Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Катя Петляковская 06 05 2012.doc
Скачиваний:
2
Добавлен:
29.09.2019
Размер:
485.38 Кб
Скачать

Глава II. Ключевые особенности и тенденции правового регулирования деятельности Европейского Союза.

А. Ключевые особенности деятельности Европейского Союза.

Один из главных мировых геополитических сдвигов послевоенного времени - процесс объединения Европы.

Идея "общеевропейского дома" существовала давно.

Объединить под своей властью Европу мечтали еще древнеримские императоры. Весомый вклад в европейскую интеграцию внесло христианство, ставшее важным объединяющим началом в жизни региона.

Идею "Европы для всех" в XIX в. пропагандировал В. Гюго. О перспективах "Соединенных Штатов Европы" писал В.И. Ленин. В 1946 г. к образованию Объединенных Государств Европы призывал У. Черчилль. Послевоенный процесс реального объединения стран Западной, а затем и Центрально-Восточной Европы в "общеевропейский дом" стал одним из важнейших факторов развития региона. В результате 25 марта 1957 г. в Риме был подписан договор об учреждении Европейского экономического сообщества (ЕЭС).

Европейское сообщество сегодня (с 01.11.93 г. Европейский Союз) - это средоточие существенной части мирового экономического потенциала; образ жизни сотен миллионов человек; феномен, задающий коренные импульсы новому политическому устройству континента.

Для Российской Федерации ЕС - это крупнейший торговый и один из главных стратегических партнеров в мире.

Изучение взаимоотношений партнеров по Сообществу способствует более четкому представлению о современном состоянии и перспективах развития интеграционной группировки, оно также важно для выбора верной стратегии сотрудничества с ЕС.

Анализ уникального опыта партнерства группы государств с широчайшей диверсификацией национальных интересов в рамках организации, основанной на понимании необходимости координации действий, объединения сил и средств, должен быть использован в качестве примера для других интеграционных объединений. Актуальность данной темы заключается в той огромной роли, которую играет на сегодняшний день Европейский Союз в международных отношениях нового типа в XXI веке - как в социально-экономической, так и в военно-политической сферах. Это объясняется целым рядом причин.

Одной из основных, несомненно, является изменившаяся картина миропорядка.

Уход из политической жизни СССР, коллапс биполярной системы, создание целого ряда новых государств и, следовательно, новых проблем - все это вместе взятое подвигло многие страны искать утерянную сбалансированность в новых формах коллективной безопасности и экономического сотрудничества - так называемых региональных организациях. И одной из ярчайших примеров такой организации, безусловно, является ЕС. История имеет множество примеров различного рода альянсов, союзов и т.п.

Однако ЕС, без сомнения, образец абсолютно иных мотивов интеграции. Этапы развития и формирования Европейского союза-это говорит о том,что Европейский союз (ЕС) является крупнейшим региональным межгосударственным интеграционным объединением с сильными элементами наднациональности, проявляющимися в разработке и проведении единой политики в сферах торговли, сельского хозяйства, транспорта и других экономических областях.

В рамках ЕС создан экономический и валютный союз, введена единая валюта - евро, которая с 2002 г. полностью заменила национальные валюты подавляющего числа стран-членов. Интеграционные процессы в Европе достигли наивысшего в мире уровня. В состав Евросоюза в настоящее время входят 27 стран Европы и несколько стран являются кандидатами. История этого Союза началась более полувека назад. Важно отметить, что с самого начала западноевропейской интеграции большое значение придавалось созданию прочной, детально разработанной правовой базы, что явилось основополагающей предпосылкой ее успешного развития.

Первой вехой многостороннего западноевропейского взаимодействия в Хозяйственной области стало образование в 1951 г. Европейского объединения угля и стали (ЕОУС). В его основе лежала выдвинутая в трудные послевоенные годы французским политическим деятелем Жаном Монне и министром иностранных дел Франции Робером Шуманом идея об объединении угольной и сталелитейной промышленности Германии и Франции под контролем наднационального органа. В ЕОУС первоначально вошли Франция, ФРГ, Бельгия, Голландия, Люксембург и Италия. Объединение было наделено статусом самостоятельного юридического лица, обладающего правоспособностью в международных отношениях.

Для управления им создавалась система институтов, основная схема которых была впоследствии воспринята Европейским экономическим сообществом (ЕЭС). ЕОУС было первой организацией не только в Европе, но и в мире, создавшей наднациональный механизм, потенциал которого развивался и укреплялся по мере углубления и расширения западноевропейской экономической интеграции. Этот потенциал оказался огромен, на создании наднациональной основы строился весь дальнейший европейский интеграционный процесс.

ЕОУС стало предвестником более широкого интеграционного объединения западноевропейских стран еще и потому, что договор об его учреждении помимо статей, посвященных практическим проблемам коллективного управления сталелитейной и угольной промышленностью, содержал пункты, которые излагали более широкие и далеко идущие цели, такие как содействие экономическому развитию, росту занятости и повышению жизненного уровня населения; поддержание мирных отношений; создание экономического сообщества, которому надлежало стать основой для широкого и глубокого сообщества народов, долгое время разделенных кровавыми конфликтами и др. Однако на начальном этапе интеграции эти цели оказались преждевременными: попытки распространения интеграционного наднационального принципа на другие сферы межгосударственных отношений (в частности, на вопросы безопасности) терпели неудачу в связи с чувствительностью национальных государств к его практическому применению.

Поэтому на много лет вперед главным правилом западноевропейской интеграции стала постепенность и строгое соблюдение первоочередности экономической интеграции как основы интеграции политической.

В 1955 г. министрами иностранных дел той же "шестерки" государств было принято решение о подготовке договора, предусматривающего расширение сферы экономической интеграции, и резолюция о создании Общего рынка. Одновременно прорабатывался вопрос об интеграции атомной промышленности стран Западной Европы. В результате 25 марта 1957 г. в Риме был подписан Договор об учреждении Европейского экономического сообщества (ЕЭС), известный как Римский договор, а также Договор о создании Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом).

Целью последнего было объединение усилий стран-членов для развития ядерной энергетики в мирных целях.

В Римском договоре подчеркивались его сугубо экономические цели.

В политическом плане говорилось (в преамбуле) лишь о решимости стран-участниц заложить основы для более тесного союза европейских народов.

Вместе с тем теперь можно с уверенностью сказать, что по замыслу авторов Римского договора развитие интеграционных процессов должно было привести к последовательному образованию не только таможенного, но и экономического, а затем и политического союза стран ЕЭС.

Римский договор представлял собой последовательную программу экономической интеграции. При этом в качестве основной задачи предусматривалось создание Общего рынка путем ликвидации национальных барьеров на пути свободного движения товаров, рабочей силы, услуг и капиталов.

Предполагался и постепенный переход к проведению единой политики в различных областях экономической и социально-экономической жизни стран-участниц (сельское хозяйство, конкуренция, транспорт, налогообложение и проч.).

Переход к единой торговой политике должен был обеспечить согласованные действия участников группировки во внешнеэкономической сфере и выступление ЕЭС как единого целого в системе международных экономических отношений.

Существует несколько стадий развитий интеграции.

Мировая практика показывает, что национальные хозяйства сближаются поэтапно, переходя от простой стадии интеграции к более сложной по схеме: зона свободной торговли > таможенный союз > общий рынок > экономический и валютный союзы > полная экономическая и политическая интеграция. Первым импульсом для создания зоны свободной торговли, а также общего рынка стал Парижский договор (1951 г.), установивший первую форму секторального объединения, отнесенного к рынку угля и стали. Зона свободной торговли, означающая упразднение таможен, а также нетарифного ограничения и двойного тарифного обложения в торговле между странами-членами, начала действовать только спустя восемь лет после подписания Парижского договора, когда 1 января 1959 г. были снижены таможенные тарифы между странами, входившими в состав Европейского экономического сообщества. Зона свободной торговли создавалась до 1968 г., когда вступил в силу таможенный союз. В этот период в 1957 г. в Риме были подписаны договоры о создании ЕЭС и ЕВРАТОМ, и в них описывался механизм про ведения объединения в два этапа - таможенный союз и общий рынок. Созданию зоны свободной торговли способствовало (а точнее - ее упреждало) введение преференций в торговле, которые частично исключали таможенные сборы в торговом обороте вплоть до получения конечного результата - нулевой таможенной ставки внутри ЕЭС, что произошло по прошествии десяти лет от момента начала экономической интеграции. В этом случае можно вспомнить, что торговые преференции Европейских сообществ также были применены в отношении новых стран - членом ЕС, в том числе и Польши, на основании объединительных договоров ЕЭС.Пример возникновения зоны свободной торговли перед очередными формами европейской интеграции ясно указывает на то, что отношения между этими этапами не являются достаточно очевидными, а их сегментация по времени (схематичное представление: сначала или в первую очередь - затем - следующий шаг и т.д.) имеет характер модели, как и в упомянутой выше модели Б. Баласа. На самом деле различные фазы интеграции в неявном виде перекрывают друг друга, реализуются различные их элементы, которые в долгосрочной перспективе дополняют друг друга.

С точки зрения общих целей экономической интеграции зона свободной торговли служила кроме всего прочего снижению уровня цен. Как известно, таможенные сборы являются важным элементом ценообразования.

С большой долей обобщения и не вдаваясь в подробности микро- и макроэкономического анализа, можно сказать, что глобальный эффект этой фазы объединения выразился в росте общего благосостояния потребителя, решении вопроса выбора производителя и при этом нашел выражение в увеличении уровня продукции (понижение стоимости продукции) и уровня товарооборотов.

Для Польши, например, особенно важным является период 1992-2002 гг., когда в результате заключения ею соглашений о зонах свободной торговли (особенно EACT/EFTA и ЦЕССТ/CEFTA) произошел скачок в ее развитии. Наибольшее значение в данном случае имело Соглашение об объединении ЕЭС/ЕС: прирост торговли с ЕС в шесть раз больше, чем со странами ЕАСТ, и в 17 раз больше, чем со странами ЦЕСС. Таможенный союз отличается от зоны свободной торговли основным элементом: если в зоне свободной торговли страны-участницы снижают таможенные сборы во взаимных товарооборотах, при этом они вольны сами определять ставки таможенных сборов в отношении третьих стран, конкурируя между собой на внешних рынках, то в случае таможенного союза страны-участницы согласовывают таможенные тарифы в отношении третьих стран.

Таким образом, они проводят общую торговую политику на рынке третьих стран.

Очень важно заметить, что на конкурентоспособность стран-участниц на рынках третьих стран в случае зоны свободной торговли решающее воздействие оказывала ставка таможенных сборов, а не очевидная стоимость производства товаров.

В результате в странах - участницах возрастает производство, усиливается экономическое сотрудничество, углубляется взаимный торговый обмен.

