Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Rimskoe_pravo ответы (3).docx
Скачиваний:
2
Добавлен:
20.09.2019
Размер:
245 Кб
Скачать

ВОПРОСЫ ДЛЯ ПОДГОТОВКИ К ЗАЧЕТУ

1.Предмет, периодизация и структура римского права. Прежде всего, следует определить, что такое «право». Различные юридические школы дают разные определения этому понятию. Римский юрист Ульпиан (D. 1.1.1.) определял это понятие так: «Тому, кто намерен посвятить себя праву, следует прежде всего узнать, откуда происходит “право” — ius. Оно — от слова “справедливость”, iustitia. Небезосновательно нас (юристов) называют священнослужителями — мы распространяем знания о добром и правильном, стремясь сделать людей порядочными не только под страхом наказания. …Юриспруденция (iurisprudens) — это познание дел божественных и человеческих, знание права и морали». Наиболее общепринятое определение права состоит в том, что под правом понимают установленный порядок, принимающий различные формы в зависимости от государственного устройства. Иными словами, право — это определенная система общеобязательных определенных норм, обеспечиваемых государством и направленных на регулирование поведения людей в соответствии с принятыми в данном обществе устоями социально-экономической, политической и духовной жизни.

Римское право имеет своим предметом право Древнего Рима, которое подразделялось на две основные части — публичное и частное.

Предметом изучения является не все римское право, а его часть — частное право. Ульпиан (один из ведущих римских юристов) говорил, что публичное право охраняет интересы государства, а право частное — интересы отдельных лиц. Нормы публичного права применялись в сфере защиты интересов государства (например охрана религиозных святынь, положение магистратов, служение жрецов и т. д.). Защита интересов рядового гражданина находилась прежде всего в гражданско-правовой сфере — приобретение и защита собственности, владения, заключение и исполнение договоров, наследование имущества, компенсация причиненного вреда, брачно-семейные отношения и  т. п. Частное право включает в себя комплекс имущественных и комплекс личных прав. Особенность имущественных прав состоит в том, что ими можно распоряжаться, а личные права абсолютны и неотчуждаемы и существуют до тех пор, пока существует их обладатель — супруг, родитель, сын, дочь и т. д.

В сфере отношений публичного права действуют императивные нормы (например обязательная уплата положенного налога, прохождение ценза и т. п.), тогда как в сфере частного права  — по преимуществу диспозитивные нормы (свобода договора, свобода выбора контрагента в договоре, право подачи иска или отказа от него и т. п.).

Автономия субъектов частного права не беспредельна, ее границы очерчены публичным правом: «частные соглашения не могут изменить предписаний публичного права».

Следовательно, римское право характеризуется: по предмету регулирования — как отрасль права, регулирующая имущественные и связанные с ними семейно-брачные отношения; по методу регулирования — преимущественно диспозитивное.

Существует две системы расположения частно-правовых норм: пандектная и институционная.

Пандектная система была выдвинута в XVI в. немецкими юристами. Она состоит из общего и специального разделов. В общей части помещают правила, применимые во всех специальных разделах: кто такие субъекты данного права, что составляет его объект, понятия правоспособности, дееспособности и т. п. В специальный раздел (часть) включаются — вещное, обязательственное, наследственное право и т. п. Преимущество пандектной системы состоит в избежании ненужных повторов элементов общих правил в каждом специальном разделе.

В Древнем Риме была разработана институционная система. В этой системе изложения частно-правовых норм общая часть отсутствует вообще. «Любые правила, которыми мы пользуемся, — писал юрист Гай, — относятся либо к лицам, либо к вещам, либо к искам». Соответственно и нормы частного права при такой классификации располагались по этим разделам: лица, вещи, иски. Правда, термин «иски» в современном смысле отличается от понимания этого термина во времена Гая и вместо него используют термин «способы приобретения имущества».

Итак, институционная система складывается из трех разделов: лица, вещи (или имущество) и способы приобретения имущества.

Принимая во внимание, что во времена Древнего Рима существовала именно институционная система, в некоторых учебных пособиях именно она положена в основу изучения римского права. Другие учебники излагают систему курса двумя частями — общей и особенной. В общей части анализируется роль римского права в становлении правовых систем современности, причины рецепции римского права; характеризуются источники римского права; рассматриваются особенности правового положения различных категорий населения в Древнем Риме, порядок судопроизводства, виды исков, правовое регулирование семьи, брака, отцовской власти и т. п.

В разделе специальной части рассматриваются основные институты римского частного права — вещное, обязательственное, наследственное право.

Римское право нельзя представлять себе как окостеневшее, раз и навсегда сформировавшееся право. Ценность его именно в том, что оно представляло собой динамичный, живой, развивающийся организм. Существуют следующие основные этапы развития римского права, соотносимые с общими этапами развития римского государства:

·первый этап  — потестарное (архаичное, древнее, ранее) право — VI в. до н. э. – III в. до н. э. (в этот период римское право рассчитано на патриархальное хозяйство, оно узконациональное, замкнутое);

·второй — период классического права — III в. до н. э.  – III в. н. э. («золотой век» римской юриспруденции, когда из узконационального римское право становится мировым, он связан формированием всех тех институтов права, на которых базируются практически все мировые правовые системы;

·третий — период постклассического права — III в. н. э. – VI в. н. э. (в этот период на первый план выступает его систематизация, кодификация).

Другая периодизация делит этапы развития римского права в зависимости от формы политического устройства Рима.

Римская политическая система дифференцируется на:

·монархию — 735–510 гг. до н. э.;

·республику — 510–27 гг. до н. э.;

·принципат — 27 г. до н. э. — 284 г. н. э.;

·доминат — 284–565 гг. н. э.

В зависимости от формы политического устройства периодизация римского права следующая:

·период древнего, или квиритского, права — 753–130 г. до н. э.;

·период классического права — 130 г. до н. э. – 230 г. н. э. (этот период подразделяется на периоды ранней, высокой и поздней классики);

·постклассический период права 230–527 г. н. э.;

·право эпохи Юстиниана 525–565 г. н. э.

Процесс эволюции римских частноправовых отношений тесно связан с господствовавшей в тот или иной период политической системой и традицией правотворчества, также тесно связанного с общественно-политическим устройством Рима. Наивысший расцвет римское право достигло в классический период, в основном совпадающий с республиканским периодом и периодом принципата в историко-политическом развитии Рима. В частности, классический период римского права связан с установлением принципата в период правления Августа и завершается отречением от власти императора Диоклетиана (305 г. н. э.), которого считают последним защитником классического права. Приблизительно в это же время, но немного ранее, император Каракалла, предоставив гражданство всем подданным Империи (212 г. н. э.), открыл дорогу варваризации римского права.

Исторический цикл развития римского права завершается смертью Юстиниана I (565 г. н. э.), реставратора классического права и создателя фундаментального и бессмертного труда Сorpus Iuriz Civilis — «Свод гражданского права», который объединил Кодекс, Дигесты, Институции и Новеллы.

Изучать римское право означает знакомиться с содержанием его норм и институтов в процессе его изменения и совершенствования на всех этапах его развития от зарождения до гибели.

2. Источники римского права: обычаи, законы, сенатус-консульты и эдикты магистратов. Понятие и виды источников римского права

Источники римского права — формы закрепления и выражения правовых норм, имеющие общеобязательное значение и включающие способы, формы образования норм права и условия жизни общества.

Виды источников римского права:

— обычное право;

— законы;

— плебисциты — акты собрания плебеев без сенаторов. Отличие плебисцитов от обычных законов — плебесциты принимались народным собранием без предварительного обсуждения в сенате по инициативе плебейских трибунов. Закон Гортензия 287 г. до н. э. придал плебисцитам силу законов;

— сенатусконсульты;

— конституции императоров;

— эдикты магистратов;

— ответы юристов.

Ниже перечислены источники римского права.

1. Надписи на дереве, камне, бронзе (например, «Гераклейская таблица», бронзовая доска, на которой был изложен закон о муниципальном устройстве), на стенах построек (например, надписи, найденные при раскопках г. Помпеи, засыпанного лавой при извержении Везувия в 79 г. н. э.) и т. д. В новое время (начиная со второй половины XIX в.) надписи опубликовывали в специальном издании Corpus inscriptionum latinarum (Свод латинских надписей); над этим изданием поработали историки Моммзен, Дессау, Гюбнер, Гиршфельди др. Наиболее важные с правовой стороны надписи даются в 7 изд. (1909 г.) книги Брунса «Источники римского права» (Bruns. Fontes iuris romani).

2. Законы XII Таблиц — свод законов, признаваемый источником всего публичного и частного права, запечатленный в виде медных многогранных колонн, выставленных на римском форуме. Законы XII Таблиц состояли из разделов: о вызове в суд (таблица I), о вершении исков (таблица II), о долговом рабстве (таблица III), о порядке манципации при сделках (таблица IV), о завещании и семейных делах (таблица V), о пользовании земельным участком (таблица VI), о воровстве (таблица VII), о личном оскорблении — обиде (таблица VIII), об уголовных наказаниях (таблица IX), о порядке похорон и церемоний (таблица X), о публичных делах в городе (таблица XI), о неиспрашивании привилегий (таблица XII). Подлинный и полный текст Законов XII Таблиц неизвестен, известны попытки их реконструкции и систематизации на основании цитат из других римских юридических источников классической эпохи.

3. Corpus juris oivilis — кодификация императора Юстиниана.

4. Произведения римских юристов, в особенности произведения римских историков Тита Ливия (конец I в. до н. э. — начало I в. н. э.), Тацита (I–II вв. н. э.), Аммиана Марцеллина (IV в. н. э.); римских антикваров («грамматиков»): Варрона (II–I вв. до н. э.), Феста (I в. н. э.); римских ораторов (в особенности Цицерона, I в. до н. э.); римских писателей: Плавтаи Теренция, в комедиях которых немало указаний на состояние права; лириков и сатириков (Катулла, Горация, Ювенала и др.); философа Сенеки и др.

5. Папирусы, изучению которых посвящена специальная отрасль исторической науки — папирология. Папирусы содержат богатый материал для познания местных особенностей в праве отдельных провинций Римского государства. Есть папирусы, содержащие и документы общеимперского значения, например на папирусе сохранился эдикт Антонина Каракаллы — Constitutio Antonina 212 г. н. э. о предоставлении прав римского гражданства провинциалам.

Правовой обычай как источник римского права

Обычное право — древнейшая форма образования римского права. Обычное право — совокупность общеобязательных правил поведения, сложившихся в Древнем Риме в результате их неоднократного использования, санкционированных и защищаемых государством, но не зафиксированных в каком-либо формальном акте.

Если такие сложившиеся в практике правила поведения людей не получали признания и защиты от государственной власти, они оставались простыми обычаями (бытовыми); если обычаи признавались и защищались государством, они становились правовыми обычаями, составляли обычное право, а иногда даже воспринимались государственной властью, придающей им форму закона.

Обычное право — неписаное право (jus non scriptum), восходящее к обычаям первобытного общества.

Нормы обычного права:

— mores maiorum — обычаи предков;

— usus — обычная практика;

— commentarii pontificum — обычаи, сложившиеся в практике жрецов;

— commentarii magistratuum — обычаи, сложившиеся в практике магистратов;

— consuetudo — обычай в императорский период. Значение обычаев:

— заменяли указания других, более определенных источников права, прежде всего законов;

— свидетельствовали о способе применения законов и других источников права в юридической практике.

