 года была призвана в ряды Советской Армии и направлена в военный госпиталь № 3418, находившийся в станице Слащевской под Сталинградом. В октябре-ноябре 1942 года шли ожесточенные бои на подступах к Сталинграду. Станица Слащевская со всех сторон была окружена немецкими войсками. В госпиталь поступал большой поток раненых, которых после хирургической обработки и произведенных операций необходимо было эвакуировать в тыл. Врачи-хирурги оперировали круглосуточно. На двух врачей приходилось более тысячи раненых (эвакуация их была затруднена). Затем Л. С. Губанова стала ведущим хирургом в ХППГ № 2072, где и прослужила до дня Победы. Этот госпиталь обычно дислоцировался в 3-4 км от передовой линии фронта, а это значит — хватало бомбардировок, артиллерийского и минометного огня. Госпиталь прошагал дорогами войны до Берлина через территории Чехословакии, Польши и Австрии. Демобилизовалась Л. С. Губанова в апреле 1946 года. За проявленные стойкость, мужество она награждена орденом Красной Звезды и пятью боевыми медалями.

А сколько жизней помогли спасти медицинские работники, отдававшие на фронте свою кровь для раненых!

Об этом вспоминали медицинская сестра Республиканской детской клинической больницы К. И. Монова и врач-хирург поликлиники № 39 г. Уфы Е. Р. Жиркова.

Работая в разных госпиталях 62-й армии 1-го Белорусского фронта, К. И. Монова была свидетелем массового донорского движения под девизом «За кровь, пролитую в боях за Родину, — кровь, во имя жизни». Следуя ему, К. И. Монова много раз сдавала по 300—400 граммов крови.

А госпиталь, в котором служили врачи-ординаторы из Уфы Е. Р. Жиркова, С. М. Зильберборд (после войны врач-терапевт больницы № 13), О. И. Ладыжинская (после войны врач-рентгенолог Республиканского кожно-венерологического диспансера), называли донорским госпиталем.

Сталинградская битва стала переломным этапом Великой Отече-ственной войны. После ее победоносного завершения началось изгнание захватчиков с советской земли.

В составе отдельной зенитной артиллерийской дивизии защищала город на Волге комсомолка из Башкирии В. Ф. Зотова, отсюда дошла до Берлина. Много горя пришлось ей хлебнуть на войне — видеть гибель товарищей, терпеть голод и холод, вытаскивать из-под огня раненых, проходить мимо разрушенных и сожженных советских городов и сел.

Старший лейтенант медицинской службы В. Ф. Зотова поставила точку войне в самом фашистском логове. Она награждена орденом Отечественной войны II степени, медалью «За оборону Сталинграда», другими медалями. Вернувшись в Башкирию, она много лет работала хирургом в городе Салавате.

Два ордена Красного Знамени, ордена Отечественной войны I и II степеней, два ордена Красной Звезды — так отмечен боевой путь полковника медицинской службы в отставке С. Г. Сафинова.

Ордена Красного Знамени, Отечественной войны II степени и два ордена Красной Звезды заслужил командир операционно-перевязочного взвода 174-го медсанбата 65-й армии Т. И. Тагиль. Послевоенный мирный труд этого врача отмечен орденом Ленина.

Время бежит, сглаживая пережитое. Но припоминая все тяготы фронтовой жизни, рентген-лаборант Баймакской районной больницы Н. Н. Атнакаев гордится тем, что ему пришлось быть на переднем крае борьбы, участвуя в штурме Кенигсберга и Берлинской операции.