Торговля же с третьими странами отвечает различным модификациям или даже некоторым ограничениям в интересах интеграционного объединения; углубляется производственная специализация, что в результате приводит к росту предложения товаров и услуг (эффект производства), сочетающемуся с повышенной потребительской способностью отдельных клиентов (домашних хозяйств), а в конечном итоге наступает рост ВВП.

Основываясь на исследованиях результатов введения таможенного союза в ЕС, отметим, что он должен привести к росту ВВП на 4.3-6.4%, причем этот рост наполовину обеспечивается исчезновением торговых барьеров, а наполовину - ростом конкуренции. Можно сказать, что в настоящее время не подлежит сомнению: динамические эффекты таможенного союза многообразны и неоспоримы.

В рамках интеграционной группы участие в таможенном союзе влияет на рост национального дохода и рыночной конкуренции, а вместе с ростом производства наступает снижение средней себестоимости.

Это участие благоприятствует также демонополизации. Иначе говоря, торговая либерализация в условиях таможенного союза приводит к изменениям в существовании монопольного и даже олигархического производителя, т.е. способствует дроблению или ограничению деятельности монополии.

Если местный производитель не учел иностранной конкуренции в своей деятельности, используя свое доминирующее положение на рынке, то в условиях таможенного союза из-за снижения цен доходы производителя снижаются, постепенно он теряет свое привилегированное положение, а выигрывает потребитель.

Общий рынок - определение очередного эта па евроинтеграции.

Установление общего рынка как одной из важных целей и одновременно очередного этапа интеграции было заложено в ст. 2 Римского договора о создании Европейского экономического сообщества. При этом было оговорено, что данный процесс должен проходить эволюционно в течение 12 лет, т.е. до 1969 г.

Однако само понятие общего рынка определялось только в очень общих чертах, как некая территория (в конкретном разделе - территория государств участников интеграционного объединения), в рамках которой осуществлена свобода перемещения факторов производства или реализованы так называемые четыре свободы: перемещения капиталов, товаров, услуг и рабочей силы. Следствием размытости этого понятия был недостаток описания конкретных инструментов или установления способов осуществления такой формы интеграции. Фактически же не произошло создания общего рынка, процесс интеграции остановился на этапе таможенного союза.

Кроме того, следует сказать, что положение ст. 2 выражало некое руководящее направление и имело "рамочный", а не директивный характер.

Одним из главных инициаторов всех дел выступал тогдашний председатель Еврокомиссии Жак Делор.

По его инициативе комиссия под руководством лорда Кокфельда выпустила "Белую книгу".

Этот документ содержал кроме всего прочего подробный анализ препятствий на пути создания общего рынка, в нем же был перечислен инструментарий для необходимых изменений.

Одобренная Европейской комиссией и принятая на саммите в Милане в июне 1985 г. "Белая книга" послужила основой реальной программы создания общего рынка, совпавшей с реформой основополагающих договоров сообществ, главным образом Римского договора, которым и было положено начало создания ЕЭС.

Принципы институциональных и политических изменений и необходимых импульсов для развития нашли окончательное выражение в Едином европейском акте, подписанном в 1986 г. всеми странами - членами Европейских сообществ (вступил в силу 1 июля 1987 г.).

С нашей точки зрения, понятие общего рынка в этом акте было заменено понятием внутреннего рынка, который описывался как пространство без внутренних границ. Впоследствии на основании данного соглашения было принято около 280 правовых актов, послуживших реализации этого рынка согласно принятому решению до 1992 г. В целом же потребовалось почти 30 лет, чтобы концепция общего рынка (внутреннего рынка) в полной мере стала реальностью.Экономический и валютный союз.

Согласно модели Баласа, данная разновидность союза является предпоследним (IV) этапом полной интеграции.

Она означает такой уровень международной интеграции, который с помощью валютно-денежной унификации дополняет таможенный coюз, зону свободной торговли и общий рынок.

В рамках ЕС экономический и валютный союз стали функционировать с 1 января 1999 г. согласно Маастрихтскому договору (Договор о Европейском Союзе).

Начиная с 1 января 2002 г. союз стал полностью валютным союзом - как известно, общая валютная единица евро введена в обращение в 12 странах, в которых эта единица заменила национальные валюты.

Однако директивное решение было принято в Гааге в 1969 г. (1-2 декабря).

Если допустить, что введение общей валюты является последним элементом, венчающим всю многоуровневую конструкцию валютного союза, то впору говорить о существовании 30 - летнего периода строительства этого союза с различными последовательными фазами.Проблема развития ЕС-для набирающей силу скептической точки зрения относительно дальнейшего расширения ЕС определенное значение имеет экономический аргумент: заявки с просьбой о вхождении в ЕС поступают от стран с относительно низким уровнем развития экономики, слабой технической инфраструктурой, низким по сравнению со среднеевропейским уровнем ВВП.

Эти страны по большому счету не отвечают установленным в ЕС критериям принятия новых членов (так называемые критерии вхождения). Таким образом, достижение экономического единения и равномерного развития всех стран - членов ЕС становится все более проблематичным, а цена расширения может негативным образом сказаться, например, на формировании общего бюджета ЕС, что в результате будет оказывать сдерживающий эффект на темпы развития ЕС в целом. В этом случае может начать играть более значимую роль принцип "усиленного сотрудничества" (или "расширенного сотрудничества", как это трактует, например, Ниццский договор) стран - членов ЕС с более высоким экономическим потенциалом. Тогда в полной мере проявит себя формула "разноскоростной интеграции", идеологами которой уже в 70-х годах прошлого столетия были Вилли Брандт и Лео Тинденманс. В этом случае следует принять во внимание существенную проблему: при большом количестве стран, входящих в ЕС, со все более и более разнящимся уровнем экономического развития предложенная формула фактически означает дифференциацию темпа интеграции (либо дифференциацию степени интеграции в данных областях) в группах стран - членов ЕС: одни государства быстрее реализуют цели объединения, другие - медленнее.

Одни государства находятся как бы в привилегированном положении - быстрее достигают цели и быстрее получают от этого экономические выгоды. Другие же - в более худшем положении. Это не только проблема так называемого членства "второго сорта", или неравноправного партнерства, второразрядного и урезанного, особенно когда речь идет о процессе принятия решения в выработке согласованной интеграционной политики или их положения в институциональных органах Европейских сообществ (в Европейском Союзе). В конечном счете практическая реализация такого сценария евро-интеграции в большом масштабе влечет за собой фундаментальную угрозу: региональная экономическая интеграция становится половинчатой, и ее суть оказывается подорванной. Это возможно в том смысле, что отдельные страны - члены ЕС с разной скоростью и в разных сферах будут участвовать в реализации отдельных фаз экономической интеграции, которые описываются моделью Бела Баласа (Bela Balassa). В результате в долгосрочной перспективе достижение регионального экономического объединения становится призрачным. Интеграция ЕС-переломным событием в процессе европейской интеграции стало подписание в 1985 году Единого европейского акта (ЕЕА), который обозначил начало её нового этапа, создание на основе существующих сообществ Европейского сообщества и углубление компетенции ЕС в области координации не только экономической, но и многих других областей внутренней и внешней политики. Маастрихтский Договор о Европейском Союзе (1992 г.) законодательно закрепил озвученные в ЕЕА цели и ввёл общее европейское гражданство.

Эти изменения в настроении населения стали особенно болезненны для процесса европейской интеграции, поскольку начались именно тогда, когда ЕС вступил в наиболее активную фазу своего развития, при которой одобрение его европейскими гражданами становилось всё более важным. Если до Маастрихта интеграционный процесс касался лишь вопросов межгосударственного сотрудничества, то после него интеграция вызвала необходимость изменения внутриполитической жизни каждой из стран и стала затрагивать жизнь простых граждан непосредственно. Европейские граждане стали задаваться вопросами относительно политики совершенно разных уровней, начиная от регламентации ЕС продажи отдельных продуктов питания и напитков и заканчивая общим характером системы распределения. Но главным стал вопрос о том, в каком направлении движется европейская интеграция и кто находится у её руля. Как показывали опросы, в 1992 году только 14% граждан ЕС были удовлетворены уровнем "демократического влияния", доступного им в институтах ЕС. В том же году впервые был зафиксирован численный перевес граждан ЕС, которые были не удовлетворены тем, как работает демократия в их собственной стране (52% против 45%).

Со временем, когда европейское население стало привыкать к новым условиям, новый уровень интеграции воспринимался как данность, а полномочия Европарламента постепенно расширялись, показатель поддержки европейской интеграции среди граждан ЕС стабилизировался в рамках коридора от 48% до 56%. не опускаясь ниже достигнутой в 1996 году нижней планки, но и не дотягиваясь до прежних высот. Таким образом, почти всеобщая поддержка интеграции, при которой основная масса населения не была посвящена в содержание европейской политики, сменилась более прагматичным к ней отношением, а количество граждан, удовлетворённых состоянием демократии в ЕС, увеличилось с 35% в 1997-м до 49% в 2005 году.

Однако, вне зависимости от колебаний поддержки интеграции в целом европейским населением, всегда были те, кто поддерживал её больше, и те, кто меньше. Какие же социальные слои скорее поддерживают и какие скорее не поддерживают европейский интеграционный процесс?

Таблица 1 (Приложение) демонстрирует данные опросов о поддержке интеграции разными категориями населения как в период наиболее высокой (до Маастрихта), так и в период наиболее низкой поддержки.

Мы видим, что разочарование в работе демократии и вообще в европейской политике не сильно повлияло на соотношение сторонников и противников интеграции в каждой из выделенных социальных групп. И в 1991 году (до падения поддержки), и в 1996-м интеграцию в большей степени поддерживали более образованные, более обеспеченные и более молодые слои населения. При этом в первую очередь поддержка интеграции зависит от уровня образования и связанного с ним уровня дохода.

Общее падение поддержки интеграции после Маастрихта происходит прежде всего за счёт её падения в менее образованных и менее обеспеченных слоях (зависимость этого падения от возраста не прослеживается), то есть среди тех, кто и раньше поддерживал её меньше остальных. Те же категории населения, которые и ранее лучше относились к интеграционному процессу (более образованные и обеспеченные), в большей степени, чем другие, поддержали и его новую стадию Маастрихтский договор. Это подтверждают и данные опроса, проведённою в 1992 году в котором европейцев спрашивали, как они станут голосован" в случае референдума по вопросу о Маастрихтском договоре: 43% проголосовали бы "за" договор, 27% - "против" и 30% - не определились с ответом. Распределение ответов в зависимости от социально-демографических характеристик (без учёта тех, кто не определился) показано в таблице 2 (Приложение).

