Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
зарубежка.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
04.08.2019
Размер:
814.59 Кб
Скачать

5 Печать Великой Французской революции принято делить на 3 периода в связи с историческими этапами.   Первый период: май 1789 - август 1792. Свержение монархии Бурбонов. Вся демократическая печать вела ожесточенную борьбу с аристократической и роялистской прессой. Революция вызвала возникновение огромного количества новой газетной продукции. В 1788 г. во всем королевстве - 60 периодических изданий. С 1789 по 1792 годы появляется более 500 газет. Такие заголовки газет: «Патриот, Республиканский, Республика, Бюллетень, Газет, Хроник, Курьер». Накануне революции более распраненные - «Парижская газета», всего 8 тыс. В большинстве случаев тираж 300-500 экземпляров, выходит 2-3 раза в неделю. Была в них реклама: частные объявления, анонсы. Дело дорогое, трудоемкое, но рентабельное. «Парижская газета» давала после революции давала до 100000 ливров в год.

Появляются вечерние газеты - отчеты о работе власти. Очень популярны, т.к. оперативны. Были как газеты, получавшие субсидии от правительства («Часовой»), так и газеты, которые были собственностью клубов и кружков («Железные уста»). Лишь в 1815 г. стала вводиться техника, до этого все делалось вручную. Один человек - редактор, издатель, автор, продавец в одном лице, это и есть эпоха персонального журнализма. Максимальнй тираж на одном прессе за 24 часа - 3 тыс. экземпляров. Бумага была низкого качества.

1789 г. - новая эра в журналистике. Роль книги закончилась, настала очередь газеты. Начало журналистике положил Бриссо, напечатав в 1789 г. проспект «Французский патриот». Один за другой начинают появляться новые газеты. Начала издаваться самая интересная гаета «Народная трибуна» - радикально настроена. «Парижские революции» - прочная материальная база. Номер состоял из 40-64 страниц - еженедельные обзоры положения дел в стране, парижские новости, о революционном движении, театральные события, гравюры и др. В этом же году Жан поль Марат издает газету «Парижский публицист» - еженедельная.

В начале 1791 появляется газета «Папаша Дюшен» (ее хозяином был Жан Рене Эбер): для языка характерно использование шуток, жаргонные выражения. Мгновенный отклик на события политической жизни, прислушивались к нуждам трудящихся. Старается придерживаться объективности. Орган выражения интересов королевского двора «Газет де Франс» - печатались отчеты, заявления. Начинается отсеивание всех новых революционных изданий.

Второй период  - 1792-93 гг. Казнен представитель королевскрй власти - Людовик, и приходит конец роялистской печати. Все типографское оборудование перешло к демократической печати. Появляются партии жерандистов, якобинцев, представители - Марат, Эбер, Робеспьер.

Третий период - 1793-94. Период начала иностранной интервенции. Убийство Марата - кризис в журналистике Франции. Революция пошла на убыль, и печать тоже. Начало деятельности Бабефа, выпускает «Газету свободы печати». Вывод: Великая Французская революция доказала исключительную важность печати для всех политических партий и группировок. В эти годы можно говорить о проявлении массовой политической печати. Кроме всего этот период оказал сильное влияние на французский язык - он значительно упростился и демократизировался. Марат, Эбер и другие обращались к народу на его языке.

6. Особенности развития печати английских колоний 17 – первой половины 18 веков.

Ранний период истории американской журналистики (1690–1783 годы)

Изучению истории многочисленных наций Северной, Центральной и Южной Америки, колонизации Западного полушария посвящены многочисленные труды отечественных и зарубежных исследователей. В 1894 году Р. Маккензи издал в Лондоне очерк истории ряда стран Западного полушария; Г. Болтон, председатель Американского исторического общества, опубликовал небольшую книгу «История американских стран». У. Фостер в 1951 году в своем объемном труде «Очерк политической истории Америки» предпринял попытку исследовать общественное развитие американских народов. Еще больше работ посвящено собственно истории Соединенных Штатов Америки.

12 октября 1492 года Христофор Колумб сошел на берег острова, впоследствии названного им Сан-Сальвадор. Этот день знаменовал собой начало колонизации Нового Света и дал старт мощным социальным сдвигам в странах Европы. Конечно, и до Колумба на берегах континента жили люди – индейцы.

Более или менее регулярное изучение нынешней территории Соединенных Штатов среди первых исследователей и завоевателей начали испанцы: в 1513 году Понсе де Леон искал во Флориде «источник вечной молодости»; с 1528 по 1534 годы Кабеса де Вака, отправившись из Гаваны (Куба), странствовал по Флориде, Луизиане и Техасу; Эрнандо де Сото с 1539 года много путешествовал по районам, ныне составляющим штаты Флорида, Алабама, Миссисипи, Джорджия, Арканзас, Теннеси и Луизиана; Франсиско Васкес де Коронадо исследовал южную часть нынешних США. Хроники и мемуары колониального периода, послужившие началом американской историографии, отличались фаталистической трактовкой событий, вытекавшей из веры в божественное предопределение всех явлений жизни.

Испанские и португальские, а затем английские и французские завоеватели не только захватывали богатства и земли индейцев, но и разрушали их самобытную культуру.

«Последним актом великой драмы захвата Западного полушария», как выразился Уильям Фостер, было завоевание англичанами и французами территории нынешних Соединенных Штатов и Канады. Процесс колонизации, начавшийся в 1606 году в Джеймстауне и в 1608 году в Квебеке, был очень длительным и кровопролитным и закончился лишь в последней четверти XIX столетия.

Территория нынешних Соединенных Штатов Америки активно колонизировалась Англией с начала XVII века. Именно из Англии в Новый Свет направлялся наиболее многочисленный поток колонистов. В 1620 году на небольшом судне «Мэй флауэр» («Майский цветок») прибыли английские колонисты, спасавшиеся от религиозных преследований со стороны королевских властей и католической церкви. Их называли «отцы-пилигримы», их потомки по сей день гордятся своим происхождением. Колонисты основали поселение Плимук. Из 102 прибывших после первой суровой зимы осталось в живых только 44 поселенца. Остальные скончались от холода, болезней, недоедания. Но никто из выживших не покинул американскую землю. Английские колонии в Северной Америке оказались наиболее многочисленными и устойчивыми, в результате чего почти вся ее территория попала под власть короля Англии. Английский язык стал официальным языком во всех колониях.

Захватив в результате войны с Голландией голландскую колонию Новые Нидерланды, Британия распространила свои владения в Америке вдоль Атлантического побережья.

Население Вирджинии, самой крупной английской колонии в Северной Америке, уже в 1670 году составляло 40 тысяч человек. Тогда она включала в себя обширные территории, на которых впоследствии возникнет еще ряд штатов (Западная Вирджиния, Кентукки, Огайо, Иллинойс, Индиана, Мичиган, Висконсин). Всего в XVII веке насчитывалось 13 английских колоний. Сюда устремлялись все новые массы переселенцев из Европы. Большие потоки беженцев в Новый Свет были вызваны английскими революциями 1648–1660 годов, диктатурой Кромвеля и последовавшей за ней реставрацией Стюартов.

Среди колонистов получило широкое распространение преимущественно мелкое фермерское хозяйство, но со второй половины XVII века стало развиваться и мануфактурное производство. Элементы феодализма были обречены на провал, поскольку существовали возможности освоения новых плодородных земель. Поэтому все попытки правящей верхушки колоний монополизировать права на землю потерпели крах.

Важной особенностью развития колоний было существование рабства: оно было вызвано тем, что колонисты достаточно легко приобретали землю, а рабочих рук для ее освоения откровенно не хватало. Стремительный рост оплаты труда привел к тому, что работодатели сочли более «экономичным» завести рабов. Первыми рабами были так называемые «белые рабы», которые заключали кабальные соглашения с судовладельцами и купцами. Число рабов пополнялось за счет уголовников и колонистов, не сумевших расплатиться с кредиторами. Однако «белое рабство» постепенно было вытеснено более дешевым рабством негров: первые партии «черного живого товара» были завезены в Вирджинию из Африки уже в первой половине XVII века. Рабский труд негров послужил основой для плантационного сельского хозяйства в южных колониях, где главной сельскохозяйственной культурой был табак. Английская буржуазия рассматривала заокеанские колонии как источник дешевого сырья и рынок сбыта продукции английской промышленности. Естественно, это не могло не вызвать противоречий, тем более, что английское правительство на протяжении XVII–XVIII веков предпринимало различные меры к пресечению развития промышленности колоний.

Для возникновения периодической печати требовалось как минимум три условия:

         необходимость в распространении и получении информации;

         определенный уровень развития техники;

         достаточный уровень образования.

Если необходимость в распространении и, особенно в получении информации была выражена достаточно ясно, а технические возможности позволяли выпускать печатную продукцию, то с уровнем грамотности населения были некоторые проблемы. Появление первых школ в Новом Свете относится к XVI–XVII векам. Обычно они открывались на местные средства или пожертвования частных лиц и строились на тех принципах, которые были приняты на бывшей родине колонистов. В 1636 году было открыто первое высшее учебное заведение – Гарвардский колледж. Интересно, что самый первый закон, положивший начало общественным школам, был принят в штате Массачусетс позднее – в 1647 году. По большому счету, национальная система образования стала складываться лишь после Войны за независимость 1775–1783 годов.

Следует отметить, что среди европейских колонистов господствовала идеология различных протестантских сект, преимущественно пуритан. Главное отличие протестантизма от, скажем, католичества и православия состоит в учении о непосредственной связи бога и человека. А это ведет с одной стороны – к проповеди «мирского аскетизма», с другой – к освобождению человека от феодальных пут и пробуждению в нем чувств личной собственности, буржуазно-индивидуалистических представлений, делячества и накопительства, а в некоторых случаях – к жесткому и вульгарному прагматизму: «если я добился богатства и успеха, значит, Бог меня любит, и я поступаю правильно». То есть, истинно и правильно все, что выгодно. Эти воззрения оказали существенное влияние на общественную мысль того времени.

В начале XVII века центрами общественной и литературной жизни были Новая Англия и Вирджиния, где первоначально тогда еще рукописная литература носила религиозно-морализаторский дух и проповедовала неукоснительное следование догматам пуританизма.

Острую потребность в печатных периодических изданиях первыми почувствовали английские торговцы и предприниматели, избравшие Новую Англию местом своей постоянной деятельности. Вообще-то первый печатный станок был доставлен из Испании в Мехико в 1541 году, второй был установлен в Лиме в 1583 году. На них печаталась главным образом религиозная литература. И первым регулярным периодическим печатным изданием в Новом Свете тоже стала «Гасета де Мехико», вышедшая в 1667 году.

Появление первого печатного станка в Северной Америке (Кембридж, Массачусетс) относится к 1638 году. Именно тогда английский священнослужитель Дж. Гловер вез в Новый Свет печатный станок. Поставкой бумаги и других материалов должен был заняться Стивен Дэй. Однако Гловер умер в пути. На следующий год его вдова открыла печатное дело в Кембридже, пользуясь услугами Дэя. «Матушка американской печати» вышла замуж за Генри Дунстера, президента Гарвардского колледжа. Установленный здесь станок стал дальним предком издательства «Гарвард юниверсити пресс». Предназначенные для выпуска преимущественно религиозных книг печатные станки затем появились в Бостоне в 1670 году, Филадельфии в 1685 году и Нью-Йорке в 1693 году.

Заметное влияние на развитие печати сыграло движение квакеров. Джордж Фокс (1624–1691), основатель этого движения, выступил как против англиканской церкви, так и против религиозных принципов кальвинистских общин пресвитериан и конгрегационалистов. Квакеры отвергли всякое внешнее выражение религиозности, все религиозные обряды и таинства, отказались от священнослужителей. Они усматривали сущность религии в озарении каждого верующего святым духом, внутренним светом, который и направляет человека к нравственному совершенству. Одним из первоначальных принципов движения квакеров был протест против социального неравенства: их общины построены на основе равенства членов и не имеют деления на священников и мирян.