В августе 1944 года после окончания Челябинского авиационного училища стрелков-радистов он прибыл в действующую армию. В составе 9-го гвардейского Краснознаменного Полтавско-Берлинского авиационного полка 18-й воздушной армии, Н. Н. Атнакаев принимал участие в бомбардировке тылов врага, в том числе городов Познань, Бреслау, Прешев, Штеттин, Кенигсберг, в прорыве обороны и взятии города Берлина. Особенно запомнился Н. Н. Атнакаеву дневной вылет во время штурма города Кенигсберга. Тяжелые бомбардировщики, штурмовики и истребители обрушили свой удар с воздуха по осажденному городу. Вид сверху был впечатляющим. Думалось, что в эти минуты настало возмездие за все злодеяния фашизма. В воздухе находились тысячи самолетов, которые ни днем, ни ночью не прекращали своих действий. Тогда трудно было представить, что на свете бывает тишина. Пленные немцы говорили, что они оглохли от постоянной бомбардировки, сопровождавшейся артиллерийским обстрелом. Дым поднимался над городом до полутора километров в высоту. Большинство кварталов не было видно, только прослеживались вспышки взрывов авиабомб, как будто во многих частях города работали элект-росварщики. Таким же грандиозным финалом войны запомнился Н. Н. Атнакаеву и ночной вылет на Берлин.

Так завершились 1418 дней и ночей невиданной по размаху и оже-сточенности войны.

Дошли, дошли до Берлина! Эти слова были на устах каждого солдата и офицера, каждого врача и медицинской сестры, всех, кто сквозь огонь тяжелейших и кровопролитных сражений шел сюда, изгоняя врага с земель России, Белоруссии и Украины, Прибалтики и Молдавии, Польши и Чехословакии, Румынии, Болгарии и Югославии, неся освобождение всем, кто томился под фашистским игом.

Особые чувства владели в тот погожий весенний день теми, кому довелось штурмовать Берлин. Это было ощущение счастья — мы победили. Свершилось событие огромного исторического значения.

Их было 83, в том числе 64 врача. Тем, кому не удалось получить диплом врача ушли на фронт санитарными инструкторами, военными фельдшерами, командирами санитарных взводов, а порою просто рядовыми и защищали на полях сражений Родину.

Четверо из них — Д. Я. Борисов, М. С. Баталов, Т. Ш. Сафин, Г. А. Сайфутдинов — отдали жизни во имя Победы.

С первых дней войны тысячи добровольцев толпились в военкоматах с просьбой направить их в ряды войск народного ополчения, в числе которых были: У. А. Алексеев, 3. А. Ихсанов, А. И. Вишев, Д. К. Дильмухаметов и др.

Кто-то из них вернулся по ранению, другие — после Победы. Они завершили учебу, работали практическими врачами, увлекались научными исследованиями, а затем вернулись в институт преподавателями и сотрудниками. Среди них Р. М. Богданов, А. Ф. Валиахметов, А. И. Вишев, М. Г. Гимранов, Т. К. Дильмухаметов, П. Р. Комаров, Б. Б. Кудашев, И. И. Кутуев и другие.

Многие из фронтовиков-преподавателей и сотрудников Башкирского медицинского института за мужество и храбрость, проявленные в борьбе с врагом, награждены орденами и медалями.

В их числе кавалер пяти орденов (четыре ордена Отечественной войны I и II степеней, орден Красной Звезды) начальник санитарной службы 112-й (16-й гвардейской) кавалерийской дивизии А. А. Сарыгин, кавалер ордена Отечественной войны II степени и трех орденов Красной Звезды полковник медицинской службы Н. Т. Бикбулатов, кавалеры трех орденов — командир хирургического взвода медико-санитарного эскадрона 112-й (16 гвардейской) кавалерийской дивизии А. Г. Давлетов, врач этой же дивизии подполковник медицинской службы Т. Т. Байбурин, полковник медицинской службы 3. X. Баширов, подполковник медицинской службы Л. С. Врублевский; кавалеры двух орденов — Н. Ф. Воробьев, А. Ф. Валиахметов, К. С. Шахов, Б. Б. Кудашев, Д. И. Смыслов, Е. П. Усатова и др. Ордена Славы III степени удостоены Р. У. Ишмухаметов и И. И. Кутуев.