Мы видим, что большое влияние на отношение к Маастрихту оказывает вид деятельности: за новый уровень интеграции в большей степени голосуют менеджеры и в наименьшей - рабочие, а также непосредственно связанный с ним уровень образования. Возраст, как и прежде, имеет наименьшее значение.

Каждый следующий этап интеграции, как в плане её углубления (от Европейского объединения угля и стали до разработки Евроконституции), так и в плане расширения числа участников (от Европы-6 до Европы-25 и далее), вызывает новое сопротивление населения, которое всё чаще задаётся вопросом, каковы границы интеграции. Вслед за рациональной оценкой того вклада, который она несёт для национальных экономик, граждане начинают опасаться, что дальнейший процесс интеграции будет угрожать национальной идентичности. И те, кто согласен с теперешним списком членов и теперешним уровнем интеграции, могут быть против расширения его на культурно чуждую Турцию и дальнейшего углубления, способного привести к окончательной утрате национальных суверенитетов.

Эти настроения нашли своё выражение в отказе населения Франции и Нидерландов принять конституцию, предусматривающую более глубокий уровень интеграции. При этом в 2005 году на референдумах можно было проследить прежнюю тенденцию распределения голосов между различными категориями населения. Среди наименее образованных поддержка Евроконституции была крайне низка, в то время как среди лиц с университетским дипломом за неё было большинство. Евроконституцию поддержала социальная элита, и её отвергло большинство рабочих и пенсионеров.

Конституция 2005 года была неудачной попыткой сделать рывок вперёд, к более глубокому уровню интеграции. В своё время такой же попыткой, но удавшейся, был Маастрихтский договор 1992 года. И если сравнить голосование во Франции по Маастрихтскому договору (он был одобрен 51% французов)" и голосование по Евроконституции, становится очевидно, что многие особенности социальной поддержки этих двух уровней и этапов интеграции не изменились.

Во Франции коммерсанты и руководители предприятий, поддержавшие Евроконституцию в 2005 году, в 1992 году в большинстве своём голосовали против Маастрихта (51%). Но и в 1992 году поддержка интеграции лицами с университетским дипломом (71%) и представителями свободных профессий и интеллектуалами (70%) была гораздо выше средней, а лицами без диплома (43%) и рабочими (42%) - ниже.В 1992 году с трудом прошедший ратификацию Маастрихтский договор был таким же смелым шагом вперёд, к неизвестному будущему, как и в 2005 году не прошедшая Евроконституция. Но сейчас договор 1992 года стал уже нормой, частью привычного мира. И существующий уровень интеграции, созданный им, поддерживается значительно более широкими социальными слоями, чем в своё время поддерживался сам Маастрихт. Поддержка интеграции более образованными характерна не только для старых членов Европейского Союза. Схожая картина складывается из данных опроса населения 13 стран-кандидатов в 2003 году. И в старых членах ЕС, и в новых на разных этапах интеграции проявляются некоторые постоянные тенденции.

Поддержка интеграции тесно связана с образованием: она максимальна у наиболее и минимальна у наименее образованных.

Поддержка интеграции выше у лиц свободных профессий и интеллектуалов ("по определению" наиболее образованных) и ниже у рабочих, выше у наиболее обеспеченных и ниже у мало обеспеченных.

Она максимальна в больших городах - сосредоточении интеллектуальной жизни - и минимальна в сельской местности.

Высокая доля безработных в экономически активном населении - проблема всех стран ЕС, имеющая долговременный характер.

Причины повышенного уровня безработных кроются в демографической ситуации (рост численности рабочих-иммигрантов, высокая активность женщин, ускоренные темпы роста активного населения в районах, где проблема безработицы наиболее остра), а также зависят от конъюнктуры.

В начале XXI в. среди стран, относительно благополучных по этому критерию, можно назвать Австрию, Великобританию, Ирландию, Нидерланды. Швецию (менее 5%).

Самая большая безработица в Испании -11,3%, Франции - 9,7, Греции - 9,6, Финляндии - 9,0%. В табл. 3 (Приложение) приводится удельный вес численности безработных в численности экономически активного населения.Большой проблемой для ЕС является преодоление долгосрочной безработицы.

Коэффициент так называемых "исключенных" (доля лиц, ищущих работу более года, в общем числе безработных) в Евросоюзе очень высок (49%).

По абсолютной численности безработных в ЕС-25 лидируют Германия - 4,0 млн., Польша - 3,3 млн., Франция - 2,6 млн., Италия - 2,1 млн., Испания - 2,1 млн., Великобритания - 1,4 млн.

Страны Евросоюза представляют собой желанную цель для ищущих работу иммигрантов. По мнению немецких экономистов, важным условием устойчивого развития экономики в долгосрочной перспективе является прирост населения. Из-за медленных темпов его роста странам Европы трудно соперничать с Соединенными Штатами, экономика которых с 1960-х гг. развивалась быстрее, чем европейская. В США каждая женщина в среднем рожает двух детей, что обеспечивает по меньшей мере стабильную численность населения. В странах ЕС этот показатель не достигает и 1,5, поэтому, как считают специалисты, для пополнения рынка труда Евросоюз нуждается в иммиграции квалифицированной рабочей силы из третьих стран. Об этом свидетельствует нехватка рабочей силы в отдельных секторах экономики стран ЕС.

Страны ЕС проводят различную иммиграционную политику, поскольку ситуация на рынке труда в каждой из них имеет свои особенности (табл. 4 - Приложение).

В Австрии, где в послевоенные десятилетия ощущалась нехватка рабочей силы в низкооплачиваемых группах трудящихся, проводилась весьма либеральная иммиграционная политика, следствием которой явилась самая высокая в ЕС (не считая Люксембурга) доля иностранцев среди населения. Каждый год в Австрии растет и доля иностранных рабочих в общем числе занятых.

Германия также привлекательна для многих ищущих работу иммигрантов. Согласно данным Федерального статистического ведомства ФРГ, в 2001 г. в страну въехало на 273 тыс. человек больше, чем ее покинуло, из них 84 тыс. - немцы и 188 тыс. - иностранцы. Большая часть из них пополнила экономически активное население. В 2002 г., по оценке того же ведомства, приток населения превысил его отток более чем на 200 тыс. человек. В принципе германский рынок труда открыт не только для жителей стран - участниц ЕС, но также и для граждан Исландии, Норвегии и Лихтенштейна.

В Великобритании с 1997 г. правительство почти в три раза увеличило число разрешений на занятие трудовой деятельностью для лиц, живших за пределами ЕС, доведя их до 140 тыс. в год. Но и этого было недостаточно для английской экономики, некоторые сектора которой испытывают нехватку рабочей силы, несмотря на 5%-ную безработицу. Правительство намерено выдать дополнительно еще 10 тыс. разрешений для иммигрантов, желающих работать в пищевой промышленности и гостинично-ресторанном секторе. Будет рассмотрена также программа, облегчающая процедуру иммиграции иностранным студентам, специализирующимся в области математики, естественных и инженерных наук.

Бельгия и Нидерланды, несмотря на официально провозглашенную ограничительную политику, относительно доступны для иностранной рабочей силы, не в последнюю очередь для нелегальных иммигрантов, число которых трудно поддается оценке. Что же касается легальной иммиграции рабочей силы, то здесь по-прежнему главную роль играет воссоединение семей. Но лидирует в ЕС Люксембург, где в настоящее время 37% из 441 тыс. жителей являются иностранцами. Ими занято около 60% из имеющихся в стране 280 тыс. рабочих мест. Причем каждый день ее границу пересекают граждане Франции, Бельгии и Германии, приезжающие на работу в Люксембург. Почти автоматически разрешение на трудовую деятельность получают граждане третьих стран, если они могут подтвердить, что ежемесячно зарабатывают в четыре раза больше люксембургской минимальной оплаты труда, которая составляет 1368 евро. Те, кто зарабатывает меньше, должны ждать решения комитета, занимающегося вопросами иммиграции. В 2002 г. было выдано 4,6 тыс. разрешений на трудовую деятельность, около 60% из них - гражданам Восточной и Центральной Европы. В 2001 и 2002 гг. вид на постоянное жительство в Люксембурге получили около 3 тыс. черногорцев.

Испания проводит сравнительно либеральную по сравнению с другими западноевропейскими странами иммиграционную политику. Большинство иммигрантов прибывают сюда из стран Латинской Америки, поскольку в Испании у них нет языковых проблем. Иммиграция латиноамериканцев, владеющих некоторыми нужными стране профессиями, даже поощряется.

Более сложной является проблема интеграции жителей Северной Африки, образующих вторую по численности группу иммигрантов.

Они находятся в Испании в основном нелегально, поэтому занимаются там наиболее низко оплачиваемой работой, например в сельском хозяйстве. Правительство Франции в настоящее время стремится затруднить иммиграцию.

При этом оно не только принимает более жесткие меры против нелегалов, но и осложняет выдачу вида на жительство легальным иммигрантам.

Он будет в дальнейшем выдаваться только тому, кто проявит стремление интегрироваться во французское общество и овладеть французским языком.

Особенно трудно устроиться на работу темнокожим африканцам, хотя французский язык все еще широко распространен в бывших колониях Франции.

Перспективы развития ЕС-после вступления в ЕС стран-новобранцев процессы углубления интеграции распространяются на всю новую территорию ЕС. По мнению российских экономистов О. Буториной и Ю. Борко, высказанному несколько лет назад, "переход к Экономическому и валютному союзу сопряжен с такими трудностями, требует таких усилий и расходов, что как раз на лом переходном этапе расширение становится если не препятствием, то, по меньшей мере, тормозом". Теперь, после вступления 10 государств в ЕС, эта точка зрения выглядит еще более правомерной. Еврозона становится структурой, объединяющей меньшинство участников ЕС, причем итоги референдума в Швеции, надолго закрывшего путь к вступлению страны в ЭВС, почти наверняка отодвинут сроки введения евро в двух других странах - Великобритании и Дании. Динамику ЕС в ближайшие 15-20 лет можно представить следующим образом:

2010 г. - страны "десятки" завершают переходный период полностью интегрируются в единый внутренний рынок ЕС с его "четырьмя свободами"; четыре государства - Венгрия, Мальта. Словения и Чехия - возможно, вступят в ЭВС; вероятно, к этому времени или несколько раньше к ЭВС присоединятся также Великобритания и Дания;

2010-2015 гг. - в ЭВС вступают остальные страны "десятки"; к концу периода завершают переходный период и полностью интегрируются в единый внутренний рынок Болгария и Румыния; членом ЕС становятся Турция, Хорватия, Македония;

2015-2020 гг. - Болгария и Румыния вступают в ЭВС, Турция, Хорватия, Македония завершают переходный период и, возможно, также присоединяется к ЭВС; в ЕС вступают Сербия и Черногория, Албания, Босния и Герцеговина.