Близок к квакерам был первопечатник Пенсильвании Уильям Брэдфорд, который по рекомендации самого Фокса стал публиковать материалы, поддерживающие квакеров. Однако Брэдфорд по-своему понимал, «в чем заключается правда». В 1685 году он опубликовал альманах, который привел его к некоторым неприятностям с квакерами. В частности, он назвал губернатора «Богом Пенном», что было воспринято как оскорбление нравственности, поскольку квакеры не любят восхвалений. В 1686 году на­чались злоключения Брэдфорда, которому было запрещено печатать какие-либо официальные материалы без разрешения властей и лично губернатора Пенна. В 1690 году принадлежавшая Брэдфорду типография была конфискована властями, а сам Брэдфорд оказался в тюрьме по обвинению в издании не санкционированных правительством материалов. Мало того, Брэдфорд на одной из брошюр не указал фамилию издателя, что было расценено как нарушение закона. Просидев в тюрьме год, Брэдфорд вышел на свободу и переехал на постоянное местожительство в Нью-Йорк, где стал издавать первую и единственную до 1733 года в этой колонии газету «Нью-Йорк газетт». Наученный горьким опытом, Брэдфорд превратил свое издание в официоз колониальных властей.

Новая Англия стала местом рождения первой североамериканской газеты. В начале колониального периода жители Новой Англии были вынуждены довольствоваться теми редкими изданиями, которые поступали к ним из далекой Европы. Но вечно так продолжаться не могло.

Первая попытка издания печатной публикации газетного типа в английских колониях Северной Америки относится к 1689 году. С одобрения властей Массачусетса ее предпринял печатник Сэмюэль Грин, выпустивший свое детище под названием «Презент стэйт оф зэ Нью-Инглиш афферс» («Представление государственных дел Новой Англии»). Это издание, как отмечалось в нем самом, должно было предотвратить появление ложных сообщений. Грин умер, не доведя своего начинания до логического завершения: до сих пор неясно, предполагал ли он издавать газету или нечто иное. Известно только, что формат издания Грина был примерно 20 на 36 сантиметров. Некоторые источники утверждают, что на самом деле это издание газетой не было, поскольку лист был заполнен текстом лишь с одной стороны. Следовательно, утверждают эти ученые, публикация Грина была скорее листовкой или своеобразным объявлением.

Вторую, более удачную, попытку предпринял печатник и книготорговец из Лондона Бенджамин Харрис, бежавший в 1686 году от репрессий английских властей за опубликование оппозиционного листка новостей. Считающийся прародителем журналистики США, Бенджамин Харрис напечатал в Бостоне на печатном станке, принадлежавшем Ричарду Пирсу, номер газеты «Паблик оккаренсиз» («Общественные события»), который вышел в свет 25 сентября 1690 года. Многие считают детище Харриса именно газетой, поскольку ей были присущи многие атрибуты этого типа изданий, в частности несколько страниц, что само по себе указывает на стремление сделать именно газету, а не выпустить объявление. Кроме того, было ясно, что у издателя есть намерение продолжить выпуск газеты.

Первый номер первой американской газеты был четырехполосным форматом примерно 15 на 20 сантиметров, заполненным текстом на трех полосах. Четвертая страница была чистой, и читатель мог записать от руки свои собственные новости. Тогда действовало правило: «прочти сам и передай другому», поэтому ничего необычного в пустой странице не было.

Этот номер, посвященный «иностранным и местным» событиям, содержал различную мелкую информацию, однако он оказался не только первым, но и последним. Дело в том, что Харрис не на шутку встревожил колониальные власти, поскольку коснулся запретной темы – положения индейцев и плохого обращения с ними французских колониальных властей. Подобные замечания были восприняты как критика колониальной политики вообще. Кроме того, Харрис критически высказался в отношении войны, которую в то время вело английское королевское правительство против Франции. В дополнение ко всему газета Харриса была выпущена без официальной лицензии, что рассматривалось как нарушение закона. В итоге газета Харриса была закрыта.

По давно укоренившемуся недоразумению, многие историки американской журналистики склонны считать первой в истории США газетой не «Паблик оккаренсиз», а другое печатное издание, которое выходило еженедельно и издавалось регулярно до 1776 года. Речь идет о «Бостон ньюс-леттер» («Бостонский вестник»). Основателем этой газеты, первый номер которой вышел в 1704 году, был бостонский почтмейстер Джон Кемпбелл. К нему колониальные власти относились с большим доверием. Кемпбелл, как и Грин, ранее активно выпускал рукописные листки новостей, поэтому переход к изданию печатной продукции был для него закономерным. Следует отметить, что с 1704 и по 1719 год «Бостон ньюс-леттер» оставалась единственной газетой на территории британских колоний в Америке. Широкой популярностью среди читателей, однако, эта газета не пользовалась.

Основное место в газете занимали «шиппинг ньюс» («корабельные новости»), т.е. информация, доставленная из Европы морским путем. Та самая информация, которая представляла едва ли не наибольший интерес для колонистов, поскольку в ней содержались вести с покинутой родины. Вторичность этой газеты по отношению к европейской, прежде всего английской, прессе выражалась в явном предпочтении иностранных новостей местным и в прямой перепечатке основных материалов из английских газет. Надо сказать, что тогдашнее население американских колоний довольствовалось преимущественно английскими газетами, которые владельцы гостиниц и таверн выписывали для своих клиентов. Распространение даже 250–300 экземпляров, составлявших весь тираж «Бостон ньюс-леттер», представляло тогда весьма серьезную проблему для издателя. В те времена подписка на газету считалась очень большой роскошью, которую далеко не всякий мог себе позволить.

Исторической заслугой Кемпбелла перед американской журналистикой явилось также и то, что на страницах его газеты появилось первое в истории страны газетное объявление. Здесь также впервые в Новом Свете была напечатана иллюстрация. Позже, уже в период редакторства Уильяма Брукера, который сменил Кемпбелла на посту главы газеты в 1719 году, в «Бостон ньюс-леттер» появились первые редакционные статьи.

Обычный номер «Бостон ньюс-леттер» представлял собой двухполосный (иногда и четырехполосный) листок, в котором две трети занимала перепечатка материалов из английских газет, которые приходили в Америку с весьма значительным опозданием, порою до нескольких месяцев. Примерно треть материалов занимала местная информация – сообщения о прибытии и отправлении судов и штормах на море, о движении почтовых дилижансов, о новостях политической и экономической жизни североамериканских колоний Англии, о смертях, рождениях, судебных заседаниях, нападениях индейских племен, об аукционах по продаже рабов.

Оперативностью издание Кемпбелла не страдало: традиционные средства коммуникации (встречи и беседы, передача сведений с путешественниками и т.п., что мы сейчас называем «сарафанным радио») разносили любую новость еще до того, как Кемпбелл ее мог напечатать.

Ряд историков, отмечая невысокий уровень этой газеты, усматривает в «Бостон ньюс-леттер» некоторые отрицательные черты американской прессы, особенно ярко проявившиеся в будущем, такие как неточности, искажения в публикациях и даже откровенную ложь.

Как уже отмечалось, в 1719 году у «Бостон ньюс-леттер» появился первый конкурент – «Бостон газетт», просуществовавшая до 1741 года, когда в Бостоне было уже пять еженедельных газет. По некоторым источникам, такое количество газет выходило в Бостоне уже в 1735 году.

Издателями первых газет в Северной Америке нередко становились почтмейстеры, раньше других получавшие доступ к свежей информации, доставлявшейся морем из Европы и составлявшей основное содержание американских газет, и в руках которых, что само по себе немаловажно, находились также средства доставки газет подписчикам. Издателями газет в Америке колониального периода были также книготорговцы, судьи, члены муниципалитетов.

Газеты того времени первые страницы отводили под коммерческую информацию и объявления о розыске беглых невольников. Последующие полосы представляли собой перепечатку безобидной зарубежной информации, преимущественно английского происхождения. Иногда эта информация разбавлялась местными новостями бытового характера. Страницы газет заполнялись также официальными сообщениями, текстами обращений, адресованных королю или губернатору.

Губернаторы как официальные представители британской короны в колониях осуществляли неослабный контроль за содержанием газет и предпринимали все необходимые меры, чтобы не допустить публикации материалов, содержащих критику в адрес короля, королевского правительства, официальной религии или губернатора. Английское законодательство объявляло уголовным преступлением любое обсуждение в печатных изданиях вопросов политики и вообще деятельности правительства в любой сфере, а тем более оригинальных «недружественных» либо «вредных» материалов с критикой английского королевского правительства или его официальных представителей в колониях.

Естественно, первые газеты Северной Америки, выходившие, как правило, размером немного меньше писчего листка бумаги, ничем не напоминали современные многостраничные газеты США. Публиковавшиеся в них заокеанские новости были сплошь и рядом двух-трехмесячной давности. И в первую очередь североамериканские газеты ориентировались на непреходящий интерес тогдашних поселенцев этих территорий к европейским и английским делам, поскольку первые колонисты еще долго считали Англию своим домом. Они полагали, что в освещении газетами внутренних дел колоний нет особой необходимости, так как эти дела и без того всем хорошо известны.

Итак, колыбелью американской журналистики стал город Бостон, основанный в 1630 году. Крупнейший город Новой Англии имел десятитысячное население уже к концу XVII века и двадцатитысячное в 1735 году. Он являлся главным экономическим центром Новой Англии, средоточием промышленных, судоходных и торговых интересов как английских колоний в Новом Свете, так и самой метрополии.

Важнейшую роль в становлении периодической печати Северной Америки играла также Филадельфия, впоследствии ставшая первой столицей США как независимого государства.

Первой филадельфийской газетой стала в 1719 году «Америкен уикли меркури» («Американский еженедельный вестник»).

«Одним из наиболее честолюбивых газетных проектов, – отмечает американский исследователь В.Г. Блэйер, – в ранний колониальный период был «Юниверсал инстрактор ин олл артс энд сайенс энд Пенсилваниа газетт», основанный Сэмюэлем Кеймером». Автор относит создание этой газеты к 1728 году. Именно в этот период на политической арене появляется двадцатидвухлетний Бенджамин Франклин, предполагавший начать издание в Пенсильвании своей газеты. Его активность заставила Кеймера поторопиться с основанием газеты. Как отмечает Дж. П. Вуд, именно эти обстоятельства заставили Кеймера начать выпуск газеты на год раньше планируемого срока. В 1729 году уже Бенджамин Франклин издавал в Филадельфии «Пенсилваниа газетт».

На рубеже XVII–XVIII веков население колоний, в том числе и Пенсильвании, было смешанным. Например, почти половину населения составляли немцы. Голландцы, французы и представители других народов тоже стремились обзавестись своей прессой. В 1732 году, например, предполагалось выпускать газету «Филаделфия цайтунг» на немецком языке. Лидер немецкой общины Кристофер Сойер развил активную издательскую деятельность; даже Бенджамин Франклин был полон решимости выпускать двуязычную газету на английском и немецком языках. Между 1700 и 1800 годами здесь также выходило семь газет на французском языке.

Многие этнические группы вносили свой вклад в становление новой культуры, отличной от английской, хотя ассимиляционные процессы были весьма и весьма существенны. Это способствовало возникновению особого диалекта английского языка, который иногда называют «американским».

Появляются печатные органы различной периодичности и в других городах. К 1740 году на территории нынешних США публиковалось 11 газет. Не говоря уже о том, что многие из них имели мотыльковый век из-за гонений колониальных властей, их распространению в стране мешало очень многое. Газетные новости из Европы, особенно интересовавшие жителей колоний, приходили в Новый Свет с интервалом в восемь – десять недель и уходили в Старый Свет с большим запозданием. Почтовые курьеры невероятно медленно, особенно в зимнее время, циркулировали между отдельными колониями. К этому надо добавить слабую населенность страны, малочисленность читателей и соответствующую ничтожность тиражей, наконец, дороговизну печатных изданий, которые, по сути, были плохими копиями английских газет, чтобы представить себе степень прозябания, на которое были обречены американские газеты колониальных времен. Неудивительно, что первые американские газеты были недолговечны. «Не имея прочной материальной базы, они исчезали так же быстро, как и возникали, не оставляя заметного следа в общественной жизни страны», – отмечал Н.И. Живейнов.

Особого разговора заслуживает еще одна из первых бостонских газет – «Нью-Инглэнд курант» (1721–1726 годы), издававшаяся родственником Бенджамина Франклина, Джеймсом Франклином. Этой газете удавалось на протяжении первых двух лет своего существования оставаться «колючей, едкой газетой, созданной по образу и подобию английских оппозиционных изданий». На страницах этой пользовавшейся большой популярностью газеты, печатавшей в числе прочих материалов острую политическую и религиозную сатиру, нередко появлялись перепечатки материалов из радикальных английских газет.