Обычаи признавались источником права, если отсутствовали конкретные требования, выраженные в других формах: «В тех делах, в которых мы не пользуемся писаными законами, нужно соблюдать то, что указано нравами и обычаями». В этой ситуации требование обычая, безусловно, обязательно. «Укоренившийся обычай заслуженно применяется как закон, и это есть право, о котором говорится, что оно установлено нравами» (Дигесты).

В императорский период обычай не должен был противоречить закону; обычай не мог отменять указание закона. «Долго принявшийся обычай следует соблюдать как право и закон в тех случаях, когда не имеется писаного закона» (Дигесты).

Для признания обычая правовым, т. е. дающим основание для защиты судом, он должен был:

— выражать продолжительную правовую практику в пределах жизни более одного поколения;

— выражать однообразную практику, причем безразлично, действия или бездействия;

— воплощать неотложную и разумную потребность именно в правовом регулировании ситуации, т. е. далеко не все обыкновения даже коммерческого оборота могли составить правовое требование обычая (например, не создавали такового обыкновение «давать на чай», разные принятые формы отчетности, обычаи делать подарки и т. п.). Специфика правового применения обычая — ссылающийся на обычай должен был сам доказывать факт его наличия, обычай не презюмировался (предполагался) в суде, а доказывался.

Особенность римского правового обычая — неразрывность понимания обычая с нравами. Предписания обычая — «молчаливое согласие народа, подтвержденное древними нравами». В силу этого обычай носил черты религиозного правила, опирающегося на авторитет жреческого толкования; в языческую пору глашатаем обычая нередко становилось обращение к оракулу, что само по себе подчиняло вытекающие из него правовые требования религиозной традиции. В христианскую эпоху аналогичный характер стали носить ссылки на Священное писание и евангелический канон.

Закон как источник римского права. Виды законов. Сенатусконсульт

Законы (leges) — главное воплощение римского писаного права.

Для признания правового предписания в качестве закона необходимо было, чтобы он исходил от имеющего соответствующие полномочия органа, т. е. так или иначе воплощал весь римский народ, и чтобы он был надлежащим образом обнародован: тайный правовой акт не мог иметь верховной юридической силы. Для его принятия закон должен был быть доведен до сведения граждан — выставлен магистратом заблаговременно на специальном месте форума.

«Законы — имеющие предписывающий характер общие постановления, предложенные магистратом, принятые народным собранием и утвержденные Сенатом». Закон для придания ему должной значимости мог исходить только от законно избранного магистрата и только в пределах его компетенции. Римские законы и получали, как правило, наименование по его инициатору: закон Корнелия, закон Аквилия и т. д. Иногда наименование было двойным по двум именам, например закон Валерия-Горация.

Закон должен был содержать обязательные элементы:

1) praescriptio — вводная часть, или указатель обстоятельств издания;

2) rogatio — текст закона, который мог подразделяться на главы и т. п.;

3) sanctio — последствия нарушения закона и ответственность нарушителей.

Древнейший закон — Leges XII tabularum 451 г. до н. э. (Законы XII Таблиц). Их появление объясняют борьбой плебеев с патрициями за ограничение произвола. Законы XII таблиц установили одинаковые нормы для коренных жителей и плебеев, но не провели их равенства. Содержание Законов XII Таблиц отражает жизнь Рима — земледельческого общинного натурального хозяйства. Нет норм о меновой торговле, об обязательствах, за исключением займа.

Виды законов:

— lex perfecta, нарушение которых влечет недействительность сделки;

— lex minus quam perfecta — влечет невыгодные последствия без признания сделки недействительной;

— lex imperfecta — без санкции.

В Риме республиканского периода законами являлись постановления народного собрания — plebiscita. Причем народное собрание не имело законодательной инициативы. Чиновник, имеющий право созыва народного собрания, выдвигал на нем свой законопроект, который либо принимался в предложенном виде, как правило, с именем автора (uti rogas), либо отвергался полностью (antiquo). Частичные изменения в законе, не внесенные самим магистратом, римская практика не допускала.

Подвиды римских законов:

— lex как постановление народного собрания, имеющее высшую юридическую силу;

— plebiscitum — указ и распоряжение плебейской части римской общины, которые стали иметь силу закона по закону Гортензивса 258 г. до н. э. В период с I до середины III в. основной формой законодательства стали постановления Сената — сенатусконсульты (senatusconsulta). Однако реально сфера сенатусконсульта все же несколько отличалась от полного закона: известные по содержанию сенатусконсульты в основном касались правовых форм деятельности магистратов и применимости их полномочий к разным территориям и типам правоприменения. Постепенно они были вытеснены постановлениями императора — конституциями. Конституции приобретают наименование leges, в отличие от прежде созданного права — jus vetus.

Эдикт магистрата как источник римского права. Преторские эдикты

Эдикт (edictum) (от dico — «говорю») — устное объявление магистрата по тому или иному вопросу.

С течением времени эдикт получил специальное значение программного объявления, какое по установившейся практике делали (уже в письменной форме) республиканские магистры при вступлении в должность.

Формально эдикт был обязателен только для того магистра, которым он был издан, и, следовательно, только на тот год, в течение которого магистрат находился у власти (отсюда принадлежащее Цицерону название эдикта lex annua, закон на год). Однако фактически те пункты эдикта, которые оказывались удачным выражением интересов господствующего класса, повторялись и в эдикте вновь избранного магистрата и приобретали устойчивое значение (часть эдикта данного магистрата, переходившая в эдикты его преемников, называется edictum tralaticium).

Виды магистратских эдиктов:

— эдикты эдилов регулировали в основном вопросы торговли, прав и обязанностей участников гражданских сделок, исковых требований, вытекавших из рыночного оборота;

— провинциальные эдикты заключали в себе: утверждение местных узаконений и правовых обычаев, нововведения собственно начальников провинций — главным образом в административной, и финансовой сфере, заимствования из преторских эдиктов, пригодные для того или другого города или провинции по усмотрению начальника;

— преторские эдикты.

При назначении на должность претор издавал указ, в котором декларировал те правоположения и принципы, которых он будет держаться в течение года (срок преторских полномочий).

Претор не посягал на авторитет цивильного права, а помогал их осуществлению, подкрепляя общественные отношения, урегулированные цивильным правом, также и своими исками.

Виды эдиктов:

1) новые (в них указывались новшества правоприменения и юридической практики) и перенесенные (претор заявлял, что будет придерживаться практики своего предшественника) эдикты;

2) постоянные, где указывались правоположения, обязательные для юридической практики на протяжении всего срока полномочий, и непредвиденные, касавшиеся казусных обстоятельств, либо правоприменения в отношении отдельных личностей. Законом Корнелия 67 г. до н. э. преторам было строго предписано держаться деклараций постоянного эдикта.

Ни претор, ни другие магистраты, издававшие эдикты, не были компетентны отменять или изменять законы, издавать новые законы и т. п. Однако в качестве руководителя судебной деятельности претор мог придать норме цивилизованного права практическое значение или, наоборот, лишить силы то или иное положение цивильного права. Например, претор мог при известных условиях защитить несобственника как собственника, но он не мог несобственника превратить в собственника.

Во II в. н. э. император Адриан возложил на юриста Юлиана кодификацию отдельных постановлений, содержавшихся в преторских эдиктах. Окончательная редакция«постоянного эдикта» Юлиана (edictum perpetuum) была одобрена императором и объявлена постановлением сената неизменной, однако император оставил за собой право делать дополнения к эдикту.

С этого времени правотворческая деятельность претора (и других магистратов) прекратилась.

Деятельность юристов как источник римского права

Формирование юриспруденции как самостоятельного и важного источника права началось примерно в III в. до н. э.

В период республики деятельность юристов сводилась к:

— консультации граждан, обратившихся за юридической помощью (presponsa);

— даче образцов и редактированию договоров и судебных исков (cavere);

— руководству юридическими действиями сторон без их защиты в суде (agere).

Результат деятельности юристов — появление в Риме наряду с цивильным правом права, созданного толкованием юристов. Именно путем толкования развивалась большая часть институтов римского права. Литературная деятельность республиканских юристов выражалась в комментариях к Законам XII Таблиц. Комментарии состоят из трех частей:

— объяснение текста;

— толкование юриста;

— образец исковой формулы.

Более поздние юридические произведения содержали обобщение практики и новые юридические материалы, правила.

Римские юристы составляли многочисленные юридические трактаты, монографии и учебные руководства. Наиболее авторитетными и известными стали «Фрагменты» Ульпиана,правоведа и администратора III в. н. э., «Сентенции» Юлия Павла (III в. н. э.), а также учебное руководство для начинающих или своего рода очерк права с точки зрения бытовой повседневности, правоведа и судьи Гая (II в. н. э.) «Институции», получившее особое распространение в римских провинциях простотой изложения основ права.

Первые республиканские юристы — основатели цивильного права. К ним относятся: Марк Манилий, Марк Юний Брут, Публий Муций Сцевола, Цицерон (красноречивейший из юрисконсультов). Деятельность римских юристов достигла расцвета в период принципата — классический период. В классическую эпоху частное право достигло наивысшего развития.

В эпоху республики юристы толковали закон буквально. В классический период появляется свободное толкование, основанное на выявлении воли сторон или законодателя. «Знать законы — это не значит держаться за их слова, но понимать их смысл и значение» (юрист Цельд). Классические юристы отошли от старого толкования, а новые толкования были направлены на отыскание справедливости.

Прокульянцы: Лабеон (основатель), Цельз-отец, Цельз-сын, Пегасий, Нераций.

Сабиньянцы: Капитон (основатель), Массурий Сабин, Яволен Приск, Юлиан, Помпоний, Гай.

Сабиньянская школа — более формальная, монархическая, прокульянская школа — менее формальная, республиканская.

Папиниан славился умением абсолютно точно подвести отдельные жизненные случаи под конкретные нормы права.

Павел и Ульпиан занимались сбором, обработкой и комментированием трудов предшественников.

Последним в эпохе крупных юристов был грек Модестин. По закону о цитировании юристов 426 г. комментарии юристов Павла, Ульпиана, Папиниана, Гая и Модестина приравниваются к закону. Все судьи и чиновники империи были обязаны руководствоваться мнением, которого придерживалось большинство этих юристов, в случае равенства голосов предпочтение отдавалось мнению Папиниана.

Занятия юриспруденцией — один из почетнейших и благородных видов деятельности в Риме. Труд юристов был в правовом отношении бесплатным, однако они имели право претендовать на honorarium (благодарственный подарок) за их услуги.