Все это время институтам ЕС придется решать задачу координации макроэкономической политики трех групп государств: членов ЭВС, участников единого внутреннего рынка и новичков, находящихся в процессе адаптации. И все это время одним из основных направлений политики ЕС будет содействие процессу реальной конвергенции трех десятков стран, который, по сути, начинается заново и займет, видимо, не меньше трех десятилетий. Цена этой политики будет измеряться сотнями миллиардов евро. Объединяясь в Европейский Союз, страны - участницы руководствовались не только меркантильными интересами и экономическими соображениями.

Безусловно, они играют не последнюю роль, но в основе европейского единения лежат также общая идеология, системы ценностей и присущее всем европейским политическим системам уважение прав и свобод человека.

Именно положение индивида в обществе, его роль в политическом процессе, внимание, уделяемое правительствами нуждам отдельного человека, а не некой абстрактной общественной прослойки, видятся одним из действенных стимулов к объединению.

Безусловно, последние расширения ЕС внесли новые элементы в интеграционные процессы в этой группировке, они уже не будут такими, как они были до расширения. Еще до принятия новых членов в ЕС-15 стала очевидна разнородность Сообщества, что потребовало дифференциации при осуществлении отдельных видов политики.

В частности, 15 стран разделились на тех, которые участвуют в Экономическом и валютном союзе (12 государств), и тех, которые не участвуют (Великобритания, Дания, Швеция). Однако это пока считается "внешним исключением", и такое положение не привело к расколу группировки. В Сообществе, состоящем из 27 государств - а в перспективе количество членов еще возрастет, необходимость дифференциации еще увеличится. Такая ситуация создает потребность изменений в интеграционных концепциях Евросоюза. Развитие "разноскоростной" интеграции, имевшее место и в формате ЕС-15, принимает еще более ярко выраженные формы в расширившемся Европейском Союзе, где одним участникам отведена роль впереди идущих локомотивов, а другим - прицепных вагонов.

“En revanche, quant aux conditions d’adhesion de nouveaux Etats, la Constitution europeenne ne change absolument rien, son article I-58 etant quasiment l’exacte reprise des termes actuels de l’article 49 du traite sur l’Union europeenne. L’unique difference entre l’article I-58 de la Constitution europeenne resulte de cette phrase:”Le Parlement europeen et les parlements nationaux sont informes de cette demande”.

La Constitution europeenne n’est donc, pas davantage que les traites actuels,porteuse d’un elargissement sans limite de l’Union. On peut meme legitiment se demander si, en clarifiant le projet politique europeen, elle n’est pas plus restrictive.

Presents comme les destinataires premiers de la Constitution europeenne, des l’engagement de saredaction, les citoyens de l’Union se voent par la meme occasion assigner un role reel.”20

B. Тенденции правового регулирования Европейского Союза.

К началу 90-х годов Европейский союз превратился в международную организацию, оказывающую существенное влияние на развитие экономических и политических отношений не только на региональном, но и на международном уровнях. Учитывая, что с 1995 года произошел дальнейший количественный рост организации, ее воздействие на процессы, происходящие в межгосударственной системе поднимается на новый уровень. "Интенсивные интеграционные процессы, происходящие в рамках Европейских Сообществ, свидетельствуют, что наметились ярко выраженные тенденции к созданию новых общностей, выходящих за рамки традиционных международных организаций"1. Все это придает изучению правовой природы Европейского союза большую актуальность. Она, в частности обусловлена:

1) потребностью анализа новых тенденций в функционировании ЕС после заключения Маастрихтского договора о Европейском союзе;

2) потребностями внешнеполитической практики Российской Федерации при выборе форм контактов с ЕС;

3) целесообразностью применения позитивного опыта управления интеграционными процессами в Европе в деятельности СНГ. Указанные причины предопределили выбор темы диссертации и круг рассматриваемых в ней проблем.

Методология исследования.

Наряду с использованием общих научных методов таких, как историко-правовой и системно-структурный, автор исходил из того, что рассматривать вопрос о правовой природе ЕС необходимо:

во-первых, с учетом комплексности механизма правового регулирования интеграционных процессов в Европейском союзе, включающего в себя как нормы права Сообществ, так и положения Маастрихтского договора 1992 года, а также положения международного и национального права государств-членов.

во-вторых, сочетая анализ существующей нормативной структуры ЕС (статического элемента), с анализом тенденций развития права ЕС с точки зрения эффективности его функционирования в перспективном плане (динамический элемент).

Есть стремление также по возможности полнее изучить имеющуюся зарубежную литературу по данной проблеме. Из иностранных юристов -исследователей права ЕС.

Предметом исследования является изучение правовой природы Европейского союза, анализ правовых основ его деятельности.

Цель исследования состоит в рассмотрении международно-правовых аспектов деятельности ЕС его места и роли в межгосударственной системе, выяснении того нового, что он привнес в международные отношения и международное право. При этом автор не ставил перед собой задачи выяснить подробности функционирования механизма ЕС, его цель состояла в том, чтобы дать общую картину того нового, что появилось в международном праве в результате развития интеграционных процессов в Западной Европе.

Применительно к теме исследования рассматривались некоторые проблемные вопросы теории международного права, по которым выведены и обоснованы научные положения, содержащие элементы новизны. Речь идет о понятиях суверенитет и наднациональность. Данные вопросы, представляющие собой частные аспекты проблемы, затронутой в диссертации, были важны для автора не сами по себе, а как инструменты характеризующие его правовую природу.

Для достижения целей исследования диссертантом были предприняты следующие шаги:

1) рассмотрено право ЕС, как первичное (право международных договоров), так и производное (акты органов ЕС); его соотношение с международным и внутригосударственным правом; механизм реализации права ЕС в правопорядках государств-членов;

2) изучен внутриорганизационный механизм Европейского союза, а именно: а) произведен анализ структуры и принципов формирования институтов организации; б) изучена процедура принятия решений его органами; в) рассмотрена роль отдельных институтов во внутриорганизаіщонном механизме ЕС; г) выявлены функциональные связи между органами ЕС; д) показаны тенденции дальнейшего развития внутриорганизационного механизма Европейского союза, связанные с необходимостью повышения эффективности его деятельности.

3) исследована трансформация содержания государственного суверенитета в Европейском союзе и его наднациональные черты.

С точки зрения научной новизны, диссертация представляет собой попытку нового подхода к оценке правовой природы ЕС, его роли в процессе западноевропейской интеграции. Автор сформулировал и обосновал ряд научных положений, касающихся тенденций развития Европейского союза и его влияния на интеграционные процессы, имеющие место в межгосударственной системе в целом. Предложенные выводы носят как теоретический, так и практический характер и являются новыми или содержат элементы новизны.

Проведенный, таким образом, анализ правовой природы ЕС дает основания для выделения Европейского союза в качестве отдельного предмета изучения в науке международного права и позволил автору получить научные результаты, основные из которых излагаются ниже в виде тезисов, выносимых на защиту.Европейский Союз (ЕС) занимает особое место в мировом хозяйстве. На его долю приходится 28% совокупного ВМП (20% по покупательной способности валюты) и 6,3% населения мира. Значительно превосходя США по численности населения, ЕС уступает им по общему объему ВВП и в производстве ВВП на душу населения.ЕС не представляет «сверхдержаву» в экономическом и политическом отношении. Он включает 15 стран, которые различаются размерами территории, численностью населения, природными ресурсами, экономическим и научно-техническим потенциалом.Образование в 1957 г. Общего рынка положило начало формированию в Западной Европе регионального экономического комплекса со свободным движением товаров, услуг, капитала и рабочей силы. С 1993 г. отношения между странами ЕС основываются на договоре о Европейском Союзе (Маастрихтский договор), в соответствии с которым учреждается политический союз, означающий проведение общей внешней политики, политики в области безопасности, сотрудничество в области правосудия, внутренних дел и в социальной сфере. Этот договор ввел единое гражданство.

В составе 11 стран создан валютный союз — Еврозона.

Замена традиционных двусторонних отношений многонациональными находится на начальном этапе. Тем не менее увеличивающаяся интеграция производства, сложившийся механизм экономического сотрудничества обеспечивают Европейскому Союзу важную роль в мировой экономике и политике в качестве единого хозяйствующего субъекта.

Общая характеристика. Страны Евросоюза принадлежат к группе экономически развитых стран с однотипной экономикой. Они характеризуются достаточно высоким уровнем экономического развития, занимая по величине ВВП на душу населения от второго до 44-го места среди стран мира. По уровню экономического развития, характеру структуры экономики, масштабам экономической деятельности страны Союза делятся на несколько групп.

Основная экономическая мощь региона приходится на четыре крупные высокоразвитые страны — ФРГ, Францию, Италию и Британию, в которых сосредоточено свыше 50% населения и 70% совокупного ВВП. Эти державы во многом определяют общие тенденции хозяйственного и социально-политического развития всего региона.

Остальные государства относятся к малым промышленно развитым странам. Особое место, занимаемое малыми странами в регионе и мире, определяется высоким уровнем специализации на производстве технически сложной, высококачественной продукции. Важную роль в развитии процессов международного разделения труда играли небольшие масштабы внутренних рынков данных стран, которые сдерживали появление крупных предприятий во всех отраслях хозяйства из-за недостаточности спроса.

Малые страны сильно различаются по величине ВВП. К первой группе можно отнести Испанию, Нидерланды, Бельгию, Швецию. Они уступают крупным державам региона в 3—5 раз и на их долю приходится 17% ВВП.

Во вторую группу входят Австрия, Дания, Греция, Финляндия, Португалия. Их значение в западно-европейском хозяйстве относительно невелико — около 7,5% ВВП.

Третья группа стран — Ирландия, Люксембург. Их доля незначительна — около 2% ВВП Евросоюза, но по отдельным видам производства они играют заметную роль.

Страны существенно различаются по уровню экономического развития. Например, в Греции, Португалии национальный доход на душу населения не превышает 70% среднего показателя для всех стран ЕС.

Не менее значительны различия в структуре хозяйства.

В Греции, Португалии достаточно высок удельный вес сельского хозяйства.

Темпы роста, его факторы и условия. В последние десятилетия положение Европейского Союза в мировой экономике изменилось. Его доля в ВВП мира за 1980—1999 гг. сократилась с 30 до 28%. Экономический рост группировки характеризовался понижающимися темпами.

Он прерывался сокращением производства в периоды кризисов в 1981 и 1993 гг., когда совокупный ВВП западно-европейских стран упал соответственно на 0,2 и 0,6%. Отмеченные периоды характеризовались резким увеличением инфляции и безработицы, низкой загрузкой производственных мощностей.

Производство в ЕС в последние десятилетия увеличивалось более медленными темпами, чем в США, развитых странах и в мире в целом.