Иногда оппозиционность газеты называют следствием обычной ошибки. Дело в том, что в 1721 году в Америке бушевала эпидемия оспы. Естественно, что власти предприняли меры по предупреждению распространения заболевания – стали проводить вакцинацию населения. Вакцинация в то время была весьма сложным и болезненным процессом. Джеймса Франклина это насторожило: берут здорового человека, режут ему руку, вводят какой-то препарат, в результате у здорового повышается температура тела и он испытывает некоторое недомогание. А уж не специально ли заражают власти здоровых людей? Кроме того, любая эпидемия – это бич Божий. Бороться с эпидемией непозволительно, так как в этом случае человек пытается поставить себя вровень с Господом и даже бороться с ним. Так обычное непонимание привычных для нас вещей поставило Джеймса Франклина в число оппозиционеров. Как бы то ни было, именно с 1721 года многие американские журналисты и издатели, ведущие расследования, отсчитывают родословную своего направления работы.

В 1723 году у Джеймса Франклина возникли проблемы: он опубликовал критический материал, посвященный попыткам властей выслеживать передвижения пиратов. Кроме того, газета Джеймса Франклина сыграла, по существу, решающую роль в изгнании из колонии королевского губернатора Шюта. В итоге Франклин был обвинен колониальными властями во всех смертных грехах, в числе которых фигурировали «оскорбление Правительства Ее Величества», «неуважение религии», «искажение Библии» и «нарушение мира и спокойствия». Его заключили на месяц в тюрьму.

По решению суда Джеймсу Франклину было запрещено издавать в дальнейшем газету без предварительного ознакомления с ее содержанием представителей колониальных властей. Этот запрет, однако, некоторое время удавалось обходить. Предприимчивый Франклин решил «сменить издателя» – написал, что новый издатель будет «человек хорошего характера», «учтивый» и т.п.

Запрет на выпуск газеты был ограничен, поскольку новым издателем стали считать юного Бенджамина Франклина, работавшего у Джеймса подмастерьем.

Российский ученый Э.А. Иванян уделяет внимание оппозиционности газеты Дж. Франклина. Вместе с тем он отмечает: «Американский историк печати Ричард Бушман считает, что, «публикуя смелое подражание радикальным лондонским газетам, он (Джеймс Франклин) надеялся расширить продажу выпусков своей газеты и был, возможно, в гораздо меньшей степени движим своими идеалами, нежели деловыми интересами». Следует, однако, воздать должное мужеству Джеймса Франклина, решавшегося на публикацию резких статей в своей газете и даже на издание небольших брошюр, клеймивших коррупцию среди чиновников».

Особого упоминания заслуживает «Нью-Йорк газетт», которую издавал по разрешению английского губернатора в 1725–1744 годах Уильям Брэдфорд (пришедший ему на смену во главу этого издания Генри Форест переименовал ее в «Нью-Йорк ивнинг пост» – «Нью-Йоркская вечерняя почта»). И хотя колыбелью американской периодической печати по праву считается Бостон, со временем все более привлекательным для американских журналистов становился Нью-Йорк, основанный голландскими колонистами и поначалу называвшийся Нью-Амстердамом. Достаточно сказать, что за полвека, предшествовавших первой американской революции, здесь было налажено издание двенадцати газет.

Разумеется, тогдашние североамериканские газеты действовали в первую очередь в интересах английских колониальных властей. Свобода печати подверглась первому испытанию в ходе судебного процесса над нью-йоркским издателем Иоганном Питером Зенгером, чья газета «Нью-Йорк уикли джорнел» («Ною-Йоркская еженедельная газета», основана в 1733 году) стала рупором оппозиции местным властям. Она выходила в течение двух лет, после чего губернатор, не выдержав сатирических выпадов Зенгера, посадил его в тюрьму по обвинению в клевете. Зенгеру было предъявлено обвинение в публикации враждебных замечаний в адрес губернатора колонии Нью-Йорк, У. Косби. Авторство критических статей установить не удалось, однако, согласно существовавшим в то время законам, издатель печатного органа нес полную ответственность за содержание публикуемых в нем материалов. Судебное разбирательство тянулось девять месяцев. Суд присяжных оправдал Зенгера, и он был освобожден. Это знаменательное событие положило начало американской традиции свободы печати.

В то же время ученые, например Ф. Мотт, обращают внимание на то, что характерными чертами газет Нового Света почти с самого начала сделалась погоня за крикливой сенсацией, грубость, нещадная брань по адресу политического противника или неугодного лица.

Газеты на рабовладельческом юге Америки стали возникать в первой половине XVIII века. Первая из них – «Мэриленд газетт» – появилась в Аннаполисе в 1727 году, вторая в Уильямсбурге в 1736 году, за которыми позже последовали газетные издания в штатах Южная и Северная Каролина.

В 1765 году английская колониальная администрация, традиционно демонстрировавшая свое резко враждебное отношение к прессе североамериканских колоний, ввела так называемый штемпельный сбор (стемп-акт) – обложение специальным денежным налогом каждого опубликованного газетного экземпляра. Эта репрессивная мера вызвала резкий протест со стороны многих газет, некоторые даже прекратили свой выход, другие появлялись без названия.

Между тем по мере дальнейшего становления североамериканской прессы все более возрастал удельный вес местного, оригинального материала на страницах газет колоний, что привносило в них принципиально новую, публицистическую струю. Начали привлекать внимание все более широкой общественности выступления Бенджамина Франклина на страницах его «Пенсилвания газетт», которую считают первой действительно американской газетой. Они были пронизаны ненавистью к колониально-феодальным порядкам и сочувствием к людям труда и к обездоленным, к неграм и преследуемым индейцам.

Американская журналистика приобретала новое качество в процессе философско-нравственного и идейно-политического противостояния английскому колониализму. Постепенно умами американских журналистов овладевала совершенно новая идея независимости, неотделимая от республиканизма. Сторонников ее, выступавших за свободное развитие экономики колоний и отражавших интересы наиболее деятельной в экономическом и политическом отношениях части американского населения, называли «революционистами», а тех, кто стремился к сохранению власти английской короны и колониального господства во всех сферах и к кому американские газеты демонстрировали все более отрицательное отношение, – «лоялистами».

В 1765 году Самюэль Адамс создает в Бостоне подпольное общество «Сыны свободы». В одной из первых деклараций общества говорилось: «Конституция, которой мы непременно добьемся, должна предоставить свободу правде, благородным чувствам, свободу от всего безнравственного, высокомерного и оскорбительного». Спустя год Томас Джефферсон открыл «Вирджиния газетт». В первом номере газеты подчеркивалось, что до того времени в Америке «не было ни одной газеты, которая одержала бы верх над правительством, не было соперника в борьбе за общественное мнение, не совпадающее с мнением губернатора. Мы пробиваем в этом брешь и создаем в Мэриленде свободную газету».

Идеологический климат американского общества складывался не только под влиянием идей свободы и освобождения от колониального господства. Освоение новых земель сопровождалось изгнанием коренного населения и ввозом черных рабов. Франклин предвидел, что рабство может сделаться источником серьезных пороков американского общества. В «Обращении к народу» он так описывал положение рабов: «Несчастный человек, с которым долго обращались как с животным, очень часто опускается и не имеет человеческого достоинства. Тягостные цепи, которые связывают его тело, сковывают и его умственные способности, и ослабляют общественную привязанность его сердца. Он привык двигаться, как машина, по желанию хозяина, у него приостанавливается мышление; у него нет права выбора; причины и следствия имеют очень небольшое влияние на его поведение, потому что им преимущественно управляет чувство страха. Он беден, и у него нет друзей, он, возможно, изнурен тяжелым трудом, возрастом и болезнями».

Победа американской революции закрепляла требования основных классов общества. Декларация независимости выражала принципы, сформулированные вождями английской буржуазной революции и французскими энциклопедистами. Значительное воздействие на распространение свободолюбивых идей в колониях сыграла эмиграция. Среди новых поселенцев были представители различных слоев общества из бурлящей Европы, где наступала эра буржуазных революций. Они распространяли идеи свободы и равенства, требовали закрепления их в будущей американской конституции.

Далеко не все газеты Америки поддерживали революционную идею независимости от британской короны. Например, «Пенсилваниа джорнэл» отмечала, что вместо «волнений и мятежей» необходимо восстановить общественный порядок путем политических решений. Она заявляла, что не будет нарушения «ни естественных законов, ни законов страны», если «люди мирно соберутся вместе». В Нью-Йорке, Массачусетсе, Род-Айленде и других колониях возобновление деятельности судебных и иных органов в целях поддержания «традиционной деловой активности» было санкционировано официальными либо полуофициальными решениями законодательных ассамблей и иных органов власти. Королевская администрация вынуждена была согласиться с этим решением.

Кампания против гербового сбора позволила руководителям извлечь определенный урок, оказавший влияние на формирование их тактики на последующих этапах. Вместе с тем, бесспорно, также то, что кампания эта продемонстрировала растущую консолидацию народных масс, ставших важнейшей движущей силой патриотических выступлений. Об этом наглядно свидетельствует деятельность первых массовых революционных организаций «Сынов свободы», явившаяся, по мнению американского историка Ф. Дэвидсона, «первым важнейшим шагом» организованной оппозиции гербовому сбору. Появление «Сынов свободы» знаменовало этап в развитии политического самосознания масс.

П. Майер объясняет происхождение слов «Сыны свободы» американской традицией, приводя выдержки из колониальных газет и документов, относящихся к середине XVIII века. Однако более вероятной является общепринятая версия о том, что патриотические организации получили свое наименование в результате выступления А. Барре, представителя оппозиции в британском парламенте, с похвалой отозвавшегося о действии этих «Сынов свободы», как он назвал американцев, оказавших сопротивление английской политике. Речь Барре стала широко известна в колониях летом 1765 года. Вначале «Сынами свободы» именовали всех, кто участвовал в антибританских выступлениях. Позднее это название прочно закрепилось за патриотическими организациями, возникшими независимо друг от друга в разных американских колониях.

Рождение этой организации, координирующей и направляющей действия патриотических сил, порождено было самим развитием движения. Вскоре после создания «Сынов свободы» были предприняты попытки объединить их усилия в общеамериканском масштабе. Идея такого объединения возникла в разных колониях в конце ноября – начале декабря 1765 года. Это объясняется тем, что с одной стороны – подошел срок введения гербового сбора и необходима была консолидация сил сопротивления, а с другой – было обусловлено окончанием работы межколониального конгресса против гербового сбора. Все эти действия революционизировали Америку.

Декларация независимости провозгласила прогрессивные для того времени идеи равенства и свободы. Она учредила республиканскую форму правления, расширила избирательные права, отменила остатки феодализма, открыла путь для освоения свободных земель Запада, уничтожила право собственности английской короны на землю и леса.

Однако проблема рабства оставалась нерешенной. При составлении конституции поправка Джефферсона, осуждающая работорговлю, была отклонена южными плантаторами. Сторонники рабства, используя все средства, в том числе и подкупленную печать, прибегали к запугиванию и террору. Тем, кто осуждал работорговлю, кто требовал запрещения рабства конституционным путем, грозила расправа.

Как отмечает Э.А. Иванян, периодическая печать Америки сформировалась и сумела приобрести присущие ей особенности задолго до того, как возникли государственные институты независимых Соединенных Штатов. Следовательно, еще до того как были определены и тем более конституционно сформулированы и закреплены функции и прерогативы трех основных ветвей государственной власти США – исполнительной, законодательной н судебной – и оговорена специфика взаимоотношений между ними, уже существовали исторически сложившиеся традиции американской буржуазной печати, определились особенности ее деятельности в условиях плюралистического колониального общества, выкристаллизовались в общих чертах ее социальная роль и место в общественно-политической жизни колоний. Это означало, что с первых же дней существования американского государства и исполнительные органы власти в лице президента и кабинета министров, и законодательные в лице конгресса США не только имели, по сравнению с прессой, менее четкое представление о своей роли и своем месте в общественно-политической системе, но и, как оказалось, располагали меньшими практическими возможностями оказывать влияние на общественное мнение. И исполнительной, и законодательной власти еще предстояло завоевать и в какой-то степени даже отвоевать у прессы практическую возможность формирования общественного мнения страны.

Не успели «отцы-основатели» завершить свою историческую миссию в Филадельфии, как местная газета «Ивнинг пост», которую издавал печатник Бенджамин Таун, весьма оперативно, хотя и предельно лаконично известила сограждан: «Сегодня Континентальный конгресс объявил объединенные колонии свободными и независимыми штатами». Это сообщение было незамедлительно перепечатано пятью другими газетами Филадельфии, которые сообщили о подписании Декларации независимости. Полный текст этого документа был опубликован вскоре в «Ивнинг пост» и «Данлапс Пенсилвания газетт», а затем и на немецком языке в издававшейся в этой политически активной колонии газете немецких колонистов «Пенсильванише Стаатсбосе».

