Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Билеты по литературе (04.06 - 20).docx
Скачиваний:
0
Добавлен:
20.09.2019
Размер:
78.83 Кб
Скачать

Билет 1 («Сказание о Борисе и Глебе», «Анчар» - наиз.)

1.Какими предстают русские святые Борис и Глеб в «Сказаниях» ? Почему они стали первыми русскими святыми ?

В произведении «Сказание и страдание и похвала святым мученикам Борису и Глебу» русские святые Борис и Глеб представляются нам, как верующие («прещедрый и премилостивый Господь», «Боже, Владыка, не отринь меня, спаси душу»), уважающие возраст(«будь отцом мне – старший брат»), любящие близких («о милый брат и господин»), добрые(« был любим Борисом безмерно»), послушные, терпеливые и мудрые люди(«не воспротивлюсь», «бог гордым противиться, а смиренным дает благодать»). К отцу они относятся, как к «святому», «господину», «узде юности», «наставнику неопытности», «сиянию и заре лица», «солнцу», «свету очей». Они уважают своего отца, его возраст и мудрость. Бога они называют «Владыкой», «человеколюбцем», «щедрому дарителю жизни», они просят принять его к себе, в «царство небесное», в рай простить грехи. Они ценят Бога, они верующие, и считают, что существует рай и ад. Однако у них тоже есть различные качества.

Борис смирился с наступающей вскоре смертью от рук собственного брата, несмотря на то, что он боялся этой самой смерти, неизвестности. Борис понимает, что перечить старшему брату, которого он считает своим отцом и господином», неправильно. («знал я, что злые языки подстрекают на убийство мое, и погубит он меня»).

Глеб же пытается хитростью, молением о пощаде, уговорить брата не убивать его, юного и безгрешного. Он наивен, не понимает, за что его убивать, не верит, что он погибнет. Он беззащитен («не трогайте меня»), однако так же, как и Борис не пытается сопротивляться и восстановить справедливость и погибает.

2. Задание по стихотворению «Анчар»

Анчар – тропическое южно-азиатское дерево, пропитывается ядом. «В пустыне», вокруг никого. Нет жизни, умирающая пустыня. Не дает развиваться жизни. Стоит один во всей вселенной, отделен от мира. Пустыня непригодна для жизни. Он - порождения зла ,гнева, смерти. Он весь в яде, зелень – мертвая. Порождение смерти, несет смерть, гибель. К нему и птица не летит, и тигр нейдет. Воплощение зла, смерти, горя. Животные инстинктивно не приближаются к анчару. Все живое избегает прикосновения, зло обуздано одиночеством. Приближаться – нарушать закон природы. Ветер разносит смерть.

Человек человеку равен в духовном смысле ,по закону природы. Человек послал человека властным взглядом, послал к смерти, на гибель. Человек в любом случае умрет от анчара. Если он не пойдет – умрет от рук князя, от стрел, пропитанных ядом. Если пойдет - дотронется до анчара, умрет от яда. Мир людей устроен противоестественно. Человек не должен быть рабом. Человек понимает ,что идет на смерть. Если он не пойдет – умрет только он один. Если же пойдет – умрут многие, князь «разослал свои стрелы к соседям в чуждые пределы». Но человек духовно раб, не может сопротивляться, он является посредником смерти. Злость получает возможность существования. Потек – не рассуждая. Люди, как стрелы, подчиняются своему господину, не рассуждая, не пытаясь противостоять, как что-то неживое. Нарушение законов природы, жизни. Трагические последствия рабства, отсутствие свободы. Гибель для всех людей.