Экономические неурядицы 70—90-х годов поражали ЕС сильнее, чем другие центры хозяйственной активности.

Создание огромной таможенной зоны способствовало возрастанию синхронности циклического развития, что усиливало распространение кризисных явлений.

В ходе взаимной либерализации внешних связей государства постоянно лишались ряда национальных рычагов воздействия на экономические процессы, что повысило их неустойчивость.

Переход к новым условиям воспроизводства сопровождался кризисом традиционных отраслей. Протекционистский характер Европейского Союза, ограждая многие отрасли промышленности (черную металлургию, химию, текстильную промышленность) от конкуренции извне, содействовал старению структуры хозяйства.

Европейский Союз длительное время уступает развитым странам в целом по норме сбережений и капиталовложений.

Норма сбережений обычно превышала норму накоплений. Капиталовложения в еврозоне за 90-е годы увеличились на 19%, а в США они почти удвоились.

В странах ЕС меньшая часть капиталовложений по сравнению с США и Японией направлялась в информационный сектор, что являлось одной из причин понижения их эффективности. В 90-е годы страны ЕС стали отставать от США по показателю прироста общей факторной производительности (соответственно 0,7 и 1,15 за 1990—1998 гг.).

На развитие хозяйства, рост общей факторной производительности оказывает влияние динамика расходов на НИОКР и их использование. ЕС в целом выделяет на исследовательские и конструкторские работы 1,8% ВВП. Ведущие западноевропейские страны, исключая Италию, расходуют на эти цели свыше 2% ВВП, но ниже уровня США и Японии. До 1995 г. ЕС сокращал разрыв по общему объему расходов на НИОКР с США. Во второй половине 90-х годов темпы из прироста замедлились. Если в 1995 г. расходы ЕС на эти цели достигали 75% американского объема расходов на НИОКР, то в 1998 г. этот уровень понизился до 70%, составив 80 млрд долл. При этом следует отметить, что общие расходы ЕС представляют собой сумму затрат отдельных государств. Их общий эффект снижается дублированием исследований. Поэтому реальное значение этого показателя будет ниже номинальной величины.

Расходы западно-европейских стран в значительной степени ориентированы на фундаментальные исследования.

По ассигнованиям промышленных исследований они отставали от США в 2,3 раза за 1987—1991 гг. До середины 90-х годов на исследования в области микроэлектроники выделяется почти столько же средств, сколько в США выделяла одна компания ИБМ. Доля западно-европейских биотехнических фирм в мировом пакете патентов в конце 80-х годов оценивалась в 19%, США — 41, Японии — 36%.

По отдельным оценкам, в такой важной области, как информационные технологии, ЕС отстает от США на 20—25 лет. В ЕС в этой области создается 4% ВВП, в США 7%, в Японии — 6,5% ВВП.

Евросоюз отстает от Северной Америки как по числу банков данных, так и по предоставляемым информационным услугам примерно в два раза, причем преобладает неделовая информация. Примерно такое же отставание в компьютеризации населения.

Отсутствие необходимых национальных и региональных возможностей развития не позволяет сформировать достаточно конкурентный потенциал высокотехнологичных предприятий.

Рынок наукоемкой продукции также во многих случаях разрознен и фрагментарен.

Компании часто не в состоянии воспользоваться преимуществами крупного экономического пространства.

Негативное влияние на развитие предприятий и их перспективы оказывают национальные и промышленные политики, когда все страны стремятся сохранить свои шансы на развитие каждой из крупных технологических цепочек будущего и оказывается поддержка большому числу относительно малых проектов.

Создание национальных предприятий-лидеров в большом числе областей высоких технологий приводит к тому, что данные предприятия оказываются слабыми для участия в международной конкуренции.

Подобная ситуация привела к тому, что европейские компании не смогли добиться достаточной конкурентоспособности ни в области сложных систем, где лидируют США, ни в сфере массового производства наукоемких товаров массового потребления, в которой преуспела Япония. Компаниям Евросоюза остается лишь пользоваться имеющимися рыночными нишами.

Исключение составляют химические и фармацевтические компании. На этих и некоторых других направлениях западноевропейские компании занимают передовые рубежи (разработка АЭС, техника связи, оптика, отдельные отрасли транспортного машиностроения), но эти виды техники и продуктов недостаточно воздействуют на технологическую структуру производства.

Поэтому более узкий рынок наукоемкой продукции в Европейском Союзе по сравнению с США в меньшей степени формируется за счет внутреннего производства.

В целом в развитии «экономики знания» ЕС уступает общему уровню развитых стран. Доля высокотехнологичных отраслей и секторов хозяйства с высококвалифицированной рабочей силой в ЕС в производстве предпринимательского сектора составляет 48,4%, а в странах ОЭСР — 51%, США — 55%, Японии — 53%.

Отрицательное влияние на экономическое развитие ЕС, особенно на состояние финансов, оказывало производство вооружений прежде всего в странах — членах НАТО.

Доля западноевропейских стран в общенатовских военных расходах возросла. Военные расходы поглощали 3,6% ВВП в 1980— 1984 гг., снизившись до 2,4% ВВП в 1995—1999 гг. Они были серьезной причиной бюджетных дефицитов и увеличения государственного долга.

Государственный сектор в Еврозоне заметно отличается от американского и японского по размерам и структуре, Доля государственных расходов здесь достигла 49%, а в США и Японии — соответственно 39 и 34% ВВП. Уровень валового государственного долга выше, чем в США — 72,9% ВВП. Процентные платежи по государственному долгу съедают значительную часть бюджетных расходов.

Ахиллесовой пятой экономического развития Европейского Союза стала массовая безработица — свыше 20 млн человек. Уровень безработицы в среднем по странам ЕС в 90-е годы составлял 9,9% в сравнении с 5,6% в США и 3,4% в Японии. Наиболее высокий процент безработных отмечается в южных странах, в Испании он равнялся почти 20%.

Структурные сдвиги в экономике. Экономическое развитие западно-европейских стран в последнее десятилетие протекает под знаком структурных изменений. Эти изменения отражают общие тенденции развития производства и общественного разделения труда в условиях нового этапа НТП и являются следствием структурных кризисов перепроизводства 70-х — начала 80-х годов.

Доля промышленности в мировом производстве сократилась, но в структуре производства обрабатывающая промышленность превосходит показатель США (23 и 18% ВВП).

Разноплановые тенденции отмечаются в роли промышленного производства. В большинстве стран она снижалась. В ряде стран (Греция, Ирландия, Испания, Финляндия) доля промышленного производства в ВВП возросла, поскольку там создавались новые производственные мощности

К наиболее динамичным отраслям относятся электронная промышленность, в которой преимущественное развитие получило производство оборудования промышленного и специального назначения, а также производство средств связи. Однако они оказались не только не в состоянии обеспечить высокие темпы роста экономики, но и отставали в своем развитии от США и Японии. Отечественные компании обеспечивают только 35% регионального потребления полупроводников, 40% электронных компонентов, еще меньше — интегральных схем. Западно-европейская промышленность по выпуску информационной техники обеспечивает 10% потребностей мирового и 40% регионального рынков.

В производстве компьютерной техники и электронных компонентов западно-европейские компании продолжают отставать от США и Японии, несмотря на проведенные реорганизации производства. Американская ИБМ контролирует примерно 20% западно-европейского рынка.

За прошедшее десятилетие положение Европейского Союза в прогрессивности отраслевой структуры улучшилось. На изделия, пользующиеся высоким спросом, приходится 25% продукции обрабатывающей промышленности ЕС (33% — США). В западно-европейской экономике преобладала модернизация рентабельно функционирующего производственного аппарата, а не его коренное обновление на базе новейшей техники: Поэтому страны ЕС занимают важные позиции в производстве традиционной продукции, в частности, обеспечивают почти половину мирового выпуска металлообрабатывающего оборудования (35% станков), 36% автомобилей, 37% промышленных химикатов, 48% керамических изделий.

Многие западно-европейские страны являются крупными производителями потребительской продукции. Доля отраслей легкой промышленности в Италии, Греции, Португалии превышает 15%.

Заметны различия в структурных показателях по доле сельского хозяйства в формировании ВВП — от 1,0 до 4% при среднем показателе для ЕС в 2% ВВП. В 90-е годы на 1/10 сократился объем производства сельскохозяйственной продукции в основном за счет сокращения производства зерновых. ЕС производит около 10% мирового объема кормового зерна, 7% пищевого зерна, 20% молока, 18% мяса, 12% сахара.

Улучшились показатели производительного труда в сельском хозяйстве, хотя разрыв по этому показателю остается значительным между США и Западной Европой (в два раза).

Достаточно высокие темпы роста этой отрасли способствовали увеличению самообеспеченности западно-европейских стран сельскохозяйственной продукцией. В конце 90-х годов они более чем на 90% покрывали свои потребности в продуктах сельского хозяйства за счет собственного производства.

Производство отдельных видов продукции — зерна (исключая кукурузу), молока и молочных продуктов, сахара, яиц — превосходит внутренние потребности, и поставки на внешние рынки являются основным способом реализации «излишней» продукции региона.

Главная отрасль сельского хозяйства — животноводство. Важную роль в повышении его эффективности играют меры по рациональному использованию кормов и, в частности, более широкому использованию комбикормов. Производство комбикормов в значительной степени зависит от внешних источников сырья, к которым относятся соя-бобы, кукуруза, тапиока и др.

Сдвиги в экономике западно-европейских стран шли в одном направлении — сокращение в ВВП удельного веса отраслей материального производства и увеличение доли услуг. Именно этот сектор в настоящее время во многом определяет рост национального производства и динамику инвестиций. В нем занята 1/3 экономически активного населения.

Это увеличивает значение западно-европейских стран как финансового центра, центра оказания другого рода услуг.

Изменения в социально-экономических структурах. Несмотря на одинаковые тенденции, отраслевая структура стран ЕС до сих пор имеет довольно существенные различия, что объясняется историческими условиями развития, устойчивостью монополистических структур национальных экономик.

Основать здесь компанию труднее, чем в США, требуется в 4 раза больше расходов.

Под контролем крупнейших компаний осуществляется производство значительной части совокупного ВВП. 400 ведущих промышленных компаний (всего в Западной Европе более 10 млн фирм) сосредоточили 39% общей численности занятых и осуществляли 37,4% продаж в обрабатывающей промышленности стран ЕС.

Для крупных компаний Еврозоны характерно перекрестное владение акциями, в отличие от США и Британии. Акции сосредоточивались в руках семейных групп, что вело к понижению роли управляющих, снижению конкуренции, риска и прибылей. В Италии, Бельгии, Германии в половине компаний единственный акционер или группа, объединенная общими интересами, владеет боле 50% голосующих акций (в США в редких компаниях отдельные акционеры владеют более 5% акций). В 90-е годы контроль семей, групп над компаниями снизился, Процент перекрестного владения акциями уменьшился с 18% в 1995 г. до 11% в 1998 г., но широко используется принцип блокирующего меньшинства акций.