Через несколько дней после провозглашения независимости американских колоний от британской короны полный текст Декларации независимости опубликовали нью-йоркские газеты. Жители же Делавэра, Южной Каролины, Джорджия и Нью-Джерси, обходившиеся без собственных газет, могли рассчитывать лишь на то, что им в руки попадут газеты из этих штатов или же, если посчастливится, специальный выпуск «Нью-Йорк джорнэл» с вкладышем, содержавшим полный текст Декларации независимости и следующее обращение к читателям: «Отделите его от остальной части газеты и вывесите его на всеобщее обозрение в своих домах».

Ничем не ограничиваемый рост числа газет на начальном этапа истории буржуазной печати США стал своеобразной, сугубо американской формой нейтрализации эффективности публикаций в периодической печати. За период с 1713 по 1745 годы в 7 из 13 колоний было создано 22 еженедельные газеты, а незадолго до Американской революции в колониях издавалось уже 37 газет. С достижением независимости в Соединенных Штатах начался бурный рост количества издававшихся газет: между 1775 и 1789 годами число их выросло вдвое – с 45 до 90. К 1800 году их насчитывалось уже 230, а к 1810 году американцы покупали 376 газет (в подавляющем большинстве своем еженедельных), издававшихся общим ежегодным тиражом 22 млн. экз. Спустя 40 лет, в 1850 году в США выходило 2300 газет, а еще через 10 лет – уже 3725. Если в 1820 году в США не существовало ни одной газеты с тиражом, превышающим 4 тыс. экз., то к 1860 году тираж газеты «Нью-Йорк геральд» составлял 77 тыс. экз. Избыточное количество издававшихся в стране газет, отражавших позиции, суждения и взгляды многочисленных политических группировок и групп экономических интересов, исключало единую точку зрения большого числа органов печати на то или иное событие, тот или иной государственный политический или экономический курс, того или иного государственного деятеля, ограничивая тем самым влияние периодической печати на широкую общественность. Вместе с тем широкое разнообразие политических взглядов, экономических требований и идеологических воззрений, находивших отражение на страницах периодической печати, обеспечивало выход общественным страстям самых различных оттенков. Разнообразие взглядов и суждений полностью отвечало интересам власть имущих в тех случаях, когда оно препятствовало объединению сил политической, экономической или идеологической оппозиции.

Другой важный тип периодического издания – журнал – возник в Северной Америке, как и в Европе, после газеты. Это произошло при следующих обстоятельствах. В начале 1741 года Эндрю Брэдфорд начал выпускать такое издание под названием «Америкен мэгэзин», а через три дня к изданию своего журнала «Дженерал мэгэзин» приступил Бенджамин Франклин.

Казалось бы, тут все ясно. Однако историками американской журналистики приоритет Брэдфорда давно и активно оспаривается. Они отдают свои особые симпатии, а вместе с ними пальму первенства, Бенджамину Франклину. Так пишет об этом Джеймс Вуд: «В еженедельной газете "Пенсилваниа газетт"... последний объявил в ноябре 1740 года о своих планах издания "Общего журнала и исторической хроники для всех английских колоний в Америке". К несчастью, Франклин предложил редакторство журнала Джону Уэббу, филадельфийскому адвокату, сыну первого в Пенсильвании типографа. И буквально вслед за этим Брэдфорд объявил о создании собственного журнала с тем же Уэббом во главе его и выпустил первый номер этого издания 13 февраля 1741 года под названием «Америкен мэгэзин, или Ежемесячный взгляд политического государства английских колоний». Через три дня Франклин выпускает свой «Дженерал мэгэзин», причем сам выступил в качестве главного редактора. Другой американский ученый – Т. Грин – отмечает: «Два соперника – Франклин и Брэдфорд – почти одновременно выпустили первый американский журнал в 1741 году».

Добавим к сказанному, что издание журнала Брэдфорда прекратилось через три номера, а издание Франклина – через шесть. «Дженерал мэгэзин» был задуман Франклином в буквальном смысле как «склад» («магазин») разнообразных сведений и материалов, извлеченных из памфлетов, газет и политических документов, собранных им в одну кучу и предложенных читателям для их образования и размышления.

Война за независимость против Англии в 1776–1783 годах была направлена на освобождение североамериканских колоний от власти метрополии и создание самостоятельного, независимого государства. Как говорил второй президент Соединенных Штатов Америки Джон Адамс, «революция совершилась до того, как началась война, она происходила в умах и сердцах людей».

Главную роль в создании и распространении в стране духа свободы и независимости безусловно сыграли газеты, которых к началу войны уже было 37 (7 из них выходили в Филадельфии, 5 в Бостоне и 3 в Нью-Йорке). Все активнее и целенаправленнее возбуждаемое ими общественное недовольство колониальными порядками нарастало с каждым годом, ломая ограничительные меры колониальных властей, вынужденных пойти на уступки, и, в частности, отменивших пресловутый «стемп-акт». По мере назревания революционных событий американские газеты все громче заявляли о себе как центры национального сопротивления и организаторы прямых революционных действий народа.

Блокада американского побережья английским флотом вынуждала колонистов создавать предприятия, производившие все нужное им, в том числе печатные машины и необходимые для печати материалы. Это освобождало печать колоний от прямой материальной зависимости от Англии и вызывало рост числа газет. Американская печать на деле становилась независимой от Англии, а американские печатники и издатели получали невиданные прежде возможности для увеличения своих прибылей, которыми уже не надо было делиться ни с кем.

Это явилось одной из предпосылок того, что в Конституции США в 1787 году будет признана и записана профессиональная, ремесленная свобода печати и свобода от цензуры. Отныне и впредь периодическая печать США будет развиваться под знаком этой свободы – возможности для получения все новых и новых прибылей. И хотя она не будет пренебрегать политическими вопросами, по мере отдаления от революции стремление к прибыли снова станет доминирующим, и будет определять все ее последующее развитие.

Об активном участии американских газет в подготовке войны за независимость свидетельствует следующий факт. Выходящая в Бостоне, крупнейшем городе и порте тогдашней Америки, газета «Бостон газетт» Сэмюэля Адамса (брата Дж. Адамса) выступила в декабре 1773 года с инициативой организации протеста, известного в американской истории как «Бостонское чаепитие». Несколько колонистов переоделись индейцами в редакции этой газеты, напали в гавани Бостона на английский корабль, груженный чаем, и выбросили тюки с ним в море. Эта акция была совершена в знак протеста против обложения американского чая чрезмерно высоким налогом и послужила поводом для начала вооруженного сопротивления американцев колониальным властям Англии. В развязывании восстания 1776 году, наряду с «Бостон газетт», сыграла свою роль «Пенсилваниа мэгэзин» Томаса Пейна.

Считается, что более двух третей американских газет горячо приветствовали революцию. В годы войны появилось и достаточно много новых изданий, практически единодушно поддержавших революцию. Пожалуй, главной особенностью американской журналистики во время войны за независимость явилась всеобщая политизация изданий, связанная с резко возросшим удельным весом публицистических материалов. Пример тому – газета «Массачусетс спай» («Массачусетский наблюдатель»), выходившая три раза в неделю в Бостоне. Характерна ее эволюция. Сначала газета имела сугубо информационный характер. Позже в ней даже появился подзаголовок «Открыта для всех партий, но не подвержена ничьему влиянию». Однако вопреки этой декларации «Массачусетс спай» все чаще начинает испытывать на себе влияние радикально настроенных участников революции, а редактор ее подвергается преследованиям со стороны колониальной администрации. Все это будет способствовать тому, что тираж газеты достигнет 3,5 тыс. экземпляров – рекордного тиража по тому времени.

Начав разбираться в политических вопросах, газета сама все более вовлекается в революционную политику. Между прочим, «Массачусетс спай» первой среди американских газет стала употреблять слово «американец», что в тогдашних условиях уже звучало как революционный призыв к колонистам, невзирая на их национальные различия, как признание новой единой нации.

Почти все газеты в период войны выходили еженедельно или два-три раза в неделю. Даже в бурные революционные годы доходность изданий периодической печати сохраняется, хотя и отступает на второй план. В течение всех военных лет газеты систематически помещали торговую рекламу и объявления.

Газеты уже завоевывают авторитет в обществе как незаменимые выразители общественного мнения, становятся неотъемлемой частью общественной жизни страны и немало способствуют развитию войны в пользу американцев, порой играя важную роль в выигрыше или проигрыше того или иного сражения. В этих условиях редакционная статья, написанная издателем или редактором, становится неотъемлемой рубрикой американской газеты, оказывая непосредственное влияние на ход событий.

Многие газеты, принадлежа к революционному лагерю, часто меняли свои позиции внутри его, что являлось выражением неоднородности, «многослойности» американской буржуазии, главной силы борьбы за независимость. А это означало, наряду с прочим, что с политизацией американской периодической печати и общественного сознания параллельно протекал процесс политико-идеологической дифференциации печатных изданий.

Война за независимость, начавшаяся с битвы при Лексингтоне 19 апреля 1775 года, быстро выявила различия в лагере сторонников независимости. Образовалось два крыла, имевшие равнозначное влияние на ход событий – консервативное во главе с Джорджем Вашингтоном и Александром Гамильтоном («федералисты») и либеральное, возглавлявшееся Томасом Джефферсоном, Джоном Адамсом, Бенджамином Франклином и Томасом Пейном («республиканцы»).

В условиях острейшей политической борьбы на первых ролях в редакциях газет революционно-патриотической ориентации оказались политики-журналисты, благодаря которым среди американцев широко распространились такие высокие понятия, как свобода, независимость, права народа, а газеты превратились в рупоры политической пропаганды и организаторов революционной энергии американского народа.

Разумеется, первыми среди них заслуживают упоминания вожди борьбы за свободу и независимость Северной Америки, отцы-основатели США, для каждого из которых в обстановке национально-освободительной войны журналистика стала важнейшим средством приложения сил, одним из главных направлений их общественно-политической деятельности. «Американская революция не была социальной и экономической революцией, как это было во Франции в 1793 году, но исключительно революцией политической, имевшей целью освобождение от власти метрополии и создание своей. При этом права собственности не были затронуты в малейшей степени. Были люди, хотевшие видеть Джорджа Вашингтона королем Америки».

В своей книге «Американская революция и образование США» А.А. Фурсенко дает обстоятельный очерк революционно-освободительной борьбы североамериканских колоний Англии в 60–70 годах XVIII века, а также войны за независимость 1770–1783 годов. Автор своей главной темой считает взаимоотношения народа и американской революции. Основное внимание он сосредоточил на таких проблемах, как роль народных масс в борьбе за свободу, расстановка классовых сил в колониях, взаимоотношения различных групп и классов в ходе революционно-освободительного движения, а также – на проблеме «прав человека», т.е. на вопросе о том, что же получил народ в результате революции. В частности, большое внимание уделяет автор и фигуре выдающегося деятеля Бенджамина Франклина, его научной, политической и публицистической деятельности.

Первостепенная роль в идейном обосновании необходимости народной освободительной войны против Англии принадлежала одному из зачинателей американской демократической культуры, выдающемуся политическому деятелю и публицисту Бенджамину Франклину, выступления которого на страницах газеты «Пенсилваниа газетт» были пронизаны «ненавистью к колониально-феодальным порядкам, сочувствием к трудящимся и обездоленным». Бенджамину Франклину и его газете принадлежит первейшая заслуга в деле распространения в Северной Америке духа независимости.

9 мая 1754 года Бенджамин Франклин поместил в газете свою знаменитую карикатуру, кстати, как газетный жанр первую в американской печати. На ней была изображена змея, состоящая из восьми рассеченных, не связанных между собой частей, каждая из которых была помечена инициалами восьми в то время колоний. Под карикатурой были помещены слова: «Американцы! Свобода или смерть! Объединимся или умрем!»

Карикатура была сразу же перепечатана многими американскими газетами и стала непосредственным толчком к тому, что летом 1754 года был созван общий конгресс представителей всех колоний в Северной Америке.

За глубокие политические, социальные и экономические перемены в колониях на основе ликвидации колониальной зависимости от Англии и архаичного феодального уклада последовательно выступал другой виднейший деятель американской освободительной войны – Томас Джефферсон, один из авторов Декларации независимости и Конституции США. Кстати, в основанной им в 1766 году газете «Вирджиниа газетт» (позже она будет выходить под названием «Газетт оф Уильямсбург») была впервые в стране 19 июля 1776 года опубликована Декларация независимости, причем не изложение, а ее полный текст.

Подлинным агитатором американской революции был Сэмюэль Адамс, который в 1748 году в двадцатилетнем возрасте основал в Бостоне газету «Индепендент адвертайзер», регулярно помещавшую на своих страницах материалы, направленные против английского господства в стране.

