Добавил:
Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Скачиваний:
25
Добавлен:
02.05.2014
Размер:
1.08 Mб
Скачать

2. Изменения в расстановке политических сил от февраля до октября 1917 г. Альтернативы развития событий

Политические силы и их устремления. Обманутые надеж­ды. Кризис власти. Утраченные возможности. Пар­тии и массы. Власть Советам

Февральская революция сделала Россию одной из самых сво­бодных стран. Формально перед ней открывались уже проторен­ные историей пути развития буржуазной демократии западноевропейского типа. Достаточно весомые предпосылки для такого ва­рианта развития создавал блок либеральной буржуазии, возглав­ляемый партией кадетов, с революционно-демократическими пар­тиями — меньшевиками и эсерами, который поддерживало боль­шинство политически активной части народа. Окрыленные легкой победой революции миллионы людей ждали быстрых и благопри­ятных для себя перемен: завершения ненавистной войны и возвра­щения солдат домой, наделения крестьян землей, улучшения поло­жения рабочих, ликвидации перебоев в снабжении продуктами пи­тания и жизненно необходимыми товарами. Однако у союзников по блоку не было единства в подходах к решению этих ключевых проблем.

Меньшевики и эсеры в мае, став правящими партиями наряду с кадетами, поставили целью решить назревшие задачи рефор­мистскими методами, вывести страну из кризиса и обеспечить ее развитие по буржуазно-демократическому пути. Не решаясь пол­ностью взять на себя груз управления страной, взбудораженной революцией, они особые надежды возлагали на опыт, знания и созидательно-организационные способности российской буржуазии, И просчитались. Сформировавшаяся в условиях царского абсолю­тизма и потому политически малоопытная, консервативная, эконо­мически узкокорыстная, лишенная какого-либо престижа в глазах народа, предрасположенная к авторитарным методам правления российская буржуазия оказалась совершенно неспособной к кар­динальному реформированию страны. Временное правительство должно было управлять страной до Учредительного собрания и прикрывалось этим, откладывая решение вопросов о войне, о зем­ле, восьмичасовом рабочем дне до его созыва, обеспечить который в короткие сроки в огромной стране было крайне сложно.

Обманутые, но ощутившие свою силу рабочие, крестьяне, сол­даты не намерены были ждать бесконечно и стали переходить на сторону, тех, которые в четких и всем понятных лозунгах:

“Власть народу!”, “Землю — крестьянам!”, “Фабрики — рабо­чим!” — обещали немедленно осуществить их чаяния, т. е. на сто­рону большевиков. Это отчетливо проявлялось в общегородских и районных выборах в Петрограде и в Москве. В мае, июне за боль­шевиков в Петрограде проголосовало 20 процентов а в августе — уже 34 процента. В Москве соответственно в июне — 12, а в ав­густе 52 процента избирателей отдали свои голоса за большеви­ков. Это была реальная угроза перспективе буржуазно-демокра­тического развития России. В этих условиях буржуазия при ак­тивном участии военных предпринимает попытку сохранить власть путем установления военной диктаторы. С этой целью 24 августа главком генерал Л. Г Корнилов двинул на Петроград войска. Возникает вторая альтернатива: установление жесткой диктатор­ской власти, опирающейся на военщину. Можно предположить, что в перспективе военная диктатура, пройдя через репрессии и насилие над революцией, перешла бы к какой-либо форме буржу­азной монархии или буржуазной республики. Такому ходу собы­тий помешали два обстоятельства: блок большевиков, меньшеви­ков и эсеров, поднявший народ против корниловцев, и вышедшие из-под повиновения офицерам войска, в особенности петроград­ского гарнизона.

Корниловский мятеж и его разгром еще более понизили авто­ритет Временного правительства и сократили его социальную ба­зу. Видя его слабость, в поддержке справа стала отказывать пар­тия кадетов. Слева усилились атаки большевиков под лозунгом "Вся власть Советам!”. Однако первая альтернатива — развитие страны по буржуазно-демократическому пути — августовскими со­бытиями еще не была окончательно перечеркнута. Несколько вос­становилось доверие к сформированному Керенским третьему коалиционному правительству, где было 10 представителей социали­стических партий и только 6 “капиталистов”. Росту доверия к пра­вительству способствовало и создание Предпарламента, который до Учредительного собрания должен был выполнять представи­тельные функции. Его продолжали поддерживать партии меньше­виков, эсеров, трудовиков, сохранившие влияние в массах.