Переход к новому технологическому базису, расширение сферы услуг и возрастающая ориентация хозяйств на конечный потребительский спрос способствовали значительному изменению олигополистических структур. Во второй половине 90-х годов прошла волна слияний и поглощений. При этом внутриевропейские поглощения превышали объемы сделок с компаниями третьих стран.

Структурная перестройка крупного капитала способствовала сохранению позиций западно-европейских компаний в мировом хозяйстве. В числе 500 крупнейших по обороту компаний мира — 148 западно-европейских, американских в полтора раза больше. Все крупнейшие компании имеют международный характер. Произошли изменения в соотношении сил между западноевропейскими гигантами. Вперед вышли корпорации Германии, в меньшей степени — Франции и Италии. Позиции британских компаний ослабли. Сохранили свои позиции крупнейшие банки ЕС, 23 из них входят в число крупнейших 50 банков мира, в том числе б британских, 4 германских и 4 французских.

Процессы монополизации в Западной Европе отличаются от подобных процессов в Северной Америке. Наиболее прочные позиции крупнейшие западно-европейские компании занимают в традиционных отраслях, значительно отставая в новейших наукоемких. Так, среди 50 крупнейших по капиталу компаний информационного сектора только 12 из ЕС. Отраслевая специализация крупнейших объединений Западной Европы менее подвижна, чем у американских корпораций, а это в свою очередь тормозит структурную перестройку экономики.

Относительная слабость крупнейших компаний в наукоемких отраслях побуждает ЕС и национальные государства проводить корректировку деятельности частномонополистического капитала.

Роль государств. Деятельность по урегулированию хозяйственное жизни в Западной Европе осуществляется как в рамках национальных государств, так и на наднациональном уровне.

Изменения в соотношении политических сил, положения на мировых рынках привели к изменению роли государства как совокупного функционирующего капиталиста. Вмешательство государства непосредственно в процесс производства или распределения уменьшилось.

Резко сократилось государственное предпринимательство. Государственные компании были приватизированы в Британии, Франции, Италии, Португалии и в других странах.

Значительное внимание уделялось ужесточению бюджетной политики. Бюджетные дефициты центральных правительств сократились с 5% до 1% ВВП.

По сравнению с 80-ми годами снизились темпы прироста государственного потребления в 1,6 раза, а темпы прироста частного потребления — в 1,3 раза.

Политика сдерживания спроса в угоду дефляционным целям способствовала сокращению спроса и росту производства и занятости.

Поворот к методам политики предложения сопровождался усилением структурного регулирования.

Государства усилили приоритеты, рассчитанные на длительную перспективу.

Первоочередными задачами для западно-европейских стран стала перестройка хозяйства на основе новейших знаний, использования новейших технологий и стимулирования экономического роста, проведения смешанной макроэкономической политики, способной обеспечить стабильность и занятость.

Таким образом, государственное регулирование в странах Евросоюза отмечается тенденцией к перемещению центра тяжести на вопросы долгосрочного роста, укрепления экономических потенциалов на основе глубоких структурных сдвигов, качественного обновления производственной базы.

На макроэкономическом уровне до сих пор важное место занимает антиинфляционная политика, возрастает значение поддержания экономического роста.

Правовая природа Европейского союза находит свое выражение в праве ЕС, его внутриорганизационном механизме, распределении компетенции между институтами ЕС и органами власти государств-членов.

Главная особенность права ЕС состоит в его автономном характере от международного права и от права государств-членов, что позволяет говорить о его особой природе, sui generis.

Прямое действие права ЕС во внутренних правопорядках государств-членов и его верховенство по отношению к национальному праву расширяют поле "европейско-правового" регулирования в странах-участниках Европейского союза и изменяют содержание государственного суверенитета.

Специфику внутриорганизационного механизма ЕС составляет как наличие в его составе институтов, не свойственных классическим международным организациям, например, Европейского парламента, органа, формируемого путем прямых всеобщих выборов населением стран-членов Европейского союза, Комиссии, члены которой исполняют свои обязанности независимо от правительств государств-членов, так и процедура принятия ими решений.

В частности, наблюдается устойчивая тенденция наделения Совета министров ЕС полномочиями принимать решения большинством голосов.

Функциональные связи Совета министров ЕС и Европейского Парламента характеризуются отношениями автономии и растущим влиянием Европарламента в процессе принятия решений в бюджетной, внешнеполитической, экономической и других областях.

Тенденция ко все большей правовой регламентации поведения государств на европейском уровне, влекущая передачу определенной части традиционной компетенции государств-членов Европейскому союзу, является закономерным этапом исторического развития суверенитета, отражающим растущую взаимосвязь и взаимозависимость современного мира.

Отличия ЕС от традиционных международных организаций составляют содержание понятия наднациональность.

Явление наднациональности не противоречит международному праву, поскольку государства-члены добровольно ограничивают свой суверенитет в пользу ЕС, а является следствием принципа сотрудничества государств.

Сказанное дает основание сделать общий вывод о том, что, являясь по своей правовой природе межправительственной организацией, Европейский союз, е благодаря наличию специфических черт в его праве и внутриорганизационном механизме занимает особенное положение в системе межгосударственных отношений.

Для его характеристики в рамках международного права требуется введение новых правовых категорий таких как наднациональность.

Практическая значимость результатов исследования.

В диссертации предпринята попытка дальнейшего развития теории международного права и института международной организации. Материалы диссертации могут найти свое применение в деятельности МИД, МВЭС и ряда других министерств и ведомств.

Заключение.

Интеграция как на Западе, так и на Востоке Европы-результат не только интернационализации в производстве и рынке, но и культурно-нравственных, духовных, идеологических факторов.

Она имеет свою цивилизованную основу и проявляется как цивилизованный процесс. Ещё в XIX веке глава исторической школы Густав Шмоллер, изучавший объединение германских государств, отмечал культурно-нравственные и духовные факторы как стимуляторы объединительных процессов.

Наш современник С. Хантингтон писал:”Экономический регионализм может увенчаться успехом, только если он коренится в общей цивилизации”,”успешный регионализм усилит осознание собственной цивилизации”.

История и анализ интеграционных процессов в Европе, в частности, показывают, что западноевропейская интеграция формировалась на основе католическо-протестантской культуры и католическая церковь играла и играет немаловажную роль.

Лишь Греция-единственная православная страна, которая вошла в Европейский Союз, а Турция до сих пор безуспешно стучится в двери Сообщества.

Геополитический и духовный обвал конца века лишь содействовал осознанию собственного положения цивилизаций и стремлению тех или иных стран примкнуть к той или иной цивилизации, например, прибалтийских-к западноевропейской, Азербайджана-к исламской.

Поэтому постижение интеграции предполагает рассмотреть категорию «цивилизация» для того, чтобы предусмотреть возможности, перспективы и пределы интеграционных процессов.

Проблема цивилизационных отношений не нова в науке. Их закономерности исследованы в фундаментальных работах Н.Данилевского(«Россия и Европа»,1869г.).

Цивилизации-глубинные пласты человеческого общежития. Русский философ XIX века К.Леонтьев считал цивилизации органическим состоянием общества.

Мировое сообщество идёт к хозяйственному сближению, кооперации и интеграции, формирующее рынок и его экономический процесс.

Но хозяйственная целостность не означает однородности, одноликости, цельности образа жизни и менталитета.

Заводы, магазины, средства массовой информации становятся интернациональными и однотипными, но социальная и культурная их индентичность предполагает развитие более медленное, не совпадает и по странам и по регионам.

Мир живёт в условиях различного плюрализма цивилизаций.

Мир движется к органическому единству-мировой цивилизации.

Но, если это возможно, то только в далёкой исторической перспективе.

Цивилизация-это определённый тип духовности общества, его миросозерцания, который формируется под влиянием географических, природно-климатических условий, особенностей исторического развития и религиозных факторов.

Цивилизации-категории наиболее длительного «Временного исторического ритма», их жизнь определяется тысячелетиями.

Они проходят через эпохи, в том числе переломные.

Итак, движение цивилизаций-основа интеграционных процессов.

Изменения их географической конфигурации в ходе геополитических сдвигов-это и база для расширения или сужения зоны интеграционных процессов, что наглядно проявляется на европейском континенте и евразийском пространстве в целом.

Западная Европа расширила зону своего цивилизационного влияния, хотя и встречается с ограничениями.

Но интеграция имеет свои пределы-социальные и цивилизационные.

Раньше были две системы-капиталистическая и социалистическая, теперь-цивилизации. Культура интегрирует прошлое, настоящее и будущее.

Поскольку Европейский Союз остаётся, в первую очередь, экономическим сообществом, несмотря на попытки Маастрикского и Амстердамского Соглашений усилить другие формы кооперации , можно считать, что главная преграда для дальнейшего объединения связана с существованием различных экономических культур.

Формирование Европейского Союза, в основе которого лежит общий рынок, общая валютно-экономическая политика, «общее право», «общая власть»-создало новое качество межгосударственных, межнациональных отношений, новое качество бытия и самосознания, которое не могло не найти отражение и в сфере культуры, идей и ценностей.

Прежде всего, будучи результатом общественной(невидимой) интеграции, включающей деятельность различного рода общественных организаций, обмен учёными, деятелями культуры, религиозными организациями, сформировалось новое общественное европейское самосознание, которое Э. Морэн называет «общность судьбы».

Это можно назвать и «культурой европеизма», т.е. самосознания некоей новой духовной общности европейской, отрицающей идеи реваншизма , милитаризма, колониализма и ориентированной на идеи гуманизма, на «человеческое измерение» европейской интеграции.

Она проявилась ещё в 50-х годах, в возрождении европейской идеи, как поиск противостояния двум супердержавам, двум социально-политическим блокам. В 60-80-е годы по мере становления таможенного, валютно-экономического объединения, углубления и расширения ЕС, превращения в экономическом и политическом плане ЕС в «третью силы» происходит трансформация и становление нового европейского самосознания, ориентированного на понимание Европы как некоей духовной, культурной и исторической общности. В своей основе она имела франко-германское применение, рост взаимозависимости экономик стран ЕС, общий рынок идей и предметов культуры, священников, студентов и т.д. Этому способствовали и проявившиеся глобальные проблемы:экономические, демографические, продовольственные, решение которых невозможно отдельной страной.В ЕС активно пропагандируются и внедряются идеи «европейской самобытности»,»европейского гражданства», «европейской культуры». Идеология «европеизма»-принадлежность не только к «Малой Родине»-Франции или Испании, ФРГ или Англии, но к некоей более широкой географической и культурной общности-Европе.