Но, пожалуй, самым знаменитым и влиятельным публицистом Американской революции был Томас Пейн, прибывший в Америку из Англии в 1774 году. Несомненно, это был наиболее революционно настроенный деятель среди всех отцов-основателей США. Пейн регулярно печатался в ряде газет. Так, в 1775 году он опубликовал в газете «Пенсилваниа джорнел» под псевдонимом Гумунус статью, в которой решительно высказывался в пользу независимости от метрополии. В этой же газете появилось эссе Томаса Пейна «Кризис», ряд его памфлетов, привлекших всеобщее внимание.

Наиболее сильно талант Томаса Пейна как публициста проявился в его широко известной статье «Общий смысл», опубликованной в январе 1776 года в виде листовки, отпечатанной общим тиражом 120 тыс. экземпляров. Весь тираж был распространен за три месяца – по тем временам нечто абсолютно небывалое в Америке и во всем мире (произведение Томаса Пейна разошлось в 19 странах). В нем выдвигается идея бескомпромиссного отделения от Англии и полной свободы колоний. Томас Пейн – страстный защитник идеи об отмене рабства и торговли неграми. Во время военных действий Томас Пейн передвигается вместе с революционной армией, испытывая все невзгоды войны и являясь свидетелем ее побед и поражений. В решительный день атаки Трентена он при свете лагерных огней на барабане пишет свое «Воззвание» – такой страстный призыв к свободе и независимости, что главнокомандующий армией колонистов Джордж Вашингтон издал приказ: каждый солдат, прежде чем вступить в бой, должен прочесть его, а неграмотный – прослушать. «Воззвание» перепечатали практически все революционные газеты.

Версальский мирный договор, подписанный в 1783 году, закрепил признание США Великобританией. Революция свершилась. Она не могла в силу исторически сложившихся условий решить всех стоявших перед ней задач. Например, на Юге не было уничтожено рабство. Оставались противоречия и внутри буржуазного общества, о чем свидетельствуют восстание Д. Шейса и ряд других выступлений бедноты, подавленные вооруженной силой.

Впереди еще было создание конституции США, оформившей страну в качестве федеральной республики.

В ранний период развития американской журналистики темпы создания новых изданий по количеству их наименований были сравнительно невелики. Зато весьма впечатляющи качественные скачки, которые свойственны изданиям английских колоний: от перепечаток английских газет и местного мелкотемья до высот гражданственности и яркой публицистики в годы подготовки войны за независимость.

Вместе с тем, именно в эти годы утвердились в американской журналистике такие ее отвратительные качества, как предвзятость, недостоверность публикаций, сенсационность.

Даже один из отцов-основателей США Бенджамин Франклин не может служить примером честного и добросовестного отношения к труду журналиста. Вот как его характеризует Э.А. Иванян: «В эпистолярном наследии Бенджамина Франклина, который вошел в американскую историю не только как выдающийся политический деятель, дипломат и ученый, но и как один из первых американских газетных издателей и журналистов (уже в 1729 году он стал владельцем и издателем «Пенсильваниа газетт»), содержатся свидетельства того, что и этому блестящему уму были далеко не чужды «грубые обращения к эмоциям» и даже самый обычный обман в тех случаях, когда речь шла об успехе затеянного им коммерческого предприятия. Так, в одном из писем 1777 года он признавался: «Когда я был молод и издавал газету, случалось, что мне было нечем заполнить страницы моей газеты, и тогда я доставлял себе удовольствие, придумывая всевозможные истории».

Колониальный период возникновения, становления и развития американской журналистики характерен также и тем, что именно в эти годы воспитывалось уважение к свободе печати, тесно связанные с повсеместным распространением бунтарских настроений против Британии. Датой рождения традиций свободы печати американцы считают 1734 год, когда издатель газеты «Нью-Йорк уикли джорнэл» Джон Питер Зенгер был оправдан судом присяжных, сочтя публикации Зенгера достоверно излагающими факты о правлении коррумпированного губернатора Уильяма Косби.

Именно на заложенной в 1690–1783 годах базе в дальнейшем развивалась журналистика Соединенных Штатов Америки.

7. Особенности развития зарубежной журналистики 19в.  19 в. - время развития национальных государств и национальной журналистики. Конец революции во Франции, приход ко власти Наполеон - деспота, но в то же время и приверженца демократии, что сильно сказывается на журналистике. Германия возрождается и становится крупной державой. Происходит существенное развитие технологий - изобретаются новые способы изготовления, доставки журналистских материалов. Так, в 1807 г. на реке Гудзон был спущен первый пароход - новое средство передвижения, позволившее ускорить процесс обмена информацией. Позже, в 1829 году Стефенсон изобретает первый паровоз ("ракета"). Всё больше и больше изобретений происходит в 19 в. Всё быстрее и качественнее становится журналистика благодаря новым технологиям. 1839 - фотография Тагера (на стеклянных таблицах), 1844 - азбука Морзе, 1858-60 - прокладка трансатлантического кабеля, что позволило передавать молниеносно информации уже на разные материки, 1876 - Белл изобретает телефон, 1879 - микрофон, 1881 - телефон в России. Техника оказала сильное влияние на развитие газетного дела: бумагу стали делать из соломы и древесины, что удешевило стоимость газеты, используются новые печатные машины, что увеличивает тираж, механизируется наборный процесс.  В 19 в. журналистика меняется радикально. Это сказывается и на форме журналистских материалов. Вводится в эксплуатацию новая форма новостей - перевёрнутая пирамида: основная новость. Принцип «перевернутой пирамиды» в гипертекстовом пространстве: вначале следует приводить краткую сводку (лид), позволяющую посетителям составить общее представление о содержащейся на странице информации, даже в том случае, если они не ознакомятся со всей этой информацией в полной мере.  Изменяется также и стиль. Появляется понятие "телеграфного стиля". Причём он используется не только в журналистике, но и в литературе.  Таким образом, журналистика в 19 в. становится быстрее, достовернее, выразительнее.  Не менее важны социально-экономические изменения. На смену мануфактуре приходит промышленное производство. Если в 18 в. большинство населения - крестьяне, то в 19 в. появляется новый класс - промышленных рабочий. Крестьянский труд меняется на труд промышленный. С развитием промышленного производства развивается и культура. Растёт уровень грамотности, поэтому увеличивается потенциальная аудитория. Появляются новые экономические проблемы. Развивалась в основном лёгкая промышленность, которой нужна реализация. То есть появляется экономическая база для рекламы. После появления газетной рекламы, изменяется экономика газет. Появляются дешёвые газеты. Их цена ниже себестоимости.  В 19 в. появляется массовая журналистика. Теперь газеты выпускается не только для богатого, но и для малообразованного населения. Журналистика становится частью культуры. Появляются новые функции - развлекательные. В 18 в. журналистика была достаточно партийной. В 19 в. остаётся партийность, но появляется и газеты не для политического влияния - коммерческие газеты. Появляются проблемы продажной и заказной журналистики. Выделяют три этапа развития журналистики в 19 в.: 1. 1800 - 1833-36 гг.  Развитие массовой журналистики. 2. 1833-36 - 1867  Становление массовой газеты. Америка - "Sun". Франция - "La Presse". Персональный журнализм - активное участие главного редактора в газете, его статьи. 3. 1870 - 1900 Развитие коммерческой журналистики. Всеядность газет. А) Печать - орудие национальных государств Б) Печать как средство массовой информации В) Международная журналистики

8. Коммерциализация газетно-журнальной индустрии в 19в. Коротко: три волны: первая – первая треть 19ого США, удешевление номера, увеличение тиражей, доли рекламы, грамотность населения, развитие производства, массовая пресса и всё что к ней прилагается. Представители: - New York World Джозефа Пультцера и New York Journal Уильяма Рэндольфа Херста + New York Sun ; вторая – вторая половина 19ого Англия, снятие налогов, удешевление самого производства + см.. выше + изучение читательского рынка. В Германии и Италии плохо из-за гнёта и раздробленности, но к концу 19ого всё как в А. Третий период – концентрация, но уже 20ый век. Первая волна коммерциализации газетного производства начинается в первой трети 19ого в. и в США. Развитие прессы получилось из-за нескольких факторов: повышение уровня грамотности, развитие городов, отмена имущественного ценза на голосование (теперь люди, по всей видимости, больше интересовались политикой), совершенствование почтового сообщения (доставка номеров + доставка информации из др. городов и стран), изобретение керосиновой лампы (что б читали ещё и в темноте). Больше того, если в Британии с 1765ого был налог на объявления, то конгресс США ещё в 1766 её отменил. Поэтому американская пресса в этот момент могла с большим успехом ориентироваться на рекламу как на источник дохода. К успеху и экономической выгодности американские газеты шли по пути расширения аудитории, удешевления производства и совершенствования системы распространения. New York Sun в этом добилась успеха первой. Формула успех New York Sun = Сенсационное, лёгкое содержания + Значительный объём рекламы (треть номера) + Доступная цена (1 пенни) + Недорогое распространение. Распространяли так: мальчишки-разносчики покупали 100 экземпляров за 67 центов и продавал как самим получалось, т.е. как выгоднее. Цена приемлемая, это дало начало «пенсовой прессы», т.е. общедоступной. Когда появилась прибыль от журналов и газет появилась острая конкуренция. Яркий пример – противостояние New York World Джозефа Пулитцера и New York Journal Уильяма Рэндольфа Херста. Кроме тех способов, которые использовали в N. Y. Sun, конкуренты изобретали новые рекламные и маркетинговые ходы: Пулитцер отправил журналистку Н.Блай в кругосветное путешествие и разрекламировал его как нечто необыкновенное и непременно стоящие внимания, ввёл редакторскую колонку; Херст ввёл колонки с брачными объявлениями, комиксы, письма от читателей, и даже резко снизил цену, чем положил начало такому явлению как ценовые войны. Херст вообще был нахалом и вёл себя агрессивно: подло переманивал сотрудников у Пулитцера, воровал его идеи и даже своровал у него жёлтого человечка. Больше того, чтоб было больше новостей, провоцировал США в конфликте с Испанией. Их конкуренция положило начало «жёлтой журналистики», для которой характерна сенсационность и агрессивный маркетинг. Вторая волна коммерциализации связана в большей степени с Англией. Первый период там прошёл примерно так же, как и в США, т.е. появилась массовая, развлекательная пресса, увеличивались тиражи за счёт повышения грамотности и т.д. Второй период подразумевает ещё большие увеличения тиража, увеличение доли рекламы в номере, попытки изучения аудитории, начала концентрации печати в руках крупных компаний. Реклама вообще была зверской: 61 % в Daily Telegraph, 49% в Times, больше 40% в шотландском Scotsman. Но в общем Ясен говорил, что раньше реклама только привлекала читателей, потому что рассказывала им о новых товарах, так что думаю 61% рекламы лондонцев не так шокировал. Про Times вообще писали, что из-за обилия рекламы места на новости катастрофически не хватало, даже делали добавочные листы. Из-за этой рекламы денег у них было в изобилии, и окупались они сполна. Как у них так получалось: • Уменьшали цену при росте тиража. За счёт развития технологии печати и коммуникации. Из-за того, что вопрос с доставкой был во многом решён. Больше подписчиков было в других городах. В США такой проблемы не возникало (по крайней мере так остро), т.к. очень хорошо развита местная пресса. Повышение мощности печатных машин, удешевление бумаги.