3. Деятельность римских юристов и возникновение юриспруденции. Первыми юристами в Риме были патроны. В их лице совмещались две профессии: юрисконсультов и адвокатов. Они не только защищали своих клиентов в суде, но и разъясняли им законы, давали юридические советы, руководили ими при заключении сделок. Но когда патронат окончательно распался и изучение права сделалось достоянием всех желающих, развитие юридической профессии пошло двумя различными путями. Одни юристы, не обладавшие красноречием, занялись исключительно юридической консультацией. Другие, наоборот, занялись адвокатурой, причем иногда совмещали с ней и консультацию, а иногда оставляли эту деятельность, как почетную и менее утомительную, на старость. Первые получили название юрисконсультов или правоведов. Их деятельность заключалась в подаче юридических советов (respondere), участии при заключении сделок для соблюдения требуемых формальностей (cavere) и поддержке на суде адвокатов, которые всегда были основательно знакомы с правом (agere). Консультации давались или на дому или на форуме. Сидя, по патриархальному обычаю, у порогов своих домов, или гуляя по форуму (рыночной площади), где впоследствии правительство выстроило особое здание для консультации, они помогали своими советами всем обращавшимся к ним. Нередко сами судьи обращались к ним, при вынесении судебного решения сослаться на авторитет ученого юриста. Юрисконсультами были обыкновенно патриции, и это обстоятельство вместе с безвозмездностью их деятельности, вознаграждавшейся только добровольными приношениями клиентов, и высокой пользой профессии придавало ей особый почет. «У греков, — с гордостью замечает Цицерон, — помощниками ораторов являются в судах люди низкого происхождения, привлекаемые ничтожной платой, у нас же, наоборот, лучшие и знатнейшие мужи» (сам Цицерон, говорят, брал гонорары книгами).  Юристы  Ювенал и   Марциал называли   деятельность   юрисконсультов священной. 

В императорский период юридические школы были в Риме, Александрии, Афинах и других городах. Юридическое обучение состояло из instructio (допущение учеников присутствовать при консультациях своего патрона). Некоторым юристам государство предоставляло помещение для публичных консультаций. Юристы периода республики были, по преимуществу, практики, юристы эпохи империи — теоретики. Главные юридические сочинения были следующие:

1)институции (учебники); регулы (юридические афоризмы для заучивания наизусть); дефиниции — краткие определения основных институтов права (все эти учебники предназначались для первоначального обучения);

2)комментарии цивильного права (Законы XII таблиц); комментарии преторских эдиктов; комментарии новых законов (первым комментатором XII таблиц был Муций Сцевола);

3)решения (responsa), которые были даны юристами в течение их практики, переписка юристов, руководства в юридической практике.

Юриста нельзя смешивать с адвокатом или оратором. Первый — высказывал суждения и давал юридические консультации (известные юристы могли выступать в качестве адвоката, но, как правило, юристы выступали в качестве советников адвокатов и судей); второй — выступал в суде, представлял доказательства, проводил опрос свидетелей и т. п.; оратор сопровождал клиента и помогал ему в судебном поединке. В Риме эти функции были разделены в соответствии с каждой их фаз римского судебного процесса — между претором и судьей соответственно.

Деятельность римских юристов имела большое значение в вопросе решения судебных дел в соответствии с формулой, так как зачастую именно они помогали преторам составлять новые формулы и процессуальные правила.

Самым известным представителем судебного ораторского искусства был Марк Туллий Цицерон. В отличие от оратора, юрист не придавал значения красоте слога — он был занят поиском истины. Поэтому его стиль был ясным. Ответы — четкими и простыми. Период наибольшего блеска римской юриспруденции начинается с принципата Августа и заканчивается эпохой Диоклетиана, при котором наступила эпоха анонимных юристов и господства имперской бюрократии.

О некоторых известных юристах необходимо знать несколько подробнее. Например, Эмилий Папиниан был убит в 213 г. н. э., так как не пожелал оправдать убийство императором Каракаллой своего брата и соправителя Геты. Позднее за гениальные ответы на казусы его стали называть величайшим из римских юристов. Им написаны несколько сочинений по казуистике  — 37 книг «Дигест» и 17 «Ответов». Юлий Павел — ученик Сцеволы, потомок древнейшей римской патрицианской фамилии (род Юлиев традиционно считался происходившим от богини Венеры), им написаны 317 книг по юриспруденции. Последним великим юристом классического периода считают Герения Модестина. Он превосходно владел не только латынью, но и греческим, писал в простой и доступной форме, его труды также были включены в юстиниановские Дигесты.

В противоположность юрисконсультам, адвокаты занимались судебной защитой. Они по-прежнему продолжали называться патронами (patroni causarum) до самого конца республики. Термин же «адвокат» (advocatus) прилагался совсем к другому разряду лиц и только во времена империи отождествился с термином «патрон». В то же время они не были представителями сторон на суде. По древнейшему римскому праву представительство допускалось только по исключению, и другие патроны являлись на суд вместе с тяжущимися клиентами. Что касается адвокатов (advocati), то ими назывались родственники и друзья тяжущегося, которые являлись вместе с ним в суд и подавали ему советы или просто своим присутствием выражали сочувствие к нему. С течением времени звание «адвокатов» было распространено на лиц, которые помогали тяжущемуся вести процесс, собирали документы, покрывали издержки, приготовляли средства защиты и сообщали их патрону. Иногда даже адвокатами именовались обыкновенные свидетели. Но преимущественно этот термин употреблялся для обозначения родных и друзей, сопровождавших тяжущегося на суд. Такой обычай, существовавший издавна и аналогичный с древнерусским институтом пособников, удержался до позднейших времен. Известно например, что римские императоры не раз являлись в суд в качестве таких адвокатов. Разницу между всеми этими соприкасающимися с настоящей адвокатурой родами судебной деятельности сформулировал Асконий: «Кто защищает кого-либо в суде, тот называется патроном, если он оратор; адвокатом, если он помогает юридическими советами (jus suggerit) или своим присутствием выражает дружеское участие (praesentiam commodat amico); поверенным, если ведет дело, и конитором, если принимает на себя дело присутствующего и защищает как будто свое». Кроме того, в Риме существовали хвалители, которые в качестве свидетелей выставляли на вид заслуги и достоинства подсудимого; напоминатели (monitores), подсказывавшие оратору юридические положения, а иногда даже участвовавшие в прениях; замедлители (moratores), задача которых заключалась в том, чтобы говорить речь в то время, когда главный оратор отдыхал, изаконники — юрисконсульты низшей квалификации. В полном смысле слова только патроны соответствовали статусу адвоката.

4. Кодификация римского права. Свод Юстиниана. Причина кодификации римского права — к III в. н. э. накопился большой объем несистематизированных римских законов, противоречащих друг другу.

Первые попытки кодификации римского права предпринимали частные лица. После смерти Марка Аврелия Papirius Iustus собрал его конституции. В 295 г. в Берите (Бейруте) появился кодекс грегорианцев (Codex Gregorianus), который содержал конституции императоров от Адриана (117 г. н. э.) до Диоклетиана (295 г. н. э.) в 14 книгах. Дополнением к нему служил кодекс Гермогенианус (Codex Hermogenianus), составленный между 314 и 324 г. н. э. в 1 книге, содержащий конституции до Константина.

В начале IV в. на базе работ Ульпиана был разработан учебник — переработанные сочинения Павла «Синтенции» в Дигестах.

Официальная кодификация римского права началась в первой половине V в. н. э., итогом которой стал кодекс Феодосия (Codex Theodosianus) 437 г., содержащий в 16 книгах конституции императоров начиная от Константина. Кодекс Феодосия содержал вещное и обязательственное право (две части имущественного права).

В 527 г. в Византии к власти пришел Юстиниан. Стремясь создать дисциплинированное чиновничество, навести порядок в судах и придать своей империи стройную единую правовую основу, Юстиниан созвал на помощь выдающихся юристов. В результате была реализована и всеобъемлющая кодификация права на новых принципах, отражавших высокий уровень юриспруденции и юридической науки Византии в рамках римской правовой культуры.

В начале 528 г. была учреждена государственная комиссия из 10 специалистов под руководством известного юриста Трибониана. В апреле 529 г. комиссия опубликовала кодекс императорских конституций в 12 книгах, с изданием которого все прежние сборники и отдельные акты стали рассматриваться как не имеющие юридической силы. В 530 г. была назначена новая комиссия из 16 человек (практиков и людей науки) под руководством того же Трибониана.

Комиссия осуществила грандиозную компиляцию отрывков из трудов римских юристов примерно пяти предыдущих столетий, опубликованную в декабре 533 г., под названием«Дигест» (от лат. digеsta — «собранное»), или «Пандект» (от греч. pandectac — «все вмещающее»). Одновременно Юстиниан поставил перед комиссией задачу выделить общие принципы римского права — в целях как учебных, так и идейно-политических, результатом чего стали «Институции». В 534 г. был переработан и обновлен Кодекс императорских конституций, в котором на этот раз преимущественно обобщалось право уже христианской эпохи.

После выхода в свет кодекса законодательная деятельность Юстиниана продолжалась — все крупные изданные им акты позднее составили «Новеллы», систематизированные уже после смерти Юстиниана.

Кодекс Юстиниана 529 г. представлял собой учебник, состоящий из 4 частей: Институции, Дигесты, Кодекс, Новеллы.

С началом возрождения римского права в эпоху его рецепции все четыре элемента Свода Юстиниана получили обобщенное название Corpus iuris civilis; под таким же обозначением они были впервые в единстве изданы Д. Готофредом и вошли в историческую традицию. Все части свода в подлиннике не сохранились, а дошли до нас в позднейших списках littera Florentina — в VI–VII вв., остальные — в VIII–XI вв.

5. Рим в древнейший период. Патриции и плебеи. Борьба плебеев с патрициями 1 в Древнем Риме - интересная и красочная страница его истории. По сути, в почти двух вековой борьбе этих сословий возникло государство Рима, "общественный организм". До нас дошло достаточно много свидетельств античных историков и писателей об этой борьбе, но связанных и последовательных рассказов - только два. Великого римского историка Тита Ливия и Дионисия Галикарнасского. Оба писали свои сочинения в разные эпохи и с разными целями, поэтому иногда противоречат друг другу. Но оба историка, увлекаясь рассказом действительно волнующих событиях, тем не менее, трепетно относились к устной традиции рассказа о них. Записанные ими истории - предания и предмет гордости римского народа. Послушаем их рассказ.

По мере расширения римской территории и увеличения населения, прежнее исключительное положение патрицианских родов не могло остаться низменным. Борьба сословий началась, согласно преданию, еще в конце царского периода. Тит Ливий и Дионисий Галикарнасский следующим образом излагают ход этой борьбы. Первым шагом по пути к распространению политических прав за пределы немногих патрицианских семей наши источники считают реформу Тарквиния Древнего; этот царь присоединил к старинным Рамнам, Тициям и Луцерам ряд новых семей, не образовав из них самостоятельных триб, но включив в прежние под названием Рамнов, Тициев, Луцеров-младших, и дав им тем самым право участия в народном собрании. Часть плебеев (по свидетельству Ливия - 100) получила даже доступ в сенат, в качестве "отцов младших народов". Эта первая мера облегчила дальнейшее улучшение положения плебеев, ближе всего реформу Сервия Туллия, нашедшего себе поддержку в них. Традиция приписывает Сервию не одну военную реформу, но и политическую; разделив народ на классы и центурии, Сервий вместе с тем , по словам римских историков, положил начало центуриатным собраниям, доступным и для патрициев и для плебеев, обладающих необходимым цензом. Этих завоеваний, согласно преданию, чуть не лишились при Такрвинии Гордом, все царствование которого, с момента вступления на престол, было сплошным насилием и нарушением законом. Явно стремясь к расширению своей власти, Тарквиний все реже и реже совещался с сенатором и почти не созывал народных собраний, а решал дела единолично. Затаенное недовольство царем было подогрето насилием над женой Коллатина – Лукрецией, совершенным сыном Тарквиния. Народ объявил Тарквиния Гордого лишенным престола, подверг его с семьей изгнанию и решил навсегда уничтожить царскую власть. Созванное центуриатное собрание избрало двух консулов – преемников царской власти, но с известными ограничениями, с течением времени все увеличивавшимися. Между прочим, уже в первый год республики консул Публий Валерий провел ряд законов, давших ему прозвание Публиколы ("чтящего народ"). Среди законов Валерия обращает на себя внимание не снабженная санкцией закон о провокации – закон об апелляции, позволивший гражданину, осужденному в пределах Рима или 1 мили от него к уголовному наказанию, обратиться к народу с жалобой, до рассмотрения которой приговор не приводится в исполнение. В самом начале республики число сенаторов было поплнено членами из плебеев – "приписанные к Сенату отцы".