Интеграция на европейском континенте уникальна и тем, что происходит на не имеющем аналогов в мире политико-географическом пространстве Западной Европы, вмещающем около двадцати малых и средних по размерам, но наиболее передовых в экономическом и политическом, высокоразвитых в социально-культурном отношении государств.

Торгово-экономическое сотрудничество с Европейском Союзе в связи с созданием 1993г. Единого внутреннего рынка приобрело особый интерес для стран различных регионов. Для государств Восточной Европы-бывших членов СЭВ развитие сотрудничества с Европейским Союзом означает не только возможность доступа к огромному внутреннему рынку «Европы без границ», но одновременно преодоления многолетнего искуственного раскола Европы на Восточную и Западную, начало возвращения стран к мирохозяйственным связям.

Характерными для последних лет в решении проблем прав человека в их традиционном понимании стали попытки преодоления исторического государственно-правового изоляционизма глубоких различий в концепции свободы и демократии. Выработка и восприятие единых общеприемлемых форм и инструментов в этой области направлены на совершенствование национальных и межнациональных механизмов защиты прав человека. Это осуществляется во многом путём теоретически универсальной, а практически более реальной и жизнеспособной интернационализации сферы прав человека и, соответственно, необходимого перераспределения ролей между национальными, международными и региональными структурами по защите фундаментальных прав и свобод личности.

Проблема прав человека в европейском праве должна рассматриваться на фоне совокупности нормативного массива Европейского Союза.

Защита основных прав и свобод человека, становление и совершенствование соответствующих нормативных принципов и институциональных механизмов относятся к одной из центральных тем политической полемики, длительное время определяющей развитие Европейского Союза в целом и коммунитарного права в частности.

Уже с первых лет существования Европейского Союза в договорах было предусмотрено осуществление ряда мероприятий для нейтрализации негативных социальных последствий экономической интеграции.

Договор Маастрихтский имеет главный вывод в этом праве и французской доктрине. Это и является основополагающей основой права.

Главным экономическим выводом этой системы является то что эта система имеет смысл в том что это всё имеет законоиерность и различие в этом всём, а именно то что это всё является тем, что оно играет роль в экономике и системе в целом.

Относительно недавно - в декабре 2009 года, вступил в силу Лиссабонский договор, который ознаменовал собой новый этап европейской интеграции.

Он включил в себя многие положения провалившейся Конституции 2004 г.

Прежде всего договор упорядочивает внутреннее строение и международные позиции Европейского союза, создавая в нем единое правовое и организационное поле (вместо трех прежних разнохарактерных по своему статусу «колонн» интеграции) и правопорядок и придавая ему международную правосубъектность, которой ЕС раньше не обладал (ст. 47). «Только после Лиссабона, - отмечал в этой связи видный архитектор европейской интеграции Валери Жискар д'Эстен, - Европа начала реально существовать как политическое целое в глазах всего мира» Иванов И. Д. Лиссабонский договор и интересы России // Россия в глобальной политике. - 2010. - № 1. - С. 134.

Лиссабонский договор заметно упорядочивает внутренние аспекты европейской интеграции, стимулируя ее развитие не только вширь, но и вглубь.

Однако для третьих стран, а, как известно, для России Европейский Союз являются крупнейшим экономическим и политическим партнером, сотрудничество с ЕС в новом режиме усложняется как с правовой, так и с организационной точек зрения, что неизбежно требует тщательного изучения правовой системы Европейского Союза и оперативного владения ею при защите своих интересов. Важным элементом этой системы, ее основой, являются источники права, именно им посвящено данное исследование.

Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с функционированием правовой системы Европейского Союза.

Предметом являются источники права Европейского Союза.

Целями исследования являются, во-первых, определение теоретических основ системы источников права ЕС, во-вторых, определение динамики, то есть механизмов изменения, данной системы.

В соответствии с целями исследования были поставлены следующие конкретные задачи: определить понятие источника права Европейского Союза; исследовать систему источников первичного и вторичного права Союза; определить основные механизмы изменения источников первичного права ЕС, а именно: прямое изменение учредительных договоров, изменение толкования их норм, пересмотр системы источников первичного права.

Эмпирической базой исследования являются Договор о Европейском Союзе, Договор о функционировании Европейского Союза в редакции Договора о реформе (Лиссабонского договора) 2009 г., Договор о Европейском сообществе по атомной энергии; ряд известных решений Суда ЕС: Van Gend en Loos, Costa, ERTA и другие.

Теоретической базой исследования являются труды отечественных исследователей: С. Ю. Кашкина, Л. М. Энтина, академика РАН Топорнина. Из зарубежной литературы я использовал труд известного американского исследователя Т. К. Хартли.

Методологическую основу составляют общенаучные и специальные методы: формально-юридический, который используется для определения понятия источника права, системы источников вторичного права, сравнительно-правовой, используемый для определения юридической сущности источников права ЕС и историко-правовой, так как изучение правовой системы Европейского Союза невозможно без обращения к историческим предпосылкам.

Право Европейского Союза (EU law; European Union law) - уникальный правовой феномен, сложившийся в ходе развития европейской интеграции в рамках Европейских сообществ и Европейского Союза, результат реализации наднациональной компетенции институтов Европейского Союза. Право Европейского союза представляет собой специфический правопорядок, правовую систему, сложившуюся на стыке международного права и внутригосударственного права государств-членов Европейского Союза, обладающую самостоятельными источниками и принципами.

Автономность Права Европейского Союза . Термин «право Европейского Союза» вошел в употребление с начала 1990-х гг. с появлением Европейского Союза, до этого сложившийся правовой массив обозначался как «право Европейских сообществ», «право Европейского сообщества», хотя последние понятия не равнозначны понятию «право Европейского Союза». Некоторые ученые рассматривают понятие «право Европейского Союза» как синоним более широкого смысла. Центральным звеном, ядром права Европейского Союза и права Европейских сообществ является право Европейского Сообщества (право ЕС). Стержнем же, несущей конструкцией права ЕС являются принципы права ЕС - исходные положения наиболее общего характера, определяющие смысл.

Принципы права ЕС разделяются на функциональные и общие.

К функциональным принципам относятся принцип верховенства права ЕС и принцип прямого действия права ЕС. Принцип верховенства права ЕС означает приоритет норм права ЕС над нормами национального законодательства государств-членов, нормы национального права государств-членов не должны противоречить нормам права ЕС. Принцип прямого действия права ЕС означает непосредственное применение права ЕС на территории государств-членов, действие норм права Сообщества без какой-либо трансформации в правопорядок государства-члена. Данные принципы были выработаны практикой Суда путём толкования учредительных документов организации. К числу общих принципов права ЕС относятся принцип охраны прав и свобод личности, принцип правовой определённости, принцип пропорциональности, принцип недискриминации, принцип субсидиарности.

Право Европейского Союза обладает оригинальной системой источников. Формы (источники) права Европейского Союза образуют целостную систему источников с присущей для такой системы иерархией актов. Система источников права Европейского Союза включает в себя две группы актов – акты. К актам первичного права относятся все учредительные договоры Европейского Союза. По своей юридической природе акты первичного права являются международными договорами. Нормы актов первичного права обладают высшей юридической силой по отношению ко всем другим нормам Европейского Союза, содержащимся в актах вторичного права. Особенностью Европейского Союза является то, что в его основе лежат несколько международных договоров учредительного характера.

В первую очередь это Парижский договор об учреждении Европейского объединения угля и стали (ECSC) 1951 г., Римский договор, учреждающий Европейское Сообщество 1957 г., Римский договор, учреждающий Евратом 1957 г., Маастрихкский договор- о Европейском Союзе 1992 г., так называемые «учредительные договоры в узком смысле».

Данные договоры носят «конституирующий» характер для Европейского Союза. К «учредительным договорам в широком смысле» обычно относят все перечисленные выше акты, а также международные договоры, изменяющие и дополняющие их: Брюссельский договор, учреждающий единый Совет и единую Комиссию европейских сообществ (Договор о слиянии) 1965 г., Бюджетный договор 1970 г., Бюджетный договор 1975 г., Единый европейский акт 1986 г., Амстердамский договор- об изменении Договора о Европейском Союзе, договоров, учреждающих европейские сообщества, и ряда связанных с ними актов 1997 г. На Конференции государств-членов, завершившейся 11 декабря 2000 г. в Ницце, были одобрены очередные изменения в учредительные договоры Союза (Ниццкий договор). Эти изменения были окончательно оформлены 14 февраля 2001 г. К актам вторичного права относятся акты, издаваемые институтами Союза, а также все другие акты, принимаемые на основе учредительных договоров.

В определении источников вторичного права мы наблюдаем столкновение подходов к пониманию источников в континентальной и англо-саксонской правовых семьях (признание в качестве источников юрисдикционных актов), а также влияние концепции источников в международном праве. Вторичное право Европейского Союза имеет своими источниками различные категории правотворческих форм.

Первая категория актов вторичного права - это нормативные акты, к ним относятся регламенты, директивы, рамочные решения, общие решения ECSC, рекомендации ECSC.

Вторая категория - это индивидуальные акты, к ним относятся решения (кроме общих решений ECSC). Третья категория - это рекомендательные акты, к которым относятся рекомендации (кроме рекомендаций ECSC) и заключения.

Следующей категорией актов вторичного права являются акты о координации Общей внешней политики и политики безопасности, а также Сотрудничества полиций и судебных органов в уголовно-правовой сфере.

К данной категории актов относятся принципы и общие ориентиры, общая позиция, совместная акция, общая стратегия.

Отдельную категорию актов составляют юрисдикционные акты - решения Суда. К источникам вторичного права относятся акты sui generis - «неофициальные» формы права, не предусмотренные учредительными договорами акты, издаваемые органами Союза (обычно выражаются, как решение конкретного органа или резолюция).

Последнюю категорию источников вторичного права можно обозначить как международные акты, в неё входят решения и акты представителей государств-членов, конвенции между государствами-членами, заключенные на основе учредительных договоров, международные договоры Европейского Союза.