• Опора на рекламу, которая стала важным источником финансирования • Точное знание аудитории. В 1889 даже была создана компания, изучающая читательский рынок, London Press Exchange. СМИ тесно связаны с социальной действительностью, с интеллектуальным, финансовым уровнем читателя. На это ориентируется и ценовая рекламная политика и тематика материалов. Налоги в середине 19ого века были ослаблены и в Англии. 1853-1861 были отменены следующие налоги: штемпельный сбор, на объявления, на бумагу. Англия проецировала этот способ увеличения прибыльности на всю империю. В колониях начали появляться газеты, которые строили свою деятельность по тому же принципу что и в Англии. В 1824 Australian в Сиднее; в 1833 Daily Adviser в Монреале; в Дели в 1838 – Times of India, в 1845 – China Mail. Жирарден пошёл по тому же пути, что и его англоязычные коллеги, и положил начало массовой прессе во Франции. Он, кстати, был первым во Франции, кто разделил издержки на постоянные (редактирование, набор и т.п.) и переменные (гербовый сбор, бумага, краска и т.п.). Сам Жирарден называл их убывающими и прогрессирующими соответственно. Но не во всём мире все было так замечательно. В Германии и Италии из-за экономической раздробленности провернуть нечто подобное не получилось. В Италии как таковой не было подписки до конца 19ого века, и пресса была экономически несостоятельной и жила с подкормки правительства. В Германии развитию прессы мешало то, что она воспринималась, как рычаг власти и поэтому строго контролировалась и давилась, особенно Бисмарком. Он неугодные издания давил экономически, а угодные сидели у него на дотациях и писали под диктовку. После ухода Бисмарка всё вроде наладилось, немецкие газеты стали двигаться по уже хоженому пути (ещё раз: увеличение тиражей, снижение цены, опора на рекламу), и даже пошли дальше и начали создавать собственные рекламные агентства. Ради высоких продаж и, соответственно, высоких доходов, устраивали рекламные компании, одной из самых запоминающихся можно назвать рекламу французской газеты Le Journal, основан¬ной в Париже журналистом из Нанта Фернаном Ксо. В ночь на 28 сентября 1892 г. тротуары Боль¬ших бульваров были оклеены метр за метром лентой с одним словом «Le Journal», а к десяти часам утра было уже продано 200 тыс. экз. первого номера газеты. Тесное знакомство Фернана Ксо с владельцем «Нью-Йорк геральд трибьюн», американцем Гордоном Бенпетом сказалось на стиле работы директора «Журналь»: однажды он предлагал нанять десять чело¬век с большими лысинами, посадить их в кресла первого ряда партера в одном из парижских театров и в антрактах проецировать на их лысины каждую из букв слова «Le Journal». Третья волна коммерциализации была уже в 20ом веке, там основной особенностью была концентрация медиаиндустрии, создание медиаимперий, таких, как концерны Херста и Пулитцера.

9. Реклама и газетное дело в 19в. 19 век – поворотный момент в истории не только журналистики в целом, но и в рекламе в частности. Так, социально-экономические изменения, произошедшие в начале 19 века приблизили понятия газетного дела и рекламы: бол-во населения – промышленный класс=> рост образованности+рост пр-ва=увеличение потенциальной аудитории. Развивается в основном лёгкая промышленность, которой нужна реализация. То есть появляется экономическая база для рекламы. США+Англия  Развитие рекламы происходило по разным сценариям в различных странах Европы и Америки. В то время как в Англии реклама приобрела статичный характер, динамизм американской рекламы стал очевиден уже в первой половине 19 в. Различные темпы развития рекламного дела в этих странах зависели от многих причин. Препятствие в Англии – гос. налог на публикацию рекламных объявлений в газетах –оставался в силе до 1853 г. Введение акцизных налогов было одной из причин недовольства американских колонистов, поэтому в США их не вводили. Потребности, связанные с ведением войны 1861-1865 гг., ускорили неизбежный процесс промышленной революции в США. Товары стали производиться быстрее и в количествах слишком больших, чтобы их можно было продать в районе расположения предприятия => нужно как-то продавать для «отдаленных покупателей» => нужна реклама.  Важный фактор - возникновение современного рекламного агентства. В Англии первые в 1800 г., в США – в 1840е гг. В 1869 г появилось первое издание "Американского газетного справочника Роуэлла", в котором указывались тиражи более 5000 американских и канадских газет что позволяло рекламодателю ориентироваться в газетном мире.   Вплоть до 1870 американские журналы не практиковали использование рекламы. Единственная допустимая реклама - это реклама книг, издаваемых соответствующим издательским домом. Однако, в 1870 в одном журнале "The Scnbner's Monthly" была напечатана реклама не связанная с книжной продукцией, и все запищали от восторга. Выгодно журналу (бабки получает), выгодно пр-ву.   Быстрое развитие рекламы потребительских товаров в конце XIX века помогло появлению нового вида ее распространения - массового многотиражного журнала. Как в Англии, так и в США рекламные агенты были первоначально лишь посредниками по продаже места для размещения рекламы в газетах и журналах.Но потом стали оказывать такие услуги, как написание текстов рекламных объявлений, создание иллюстраций, выбор типографий, а иногда и анализ условий рынка, конечно, по современным понятиям, весьма примитивный. Франция и ее скрытая реклама С именем лидера французской "penny press" Эмиля Жирардена связывается появление в европейской периодике "скрытой рекламы, или "сторонних сообщений, редакционной или анонимной рекламы" Появление подобной рекламы отмечается специалистами еще в газетах XVIII столетия, но сообщения частных лиц было легко отличить от редакционного текста, хотя бы по месту публикации в газете и по специальным обозначениям-маркерам типа Р. S. В начале XIX века - сообщения рекламного характера, которые трудно было отличить от редакционного текста. Так как к редакционной части читающая публика относится с большим вниманием и доверием, нежели к отделу объявлений, то такие объявления для рекламирующего имеют большую ценность. Жирарден учитывал это и брал за строку сообщений значительно дороже чем за строку объявлений. Эти сообщения бывали двоякого рода: в одних в конце заметки, интересной самой по себе, приводится фраза или несколько фраз рекламного характера, в других нет даже намека на рекламу, хотя фактически вся заметка помещена в целях рекламы.

10. Формирование элитарной и массовой прессы в 19в. в 19 веке вообще много всего изменилось – новые изобретения, новое в экономике газетного дела, реклама в газетах и т.д. До 19 века газеты продавались выше себестоимости, теперь же важнейшую роль играет реклама. 19 век - век промышленной революции: происходит укрупнение производства, появляются новые товары, развивается легкая промышленность; появляются универсамы. Соответственно: в газеты начинают вставлять рекламу и стоимость газет становится ниже себестоимости. В 19 веке происходят изменения и в социальной сфере – формируется средний класс. На смену мануфактуре приходит промышленное производство, соответственно, если раньше подавляющее число населения составляли крестьяне, теперь появляются промышленные рабочие. Повышается уровень культуры. Увеличивается число грамотных рабочих, появляются всякие клерки, рабочие банков, магазинов и т.д. Эти люди читают, пишут, интересуются событиями в мире, НО они не могут покупать качественные газеты для удовлетворения своих потребностей в информации: они недостаточно образованны для их чтения + качественные газеты стоят дорого. Поэтому и появляется массовая пресса наряду с элитарной. В массовых газетах – меньше аналитики, больше развлекательных материалов. Основная их цель – развлечение. Элитные газеты рассчитаны на образованного и обеспеченного читателя, в них поднимаются более серьезные темы, большее внимание уделяется политике, более официальный стиль изложения, нет развлекаловки. Массовые газеты нельзя путать с желтой прессой! Массовые газеты – для среднего класса, а желтые – для удовлетворения низших потребностей, вкусов читателей. Основные темы в желтых газетах – сенсации, скандалы, секс. В США раньше, чем в Европе, стала появляться массовая пресса. Сан – одна из первых желтых газет. Американские массовые издания: Нью Йорк Таймс, Нью Йорк Геральд, Вашингтон пост, Нью Йорк Уорлд. Из английских – Дейли Телефграф, Дейли ньюс и Морнинг пост. “Figaro”, “Temp”, “Moniteur” – элитарная журналистика.

11. Совершенствование техники и технологии издательского дела в 19в. Открытие силы пара; пар заменяет лошадь. 1807 – пар. Гудзон Фультон испытал пароход. 1828 – Стефенсон: поезд Манчестер-Ливерпуль. Его паровоз назывался «Ракета». Оптический телеграф – мачты. В России наиболее длинная линия – Питер – Варшава. 1844 Морзе изобрел телеграф с азбукой Морзе, 1я линия Вашингтон-Балтимор. 1839 – Дагер создает фотографию (дагеротип). 1887 Истмен изобрел целуллоидную пленку, 1879 – микрофон, 1881 –телефон в России. 1858-1866 – прокладка трансатлантического кабеля из Англии и Евр. Развитие бумажн. производства (переход от тряпья к соломе и древесине, что дешевле). Новые машины = быстрее печать. Перевернутая пирамида: заглавие, осн. новость, детали по убывающей линии. Т.к. телеграф работал ненадежно, то сообщается все самое главное: телеграфный стиль. 1895 – братья Люмьер изобрели кино. Развитие культуры, грамотности = увеличение аудитории. Развитие легкой пром-ти = развитие экономики = развитие рекламы = новый источник доходов. 1845 – Жам (Жан?!) и 1848 – Мариноль – изобретение новых печатных машин. Изобретена ротация. 1829 – стереотип. 1836 – первая массовая газета. Из лучших чужих статей и обьявлений. Дешевая газета рекламная: чем больше тираж, тем больше платят за рекламу, и номер дешевле. Прогресс печати, почты, фальцовки. 1884 «Матен», 1890 Пети разизьен, 1892 Журналь + «Пети журналь» = основа бульварной прессы. Иллюстрации, скандальные материалы. Новый способ верстки – не линейный, а отдельный для каждой полосы. В 19 в. удалось значительно упростить и удешевить процесс иллюстрирования книг и других изданий, увеличить производительность печатных машин за счет применения стереотипов и матриц. Стереотип – это плотный отпечаток, слепок с набо- ра, с печатной формы – из гипса (впервые применил пастор лютеранской кирхи в Голландии Иоганн Мюллер в нач. 18 в.) или из бумаги (Уильям Никольсон, Лондон, патент 1790). Со стереотипа отливали матрицы, с которых можно делать много форм и печатать много оттисков сразу на нескольких станках. В 18 в. печатный станок мог печатать 250 оттисков в час. Была создана книгопечатная машина. Создал немец Фридрих Кениг. Ею заин- тересовался издатель лондонской газеты «Таймс» – приобрел две машины. Первый номер по новой технологии был выпущен 29 ноября 1814 г. Производительность 1100 оттисков в час. Бауэр в 1816 г. сконструировал новую машину производительностью 1000 двусторонних оттисков в час. Он стал основателем фирмы полиграфического оборудования «Кениг и Бауэр», которая работает в Германии до сих пор. К 1833 г., году смерти Кенига, в разных типографиях работало 60 печатных машин. В 1865 г. завод выпустил 1000-ю печатную машину, в 1873 – 2000-ю. Это так называемые плоскопечатные машины. Используются до сих пор при печатании небольших тиражей. Печатные машины совершенствовались, увеличивалась скорость вращения вала, возвратно-поступательного движения талера, увеличивалось количество печатных форм. Использовался паровой привод. Законодательницей технической моды была лондонская газета «Таймс». Она первой внедряла у себя технические новинки. В том числе и ротационный станок, сконструированный А.Эппельгетом. Ротационная машина «Мамонт» появилась в 1828 г. в типографии газеты «Таймс». Проработала 20 лет с производительностью 4200 оттисков в час. Сначала вал с формами был установлен в станке вертикально, это усложняло работу, потом в 1846 г. американец Роберт Хое расположил его горизонтально. Это было удобнее. Но производительность тормозила ручная подача бумаги: 10 подавальщиков у ротационной машины «Мамонт», 10 валов вокруг основного цилиндра с печатными формами, 25 000 газет в час. Станок имел гигантские размеры – 10 метров длина машины, 6 м высота. Сегодня многое изменилось в полиграфии, но ротационная печать осталась. В 1863 г. Уильям Баллок разработал способ подачи бумаги из рулона. Такое оборудование установили в типографии газеты «Таймс». Ускорение печати, увеличение производительности печатных машин позволяло владельцам газет опережать конкурентов, оперативно тиражировать новости, делать газету дешевле и качественнее. Но по-прежнему главным тормозом всего технологического процесса производства газет был ручной набор текста.

