Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

лекция 10 факторы родства

.doc
Скачиваний:
9
Добавлен:
31.03.2015
Размер:
43.52 Кб
Скачать

ЛЕКЦИЯ 10

Факторы языкового родства.

1. Генеалогическое сходство и языковая семья.

2. Ареальное сходство и языковой союз.

1. Генеалогическое сходство и языковая семья. Любые возможные сходства между двумя языками могут быть вызваны одной из четырех причин: 1) родство языков, т.е. их общее происхождение (генеалогический фактор); 2) (взаимовли­яние языков — возникновение сходства вслед­ствие контактов языков (ареальный фактор (Ареальный— пространственный, от ареал (лат. areaплощадь, пространство); в природоведении ареал — это область распростране­ния какого-либо явления, видов животных, растений, полезных ис­копаемых. Ареальная лингвистика (или лингвистическая география) изу­чает территориальное распространение языковых явлений в связи с межъязыковым (междиалектным) взаимодействием.)); 3) принципиаль­ная общность человеческой природы, проявляющая­ся в общих закономерностях языковой коммуникации и общих чертах в строении языков (типологический фактор); 4) случайное совпадение.

Генеалогическую близость языков легко видеть во внешнем сходстве слов и корней (в родственных языках) с относительно схожей семантикой, особенно если знать фонетические процес­сы, приведшие в свое время к регулярным различиям в звуко­вой оболочке современных и некогда общих форм, — ср., например, русск. золото, болг. злато, польск. zloto. латышек, zelts 'золото', далее (с тем же значением): нем. Gold, англ. gold, др.-индийск. hiranyam, авестийск. zaranya, кроме того: лат. helvus 'янтарно-желтый, буланый', др.-индийск. Hari - 'желтый, золотис­тый, зеленоватый'. Для широких генеалогических объединений языков (языковых семей), чье языковое единство принадлежит далекой древности, подобную близость можно увидеть на довольно ограниченном и специфическом языковом материале — таком, как термины родства, числительные первого десятка, первичные местоимения, обозначения некоторых домашних жи­вотных, важнейшие цветообозначения и т.п. Генеалогическая близость языков проявляется также в некоторых общих чертах их грамматического строя. Так, все языки индоевропейской се­мьи относятся к языкам номинативного строя, они различают имена и глаголы, а в глаголе — словоизменительные категории лица, времени и наклонения.

Чем ‘уже генеалогическая общность языков (если идти от языко­вой семьи к группе, подгруппе, подподгруппе и т.д.), тем боль­ше имеется унаследованных одинаковых черт (как древних, так и более поздних) в языках, входящих в соответствующую общность. Так, в любом из современных славянских языков совокупный объем праславянского наследства (например, сохранившейся праславянской лексики), существенно больше, чем доля сохранивших­ся элементов индоевропейского праязыка в современных индоев­ропейских языках. В близкородственных языках (например, в бе­лорусском и украинском) удельный вес общего языкового наследства выше, чем в языках с более отдаленными родствен­ными отношениями (например, белорусский и словенский). Так что нередко люди, говорящие на близкородственных языках, по­нимают друг друга без переводчика.

Языки, связанные отношениями родства, образуют языковые семьи, а внутри семей — группы и подгруппы более близких в генеалогическом отношении языков. Итогом систематизации язы­ков по родству являются генеалогические классификации язы­ков. О познавательной ценности генеалогических классификаций говорит то, что на их основе строится языковая карта мира, а также карты народов мира.

Относительно некоторых соседствующих языков (палеоази­атские языки, группа нило-сахарских языков) неизвестно, ка­кого рода сходство их объединяет — родство или ареальное сближение на почве многовековых контактов. Родственные связи некоторых языков остаются невыявленными или недо­казанными — например, японского, корейского, баскского, бурушаски; такие языки считают генеалогически изолирован­ными.

Современная компаративистика выделяет примерно 20 языковых семей. Языки некоторых соседствующих семей обнаруживают опре­деленное сходство, которое можно объяснить родством. Это позво­ляет видеть в подобных широких языковых общностях макросемьи языков. Так, в начале XX в. Хольгер Педерсен (Дания) высказал предположение о родстве урало-алтайской, индоевропейской и афразийской языковых семей и назвал эту общность ностратическими языками (от лат. noster— наш).