1 Патриции - представители коренного населения Лация - области, в которой возник Рим (карта). 300 патрицианских родов имели представителей в Сенате и избирались на все должности в государстве.Между тем экономическое положение плебеев было очень тягостно: вследствие непрерывных воин и высоких налогов они запутывались в долгах, расплачиваться за которые по господствовавшей в то время системе приходилось не имуществом, а личностью. Диктатор Валерий, понимавший всю опасность положения, предлагал сенату облегчить хоть сколько-нибудь положение плебеев, но его старания не привели ни к чему. Тогда доведенные до крайности плебеи решили отделиться от Рима и основать свой город. С этой целью они перешли реку Анио и расположились на Священной горе (первое отшествие 260 г. до н.э.). Патриции, лишившись в их лице самой многочисленной части своего войска, напугались и пошли на уступки. Результатом переговоров были так называемые священные законы, объявившая амнистию для отделившихся, кое-какие послабления в долгах, а главное, признавшая за плебеями право избирать своих сословных представителей – народных трибунов и эдилов.

Но плебеи на этом не успокоились: они стали стремиться к признанию за их собраниями законодательной власти. Так как патриции прибегали к самому грубому противодействию, поднимая шум и не давая плебеям заниматься делами, то в 262 г. трибун Ицилий провел в плебейском собрании плебисцит (сходку плебеев), согласно которому лицо, мешающее трибуну говорить на собрании, может быть им оштрафовано, и если не представить поручителей в уплате штрафа, даже осуждено на смерть; провокация на такой приговор допускалась лишь перед плебейским же собранием. Закон Ицилия о плебесците не получил сенатского утверждения, но на практике применялся, присвоив, таким образом, в известной степени собраниям плебеев законодательную власть и право уголовного суда; это право с каждым годом все расширялось, возбуждая недовольства среди патрициев, которые не останавливались даже перед убийством наиболее энергичных вождей народа. Трибуны падали духом и не решались уже действовать в прежнем направлении. Тогда, чтобы воскресить них былую энергию, по предложению Публия Волерона (lex Publilia Voleronis 282 г.) постановил впредь выбирать трибунов в собраниях плебеев по трибам, не без основания рассчитывая усилить этим путем их независимость от патрициев. Закон Волерона прошел, впрочем, не без сопротивления патрициев.

Достигнутые до сих пор результаты, все-таки недостаточно обеспечивали положение плебеев в виду отсутствия писанного законы, что давало патрициям возможность произвольного толкования права при отправлении суда. Поэтому в 292 году трибун Терентилий Арса предложил в плебейском собрании составить комиссию для написания законов в руководство консулам. Сенат отказал в своем согласии, но плебеи пять лет подряд выбирали одних и тех же трибунов, которые возобновляли предложения Терентилия. Патриции, наконец, пошли на мелкие уступки: в 297 г. сенат допустил увеличить число трибунов до 10, в 298 г. плебеям для постройки домов предоставили общественную землю на Авентийском холме (plebiscitum Icilium de Aventimo publicando), в 300 г. консулы проводят в центуриатном собрании Закон Атерния Тарпея, предоставившую плебейским магистратам multae dictio (т.е. право налагать имущественные штрафы) и установившую известную постепенность в наложении штрафов, а также высший предел безапелляционного штрафа (2 овцы и 30 быков). Так как плебеи, несмотря на эти уступки, стояли на своем, согласившись только на чисто патрицианский состав законодательной комиссии, то в 300 году три патриция отправлены были в Грецию ознакомиться с законами Солона, а по их возвращении составлена (в 302 г.) кодификационная комиссия из 10 патрициев – "десять мужей для написания законов", которой предоставили полную власть в государстве: на этот год не выбирались ни консулы ни трибуны; не допускалась на децемвиров и провокация. В течение 303 г. они написали лишь часть законов (на 10 таблицах), а потому им была продолжена власть и на 304 год; работа второго года дала еще две таблицы. Все эти законы прошли через центуриатное собрание (две последние таблицы были проведены консулами уже после падения децемвиров) и составили так называемые "Законы 12 Таблиц". По составлении законов власть децемвиров должна была кончиться, но им не хотелось лишиться власти: они не слагали с себя звания и олигархически управляли государством, так что была власть своего рода десяти царей. Озлобленные плебеи искали только предлога к восстанию. Согласно преданию, такой предлог и представился в покушении децемвира Аппия Клавдия на женскую честь плебеянки Виргинии. Возмущение плебеев выразилось во вторичном отшествии на Священную гору; кроме того, они укрепились на Авентине, откуда угрожали Риму. Лишь стараниями Валерия и Горация удалось убедить их вернуться под условием избрания снова народных трибунов и консулов (305 г.). Консулами были избраны примирители – Валерий и Гораций. Они провели ряд законов, Законы Валерия Горация, содержание которых сводится к следующему:

а) восстанавливаются и объявляются нерикосновенными плебейские учреждения, введенные после первого отшествия, а также десять судей;

б) Объявляется неотмений провокация; предложение закона, запрещающего провокацию против какого-либо магистрата, обрекает автора на смерть;

в) признаются собрания народа по трибам.

Плебеи получают доступ к высшим государственным должностям Обеспечив себя от произвола патрициев (с помощью трибунов и писаного закона) и не довольствуясь активным избирательным правом в народном собрании, плебеи стали добиваться доступа к магистратурам, прежде всего к консульству. Так как патриции ссылались на то, что плебеи, не имея чисто патрицианской крови, не могут совершать ауспиций, необходимых при отправлении консулата, то плебеи желали ослабить это возражение, введя в среду патрициев людей со смешанной кровью; для этого нужно было сделать законными браки плебеев с патрициями; потомок от брака патриция с плебеянкой делался бы тогда патрицием со смешанной кровью. После упорной борьбы трибун Канулей добился в 309 г. признания со стороны трибунатного собрания смешенных браков между патрициями и плебеями законными (jus conubii). Но и после этого патриции энергично противились допущению к консульству плебеев. Временно сошлись на полумере: учреждена была должность военных трибунов с консульской властью (военные трибуны с консульской властью 2 ), доступная обоим сословиям. Каждый год сенат должен был решать, кого выбирать, консулов или военных трибунов. Хотя трибуны и не пользовались полным достоинством консула, но патриции поспешили ослабить значение самой консульской власти, выделив из нее совершение ценза и связанный с ним regimen morum в особую магистратуру – цензуру, доступную только патрициям (311 г.). Вскоре затем (333 г.) плебеи получают доступ к квестуре 3 . Ливии рассказывает, что консулы предложили в сенате увеличить число квесторов до 4, чтобы двое оставались в городе, а двое были казначеями на войне. Этим воспользовались народные трибуны, потребовавшие, чтобы часть квесторов выбирались из плебеев. Интерцессия трибунов мешала правильному ходу дела, почему сенату пришлось уступить. После этого плебеи возобновили попытки добиться консульской власти. Чтобы заручиться поддержкой неимущей части населения, решено было соединить требование консулата с аграрными и долговыми вопросами, составлявшими по-прежнему больное место в жизни римского плебса. Таким образом, в 377 г. трибуны Лициний Стол и Секстий Латераний выставили законопроект, состоявший из трех статей:

1) de aere alieno: выплаченные проценты за долги должны быть вычтены из капитальной суммы, а остаток уплачен в течение 3 лет равными частями;

2) de modo agri: никто не должен иметь в своем владении более 500 югеров общественной земли;

3) должны быть избираемы военные трибуны, а консулы, из которых один всегда должен быть плебеем.

Сенат отказался в утверждении Лициниева законопроекта, но плебеи 10 лет подряд выбирали тех же трибунов, производивших своими интерцессиями застой в государственной жизни. Уступки сената, выразившиеся в предоставлении плебеям пяти мест в духовной коллегии десяти мужей, гадавшей по книгам Сивиллы  4 о необходимых мероприятиях при народных бедствиях, ни к чему не привели: выбранные в десятый раз Лициний и Секстий продолжали настаивать на своем законопроекте (387 г.). Наконец сенат согласился на внесение его в народное собрание, которое утвердило его. Чтобы уменьшить значение победы плебеев, патриции по своему обыкновению ограничили консульскую власть: они отняли у консула судебную власть и учредили новую патрицианскую должность претора (судьи); кроме того, возникли новые должности курульных эдилов 5 , принадлежавшая сначала также одним патрициям.

Затем, в течение конца IV и начала V века плебеи достигли, хотя и не без борьбы, почти совершенного уравнения с патрициями. В 390 г. плебей делается курульным эдилом, в 402 г. – цензором, в 415 г. Закон Публия Филония постановил, что один цензор 6 должен быть непременно плебеем, в 417 г. выбирается первый претор из плебеев; в половине V века Закон Огулия допустил плебеев в коллегии понтификов и авгуров 7 , после чего для них остались недоступными должности фламинов, священных вещей и членов коллегии Салиев, не имевшие политического значения.

Борьба патрициев и плебеев привела к образованию единого Римского государства, граждане которого считались членами одного "политического организма". Такое органическое строение государства просуществовало в течение всего периода Римской истории.

2 Консул - высшая военная и административная должность в Риме. Коллегия из двух консулов имела приблизительно те же полномочия, что и древние римские цари до изгнания последнего царя Рима - Тарквиния Гордого.

3 Административная и финансовая должность в Риме.

4 Священные и религиозные тексты древнего Рима. Считается, что до настоящего времени они не сохранились. Опубликованные ныне издания "Сивиллиных книг" в науке считаются подделкой.

5 Административная и полицейская должность в древнем Риме. Курульные эдилы, в частности, наблюдали за порядком совершения коммерческих сделок на рынках.

6 Цензор - должностное лицо, выбираемое на 5 лет. Его задача - проверка правильности составления списка сенаторов. По моральным и юридическим соображениям цензор мог вычеркнуть того или иного человека из списка сенаторов.

7 Высшие религиозные коллегии (объединения) жрецов в Риме.

6. Органы государственной власти республиканского периода. В период республики организация власти была достаточно проста и некоторое время отвечала усло­виям, какие были в Риме ко времени возникновения государства. На протяжении последующих пяти веков существования респуб­лики размеры государства значительно увеличились. Но это почти не отразилось на структуре высших органов государства, по-преж­нему находившихся в Риме и осуществлявших централизованное управление громадными территориями. Естественно, что такое по­ложение снижало эффективность управления и стало со временем одной из причин падения республиканского строя.