Реальные шансы у правительства Керенского довести дело до Учредительного собрания и сделать становление буржуазной де­мократии необратимым могли быть реализованы путем перегово­ров с Германией о мире, передачей помещичьих земель земельным комитетам и созданием однородного социалистического прави­тельства. К этому Керенского призывали американские советники Томпсон и Робинс из миссии Красного Креста, лидеры меньшеви­ков, эсеров и даже военный министр, генерал Верховский. Но Ке­ренский отверг эти шаги, рассчитывая силой подавить готовящих восстание большевиков, чем окончательно похоронил альтернати­ву буржуазно-демократического пути и облегчил реализацию треть­ей альтернативы — социалистической революции.

Предпосылки для осуществления этой альтернативы росли и укреплялись по мере усиления разочарования народа политикой Временного правительства. На большевиков работали усталость масс от войны и разрухи, разложение армии и флота, неспособ­ность власти поддерживать элементарный порядок в стране, ак­тивность и умение большевиков во главе с В. И. Лениным в при­влечении народных масс на свою сторону.

Благоприятные условия для большевиков создавало широкое распространение в народе утопической идеи простого и быстрого установления социальной справедливости, равенства и благоденст­вия. По этой причине слова “социализм”, “социалистические пар­тии” стали популярными почти сразу после февральской револю­ции, хотя многие члены социалистических партий смутно представ­ляли суть разнообразных течений в теории социализма. Рабочие, крестьяне, солдаты, ставшие под знамена социализма, наивно по­нимали его как быстрое избавление от нужды, гнета и бесправия.

Осуществление социалистической альтернативы могло пойти или по революционно-демократическому пути, предполагающему широкую демократию, самоуправление народа, или по пути рево­люционно-пролетарскому, с обязательным установлением дикта­туры пролетариата.

Были ли предпосылки для революционно-демократического ва­рианта революции?

События тех дней позволяют положительно ответить на этот вопрос. Рабочие, крестьяне, солдаты, интеллигенция поддержива­ли все социалистические партии, что подтвердили проведенные в середине ноября 1917 г. выборы в Учредительное собрание. За со­циалистические партии проголосовало 83 процента избирателей, в том числе около 24 процентов за большевиков и 40 процентов за эсеров. Объединение народа в переустройстве общества на осно­вах демократии и социальной справедливости объективно требова­ло блока всех социалистических партий. Реальная возможность создания такого блока также существовала.

В марте 1917 г. большевики входили в единый советский блок социалистических партий, который одержал убедительную победу на первых муниципальных выборах. Но сохранение этого блока потребовало бы от большевиков в практической деятельности от­казаться от установления диктатуры пролетариата при руководя­щей роли большевистской партии, от полного обобществления средств производства и многого другого. На это Ленин и его сто­ронники пойти не могли. Они приложили огромные усилия, чтобы разрушить довольно тесные связи большевистских, меньшевист­ских, эсеровских организаций на местах и направить партию на свой, независимый путь, ведущий к установлению диктатуры про­летариата. Блок с небольшевистскими партиями допускался лишь при условии непререкаемого главенства в нем большевиков и приз­нания их программных целей. На таких условиях долгосрочные политические блоки невозможны.

Большевикам, благодаря своей энергии, сплоченности, организа­торскому гению Ленина и ошибкам Временного правительства, удалось сплотить к октябрю 1917 г. армию сознательных полити­ческих сторонников из числа промышленных рабочих, солдат сто­личного гарнизона и матросов, которые и совершили октябрьский переворот.

Военно-революционный комитет (ВРК), руководивший восста­нием, утром 25 октября (7 ноября) выступил с воззванием “К гражданам России”, написанным Лениным. В нем говорилось о переходе власти в руки ВРК. В этот же день Второй Всероссий­ский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов провозгласил переход всей власти к Советам, принял Декрет о мире и Декрет о земле, избрал Всероссийский Центральный Исполнительный Ко­митет и первое советское правительство — Совет Народных Ко­миссаров во главе с В. И. Лениным.

Простые и броские лозунги большевиков и первые декреты обес­печили поддержку большевистской власти в стране в первые не­дели и месяцы. Реализовался революционно-пролетарский вариант социалистической альтернативы.

Период от февраля до октября 1917 г. был насыщен острой по­литической борьбой, от исхода которой зависел весь ход дальнейшего развития российского государства. Слабые традиции откры­того соперничества, неумение достигать компромиссов и соглаше­ний, вести диалог с широкими слоями народа отодвинули на второстепенные позиции партии демократического направления. Вы­двигая четкие и простые лозунги, отражающие насущные интере­сы широких народных масс, на передний план выходит больше­вистская партия. Она возглавила Октябрьскую революцию и ста­ла правящей партией.

Соседние файлы в папке История Отечества. Часть II