В науке по-разному опре­деляется состав языковых семей, образующих ностратическую мак­росемью. Согласно одной концепции, это афразийские, индоевро­пейские, картвельские, уральские, дравидийские и алтайские языки. Другие исследователи считают афразийские языки отдель­ной макросемьей, генетически не связанной с ностратическими языками.

2. Ареальное сходство и языковой союз. Проявления ареальной общности языков чрезвычайно разно­образны и разномасштабны. Самый распространенный и элемен­тарный случай — это лексическое заимствование из одного языка в соседний. Иногда, в силу социокультурных обстоятельств, та­кие заимствования характеризуются значительной географичес­кой широтой и проникают в отдаленно родственные и неродствен­ные языки. Например, белорусск., русск. и украинск. школа, словенск. sola, польск. szkola, нем. Schule, англ. school, шведск. skola, лат. schola, франц. ecole, венгерск. iskola, финск. koulu, турецк. оkul — это общее заимствование, через разное языковое посред­ство восходящее к греч. schole (первоначально означавшее 'иметь свободное время, быть праздным; мешкать, медлить'; затем 'за­ниматься чем-либо во время досуга', 'проводить время в ученых беседах').

Широкое и продолжительное ареальное взаимодействие язы­ков приводит к развитию сходных черт глубокого структурного характера. Так, в ряде «среднеевропейских» языков (чешском, польском, французском, английском) ударение стало фиксиро­ванным на определенном слоге; в ряде языков Ев­разии вследствие ареальных факторов развилась оппозиция твер­дых и мягких согласных (Р.О.Якобсон, Е.Д.Поливанов).

Ареальное сходство соседствующих, а иногда и отдаленных, но культурно тяготеющих друг к другу языков проявляется на всех уровнях. Кроме прямых лексических заимствований происходит каль­кирование (в том числе семантическое калькирование, т.е. развитие нового значения в слове под влиянием семантики соответствующе­го слова в чужом языке. Например, в ряде славянских языков слова со значением 'вкус' (русск. вкус, украинск. смак, словенск. okus) под влиянием французского языка развили некоторые переносные значения: 'чувство изящного, способность эстетической оценки'. Бе­лорусский язык для выражения этого значения заимствовал польское слово (восходящее к лат. gustus), а чешский — русское (vkus) при том, что были слова chuf (прямое значение, как в сочетании вкус меда и т.п.) и zaliba (в значении 'склонность, влечение'). В любом случае это сходства ареального происхождения.

Кроме того, усваиваются морфологические, слово­образовательные и синтаксические модели, стилистические оппози­ции, вплоть до отдельных графических приемов. Так, под влиянием немецкого письма в словенском, чешском, словацком, латышском языках порядковые числительные записывают­ся арабской цифрой, после которой ставится точка, чтобы отличить от соответствующего количественного числительного, т.е. словенск. 1.lekcija=prva lekcija, но 1 lekcija=ena lekcija).

Часто перенимаются и принципы ре­чевого этикета. В частности, употребление «вежливого» Вы и соответствующих форм глаголов развилось в ряде славянских языков под французским влиянием. Все это бесчисленные факты так наз. Конвергенции или сближения языков.

Многовековые конвергентные процессы ведут к образованию ареальных общностей языков — языковых союзов. Наиболее вы­разительные примеры таких общностей — это балканский языко­вой союз, волжско-камский, кавказский.

Генеалогическая близость языков, с одной стороны, а с дру­гой, — ареальные изменения (которые состоят в сближении с од­ними языками, и отдалении от других языков) — это факторы, которые в судьбах конкретных языков противосто­ят друг другу. Именно контакты, ареальное взаимодействие неродственных или отдаленно родственных языков ведут к ослабле­нию исконной генетической близости родственных языков и, сле­довательно, к отдалению, к растущей непохожести и поэтому непонятности родственных языков. Например, в словенском, чеш­ском и отчасти словацком языках праславянские числительные, обозначающие «некруглые» числа после 20 (21, 74, 95), стали образовываться не по праславянской модели («название десят­ков + название единиц», ср. русск. двадцать пять), а по образцу немецких числительных: «название единиц+название десятков»: petindvajset (буквально: '5 и 20'), triinsedemdeset ('3 и 70') и т.д. Если генетическая близость — это постепенно утрачиваемое, «ис­тончающееся» общее наследство далекого прошлого родственных языков, то ареальные сближения могли происходить в самое не­давнее время. В случае конвергентного развития определенных язы­ков, черты ареальной близости могут усиливаться.