Добровольно ушел на фронт У. А. Алексеев. Начал военную службу в должности младшего врача артиллерийского полка, но благодаря хорошим организаторским способностям уже через год стал командиром и ведущим хирургом медсанбата 113-й стрелковой дивизии. Он участвовал в боевых операциях на Западном, Юго-Западном, Степном, 3-ем Украинском фронтах. В 1944 году, будучи начальником специализированного полевого подвижного госпиталя № 2322, он так охарактеризован командованием и партийной организацией: «В боевой обстановке держит себя смело и уверенно. Будучи образцом высокого выполнения воинского долга перед Родиной, воспитывает своих подчиненных в духе железной воинской дисциплины.». За заслуги перед Родиной У. А. Алексеев награжден орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги» и другими. День Победы он встретил начальником и ведущим хирургом эвакогоспиталя № 5920 в звании подполковника медицинской службы. В послевоенные годы У. А. Алексеев стал ведущим хирургом Уфимского госпиталя для лечения инвалидов Отечественной войны. Он был постоянным консультантом и вел хирургическую работу на кумысолечебных курортах Башкирии. С 1967 по 1979 года доктор медицинских наук, профессор У. А. Алексеев руководил кафедрой факультетской хирургии в Башкирском медицинском институте.

Многие годы работал в Башкирском медицинском институте про-ректором по научной работе доктор медицинских наук, профессор, за-служенный деятель науки Б АССР Н. Т. Бикбулатов. 23 августа 1941 года после окончания 4 курсов медицинского института, он был призван в ряды Советской Армии и в должности врача отдельного курсантского лыжного батальона был направлен на фронт. Позже служил командиром приемо-сортировочного взвода медсанбата, командиром санитарной роты и старшим врачом стрелкового полка. Когда окончилась война, он продолжил воинскую службу. Специализация дала Н. Т. Бикбулатову возможность работать старшим преподавателем по токсикологии на кафедре военной подготовки. С 1969 года он возглавил кафедру военной подготовки и показал себя хорошим организатором, требовательным командиром и наставником. В течение 11 лет он был бессменным секретарем парткома в Башкирском медицинском институте. В 1967 году Н. Т. Бикбулатов успешно защитил кандидатскую диссертацию «К токсикологии и фармакологии сераорганических соединений типа содержащихся в нефтях», а в 1974 году — докторскую. «Влияние сераорганических соединений на процессы репаративной регенерации в коже». По результатам исследований им предложены новые лечебные средства, не только для ускорения процессов репаративной регенерации, но и для лечения термических, химических и лучевых повреждений кожи. Доказано стимулирующее влияние ряда сераорганических соединений на рост шерсти у животных. Материалы исследований обобщены Н. Т. Бикбулатовым в 50 печатных работах. Он был награжден орденом «Знак Почета».

В 1939 году после окончания рабфака М. Г. Гимранов поступил в Башкирский медицинский институт. Но учиться долго не пришлось — началась война, и с 1-го курса он был призван в действующую армию.

Боевое крещение он получил в бою с немцами на реке Березине (Белоруссия). Больше двух лет воевал М. Г. Гимранов. 22 ноября 1943 года дивизия, в которой он служил, пробивала мощную оборону противника на реке Сож.

С 1998 года впервые организовано круглогодичное изготовление натурального кумыса из сухого кобыльего молока.

Многостороннее благотворное действие кумыса объясняется его свойствами биостимулятора. Установлено, что кумыс оказывает тонизирующее действие на нервную систему, усиливает окислительно-восстановительные процессы, регулирует кислотно-щелочное равновесие, повышает обмен веществ, возбуждает деятельность сердечно-сосудистой системы и дыхательного центра, секреторную, двигательную функцию желудочно-кишечного тракта, уменьшает процессы гниения и брожения в кишечнике, интоксикации, оживляет кроветворение — увеличивается количество эритроцитов и гемоглобина, стимулирует лимфообразование, повышает защитную функцию печени, увеличивая запасы гликогена в ней и т.д.