Право Европейского Союза (EU law; European Union law) - уникальный правовой феномен, сложившийся в ходе развития европейской интеграции в рамках Европейских сообществ и Европейского Союза, результат реализации наднациональной компетенции институтов Европейского Союза. Право Европейского союза представляет собой специфический правопорядок, правовую систему, сложившуюся на стыке международного права и внутригосударственного права государств-членов Европейского Союза, обладающую самостоятельными источниками и принципами. Автономность Права Европейского Союза подтверждена рядом решений Европейского Суда. Термин «право Европейского Союза» вошел в употребление с начала 1990-х гг. с появлением Европейского Союза, до этого сложившийся правовой массив обозначался как «право Европейских сообществ», «право Европейского сообщества», хотя последние понятия не равнозначны понятию «право Европейского Союза». Некоторые ученые рассматривают понятие «право Европейского Союза» как синоним более широкого понятия «Европейское право», используемый в узком смысле. Центральным звеном, ядром права Европейского Союза и права Европейских сообществ является право Европейского Сообщества (право ЕС). Стержнем же, несущей конструкцией права ЕС являются принципы права ЕС - исходные положения наиболее общего характера, определяющие смысл, содержание, реализацию и развитие всех остальных норм права ЕС. Принципы права ЕС разделяются на функциональные и общие. К функциональным принципам относятся принцип верховенства права ЕС и принцип прямого действия права ЕС. Принцип верховенства права ЕС означает приоритет норм права ЕС над нормами национального законодательства государств-членов, нормы национального права государств-членов не должны противоречить нормам права ЕС. Принцип прямого действия права ЕС означает непосредственное применение права ЕС на территории государств-членов, действие норм права Сообщества без какой-либо трансформации в правопорядок государства-члена. Данные принципы были выработаны практикой Суда путём толкования учредительных документов организации. К числу общих принципов права ЕС относятся принцип охраны прав и свобод личности, принцип правовой определённости, принцип пропорциональности, принцип недискриминации, принцип субсидиарности, а также ряд процессуальных принципов. Право Европейского Союза обладает оригинальной системой источников. Формы (источники) права Европейского Союза образуют целостную систему источников с присущей для такой системы иерархией актов.

Система источников права Европейского Союза включает в себя две группы актов - акты первичного права и акты вторичного права. К актам первичного права относятся все учредительные договоры Европейского Союза. По своей юридической природе акты первичного права являются международными договорами.

Нормы актов первичного права обладают высшей юридической силой по отношению ко всем другим нормам Европейского Союза, содержащимся в актах вторичного права. Особенностью Европейского Союза является то, что в его основе лежат несколько международных договоров учредительного характера.

В первую очередь это Парижский договор об учреждении Европейского объединения угля и стали (ECSC) 1951 г., Римский договор, учреждающий Европейское Сообщество 1957 г., Римский договор, учреждающий Евратом 1957 г. Маастрихтский договор о Европейском Союзе 1992 г., так называемые «учредительные договоры в узком смысле».

Данные договоры носят «конституирующий» характер для Европейского Союза.

К «учредительным договорам в широком смысле» обычно относят все перечисленные выше акты, а также международные договоры, изменяющие и дополняющие их: Брюссельский договор, учреждающий единый Совет и единую Комиссию европейских сообществ (Договор о слиянии) 1965 г., Бюджетный договор 1970 г., Бюджетный договор 1975 г., Единый европейский акт 1986 г., Амстердамский договор об изменении Договора о Европейском Союзе, договоров, учреждающих европейские сообщества, и ряда связанных с ними актов 1997 г. На Конференции государств-членов, завершившейся 11 декабря 2000 г. в Ницце, были одобрены очередные изменения в учредительные договоры Ниццкий Договор). Эти изменения были окончательно оформлены 14 февраля 2001 г. К актам вторичного права относятся акты, издаваемые институтами Союза, а также все другие акты, принимаемые на основе учредительных договоров.

В определении источников вторичного права мы наблюдаем столкновение подходов к пониманию источников в континентальной и англо-саксонской правовых семьях (признание в качестве источников юрисдикционных актов), а также влияние концепции источников в международном праве. Вторичное право Европейского Союза имеет своими источниками различные категории правотворческих форм. Первая категория актов вторичного права - это нормативные акты, к ним относятся регламенты, директивы, рамочные решения, общие решения ECSC, рекомендации ECSC. Вторая категория - это индивидуальные акты, к ним относятся решения (кроме общих решений ECSC).

Третья категория - это рекомендательные акты, к которым относятся рекомендации (кроме рекомендаций ECSC) и заключения. Следующей категорией актов вторичного права являются акты о координации Общей внешней политики и политики безопасности, а также Сотрудничества полиций и судебных органов в уголовно-правовой сфере.

К данной категории актов относятся принципы и общие ориентиры, общая позиция, совместная акция, общая стратегия. Отдельную категорию актов составляют юрисдикционные акты - решения Суда.

К источникам вторичного права относятся акты sui generis - «неофициальные» формы права, не предусмотренные учредительными договорами акты, издаваемые органами Союза (обычно выражаются, как решение конкретного органа или резолюция).

Последнюю категорию источников вторичного права можно обозначить как международные акты, в неё входят решения и акты представителей государств-членов, Европейского Союза.

Список литературы.

Учебные пособия на русском языке.

1) «Европейская Интеграция» Большая Гуманистическая Европа и Культура. Под. Ред. Профессора Л. И. Глухарёва. 1998г.

2) «Европейская Интеграция: правовые проблемы(книга первая). Редакционная Комиссия Б.Н. Топорнин, А.И. Ковлер, М.М. Славин, И. С. Крылова

3) «Международные аспекты экономической реформы» Храпунов В.В.

4) «Место Европейского парламента в системе органов Европейского парламента в системе органов Европейского сообщества». Юрист-2001г. Овсянник О.А.

5) «Евросоюз. Политико-правовые концепции» Хабаров. Издательство. НИИС, 2000г.

Учебные пособия на французском языке.

6) Constance Greve Helene Ruiz Fabri. «Droits constitution-heles europeens» collection Droit Fondamental. Droit politique et theorique.

7) Droit Europeen 9-e edition 1999/jean-Claude, Gautron professeur a l’universite Montesquen-Bordeaux/Dalloz/

8) Vers l’elargissement de l’Union europeenne a l’Europe de Sud-Est Collection/ pes sosiettes.

Sous la deriction de michel Dtouet ex Xavier Richet/

9) Droit communautaire general 4-e edition/ Guy ISSAAC/droit Sciences Economique.

1 Министерство Образования Российской Федерации московская Государственная Юридическая Академия «Право Европейского Союза» Учебник Под редакцией доктора юридических наук, профессора С.Ю. Кашкина. Москва/Юрист-2002г.

2 Министерство Образования Российской Федерации московская Государственная Юридическая Академия. «Право Европейского Союза». Учебник под редакцией доктора юридических наук, профессора Кашкина, Москва/Юрист-2002г.

3 Министерство Образования Российской Федерации Московская Государственная Юридическая Академия. «Право Европейского Союза». Под редакцией доктора юридических наук, профессора С. Ю. Кашкина. Москва/Юрист-2002г.

4 Министерство Образования Российской Федерации Московская Государственная Юридическая Академия. «Право Европейского Союза». Учебник Под редакцией доктора юридических наук, профессора С. Ю. Кашкина. Москва/Юрист-2002г.

5 Министерство Образования Российской Федерации Московская Государственная Юридическая Академия. «Право Европейского Союза». Учебник Под редакцией доктора юридических наук, профессора С.Ю. Кашкина. Москва/Юрист-2002г.

6 Министерство Образования Российской Федерации Московская государственная Юридическая академия. «Право Европейского Союза». Учебник Под редакцией доктора юридических наук, профессора С.Ю. Кашкина. Москва/Юрист-2002г.

7 Министерство Образования Российской федерации Московская Государственная Юридическая Академия. «Право Европейского Союза». Учебник Под редакцией доктора юридических наук, профессора С. Ю. Кашкина. Москва/Юрист-2002г.

8 Министерство Образования Российской Федерации Московская Государственная Юридическая академия. «Право Европейского Союза». Учебник под редакцией доктора юридических наук, профессора С.Ю. Кашкина. Москва/Юрист-2002г.

9 Министерство Образования Российской Федерации Московская Государственная Юридическая Академия. «Право Европейского Союза». Учебник Под редакцией доктора юридических наук, профессора С.Ю. Кашкина. Москва/Юрист-2002г.

10 Министерство Образования Российской Федерации Московская Государственная юридическая Академия. «Право Европейского Союза». Учебник под редакцией доктора юридических наук, профессора С. Ю. Кашкина. Москва/Юрист-2002г.

11 Министерство Образования Российской Федерации Московская Государственная Юридическая Академия. «Право Европейского Союза». Учебник Под редакцией доктора юридических наук, профессора С.Ю. Кашкина.Москва/Юрист-2002г.

12 Министерство Образования Российской Федерации Московская Государственная Юридическая Академия. «Право Европейского Союза». Учебник под редакцией доктора юридических наук, профессора С. Ю. Кашкина. Москва/Юрист-2002г.

13 Министерство Образования Российской Федерации Московская Государственная Юридическая Академия. «Право Европейского союза». Учебник под редакцией доктора юридических наук, профессора С. Ю. Кашкина. Москва/Юрист-2002г.

14 Министерство Образования Российской Федерации Московская Государственная Юридическая Академия. «Право Европейского Союза». Учебник Под редакцией доктора юридических наук профессора С.Ю. Кашкина. Москва/Юрист-2002г.

15 Министерство Образования Российской Федерации Московская Государственная Юридическая Академия. «Право Европейского Союза». Учебник Под редакцией доктора юридических наук, профессора С.Ю. Кашкина. Москва/Юрист-2002г.

16 Министерство образования Российской Федерации Московская Государственная Юридическая Академия. «Право Европейского Союза». Учебник Под редакцией доктора юридических наук, профессора С.Ю. Кашкина.

17 Министерство Образования Российской Федерации Московская Государственная Юридическая Академия. «Право Европейского Союза». Учебник под редакцией доктора юридических наук, профессора С.Ю. Кашкина. Москва/Юрист-2002г.

18 Переведено мною: «Только в научном Маастрихтском договоре комиссары традиционно называются публично соглашение членов Союза. Эта формула доклада. На практике? Выборы в президенты всегда негативно отражаются на практике. Les Fondametaux Droit.”Jaqueline Dutheil De La Rochere 4-e edition”/Introduction au Droit De L’Union Europeenne.

19 “Introduction au droit de l’union europeenne”/Jacqueline Dutheil De La Rochere 4-e edition/Les fondamentaux droit/”Преамбула предмета европейской коммуникативности трансформируется члену Европейского Союза”.

20 Переведено мною: «Тем не менее, для условий присоединения новых государств, европейская конституция ничего не меняет, в её статье I-58почти точное восстановление актов статьи 49 договора о Европейском Союзе. Уникальное различие статьи I-58 и Европейской Конституции доводит фраза:”Европейский парламент и национальный парламент должны быть проинформированы об этом вопросе». Европейская Конституция не была больше чем научное сочинение, несёт расширение по разнению Европейского политического проекта. И возможно тоже влёгкую об этом спрашивают, уточняя проект политический европейский конституционный, закладывающий саму «редакцию», граждане Союза находятся в одном случае, назначая «реальную роль». Laurene Burgorgue-larsen Anne et Fabris Picod/”La Constitution europeenne explique au citoyen/Avec le texte integral du traite.

71

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.