12. Концентрация печати в конце 19 - начале 20в. , концетрация печати заключается в двух направлениях: первое -- сосредоточение всех средств производства газеты в одних руках -- это как когда Хармсворты приобретали вслед за редакциями своих газет ещё и типографии, заводы, создающие бумагу, лесные угодья, которые пойдут позже на бумагу и проч., таким образом цепь производства газет становилась непрерывной, избегая потерь при перепродаже бумаги от производителя типографии и т.д. Так газеты, стоимость их создания становились фактически дешевле и контролировать можно было всю цепочку производства, т.к. она принадлежала одному лицу. В этом заключается концентрация печати и около-печатных предприятий в одних руках. Второе направление -- концентрация изданий территориально:. Суть заключалась в том, что по десятилетиям, либо по другим вехам (война, революции и проч.) просматривалось кол-во газет общее по стране, газет на штат, кол-во городов с одной или более газет и проч. В результате -- можно вставить эти данные, найдя у кого-нибудь в конспекте, кто записывал эти столбики с числами, в шпаргалку, дабы позже примерно списать и "вспомнить" перед преподавателем -- можно сделать анализ, который заключается в том, что кол-во городов с одной газетой возрастало, в то время как общее число газет, после того, как оно выросло до своего примерного "потолка", начало снижаться. Насколько я помню по этим данным, а я могу путать, таким образом несколько газет оставалось только в крупнейших городах, где газеты концентрировались, а в массе небольших городков оставалось по одной-двум газет, т.к. "Лишние" вымирали; что следственно приводило к отсутствию дискуссий, горячих споров, сказывалось на ухудшении свободы слова -- ибо одна газета могла печатать всё что угодно в небольшом городе, не опасаясь разоблачения и конкуренции, т.к. иных газет нет.  Джозеф Пулитцер. Он был одним из самых известных магнатов эпохи "нового" журнализма. В 1883 году он приобрел обанкротившуюся газету "Уорлд", которую сделал типичным образцом газеты новой журналистики.  "Уорлд" Пулитцера сразу привлек к себе широкое общественное внимание. Информация ("ньюс") публиковавшаяся там отличалась от материала других газет тем, что сообщала о более оригинальных, драматических фактах. На полосу попадало все, что отличалось необычностью, сенсационностью. Например, уже в первом выпуске рассказывалось о шторме в штате Нью-Джерси, причинившим убыток в миллион долларов; опубликовано интервью с осужденным убийцей накануне его казни, материал о волнении на острове Гаити...  Однако наиболее выдающейся идеей Пулитцера стала мысль о "крестовых походах" - так сам делец называл предпринимаемые им в газете различные общественные компания. "Уорлд" выступал с призывом обложить налогом предметы роскоши, добиваться принятия закона о наказании за покупку голосов. Пулитцер считал, что день был потрачен впустую, если в его газете не появлялся какой-нибудь очередной "крестовый поход" или какая-нибудь громкая сенсация.  Расчет Пулитцера на коммерческий эффект сенсации и дешевой демагогии оправдался. Уже за первые три месяца тираж его детища удвоился, а в 1887 году достиг 250 тысяч экземпляров. Объем газеты резко возрос. Стало выходить ее вечернее приложение. Штат газеты в период наибольшего преуспевания составлял 1300 человек. Она приносила миллион долларов ежегодного дохода! Еще к одному из нововведений Пулитцера стоит отнести особый вид сенсационного, или, как он говорил, "динамического" репортажа, появление которого в газете требовало от репортера какого-либо выдающегося поступка. Таким "подвигом" явилось, например, кругосветное путешествие журналистки Элизабет Кохран (Нелли Блай). Нельзя не отметить и введенная Пулитцером постоянная "редакционная полоса", ставшая затем важным средством печатной пропаганды.  Газета "Уорлд" ввела также в практику своеобразный вид саморекламы ("промоушн") в виде отрезных купонов выигрышных лотерей.  Широкий размах деловых операций, связанных с изданием газеты, породил новую профессию - руководителя-менеджера. В его обязанности не входило чисто редакционное руководство, а лишь издательская сторона дела. А оно уже в решающей степени стало зависеть от рекламодателей.   Совместное действие этих и ряда других факторов породило в прессе США наряду с появлением новых газет процесс ликвидации, слияния, трестирования различных изданий периодики, особенно ежедневных и еженедельных газет. Однако процесс консолидации прессы первое время еще не приводил к общему падению числа газет и других периодических изданий (что стало характерным для более позднего периода). Наоборот, число их даже увеличилось. Изменения "населения" газетного мира до самого конца XIX века и в первом десятилетии XX века давали в общем положительный баланс, несмотря на гибель огромного числа газет-"неудачников". Одновременно возрастали тиражи газет.   Таким образом, значение проявления "нового" журнализма в 80-90-х годах прошлого века состояло в том, что пресса США становилась мощным оружием в руках американских монополистов. Правящие круги США с помощью высокоразвитой печати пытались оказать максимальное влияние на американский народ. В то время американский капитализм очень нуждался в прессе, соответствующей монополистической стадии его развития и выходу его на мировую арену в качестве могучей державы.   13. Развитие ежедневной прессы Развитие газетного дела находилось всегда в тесной и неразрывной связи с развитием средств сообщения. Плохие и медленные средства сообщения не давали возможности ни регулярно и быстро получать известия, ни регулярно и быстро доставлять подписчикам газету. Вот почему, как справедливо замечает Бюхер, первые печатные газеты сначала выходили один, затем два раза в год, а затем стали сразу выходить еженедельно, – ежемесячные печатные газеты нам не известны. Это на первый взгляд странное явление объясняется очень просто. Один или два раза в год газеты выходили, приспособляясь к крупным ярмаркам тогдашнего времени, происходившим в некоторых местах ежегодно, а в некоторых два раза в год. На эти ярмарки со всех сторон стекалась масса народу с самыми различными интересами, и вот к этим-то ярмаркам и приспособили выпуск своих номеров первые организаторы печатных газет. Позднее, когда общественные интересы сильнее развились, давая большой материал газетам и вызывая на них больший спрос, когда газетные предприятия начали прививаться, выпуск газет стал приурочиваться к отправке почты, почта же отправлялась из крупных центров раз в неделю; вот почему в течение долгого времени существовали лишь еженедельные газеты. Плохие средства сообщения еще в течение долгого времени не давали возможности появиться ежедневным газетам. Первая ежедневная газета появилась в Германии, в Лейпциге в 1661 г., и носила название «Leipziger Zeitung» («Лейпцигская газета»); затем в 1702 г. появляется первая ежедневная газета в Англии, а в 1777 г. – во Франции. Содержание первых ежедневных газет немногим отличалось от содержания рукописных газет – в них сообщались все те же пестрые известия. Станок предавал тиснению всякого рода вести, приходившие из разных концов, причем редакционная работа по систематизации приходящего материала, по его проверке, на первых порах совершенно отсутствовала, не говоря уже о пропаганде своих убеждений путем подбора известий и их истолкования. Первые печатные газеты не преследовали пропаганды своих идей и не выражали собою решительно никакого политического направления, цель их была более скромная и менее почетная – они просто шли навстречу спроса занимательных или полезных новостей. К началу 19 в. В Англии сформировались три основные разновидности английской прессы: ежеквартальные и ежемесячные журналы, ежедневные утренние и вечерние газеты. Ежедневные утренние лондонские газеты выходили в 19 в., как правило на 8 стр. большого формата in-folio, что в два раза превышало обычный объем парижских газет. На первой и последней страницах печатались объявления. Вторая и третья были отведены под стенограммы парламентских дебатов. На четвертой: политические статьи, краткие отчеты о заседаниях парламента, объявления о театральных постановках. Шестая стр – инфа из-за рубежа. Седьмая – судебная хроника. А так же в газете были биржевые новости. Объявления были короткими, не больше 12 строчек, набранные мелким шрифтом (больше влезет) и расположенные по тематикам. Особое место принадлежит ежедневной газете «Морнинг Хроникл», основанная в 1769г. Уильямом Вудфоллом. Стала популярной благодаря печатанию отчетов о дебатах, к которым английская читающая публика проявляла интерес. Вудфолл закрывал на дебатах глаза, запоминал все без записей и потом писал материал. Другой редактор – Перри (хотел ориентировать газету на интеллигентного читателя за счет рекламы о литературных новинках).  «Морнинг пост» - Даниэль Стюарт. На рубеже 19-20в. Оставалась одной наиболее солидных ежедневных политических газет консервативного толка, освещающих придворную и светскую жизнь столицы. Тираж около 250 тыс. Лидер – Таймс. Основана в 1785г. Джоном Уолтером. В редакционной статье Джон назвал свою газету « летописью своего времени», точно фиксирующую самые разные сведения». Таймс была независимой газеты, и, не смотря на то, что она была на стороне тори, она все равно удерживала нейтральную позицию в своих материалах. Она смело критиковала ошибки правительства и коррумпированность. Правительство это бесило, и оно приказало задерживать суда, пришедшие из Европы с корреспонденцией для Таймс. Чтобы не зависеть от правительства Таймс приобрела свои суда, почтовые кареты, ежемесячное курьерское сообщение между Англией и Индией. Именно Таймс первая сообщила о разгроме Наполеона при Ватерлоо. Главный редактор – Бранс. Вечерние газеты.   Расцвет вечерней периодики приходится на эпоху континентальных войн начала 19в. Сан – первая вечерняя британская газета. Целевая аудитория – английская интеллигенция, которая увлекалась социалистическими доктринами. И еще две: Глоб и Стэндэрд. У вечерних изданий не было такой широкой корреспондентской сети, как у утренних газет. Вечерние издания представляли интерес для деловых людей сводкой новостей, которую можно увидеть подробной в утренних газетах. Также отчеты о дневном заседании палаты общин. Объявлений меньше, поэтому 4 листа вместо 8. США Роберт Уэшл создал вечернюю газету «Нэшэнэл газет» (не только о политике, экономике, объявления, но и наука, литра, искусство, обзоры книг). Европейский стиль, корректная полемика в газете. Что касается утренних ежедневных газет, то тут идут дешевые, хотя они не должны быть первыми (до них какие-то подороже были, о которых ничего не сказано). А о желтых (САН, Нью-Йорк геральд) читайте в билете про дешевую прессу..