В отличие от рабовладельческой демократии в Афинах, в Рим­ской республике сочетались аристократические и демократиче­ские черты, при существенном преобладании первых, обеспечи­вавших привилегированное положение знатной богатой верхушки рабовладельцев. Это отразилось в полномочиях и взаимоотношениях высших государственных органов. Ими являлись народные собрания, сенат и магистратуры. Хотя народные собрания счита­лись органами власти римского народа и были олицетворением свойственной полису демократии, не они преимущественно управ­ляли государством. Это делали сенат и магистраты - органы ре­альной власти нобилитета.

В Римской республике существовали три вида народных со­браний - центуриатные, трибутные и куриатные.

Главную роль играли центуриатные собрания, обеспечивав­шие благодаря своей структуре и порядку принятие решений пре­обладающих аристократических и богатых кругов рабовладельцев. Правда, их структура с середины III в. до н.э. с расширением Пре­делов государства и увеличением числа свободных изменилась не в их пользу: каждый из пяти разрядов имущих граждан стал вы­ставлять равное количество центурий - по 70, а общее число центурий было доведено до 373. Но преобладание аристократии и богатства все же сохранилось, так как в центуриях высших разря­дов было гораздо меньше граждан, чем в центуриях низших разря­дов, а неимущие пролетарии, чья численность значительно возрос­ла, по-прежнему составляли только одну центурию.

В компетенцию центуриатного собрания входило принятие законов, избрание высших должностных лиц республики (консу­лов, преторов, цензоров), объявление войны и рассмотрение жалоб на приговоры к смертной казни.

Второй вид народных собраний представляли трибутные со­брания, которые в зависимости от состава жителей триб, участво­вавших в них, делились на плебейские и патрицианско-плебейские. Поначалу их компетенция была ограниченной. Они избирали низших должностных лиц (квесторов, эдилов и др.) и рассматрива­ли жалобы на приговоры о взыскании штрафа. Плебейские собра­ния, кроме того, избирали плебейского трибуна, а с III в. до н.э. они получили и право принятия законов, что привело к росту их зна­чения в политической жизни Рима. Но вместе с тем в результате увеличения к этому времени числа сельских триб до 31 (с сохра­нившимися 4 городскими трибами всего стало 35 триб) жителям отдаленных триб стало затруднительно являться в собрания, что позволило богатым римлянам усилить свои позиции в этих собра­ниях.

Куриатные собрания после реформ Сервия Туллия потеряли былое значение. Они лишь формально вводили в должность лиц, избранных другими собраниями, и в конце концов были заменены собранием тридцати представителей курии -ликторов.

Народные собрания в Риме созывались по усмотрению выс­ших должностных лиц, которые могли и прервать собрание, и пе­ренести его на другой день. Они же председательствовали в собра­нии и объявляли вопросы, подлежащие решению. Участники со­брания не могли изменять внесенные предложения. Голосование по ним было открытым и только в конце республиканского периода было введено тайное голосование (участникам собрания раздавались специальные таблицы для голосования). Важную, чаще всего определяющую роль играло то обстоятельство, что решения центуриатного собрания о принятии законов и избрании должностных лиц в первый век существования республики подлежали утвер­ждению сенатом, но и затем, когда в III в. до н.э. это правило было отменено, сенат получил право предварительного рассмотрения вопросов, выносимых в собрание, что позволяло ему фактически направлять деятельность собрания.

Важную роль в государственном механизме Римской респуб­лики играл сенат. Сенаторы (вначале их было 300, по числу патри­цианских родов, а в I в. до н.э. число сенаторов было увеличено сначала до 600, а затем до 900) не избирались. Специальные долж­ностные лица - цензоры, распределявшие граждан по центуриям и трибам, раз в пять лет составляли списки сенаторов из предста­вителей знатных и богатых семей, уже занимавших, как правило, высшие государственные должности. Это делало сенат органом вер­хушки рабовладельцев, фактически независимым от воли боль­шинства свободных граждан.

Формально сенат был совещательным органом, и его поста­новления назывались сенатус-консульты. Но компетенция сената была обширной. Он, как указывалось, контролировал законодатель­ную деятельность центуриатных (а затем и плебейских) собраний, утверждая их решения, а впоследствии предварительно рассмат­ривая (и отвергая) законопроекты. Точно таким же образом кон­тролировалось избрание народными собраниями должностных лиц (вначале утверждением избранных, а впоследствии - кандидатур). Большую роль играло то обстоятельство, что в распоряжении се­ната находилась казна государства. Он устанавливал налоги и оп­ределял необходимые финансовые расходы. К компетенции сената относились постановления по общественной безопасности, благоус­тройству и религиозному культу. Важное значение имели внешне­политические полномочия сената. Если войну объявляло центуриатное собрание, то мирный договор, а также договор о союзе ут­верждал сенат. Он же разрешал набор в армию и распределял легионы между командующими армиями. Наконец, в чрезвычайных обстоятельствах (опасная война, мощное восстание рабов и т.п.) сенат мог принять решение об установлении диктатуры.

7. Местное управление в период республики. В 509 году до н.э. в Риме после изгна­ния последнего (седьмого) рекса Тарквиния Гордого установился республиканский строй. Период республики - период интенсив­ного восходящего развития производства, приведшего к значитель­ным социальным сдвигам, нашедшим отражение в изменении пра­вового положения отдельных групп населения. Значительную роль в этом процессе сыграли и успешные завоевательные войны, неук­лонно расширявшие границы Римского государства, превращав­шие его в могущественную мировую державу.

Основным социальным делением в Риме стало деление на сво­бодных и рабов. Единство свободных граждан Рима (квиритов) не­которое время поддерживалось существованием их коллективной собственности на землю и рабов, принадлежавших государству. Однако со временем коллективная собственность на землю стано­вилась фиктивной, общественный земельный фонд переходил к отдельным собственникам, пока, наконец, аграрный закон 3 года до н.э. не ликвидировал его, окончательно утвердив частную собствен­ность.

Свободные в Риме распадались на две социально-классовые группы: имущую верхушку рабовладельцев (землевладельцев, тор­говцев) и мелких производителей (земледельцев и ремесленни­ков), составлявших большинство общества. К последним примыка­ла городская беднота - люмпен-пролетарии. В силу того, что раб­ство поначалу имело патриархальный характер, борьба между крупными рабовладельцами и мелкими производителями, кото­рые чаще всего сами обрабатывали землю и работали в мастер­ских, долгое время составляла основное содержание истории Рим­ской республики. Только со временем противоречие между раба­ми и рабовладельцами выступает на первый план.

Правовое положение личности в Риме характеризовалось тремя статусами - свободы, гражданства и семьи. Только лицо, обладав­шее всеми этими статусами, имело полную правоспособность. В публичном праве она означала право участвовать в народном соб­рании и занимать государственные должности. В частном праве она давала право вступать в римский брак и участвовать в иму­щественных правоотношениях.

Рабы в период республики превращаются в основной угне­тенный и эксплуатируемый класс. Главным источником рабства был военный плен. Так, после разгрома Карфагена в рабство было обращено 55 000 человек, а всего во II-I вв. до н.э. - более полу­миллиона (число римских граждан, имевших имущественный ценз, в это время не достигало 400 000). Большое значение как источник рабства имела широко развившаяся работорговля - покупка ра­бов за границей. В силу тяжелого положения рабов меньшее зна­чение имело их естественное воспроизводство. Можно отметить и то обстоятельство, что несмотря на отмену Законом Петелия дол­говой кабалы, фактически она, правда в ограниченных размерах, продолжала существовать. К концу периода республики получает распространение и самопродажа в рабство.

Рабы были государственные и частновладельческие. Первыми становилась большая часть военнопленных. Они эксплуатирова­лись в рудниках и государственных мастерских. Положение част­новладельческих рабов непрерывно ухудшалось. Если в начале римской истории, в период патриархального рабства, они входили в состав семей римских граждан и, целиком подчиняясь домовладыке, все же пользовались некоторой защитой сакрального (свя­щенного, основанного на религиозных верованиях) права, то в пе­риод расцвета республики эксплуатация труда рабов резко интен­сифицировалась. Античное рабство становится такой же основой римской экономики, как и труд мелких свободных производителей. Особенно тяжелым было положение рабов в крупных рабовла­дельческих латифундиях. Положение рабов, занятых в городских ремесленных мастерских и домашнем хозяйстве, было несколько лучше. Значительно лучше было положение талантливых работ­ников, учителей, актеров, скульпторов из числа рабов, многим из которых удавалось получить свободу и стать вольноотпущенниками.

Независимо от того, какое место занимал раб в производстве, он являлся собственностью своего хозяина и рассматривался как часть его имущества. Власть хозяина над рабом была практически неограниченной. Все произведенное рабом поступало хозяину: "что приобретается через посредство раба - приобретается для госпо­дина".Хозяин же выделял рабу то, что считал необходимым для поддержания его существования и работоспособности.

Рабовладельческие отношения определяли общую незаинте­ресованность рабов в результатах своего труда, что в свою оче­редь заставляло рабовладельцев искать более эффективные фор­мы эксплуатации. Такой формой стал пекулий - часть имущест­ва хозяина (земельный участок, ремесленная мастерская и др.), ко­торую он предоставлял рабу для самостоятельного ведения хозяй­ства и получения части дохода от него. Пекулий позволял хозяину более эффективно использовать свое имущество для получения дохода и заинтересовывал раба в результатах своего труда. Дру­гой формой, зародившейся в период республики, был колонат. Ко­лоны были не рабами, а арендаторами земли, попадавшими в эко­номическую зависимость от землевладельцев и в конечном счете прикреплявшимися к земле. Ими становились обедневшие свобод­ные, вольноотпущенники и рабы. У колонов было личное имущест­во, они могли заключать договоры и вступать в брак. Со временем положение колона становится наследственным. Однако в рассмат­риваемый период колонат, как и пекулий, еще не получил боль­шого распространения.

По статусу гражданства свободное население Рима делилось на граждан и иностранцев (перегринов). Полную правоспособность могли иметь только свободнорожденные римские граждане. Поми­мо них к гражданам относились вольноотпущенники, но они оста­вались клиентами бывших хозяев и были ограничены в правах.

По мере развития имущественной дифференциации возрас­тает роль богатства в определении положения римского гражда­нина. В среде рабовладельцев в конце III-II в. до н.э. возникают привилегированные сословия нобилей ивсадников.

В высшее сословие (нобили) входили самые знатные патрици­анские и богатые плебейские роды. Экономической базой нобилей было крупное землевладение и громадные денежные средства. Толь­ко они стали пополнять сенат и избираться на высшие государст­венные должности. Нобилитет превращается в замкнутое сосло­вие, доступ в которое новому человеку был практически невозмо­жен и которое ревниво охраняло свои привилегии. Только в ред­ких случаях люди, не принадлежавшие к нобилитету по рожде­нию, становились высшими должностными лицами.

Второе сословие (всадники) образовалось из торгово-финансовой знати и землевладельцев средней руки. В I в. до н.э. развивает­ся процесс слияния нобилей с верхушкой всадников, получивших доступ в сенат и на важные судебные должности. Между отдель­ными их представителями возникают родственные отношения.