В кумысе удачно сочетается комплекс многих ценных питательных и антибиотических веществ. В настоящее время наука располагает многочисленными данными экспериментальных и клинических исследований, которые подтверждают целебные свойства кумыса.

Употребление доброкачественной пищи, богатой витаминами, и соблюдение правил гигиены при ее приготовлении само по себе было залогом здоровья. Полноценное питание способствовало достижению успеха в лечении болезней. Об этом гласят и башкирские пословицы: От плохой болезни — хорошая пища; Пища ценна не употреблением, а усвоением; Болезнь либо от голода, либо от чрезмерной еды и др. (1).

Лечением неосложненных заболеваний у детей занимались в основном матери, бабушки, ближайшие родственники; в более серьезных случаях прибегали к помощи муллы, иногда приглашали специальных лечцов — магов (арбаусы и др.), в качестве знахарки иногда выступала повитуха (кендек инўй). Забота о здоровье ребенка начиналась еще до его рождения. Определенное отношение сложилось к рождению двойни или близнецов. Считалось, что они бывают слабее физически и требуют большого к себе внимания. Отсюда нежелание иметь двойню или близнецов. Это отразилось и в определенных обычаях, например, запрещалось есть яйцо с двойным желтком или двойные семена подсолнечника, чтобы не родить двойню. Питанию беременных женщин уделялось особое внимание — оно должно было быть достаточно калорийным, сбалансированным, с достаточным количеством витаминов. Необходимо было удовлетворять любые желания беременных женщин, связанные с пищей. В противном случае, по мнению башкир, ребенок мог родиться ущербным.

После родов женщине обязательно давали наваристый бараний бульон с измельченным сухим сыром (корот) для восстановления физических сил. Послеродовые кровотечения останавливали следующим образом: кусок чистого войлока (желательно белого цвета) обильно смазывали жиром, нагревали над огнем и сажали на него роженицу, также давали внутрь немного топленого бараньего жира. Для лечения воспалительных процессов женской половой сферы пили кумыс или смесь кумыса с отваром ромашки.

После рождения ребенка обмывали кипяченой водой, в которую иногда добавляли коровье масло. Пупочную ранку новорожденному обычно обрабатывали коротом, иногда бараньим жиром или просто слюной. Ротик ребенку мазали медом и маслом, чтобы он был мягким и добрым к людям.

Башкиры считали, что ребенок вырастет крепким и здоровым в том случае, если он с первых дней жизни будет получать материнское молоко. Период кормления грудью был довольно продолжительным — до 2-2,5 лет. Дольше, по мнению башкир, кормить грудным молоком не следовало, иначе это могло отразиться на здоровье женщины — «ребенок начинает сосать кровь у матери».

Для усиления лактации женщинам рекомендовалось есть супы из баранины или курицы, а также пить молоко или чай с молоком, различные отвары. Любопытный обычай, связанный с продуктами питания, был зафиксирован в Баймакском районе. Если кормящая мать, зайдя в чужой дом и увидев там какой-то аппетитный продукт или блюдо, не попробует его, то у нее, якобы, опухнет грудь и начнутся сильные боли, унять которые можно только съев аналогичное блюдо. При недостатке молока у женщины ребенка прикармливали коровьим молоком, но лучшим для этих целей считалось козье молоко. Прикармливать детей начинали примерно с 9-10 месяцев, но некоторые женщины не давали ребенку дополнительных продуктов на протяжении всего периода кормления грудью. В качестве прикорма сначала использовали молоко, затем хлеб с молоком или маслом. Мясо подросшим грудничкам обычно не давали, чаще они просто обгладывали кости.

Для лечения многих заболеваний детей башкиры использовали молочные продукты. Особо целебным и полезным для маленьких детей, как уже отмечалось, башкиры считали козье молоко. Горячее цельное молоко (козье или коровье) с медом и маслом давали пить при боли в горле и кашле. Молоком лечили пищевые отравления, устраняли изжогу. Топленое масло назначалось как слабительное, противогельминтное средство при газовой колике. Отмороженные участки кожи смазывали сливочным или топленым маслом. От различных болезней ребенка мазали смесью пороха с топленым маслом, к грыже прикладывали растолченную в воде махорку с бараньим жиром или давали выпить немного вскипяченного бараньего жира.