«Анчар» (1828) пронизан мрачным настроением и рисует трагические последствия отсутствия свободы. Стихотворение по сюжету напоминает балладу. Пушкин сопоставляет зло природы и зло владыки, который нарушает запрет приближения к древу, несущему смерть. Все живое избегает прикосновения к анчару, и в природе это зло обуздано одиночеством («К нему и птица не летит, и тигр нейдет»). Анчар — «один во всей вселенной». Князь нарушает закон природы, посылая человека «властным взглядом». Зло, существующее в природе как угроза, получает возможность осуществления. Зло рождает зло: неограниченная власть одного человека над другими оказывается гибельной не только для «белого раба», но и для соседей князя.  В окончательном варианте князь посылает раба «властным взглядом». Презрение к жертве усилено, власть не удостаивает ее оправданием. Раб «бедный», он вызывает сочувствие, но лишен воли («послушно в путь потек»), лишен голоса даже в предсмертном отчаянии.  Стрелы, яд для которых добыт рабом, в окончательном тексте наделены родственным ему эпитетом «послушливые». Анчар — «древо яда», как пояснил сам Пушкин,— становится в стихотворении воплощением всеобщего зла. Первое слово — «пустыня». Поэт переносит нас в пустой мир. Пустыня получает ряд резко отрицательных характеристик: «чахлая», «скупая». Эти эпитеты обладают признаком одушевленности. Эпитеты, придающие пустыне характер живого и человекоподобного существа, как бы наделяют ее свойствами человека, в том числе волей, активностью. Это заставляет нас воспринимать пустыню в первых строках стихотворения как злое существо — существо, имеющее злую волю и являющееся активным создателем окружающего зла. Второй стих довершает образ пространства темой бесплодности. Сухая, раскаленная зноем почва — это мертвая почва. Последние два стиха создают образы космического пространства — «один во всей вселенной» и опасности — «как грозный часовой». Эпитеты «чахлый», «скупой», «зноем раскаленный», «грозный», «один» (в данном тексте выступает как эпитет) создают определенное настроение. Первая строфа стихотворения «Анчар» привела нас в мрачный мир всемирного зла. Об анчаре здесь еще говорилось мало, про него было сказано только то, что он один и стоит, как грозный часовой. Вторая строфа посвящена характеристике анчара, его отношению к Природе, к тому Космосу, в центре которого он стоит. Основной образ второй строфы — образ нелюбимого, нежеланного сына, вызывающего ненависть своей матери. В первой строфе говорилось о бесплодии пустыни, во второй природа рождает анчар, как бы опровергая свою бесплодность. Но это противоестественное рождение — «в день гнева». И в самом анчаре все время подчеркивается противоестественность, нарушение обычного и правильного порядка вещей. Выражение «мертвая зелень» содержит оксюморон, т. е. эпитет, который противоречит сущности определяемого слова (типа: сладкая горечь, звонкая тишина). Слово «зелень» содержит в себе понятие свежести, прохлады, весны — жизни. Сочетание «зелень мертвая» воспринимается читателем как чудовищное нарушение норм природы. В таком ключе должно восприниматься и все стихотворение. У Пушкина природа всегда добра по отношению к человеку, гармонирует с его лучшими чувствами. Именно поэтому та природа, образ которой создается в стихотворении «Анчар», кажется чудовищно искаженной. Последующие три строфы рисуют образ анчара. Они развертывают тему одиночества. Анчар враждебен всему в природе: Слово «птица» в оценочном отношении нейтрально, но «тигр» устойчиво связывается с идеей хищничества; переход от птицы к тигру дает нарастание зла: даже злое в природе убегает от анчара. Он не только одинок — он источник зла, активный его создатель. Стихии природы, приходя с ним в соприкосновение, делаются разрушительными. Такой же смысл имеет и пятая строфа. Во всех предшествующих стихах нагнеталось значение жажды — «раскаленный», «чахлый», «жаждущий» и др. В пятой строфе появляется дождь, который должен был бы восприниматься как счастливое избавление от мук жажды. Но в .извращенном пространстве зла и дождь становится источником смерти: С начала шестой строфы в стихотворении происходит идейно-композиционный перелом: до сих пор речь шла о зле в природе, о зле, существующем в самом порядке мира. Теперь начинается рассказ о зле, создаваемом человеком. Союз «но» резко делит интонацию стихотворения на две части. Прежде всего обратим внимание на то, что в первой части все глаголы подчеркивают отсутствие контактов с анчаром; к нему никто не идет, от него все убегают («стоит один», «к нему и птица не летит и тигр нейдет», «вихорь... мчится прочь», дождь «стекает»). Вторая половина стихотворения начинается с движения к анчару: «послал к анчару», «послушно в путь потек». Уже это создает образ двойного извращения: само существование дерева яда есть нарушение законов природы. Но в природе все от него убегают, человек же создает еще более страшное нарушение — он заставляет другого человека идти к дереву яда. Вторая часть стихотворения состоит из четырех строф, в которых основной смысл сосредоточен в первой и последней, а две центральные развивают тему. «Человек» и «человек» — два эти слова (фактическое повторение одного слова два раза) внушают мысль о равенстве того, кто послал, и того, кто был послан. Оба они — люди, оба равны друг другу. Но тогда непонятно, почему один послал (послал, даже не прибегая к наказанию, «послал властным взглядом»), а другой послушно пошел («потек» — церковнославянский синоним для слова «пошел»). Почему один человек может другого послать на верную смерть? Смысл выявляется в последующих строках, где один человек именуется «раб», а другой — «князь» и «непобедимый владыка». Этим раскрывается противоестественность рабства. Перед лицом природы оба человека равны между собой, но в человеческом обществе один из них — владыка, а другой — раб. Зло существует в природе, но сама же природа его изолирует, отводит ему уединенное, изъятое из мира пространство. И только человек, создавая владык и рабов, сотворя противоестественное рабство, вырывает природное зло из изоляции и использует его для угнетения других людей. Анчар, который в первой половине стихотворения выступал как активный носитель зла, владыка зла, здесь становится лишь инструментом в еще более злых руках — руках князя. Образ рабства, создаваемый во второй половине стихотворения, характеризуется следующими словами: «послушно», «возвратился с ядом», «принес», «ослабел», «лег», «умер у ног». Владыка характеризуется словами: «послал властным взглядом». Мы видим, что характеристика раба более подробна. Непобедимый владыка вызывает у нас недвусмысленно отрицательное отношение. Он — двойник анчара, источник зла и убийца. Важно отметить, что для Пушкина владыка как угнетатель своего народа и захватчик, несущий рабство соседнему народу,— два проявления единой сущности деспотизма. Рабство и война связаны. Сложнее образ раба. Он, бесспорно, вызывает наше сочувствие. Эпитет «бедный», выразительная картина: «И пот по бледному челу / Струился хладными ручьями» создают образ страдающего человека, жертвы деспотической воли князя. Однако нельзя не заметить, что именно послушание раба, его покорность, готовность, жертвуя жизнью, выполнить волю деспота (ведь князь все равно отнял бы у него жизнь, независимо от того, покорился ли бы он или же выразил протест!) объективно служат делу деспотизма. Раб — не только жертва, но и распространитель зла. Пушкин подчеркивает это, характеризуя одинаковыми словами раба и стрелы, с помощью которых князь разослал гибель в чужие страны: раб «послушно в путь потек», князь разослал «послушливые стрелы». Покорность раба превращает его не только в жертву, но и в соучастника зла.

Билет 2 («Ода на восшествие императрицы Елизаветы» - наиз., «Капитанская Дочка»)

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.