По мере расширения пределов Римского государства число свободных пополнялось за счет жителей Апеннинского полуостро­ва (полностью завоеванного к середине III в. до н.э.) и других стран. Они отличались от римских граждан по своему правовому поло­жению. Жители Италии, не входившие в римскую общину (латины), вначале не пользовались всеми правами римских граждан. Они делились на две группы - древние латины и латины колоний. За первыми признавались имущественные права, право высту­пать в суде и вступать в брак с римскими гражданами. Но они были лишены права участвовать в народных собраниях. Латины, жители колоний, основанных Римом в Италии, и некоторых ее городов и областей, заключивших с Римом договоры о союзе, поль­зовались теми же правами, что и древние латины, за исключением права вступать в брак с римскими гражданами. В дальнейшем в результате союзнических войн (I в. до н.э.) всем латинам были пре­доставлены права римских граждан.

Второй категорией свободных, не имевших прав римских гра­ждан, были перегрины. К ним относились свободные жители про­винций - стран, находящихся вне Италии и завоеванных Римом. Они должны были нести налоговые повинности. К перегринам от­носились также свободные жители иностранных государств. Пере­грины не имели прав латинов, но получили имущественную пра­воспособность. Для защиты своих прав они должны были избирать себе покровителей - патронов, в отношении которых находились в положении,  мало  отличавшемся  от  положения  клиентов.

Военная     организация    Рима    сыграла    очень     большую  роль    в    его   истории.    Уже    само      создание     центуриатных собраний,    состоявших    из    вооруженных      воинов,     означало   признание     роли   во­енной    силы   в   возникшем     государстве.   Громадное   расширение   его   пределов,   достигнутое   вооружен.  путем, свидетельствовало  как   о  роли  армии,  так   и  о росте  ее   политического     значения.      Да    и    сама    судьба    республики   оказалась  во многом    в руках     армии.  Первоначальная военная  организация  Рима  была проста. По­стоянной армии не   было.  Все    граждане    с    18   до    60   лет,     обладавшие      имущественным    цензом,    были    обязаны      участвовать  в  военных     дей­ствиях    (  причем   клиенты    могли     выполнять     военные   обязанности   вместо    патронов).   Воины   в   поход   должны   были являтьсясо своим      оружием,    соответствовавшим     их      имущественному     цензу,   и     продо­вольствием.     Как    отмечалось     выше,        каждый    разряд     имущих      граж­дан  выставлял   определенное число    центурий,    объединявшихся    в    легионы. Командование  армией   сенат      вручал    одному     из    консулов,      который мог     передать   командование   претору.  Во    главе    легионов   стояли  военные трибуны, центуриями  командовали  центурионы,   отряды    конницы    ( декурии )     возглавлялись      декурионами.   В   случае   если      военные      действия     продолжались       больше      года,  консул   или  претор  сохранял  свое  право командовать армией.

Длительность    и     частота     войн     превращает   армию   в  постоян­ную       организацию.     Они     же     вызвали       растущее   недовольство    основного   контингента   воинов   —  крестьянства, отвлекаемого  от  своих хо­зяйств,  приходящих     из - за    этого    в    упадок.   Назрела     необходимость    реорганизации     армии. Она  была проведена  Марием  в  107  году  до  н.э.   Военная  реформа  Мария,    сохранив     воинскую    повинность     рим­ских    граждан,    допустила    набор    добровольцев,     получавших воору­жжение   и   жалованье     от     государства.  Кроме    того,   легионерам   пола­галась  часть  военной   добычи,  а  с  I  в.  до  н. э.  ветераны могли  полу­чать   земли    в    Африке,     Галлии    и     в  Италии  (за  счет  конфискованных  и свободных земель).        Реформа существенно  изменила     социальный   состав    армии —   большую    ее    часть  теперь  составляли     выходцы   из малоимущих и неимущих слоев населения,    чье    недовольство    соб­ственным     положением    и   существующими                порядками             нарастало.          Армия профессионализировалась,     прератилась       в     постоянную    и становилась   самостоятельной   деклассирован  ной  политической     си­лой,    а     полководец ,    от       успехов      которого      зависило    благосостояние    легионеров , - крупной    политической   фигурой .

Первые последствия сказались скоро. Уже в 88 году до н.э. при   Сулле   армия    впервые   в    римской    истории выступила против     существующей     власти    и    свергла    ее.    Впервые        римская    армии    во­шла    в     Рим,   хотя   по   древней   традиции ношение  оружия   и  появле­ние войска в городе запрещалось.

8. Падение республики. Государственное устройство в имперский период. Во II—I вв. до н.э. развитие   рабовладельческого  общества     в   Риме      приводит     к     обострению     всех     его     классовых    и социальных  противоречий. Успешная   завоевательная    политика ,пре­вратившая     Средиземное     море     во     внутреннее     море  Римского    госу­дарства,  подчинившая   ему почти    всю  Западную Европу   до  Рейна,   поставила   перед   Римом    новые    сложные военные   и   политические    проблемы     подавления завоеванных  народов,  обеспечения   управле­ния   ими.                                                    В этих условиях   становится   все   более   очевидным , что старое политическое устройство уже бессильно справиться  с  возникшими  и обострившимися противоречиями.

   При   завоевании   Италии  в  V—IV вв. до н.э.  Рим  стремился прежде всего   к   конфискации   земель,  так    как  рост населения тре­бовал   расширения    земельных  владений. Рабство   приобре­тает  "классический",   античный   характер.   Значительная   масса   ра­бов   эксплуатируется   в    государственыных  и крупных частных      земле­владельческих латифундиях с крайне  тяжелыми   условиями   труда  и   существования  и  жестоким террористическим режимом. Естест­венный    протест    рабов   выливается   в   ряд   все    более   широких  и мощ­ных восстаний.

Параллельно с восстаниями рабов и  вслед  за  ними  вспыхива­ют    гражданские  и  союзнические    войны, вызванные борьбой  за  власть       между      группировками       господствующего      класса, противоречиями  между    низкими производителями и   возросшей     (  до  300 000 )     массой      люмпен  -  пролетариев,     получавших    незначительную       мате­риальную       помощь  государства.    Рост числа люмпенов становится  убедительным свидетельством общей деградации свободных.

Экономическое    и политическое    засилье      нобилей вызвало  во   II в.    До     н.э.    широкое      движение    протеста   неимущего населения, возглавляемое братьями  Тиберием  и Гаем   Гракхами.   Гракхи    стреми­лись   ограничить  крупное  землевладение    знати   и  за  счет   этого со­здать земельный фонд для  наделения  землей  мелких землевла­дельцев, а  также ослабить власть  оплота    знати  —  сената   и   восста­новить  потерявшую  былое значение  власть народного  соб -рания  и  народного трибуна.

    Получив   должность   трибуна,   Тиберий   Гракх, опираясь на на­родное движение,  сумел,  несмотря  на  сопротивление  сената,    про­вести  в  133  году  до н. э.  через народное собрание  Аграрный  закон. Закон ограничил максимальный размер земли    получаемый    от     го­сударства.   За    счет    изымаемых   излишков    создавался земельный    фонд,  распределяемый между   безземельными   или малоземельными      гра­жданами.     Получаемые     ими      участки   становились неотчуждаемыми, что должно    было    предотвратить       обезземеливание крестьянства.  Несмотря    на  то,   что   Тиберий  Гракх  в  том  же  году был  убит,  его  земельная   реформа начала  осуществляться,  и   несколько   десятков   тысяч граждан получили землю.

Реформаторскую     деятельность    Тиберия      продолжил    его    брат  Гай  Гракх,    избранный     трибуном.  Им   были    проведены    законы, ослаблявшие    политическое     влияние  знати, - введение тайного    голосования   в  народном   собрании, право    народного    трибуна     избираться     на      следующий      срок.     Осуществляя  аграрную   реформу  своего   брата,  Гай вместе   с   тем   в   123 — 122  гг.  до  н. э. провел  законы  о  создании в провинциях  колоний   римских     граждан   с   наделением    их    землей    и  о     продаже  зерна  из  государственных складов  гражданам   по   очень  низким   ценам.    Последний     закон   ограничил  важное     право     сената — распоряжаться     государственными       расходами,    так      как    финансиро­вание    продажи     зерна     переходило   к    народному  собранию,   роль   ко­торого значительно возросла.

    Гай   провел  и  военную  реформу.  Было  ограничено    число   обязательных      для      римских       граждан   военных     походов,  отменялась     во­енная    обязанность    для     граждан,   достигших    46-летнего     возраста,   воины     стали     получать   жалованье  и вооружение    от    государства    и   могли    обжаловать приговор о смертной казни в народное собрание.

   Наряду  с  этими  мероприятиями  в  интересах   низших слоев римских граждан  Гай  Гракх  провел  и  мероприятия  в  интересах   всадников.  В  их  пользу   был  изменен   порядок откупа налогов  с провинций.

Наконец,  поскольку  Гай  Гракх  был  трибуном,  возросла  роль   этой     магистратуры,    оттеснившей    на     второй    план     даже консулов. Однако, удовлетворив интересы  большинст-ва   римских граждан,  Гай потерял их поддержку  в    попытке    распространить  права    римского    гражданства    на   свободных  жителей Италии. Сенатской аристокра­тии  удалось   провалить  этот  непопулярный   среди    римских   граж­дан    законопроект, популярность Гая упала,   он был  вынужден  сло­жить  с  себя  полномочия  трибуна   и   в 122 году до н.э. был убит.

    Провал   законопроекта   о   предоставлении    прав    римских  граж­дан  свободным   жителям Италии,  считавшимся  союзниками    Рима,  вызвал   крайнее   недовольство    союзников ,   вылившееся в I в. До н.э. в  союзнические  войны,   существенно   осложнившие   положение   Рима    в   условиях    массовых   восстаний   рабов    и    длившихся   десятилетиями  завоевательных   войн  в провинциях.

В  результате   Союзнической   войны 91—88 гг. до н.э.  жителям   Италии   удалось   уравняться   в  правах с римскими  гражданами.  Но   это    не    ослабил    политическое     напряжение     в  Риме —   обострились    противоречия     между      возникшими     в     среде    свободных     граждан    группировками     оптиматов,  опиравшихся  на сенат, и популяров, боров­шихся  против сенатской     олигархии.   И   те и  другие    использовали подкупаемых   люмпенов.    Борьба  между  ними  привела   в  I в. до н.э. к гражданским войнам.

   Крайнее     обострение     политической    ситуации    в     Риме,  вызван­ное      восстаниями       рабов,    недовольством        мелких   землевладельцев,   чьи     хозяйства     приходили     в   упадок,   не выдерживая     конкуренции      с     крупными      латифундиями     в  результате    участия     хозяев     в  бесконеч­ных  военных походах,  союзнических   и   гражданских   войнах,    потре­бовали     усиления   центральной     государственной  власти.    Все   более   очевидной становится неспособность      старых       политических  учреж­дений      справиться   с    осложнившейся     ситуацией.    Предпринимаются   попытки    приспособить   их    к   новым    историческим  условиям.   Наибо­лее  важная  из  них  была предпринята  в период  диктатуры Суллы (82—79 гг. до н.э.). Опираясь на верные ему легионы, Сулла заста­вил  сенат  назначить   его   диктатором    на  неопределенное   время.   Он  приказал   составить     проскрипции  -  списки     своих    противников,    которые    подлежали   смерти,    а    их    имущество  — конфискации.   Уве­личив   число   сенаторов,   упразднив   долж-ность    цензора,  он   попол­нил   сенат    своими   сторонниками   и расширил   его  компетенцию. Огра­ничена    была   власть  трибуна — его    предложения      должны    предва­рительно     обсуждаться  сенатом, —  а  также     и     компетенция     народ­ного   собрания — из нее  были     изъяты     судебные    полномочия   и     кон­троль за финансами, возвращенный сенату.