Для лечения и профилактики желудочно-кишечных заболеваний детям постарше и подросткам рекомендовались кисломолочные продукты: катык, корот, особенно кумыс. Даже 3-4-летним детям давали не успевший перебродить кумыс (примерно суточной выдержки). Кумыс укреплял и оздоравливал детский организм в целом, делал детей крепкими и розовощекими. Кобылье молоко использовали для лечения целого ряда заболеваний: малокровия (анемии) и других болезней крови; желудочно-кишечных и бронхо-легочных болей, в особенности туберкулеза. Первые кумысолечебницы появились в XIX веке именно на территории Башкортостана. Современным ученым удалось доказать наличие в этом кисломолочном продукте природных антибиотиков и обосновать эффективность лечения кумысом. Хорошим лечебным средством считался напиток типа кумыса, приготовленный из козьего молока. По сообщению этнографа и врача Д.П.Никольского (XIX в.), «при лихорадке больному давали пить особый кумыс, который приготовляли иначе, чем обыкновенный. Наливали кумыс в бутыль, клали туда мед, изюм и корень какого-то растения и оставляли в прохладном месте на 2-3 дня, после чего настойку принимали внутрь».

Высушенный сыр — корот, разведенный бульоном, у башкир применяли при простуде как потогонное средство, при жидком стуле у детей, для возбуждения аппетита при тошноте, при укусе змеи и, как уже отмечалось, в повивальном деле. К долго незаживающим ранам привязывали плесень, собранную с поверхности эркета — заготовки для сыра или теплый густой творог. Для лечения бронхитов и пневмоний принимали внутрь сало животных, особо ценился медвежий и барсучий жир. В перетопленном виде он мог храниться в темном прохладном месте. При необходимости им растирали спину и грудь, небольшое количество горячего растопленного жира принимали внутрь. Медвежьим салом смазывали ушибы, раны, язвы и т.д.

Широко использовалась желчь животных. Считалось, что особой целебной силой обладает медвежья желчь. Ею натирали больную поясницу и суставы при ревматизме. Способ приготовления лекарства из медвежьей желчи описан у этнографа XIX в. Н. Казанцева: «Башкиры вырезали вместе с желчью желчный пузырь медведя и вывешивали его для копчения в дымовую трубу. При необходимости от него отрезали небольшие кусочки и принимали внутрь при боли в желудке».

Ценился и считался целебным бульон из баранины и козлятины. Его рекомендовали людям с ослабленным организмом, роженицам, детям и пожилым. Еще большим лечебным эффектом, по мнению башкир, обладал наваристый бульон с разведенным в нем коротом. Считалось, что это средство помогает при малокровии и простуде. Действительно, горячий бульон вызывал обильное потоотделение и успокаивал лихорадку.

Для снятия головной боли к наиболее болезненному месту прикладывали нутряное куриное сало или смазывали его топленым (сливочным) маслом. Голубиное мясо рекомендовалось от коклюша, высушенная и измельченная в порошок слизистая оболочка желудка кур была средством лечения желчно-каменной болезни и гастрита. Сибирскую язву лечили, прикладывая к больному месту легкое, вынутое из зарезанного козленка. С помощью гусиного или конского сала зимой защищали лицо детей от мороза и ветра.