     Установление  пожизненной  диктатуры выявило  стремление    нобилей и верхушки  всадников    выйти   из кризисной       ситуации       пу­тем     установления    сильной единоличной    власти.    Оно    же    показало,  что    попытки приспособить    старую   государственную   форму  к  но­вым  историческим  условиям   обречены   на   неудачу  (реформы     Сул­лы    был    и    отменены    Помпеем   и   Крассом).  После Союзнической   вой­ны  91 — 88  гг.   до н.э. жители    Италии  получили  права  римских  гра­ждан.    Если   до  нее этими правами   пользовались    около   400  000 человек,  то   теперь     их     число    возросло  до  двух  миллионов.  Включе­ние союзников   в   римские трибуны привело  к тому, что комиции перестали  быть      органами        римского        народа.      Их       законодательная        деятельность   приостанавливается,     право      избрания       должностных      лиц     утрачивается.   Успешные    завоевательные     войны  превратили    Рим    из  небольшого  государства - города   в   столицу  огромного  государст­ва,   к   управлению    которым    старая   государственная форма полиса была совершенно неприспособлена.                                                                                 Необходимость  выйти  из      острого     политического       кризиса,   неприспособленность      старой       государственной      формы     к   новым  историческим    условиям   и   переход   к  наемной    армии    были    основными  причинами падения полисно- республиканского   строя   в   Риме   и установления  военно  - диктаторского   режима.

        Через   короткий   промежуток  времени после диктатуры  Сул­лы   власть  захватывает   первый      триумвират  (Помпеи,  Красе,  Це­зарь).    После      него     устанавливается      диктатура  Цезаря,  получившего   в    45   году    до н. э.  титул   императора  (до   этого   дававшийся   иногда  как  награда  полководцу).  Затем  образуется  второй триумвират Анто­ний, Лепид,Октавиан с     неограниченными       полномочиями   "  для      уст­роения  государства". После   распада   триумвирата и победы над Антонием  Октавиан  получает     звание     императора   и    пожизненные  права   народного  трибуна,  а  в 27 году   до  н .э. —  полномочия    на    управление    государством    и    почетное    наименование      Август ,     ранее      употреблявшееся     как   обращение   к  богам.  Эта  дата  и считается  началом нового  периода  истории  Римского  государства  -  периода империи.

Заключение

В Риме на возникновение классов и государства большое влияние оказала дли­тельная борьба двух группировок свободных членов родоплеменного общества — патрициев и плебеев. В ре­зультате побед последних в нем утвердились демокра­тические порядки: равноправие всех свободных граж­дан, возможность каждого быть одновременно земле­владельцем и воином и др. Однако к концу II в. до н.э. в Римской империи обострились внутренние противоре­чия, повлекшие создание мощной государственной ма­шины и переход от республики к империи.

9. Римские уголовные суды. Охраняя общественный порядок, государство запрещает те или другие деяния, признаваемые им в этом отношении вредными, угрожая за совершение их такими или иными наказаниями. Система норм, определяющих, какие именно деяния признаются преступными и каким наказаниям подвергается преступник, составляет область уголовного права. В случае совершения кем — либо одного из таких запрещенных деяний государство в лице своих органов (судебных и полицейских властей) производит расследование, судит и соответственно приговору осуществляет наказание. Система норм, определяющих весь этот порядок производства, носит название уголовного процесса.

Круг деяний, признаваемых для всего общественного порядка вредными, чрезвычайно обширен: сюда входят не только деяния, затрагивающие общественный интерес прямо и непосредственно (например, измена, бунт, подделка монеты и т. д.), но и такие деяния, которые prima facie наносят вред какому — нибудь отдельному лицу, но в то же время (посредственно) угрожают и интересам всего общества — например, убийство, грабеж, воровство и т. д. Разумеется, этот круг преступных деяний не есть что — либо всегда — во все времена и у всех народов — одинаковое: деяние, признаваемое преступным в одну эпоху и у одного народа, может быть совершенно дозволенным в другую эпоху и у другого народа.

Примитивные народы уголовного права и уголовного суда в нашем, только что описанном, смысле не знают: неразвившаяся и неокрепнувшая государственная власть преследование преступлений еще не считает в числе своих задач. Деяния, возмущающие общее чувство всего народа, вызывают неорганизованную расправу, «самосуд» толпы над виновником («суд Линча»); деяния, направленные против тех или других отдельных лиц, вызывают месть самого потерпевшего или его близких. Государственная власть при этом ни во что не вмешивается.

Расправа и месть при известных условиях (меньшей остроте раздражения) заменяются выкупом по соглашению между преступником, с одной стороны, и потерпевшим или его близкими — с другой; такие соглашения носят название частных композиций.

Обычай частной мести в высокой степени, конечно, способствует накоплению в обществе обостренных отношений; он сеет иногда долговременную, переходящую из поколения в поколение и охватывающую широкие круги лиц (семьи, роды), ссору и вражду между стороною обидчика и стороной потерпевшего. Происходящие отсюда внутренние смуты могут порою значительно ослаблять силу народа, столь необходимую, особенно в ту отдаленную и беспокойную эпоху, для защиты от внешних врагов. Это обстоятельство и заставляет затем крепнущую постепенно государственную власть взять на себя регламентацию уголовного суда и наказаний. Но первые шаги государства в этом направлении еще робки и нерешительны. Пример такого переходного состояния представляет и Рим не только в период царей, но еще и в первые времена республики, как об этом свидетельствуют законы XII таблиц.

Преступления, непосредственно затрагивающие интерес всего общества (так называемые delicta publica — публичные деликты, то есть уголовные преступления, за которые виновный не просто несёт ответственность перед потерпевшим, но карается государством. Название это в самом римском праве классической эпохи не применялось (тогда подобные деяния именовались crimina, в противоположность частным правонарушениям — delicta privata, порождающим лишь обязанность выплатить штраф потерпевшему), уже подлежат в принципе суду государственной власти, то есть царя: неорганизованная расправа народа уже не считается явлением правомерным. По преданию, одной из старейших римских магистратур являются duoviri perduellionis(буквально: «коллегия двух по делам о государственных преступлениях»), помощники царя для расследования дел о государственной измене в широком смысле слова. Существование этих должностных лиц в эпоху царей может быть спорным, но едва ли может быть спорным то, что этого рода дела в принципе уже подлежат суду царя. Царь имеет неограниченное право наказания — coлrcitio; он не связан при этом ни родом преступления, ни мерой наказания: он может привлечь к ответственности за всякое деяние, которое найдет преступным, и может наложить всякое наказание, какое найдет нужным. Уголовного права в настоящем смысле еще не существует: нет еще точных определений ни того, что преступно, ни того, что может быть наложено, как наказание. Какого — либо уголовного кодекса, хотя бы и несовершенного, еще нет; принцип современного права «nullum crimen, nula poena sine lege»(«нет ни преступления, ни наказания без закона») еще не действует; все заключено еще в безграничной coercitio высшего представителя государственной власти, то есть царя.

Царь судит и решает, как первая, но в то же время и как высшая, окончательная инстанция; какой — либо апелляции на его решения не допускается. Царь может, конечно, предоставить окончательное решение дела народному собранию, но это для него отнюдь не обязательно.

Преступления против частных лиц, по общему правилу, еще рассматриваются как дело чисто частное самого потерпевшего, как delicta privata. Лишь немногие из них влекут за собой уголовное наказание, налагаемое по инициативе государственной власти, и, таким образом, переводятся в разряд delicta publica. Таково, например, убийство — parricidium; для дел об убийстве существовали, по преданию, особые quaestores parricidii, но о них нужно сказать то же самое, что было только что сказано о duoviri perduellionis; наказание за убийство — смертная казнь.

По законам XII таблиц уголовное наказание, и именно в виде смертной казни, влекут еще и некоторые другие преступления. Так, например, за умышленный поджог преступник, как сообщает Гай, «vinctus verberatus igni necari jubetur», то есть подвергается телесному наказанию и затем сжигается. Строго — тою же смертной казнью, poena capitalis, — караются, далее, преступления земледельческие: умышленное нарушение межевых знаков (termini motio; здесь примешивается еще сакральный мотив, ибо межи считались под охраной богов; вследствие этого, по римскому преданию, еще Нума установил: «eum, qui terminum exarasset, et ipsum et boves sacros esse», то есть что и виновник, и быки, при помощи которых было совершено преступление, делаются обреченными каре богов, то есть последствиям «sacer esto»), похищение и истребление посевов («suspensum Cereri necari jubebant» — «обреченного [богине] Церере приказывают убить»), а равно их заколдование («qui fruges excantassit» — «кто заколдует плоды» и «qui alienam segetam pellexarit — «кто переманит чужой урожай»”. Наконец, poena capitalis влекло за собой и сочинение пасквилей («si quis occentavisset sive carmen condidisset, quod infamiam faceret flagitiumve alteri» — «если кто распевал бы или сочинил песню, которая позор или бесславие для другого делает»). В какой мере, однако, эти последние деликты могут быть отнесены еще к эпохе до законов XII таблиц, сказать трудно.

За этими немногими и бессистемными исключениями все остальное сохраняет еще всецело частный характер. Так, например, членовредительство еще по законам XII таблиц предоставляется частной мести по правилу «око за око, зуб за зуб» — «si membrum rupsit, ni cum eo pacit (то есть если не состоится мировая сделка), talio esto»(«если повредит член тела и не договорится с потерпевшим, пусть ему будет такое же воздаяние») — принцип талиона. За преступления менее важные частная месть уже, однако, запрещается; потерпевшему предоставляется только право требовать в свою пользу известный штраф. Этот штраф не есть штраф в смысле нашего уголовного права; он не взыскивается государственной властью для себя (не идет в казну), а рассматривается, как частный долг потерпевшему, который этот последний может взыскать, но может и не взыскивать. Он является заменой прежних добровольных соглашений; он уже таксирован государством, но и только: все остальное решается по началам частного, гражданского права, и потому об этих частных обязательствах из деликтов будет идти речь в истории гражданского права.

Таким образом, нормы законов XII таблиц представляют еще архаическую смесь разнородных начал. С одной стороны, в случаях более тяжких преступлений еще царствует личная месть; с другой стороны, государство уже начинает вмешиваться в отношения между сторонами, заменяя мщение частными штрафами. Государство как будто решается на такое вторжение, но лишь в случаях более легких, не рискуя затрагивать частных отношений там, где оно может натолкнуться на большее личное раздражение потерпевших. Но если таково положение дел в эпоху XII таблиц, то есть в начале республики, то для периода царей мы должны предположить состояние еще более примитивное: еще менее государственной регламентации и еще больше элементов мести.