Дикорастущие съедобные травы, появляющиеся весной: борщевик, кислица, дикий лук и чеснок, щавель, крапива и др., а также березовый сок, который пили башкиры, восполняли недостаток витаминов в организме. В осенне-зимний период от гиповитаминоза башкир спасала мясо-молочная пища. Известен факт, что среди коренного населения края в предыдущие века заболеваемость цингой встречалась очень редко. Для профилактики авитаминоза башкиры употребляли зелень озимых хлебов. Несмотря на то, что в пищевой рацион башкир овощи проникли довольно поздно (в некоторых районах только во второй половине ХХ в.), уже в XIX в. они довольно успешно использовали их при лечении некоторых заболеваний. Так, Д.П.Никольский отмечает, что «сок редьки и вареный картофель применяли при лечении цинги». Когда у ребенка распухали уши, к ним прикладывали размятый и завернутый в бумагу лук.

Особое место в народной медицине башкир занимает мед. Компрессы из меда применялись для лечения ран, фурункулов и т.д. Разведенный в воде мед помогал от головной боли, бессонницы, повышал иммунитет. Гипервозбудимым детям на ночь давали медовый раствор (1 ч.ложка меда на стакан воды). Известны случаи лечения ожирения с помощью меда. При сильном кашле к груди и спине прикладывались медовые компрессы.

У башкир нередко предпринимались попытки лечения «подобного подобным» (так называемая сигнатура). Например, человеку со слабым слухом рекомендовали есть уши животного; сердце крупного животного употребляли в пищу, веря, что будут иметь храброе и здоровое сердце; напротив, куриное сердце многие не ели, считая эту птицу трусливой. Желтуху старались лечить преимущественно растениями и продуктами, имеющими желтый цвет — яичным желтком, рыбой желтоватого цвета (щука, карась), отваром зверобоя или лепестков подсолнечника; краснуху — красными продуктами (ягодами) и т.д. На запястье ребенка повязывали три красные тряпочки, затем пекли хлеб и еще теплым его давали какой-нибудь бабке в качестве милостыни. По поверьям зианчуринских башкир, человек, у которого что-то болит, должен съесть подобный орган медведя. Так, если болят ноги, необходимо было сварить и поесть кусочек медвежьей лапы. При тифах («горячей болезни», по выражению башкир), трудных родах, нервных заболеваниях муллы лечили больных по Корану, т.е. отыскивали в нем те места, которые подходили к указываемой болезни, выписывали эти изречения чернилами на тарелке или блюдце, затем смывали надпись водой и давали ее выпить больному. Описанные способы лечения основывались, в первую очередь, на самовнушении и не имели под собой практической основы.

Пищевые продукты широко использовались в гигиенических и косметических целях. Для укрепления волос их мыли катыком, яичным белком или желтком; иногда готовили специальное моющее средство: в пахту, оставшуюся от приготовления творога, опускали яйцо, а после того, как оно полностью растворялось, этим составом мыли голову. Для того, чтобы волосы не выпадали и блестели, их смазывали маслом или сметаной. Катыком или сметаной протирали лицо; применяли также яичную или медовую маску. Подросшие девушки вместо румян использовали свеклу, а пудру заменяли мукой. Для того, чтобы кожа на всем теле была здоровой и чистой, в бане обмазывались медом или топленым маслом, а затем, пропотев, смывали их с себя и парились. Для укрепления десен и зубов дети жевали перетопленную смолу хвойных деревьев или специальным образом приготовленную жвачку из бересты. Для профилактики кариеса детей заставляли чистить зубы солью или древесным углем. Для того, чтобы зубы и кости детей были крепкими и в организме не было дефицита кальция, детям и беременным женщинам давали измельченную яичную скорлупу или глину.

Описанными способами лечения башкирская народная медицина далеко не исчерпывается. В памяти народа хранится еще множество способов лечения различных заболеваний, начиная от простуды и до тяжелых раковых заболеваний. Секреты изготовления некоторых снадобий бережно передаются из поколения в поколение. Народная медицина в целом, а также применение в ней пищевых продуктов — это та база, на основе которой сформировалась научная медицина. В настоящее время не уменьшается интерес к народным способам лечения, так как в их основе лежат натуральные продукты. Официальная медицина не только подтвердила и обосновала целесообразность использования многих из них, но и сохранила их в своем арсенале.