10. Порядок уголовного судопроизводства. Развитие римского уголовного права, превращение его в целостную систему было неразрывно с новой организацией уголовной юстиции. Основой этой новой организации стали специальные суды - постоянные комиссии (quaestio perpetuae), каждой из которых поручался суд по своей категории дел. В большинстве случаев фактом создания особой комиссии для рассмотрения обвинений по новой категории дел и признавалась безусловная наказуемость того или иного действия, что ранее оставалось на усмотрении магистратов, а не закона. Первая постоянная комиссия была организована в 149 году до н. э. по специальному закону, которым было признано наказуемым должностное вымогательство со стороны магистратов, находившихся при исполнении должности. В конце 2-го века до н. э. было признано, что за преступление обвинение может быть возбуждено против любого лица, исполнявшего административную или судейскую должность. Создание системы комиссий пришлось на первую половину 1-го века до н. э., а подавляющее большинство было организовано единовременно по законам Корнелия Суллы, диктатора в 81-79 гг. до н.э.

По законам Суллы стало 8 постоянных комиссий (с учетом реорганизации прежних), в которых подлежали рассмотрению обвинения:

v  В преступлениях против величия римского народа, или против республики.

Сюда относились действия, направленные к уменьшению величия богов, города, сената, оставление армии, а также восстание против магистратов, попытки их отстранения, умаления власти трибунов. Судебная интерпретация преступлений была весьма разнообразной (само понятие умаления величия было введено в 102 г. до н. э.). Детализированную квалификацию дал особый закон Юлия Цезаря, который включил в посягательства на величие римского народа передачу врагу земли или людей, поддержку врага, отпуск пленных, дезертирство, заговоры. Наказываться эти преступления должны были преимущественно «запрещением огня и воды».

v  В вымогательстве и взяточничестве со стороны магистратов или других должностных лиц. Здесь исследовались (с предварительным заключением особой сенатской комиссии) преступления, совершенные только при исполнении служебных обязанностей. Наказаниями были штрафы, ограничение в правах, а по закону Юлия Цезаря 59 г. до н. э. (где было дано общее понятие этого преступления) – изгнание, а также исключение из членов Сената.

v  В злоупотреблениях государственной казной – это был еще один вид должностных преступлений, одним из проявлений которого было, например, хищение священного имущества, нарушение целостности городских стен и укреплений. Старое право придерживалось практики назначения за это изгнания, а с закона Юлия Цезаря и здесь применяли «запрещение огня и воды».

v  В нарушениях предвыборных правил и подкупе. Впервые понятие этого преступления было введено в 159 г. до н. э., а законы с конкретными запретами появились в 1-м веке до н. э. За организацию чрезмерных пиров для избирателей, подкуп влиятельных лиц, а также за давление на судью в уголовном разбирательстве виновных ждало изгнание и связанное с этим ограничение или лишение прав гражданина.

v  В убийстве и приравненных к нему преступлениях, где главное место занимало убийство родственников. По римскому праву далеко не всякое убийство подлежало преследованию (так, здесь не разбирались убийства детей, рабов, иностранцев), но только такое, где можно было усмотреть посягательство на величие римского народа, т.е. убийство гражданина. Сюда же позднее были отнесены, поджег на корабле, вытравление плода женщиной, другие особо злостные действия, последствия которых однозначно влекли гибель одного или многих людей. Наказанием за это прежде всего была смертная казнь.

v  В отравлении, что считалось одним из наиболее опасных преступлений. К самому преступлению приравнивалось также изготовление ядов, разного рода магические действия с одурманивающими веществами. Как правило, ответственности подлежали все, кто прямо или косвенно обнаружил причастность к этим действиям. Поэтому несколько позднее в компетенцию этой комиссии вошли обвинения в бандитизме. Основным наказанием за эти преступления была смертная казнь.

v  В публичном насилии, которое включало в себя действия, помешавшие магистрату отправлять свои обязанности, а также все, что нарушило общественное спокойствие. Сюда же позднее отошли и обвинения в насилии против частных лиц (не связанные ни с оскорблениями, ни с отнятием имущества; что считалось частными деликтами). Виновных в публичных насилиях наказывали «запрещением огня и воды»,[5] в частных- конфискацией 1/3 имущества и лишением чести (infamia).

v  В обмане, куда входили самые разнообразные по виду преступления: от фальшивомонетчества до злоупотребления доверием при частных сделках, включая обмеривание, обвешивание, изготовление фальшивых завещаний и т.д. Преступление это считалось также недостойным для римского гражданина и наказывалось «запрещением огня и воды».

Законодательство Суллы не только создало восемь основных категорий преступлений, но внесло и существенные коррективы в старые понятия частных деликтов. Многое из того, что ранее входили в сферу чисто гражданской ответственности, было криминализировано: избиение, нанесение телесных повреждений, вторжение в чужой дом для этих действий - и от ныне наказывалось штрафами и лишением чести. По обвинениям в коррупции было введено новое наказание в виде 10- летнего запрета избираться в магистраты.

Председателями комиссий были преторы - число их было увеличено до восьми (либо особый судья без прав магистрата). От руководства комиссиями отстранялись только городской и перегринский преторы. Хотя комиссии назывались постоянными, состав их был различен и непостоянен: в каждую назначалось от 350 до 450 судей. Судьями считались внесенные в особые судейские списки граждане высших сословий - сенаторы и всадники, которые судили и гражданские дела (это было единственное, что роднило римское уголовное и гражданское судопроизводство). Членами комиссий не могли быть народные трибуны, квесторы, военные трибуны первых четырех легионов, родственники сенаторов, а также лица моложе 30 и старше 60 лет. Для каждого процесса из общего списка судей, числящихся за нею, избиралось свое количество, либо начинали слушать дело все судьи комиссии, а далее их число сокращалось. Рассмотрение дел по существу обвинения коллегией граждан – фактически судом присяжных стало важнейшим принципом развитой уголовной юстиции в Риме.5

11. Виды уголовных преступлений и наказаний в период республики и империи. В качестве так называемых государственных преступлений 12-ть Таблиц и другие источники называют следующие: измену, выдачу римского гражданина врагу, подстрекательство врага римского народа к нападению на римское государство. Тяжким преступлением считалось также уклонение от военной службы. Как гласят Дигесты, «В древности уклонившихся от призыва отдавали в рабство, как предателей свободы»; каралось устройство ночных сборищ в городе.

При Сулле вводится такой состав государственного преступления, как оскорбление величия (crimen lease maiestatis). Имелось ввиду величие римского народа, государства, а точнее самого Суллы. В период империи стали подводить под это понятие самые разнообразные деяния против существующего строя, как-то: вооруженные восстания, самовольное ведение войны, измена, убийство магистрата, подстрекательство войска к мятежу, подлог государственных документов, заговор об убийстве членов консистории и сената. Обычным наказанием за это преступление являлась смертная казнь. Некоторые преступления рассматривались как преступления против религии. К ним можно отнести убийство народного трибуна, что являлось нарушением lex sacrata,то есть «священного закона» 1. Сюда же относились волшебство, колдовство. Можно упомянуть и о таком преступлении, как нарушение обета целомудрия весталкой, что влекло за собой смертную казнь для обоих виновных. До поры до времени сурово каралось исповедание христианства (по суду и без суда). Однако с превращением христианства в государственную религию, стали сурово карать уже язычество, ересь и вероотступничество.

К преступлениям против порядка управления надо отнести так называемое ambitus, то есть буквально «происки».

Под этим понималось домогательство и получение какой-либо должности с использованием при этом влияния (в том числе, в позднее время, императорских фаворитов). Однако, снискание должности недозволенными способами было делом распространенным – фактически ни один магистрат в конце республики или чиновник в период империи не попадали на свою должность строго дозволенными средствами. Взятка, подкуп, протекция, устройство угощений и развлечений являлись обычными средствами искателей должностей. Законы же, издаваемые против подобных явлений, цели не достигали.

К преступлениям против нравственности следует отнести, в первую очередь, прелюбодеяние (adulterium), то есть нарушение супружеской верности женой. В конце республики на (adulterium) смотрят уже не как на delicta privata, а как на delicta publica. Отец был вправе убить свою дочь, захваченную им с поличным в своем доме или в доме своего зятя. Дозволялось убить сообщника неверной жены, захваченной в доме супруга. Согласно Павлу, жена, нарушившая супружескую верность, подвергалась конфискации половины приданного и трети прочего её имущества и ссылке на остров, а её сообщник отбиранию половины имущества и также ссылке на остров, но на другой.

Некоторый качественный скачек в истории уголовного законодательства связывается с именем Суллы. Его закон 83 года об убийствах и отравителях преследовал изготовление и продажу яда, поджог, ношение оружия для совершения убийства или воровства, а также ложные показания по делу, которое влекло за собой смертную казнь. За все эти преступления назначалась ссылка на остров и конфискация имущества (в императорский период смертная казнь). Законом предусматривался и такой вид преступления, как насилие частное и публичное. Наказуемым являлось похищение свободных людей или лишение их свободы. При Сулле же был издан закон о подлогах – lex cornelia de palsis.

Этим законом и последующей практикой предусматривались разнообразные деяния, совершаемые в корыстных целях: соглашения о ложных свидетельских показаниях, подкуп судьи, подлог в счетах и документах, похищение и уничтожение завещания.

1.3 Система наказаний

Система наказаний основывалась на принципе неопределенности: конкретный вид и размер наказания зависел от усмотрения судей. Смертная казнь полагалась за более чем 30-ть видов преступлений. Главной целью наказания стало уже не возмездие, а устрашение, и потому на первый план вышли такие наказания, которые были рассчитаны на причинение виновному максимальных физических страданий.

Что касается наказаний, то они делились на две категории: тяжелые (capitalia)- смертная казнь, изгнание, ссылка в рудники; прочие - денежные штрафы и воздействия на тело. Смертна казнь совершалась различными способами: отсечение головы мечом; закалывание мечом; повешение; утопление в море или реке. Совершивших убийство кровных (близких) и родственников секли розгами, зашивали в мешок вместе с собакой, петухом и змеёй, а затем топили в море. Весталок, нарушивших обет девственности, закапывали живьем в землю.

Рабов казнили различными способами, в том числе путем сбрасывания с Тарпейской скалы. В императорский период появляются новые, более изощренные формы казни: сжигание заживо, распятие на кресте, отдача диким зверям на растерзание. Правда, издавались императорские указы, запрещавшие применять смертную казнь мучительными способами. Но едва ли этот запрет имел действенную силу. Смертная казнь сопровождалась конфискацией имущества. Телесные же наказания - битьё розгами, палками, бичевание - применялись в период империи только к рабам и лицам низших сословий. В период республики существовал такой вид наказания, как «удаление в изгнание» - (aquae et ignis interdictio), но позднее оно было заменено ссылкой (deportatio), а также высылкой (relegatio). Имущество депортированного, то есть сосланного, конфисковалось. Он лишался права римского гражданина и становился уголовным рабом. Местом ссылки пожизненной или срочной были острова.

Особенно тяжелой была ссылка на рудники, сопряженная с каторжными работами. Различались работы внутри самого рудника в тяжелых оковах (in metallum) и работа вне рудника (in opus metalli), в частности плавка руды, её сортировка в оковах, вспомогательные работы, чаще применяемые по отношению к женщинам. Наказания влекли за собой утрату свободы, превращение в уголовного раба. Суровым наказанием было присуждение к отдаче в гладиаторы, а также отдача для ловли диких зверей и битвы сними на аренах цирков. Гладиатор превращался в уголовного раба (servus poene).

 

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]