14. Развитие журнальной периодики в 19в. Развитие журнальной периодики в XIX веке. Франция. Наиболее значительные лит.-худ.-ые период. Издания Июльской монархии – 3 парижских лит. журнала – «Ревю де Пари» («Парижское обозрение»), «Ревю де де монд» («Обозрение двух миров») и «Артист» («Худоджник»). «Ревю де Пари» (Луи Дезире Вероном, 1829 г.) должен был объединить молодые лит. таланты. Печатались Стендаль, Мериме, Бальзак. Близость Верона к гос. деятелям июльской монархии. На протяжении XIX в. претерпевает изменения, на рубеже веков становится крупным, влиятельным парижским журналом. Печатали символистов. «Ревю де де монд» (Франсуа Бюлоз, 1831 г.) – главный конкурент. В редколлегию входили Санд, де Мюссе и др. Орган левой, либерально-республиканской, радикально настроенной против Луи-Филиппа интеллигенции. Ориентация на интеллект. элиту, серьезность тона, обстоятельность и глубина мат-лов. Публиковались Стендаль, Мериме, Бальзак, Санд. Бюлоз – упорство в привлечении подписчиков и писателей. Стал одним из лучших в Европе лит. журналов. Сначала – консерват. полит. направленность, поддерживал Тьера; далее идея русско-франц. альянса – противовес Германии, развитие русско-франц. лит. и культ. связей. После смерти Бюлоза, журналом руководил его сын – Шарль Бюлоз, далее с 1893 г. – известный лит. критик, историк, теоретик лит-ры Фердинанд Брюнетьер. Журнал – оплот лит. и полит консерватизма: против связи прогресса с наукой, защита армии – оплот обществ. стабильности и порядка, защитник ортодоксального католицизма. «Ревю де де монд» - трибуна борьбы за общественное и национальное ед-во. Журнал – оплот традиции и хорошего об-ва против полит., интеллект. и моральной анархии. Печатался Мопассан. Небольшой, но постоянный контингент читателей – полит., академ. и военная элита. Печатали парнассцев, а не символистов.  «Артист» (Ашиль Рику, 1831 г.) – проводник новых реалистических принципов в иск-ве. Самое популярное издание во Франции по проблемам иск-ва. Печатались Бальзак, Готье и др. Худ. критиком был Арсен Усей. Крупнейшие журналы рубежа XIX – XX вв.: «Ревю де де монд», «Ревю де Пари», «Меркюр де Франс» («Вестник Франции») – органы какого-либо направления обществ-полит-ой и лит-ой мысли, оказали огромное влияние на интеллект. и полит. элиту Третьей республики. Середина 1880-х гг. – нач. эпохи символизма. Наступает эпоха многочисленных. Но недолговечных «маленьких ревю», небольших, но независимых от офиц. линии в иск-ве и политике журналов. Издатели – молодые люди, сами писавшие стихи. Элитарный хар-р журналов. Главный враг – парнасская школа, натурализм, позитивизм. Самый авторитетный и символистский журнал – ежемесячник «Меркюр де Франс» (Альфред Валлетт, 1889 г.) – панорама совр. авангардистской лит-ры и иск-ва, одно из ведущих лит.-худ-нных изданий. Печатались произведения зарубежных авторов. Вдохновитель сатир. прессы – Шарль Филипон издает сатир. полит. иллюстр. еженедельник «Карикатюр» (1830 г.). Печатался Бальзак. Постоянная мишень журнала – Луи-Филипп. Далее были сатир. газеты, но это уже совсем другой билет…….))))) Англия. К нач. XIX в. – 3 основ. разновидности англ. прессы: ежеквартальные и ежемесячные журналы, ежедневные утренние и вечерние газеты. Ориентация англ. жур-ки на объективное освещение фактов и солидную информированность – важное место в структуре прессы заняли ежеквартальные журналы-обозрения. Первые такие издания – XVIII в. («Спектэйтор», «Джентльменс мэгэзин»), их расцвет – первая пол. XIX в., когда появились 2 наиболее авторитетных ежеквартальных журнала – «Эдинбург ревью» и «Куотэрли ревью» («Трехмесячное обозрение»). Фактор возникновения и популярности ежеквартальных журналов-обозрений – формирование среднего класса (эконом. независимый, получивш. солидное образование, подготовл. к восприятию серьезных аналит. мат-лов) и его интеллект. элиты. В журналах печатались серьезные обзоры, аналит. статьи. Имели огромное влияние на обществ. мнение. «Эдинбург ревью» (Френсис Джеффри, 1802 г.), сначала либеральное (печатался В. Скотт), в сер. XIX в. - рупор вигов. Журнал откликался на важные общественно-полит. события и на заметные новые явления в лит-ре. В кон.XIX в. – консервативное издание , против соц. реформ и леворадикальной идеологии. «Куотэрли ревью» (по инициативе В. Скотта, 1809 г.) – гл. конкурент, консерват. печ. орган, поддержив. тори. Выступал против «кокнийской школы» (так критики называли группу талантливых писателей-романтиков, придерж. либеральн. взглядов (Шелли)), упрекали их в лит. вульгарности и нескромности. К сер. XIX в. ежеквавртальн. журналы сдают позиции под натиском ежемесячников, занявш. к кон. века доминирующее положение. Ежемесячные журналы – лит-ра и иск-во, печатались романы-фельетоны. (1731 г. – Кейв «Джентльменс мэгэзин», использовал впервые слово «мэгэзин» - с франц. склад, хранилище.) «Блэквудс мэгэзин», печатались В. Скотт, поэты-романтики. Консерват. взгляды, против республиканских и демократ. идей, парламентской реформы, тосковали по «старой доброй Англии», поддерживали тори. 1817 г. – кампания против «Эдинбург ревью», против либеральной полит. линии и лит. симпатий. Первое в Европе многотиражное массовое иллюстрированное период. издание – журнал «Пенни мэгэзин» (Чарльз Найт, 1832 г.). Иллюстрации – гравюры, изображ. пейзажи различных стран, представителей их флоры и фауны, формы челов. труда, происшествия, уголовные преступления. Об уголовной хронике писал иллюстр. журнал «Уикли кроникл». Самое читаемое иллюстр. издание – еженедельный сатир. журнал «Панч» (1841 г.), печатал полит. карикатуры и шаржи, сотрудничал Теккерей. Сатир. заметки о европейских монархах, во Франции запретили его на некот. время. «Иллюстрейтед Лондон ньюс» (1842 г.) впервые изобразит. хроника, худ. репортаж заняли гл. место. Подробная иллюстрир. летопись основ., наиболее драматических событий лондон. жизни (восстания рабочих, пожары, преступления). Первая пол. XIX в. – чартистская печать (чартизм – первое массовое, полит. оформленное движение раб. в 30-50-х гг.). Предшественник – Коббет, издавал «Политикэл реджистэр» (1802 – 1835 гг.), выступал против тори, пропагандировал парламент. реформу, использование метода революционной борьбы измученными низами англ. об-ва. Боролся за демократизацию полит. строя, критиковал аристократическую олигархию, крупн. землевладельцев, алчность англиканской церкви. Печ. орган чартистов – журнал «Лейбэрэ» («Труженик») (Джонс), статьи на полит. темы и ежемесячные лит. обозрения. «Фортнайтли ревью» («Двухнедельное обозрение») (Морли, 1865 г.) – первый ежемесячный полит. журнал, добившийся независимости от полит. групп и религ. сект. Стремился к панорамности и многообразию инф-ции, религ. свободомыслие, против ортодоксальных церковных догм. Внимание к нов. научным концепциям, за либеральные реформы парламента и церкви, за всеобщее избират. право, симпатии рабочим и профсоюзам. Популярность у ср. класса в 50-60-х гг. - журналы для домашнего чтения. Некот. печатали иллюстрации, произведения выдающихся писателей. На рубеже XIX-XX вв. – лит.-худ-ые журналы, отразившие нов. веяния в культ. жизни, «Йеллоу бук», «Савой». «Йеллоу бук» (1894 г.) – эстетизм и декаданское движение, желтая обложка – эпатировала читателя. Вокруг группировались писатели, близкие символизму. Оплот импрессионистической критики (Пейтер – у истоков эстетизма). Разрыв иск-ва с действительностью. Лит.редактор – Генри Харлэнд, ценил оригинальность стиля. Знаком читателей с франц. «парнасцами» и декадентами. Публикации – скандальный хар-р, основные темы – богемная жизнь, продажная любовь, пороки и извращения. Худ. редактор – Обри Бердсли, создает в рисунках образ роковой женщины, кот. использовала декаденты. Журнал закрыли – приемником стал «Савой» (Саймонс), продолжал традиции. Германия. Середина 90-х гг. XVIII в. – необходимость реформ, способы преобразования: улучшить условия жизни народа; путь эстетики (журналы «Ди Хорен» («Оры» (Шиллер, 1795 г.)), «Ди Пропилен» («Пропилеи» (Гете, 1799 г.)). Освещали эстетические вопросы, проблемы состояния совр. культуры и лит-ры, не имели успеха. Орган раннего романтизма – «Атенеум» («Атеней» (братья Шлегели, 1798 г.)) не замечен. «Дойче Меркур» («Немецкий Меркурий» (Виланд, 1773 г.)) – переход от лит.-худ-ой к полит. проблематике. Приветствовал франц. революцию, требовал радикальных реформ, призывал последовать примеру Франции. 30-е гг. XIX в. – пик борьбы двух лагерей немецкой интеллигенции: либерально-демократ. и консервативного. Либерально-демократ. представлен «Молодой Германией» - лит. течением (журнал «Аврора», «Форум дер журнал литератур», «Телеграф фон Дойчланд»). Жанры – фельетон, путевые записки, мемуары, рецензии и др. Людвиг Берне с 1818 г. – «Ваге» («Весы»), нац-освободительные идеи, ярый враг Наполеона. Вильгельм Вейтлинг – зачинатель нем. раб. печати, «Призыв о помощи немецкой молодежи», «Молодое поколение» (1830-1840-е гг.), пропаганда идей уравнительного коммунизма, революционные методы борьбы. «Молодое поколение» издавалось при материальн. и техн. поддержке рабочих и ремесленников. Каспар Браун в Мюнхене – иллюстр. юморист. журнал «Флигенде блеттер» («Летучие листки») (1845 г.), полит. сатира. Старательность и тщательность рисунка, точные черты модели, жесткость и тяжеловесность изображений. 1850-е гг. – усталость от бурных полит. дебатов мартовской поры => популярны неполит. издания. Ежемесячник «Вестерманус монатсефте» (Брауншвейг, 1856 г.) по образцу англ. ежемесячников: серьезные научные статьи соседствовали с новеллами и повестями писателей-реалистов. Широкое распространение – журналы для семейного чтения, научно-популярные статьи соседствовали с нравоучительными публикациями и развлекат. лит-рой. Гуцков – «Развлечения у домашнего очага» (1852 г.). Журналов издавалось больше, чем газет, высокий культурный уровень нем. читателя, предпочит. глубокий анализ явлений. Кон. XIX в. - журналы по с/х, домоводству, торговле, транспорту, мореплаванию. Лит.-худ-ые журналы – «Унзере цайт» («Наше время» (Готшалль, 1850 г.)), «Дойче рундшау» («Немецкое обозрение» (1874 г.)). Литературная, театральная, артистическая жизнь – «Кунстварт» («Страж иск-ва» (1887 г.)). Конрад – «Гезельшафт» («Об-во» (1885 г.)), вокруг собирались писатели натуралистической ориентации. Георге – «Блеттер фюр ди Кунст» («Листки об иск-ве» (1892 г.)), печатались писатели-символисты. Лит-худ-ый журнал эпохи модерна – «Пан» (1895 г.), поддерживал нов. явления в иск-ве, неоромантическая лит-ра. В нач. XX в. экспрессионисты объединялись вокруг «Акцион» («Действите») и «Штурм» («Буря»). «Акцион» - в совр. мире личность подавлена бездушным, бюрократ. механизмом, отличался полит. радикализмом. «Штурм» - пропаганда авангардистского иск-ва (живописи Кандинского, Шагала). США. После войны за независимость – вопрос о гос. устройстве страны: полемика федералистов (журнал «Портфолио» Денни) и демократов-антифедералистов. Уэлш – первый ежеквартальный журнал «Американ ревью оф хистори энд политикс» (1811 г.) по образцу «Эдинбург ревью». Серьезные лит.-худ-ые и общественно-полит. журналы – кон. XVIII - нач XIX вв. Браун – «Американ ревью энд литерэри джорнэл» (1799 г.), крит. обзоры произведений, опублик. в США. Цель – знакомить с обликом и худ. манерой писателей. Ежемесячник «Аналектик мэгэзин» (1813 г.), большой объем (100 стр.), иллюстративные вставки и гравюры. 2 года редактор – Ирвинг. Самый респектабельный журнал – «Норт америкэн ревью» (Тюдор, 1815 г.). Задача – создание нац. лит-ры, выступал с националистических и охранительных позиций, исключительность истор. миссии США. Критика «Эдинбургского обозрения» - рассадник антиамерик. настроений. Значительное место – серьезные статьи философ. и лит. хар-ра. Основной жанр лит. критики в лит.-худ-ых журналах – лит.-критический обзор: пересказ содержания худ. произведения, биографические сведения об авторе. Подробный разбор и оценка взглядов автора. Социальная и воспитательная функции лит-ры, переводы произведений европ. писателей. 30-50-е гг. XIX в. – трансценденталистская печать – высокое кач-во печатавшейся в них лит. продукции, обсуждались философ., полит., религ. и эстетич. проблемы. Трансцендентализм – философ.-лит. движение, романтический протест против ценностных установок. Их первое период. издание – ежемесячный лит. журнал «Уэстерн мессенджер» («Западный вестник»), худ произведения трансценденталистов, переводы нем. философов (Кант). «Дайел» («Циферблат» (1840 г.)) – 4 раза в год, посвящен вопросам лит-ры, философии, религии, эстетики. Первый главред – Маргарет Фуллер. Беллетристика соседствовала с философ. произведениями и лит. критикой, широкий спектр мнений – публикации в форме диалога. Особое внимание нем. романтикам. С 1843 г. редактор – Эмерсон, придал журналу идейно-тематическое ед-во, сделав его рупором трансценденталистской философии. «Бостон куотерли ревью» (Браунсон, 1838 г.), девиз – доверие к себе, печаталась Фуллер. 30-50-е гг. XIX в. – дискуссия о культурной автономии США – лит.-худ-ые и общественно-полит. журналы. Лит. журнал «Никербокер» (1833 г.) – оплот националистически настроенной интеллигенции, печатались Ирвинг, Лонгфелло. Америк. лит-ра должна создаваться на национальном мат-ле, изображать реалии америк. действительности. Постоянный штат лит. критиков и рецензентов. 1836 г. – писательское объединение «Молодая Америка», взывавшее к нац. чувствам, лит.-крит. журнал «Демокрэтик ревью». Задача – разработать идеологическую и эстетическую программу америк. лит-ры, необходимо порвать с англ. традицией. «Атлантик мансли» («Атлантический ежемесячник») – представители «бостонской школы» (Лонгфелло). Обрести нац. самобытность америк. лит-ра сможет, когда освоит богатое культурное наследие Европы, верность традиции, печатались произведения англ. авторов. 50-е гг. XIX в. – обострение противоречий между Югом и Севером, аболиционизм – движение за ликвидацию рабства (с 90-х гг. XVIII в.), журналы «Либерейтор», «Эмансипейтор» (с 1839 г. – редактор Филлипс, радикальное крыло аболиционистского движения). Защитники рабства – «Сазерн литерери мессенджер», «Магнолия». Кон. XIX – нач. XX вв. – «Норт американ ревью», «Сенчэри», «Ревью оф ревью» (основан в Англии Стэдом, с 1889 г. – В США появилась его америк. версия, был журналом – «дайджестом», давались краткие обзоры статей и мат-лов, печатавшихся в др. жкрналах, пользовался успехом).

15. Первые американские концерны печати конца 19 - начала 20в. В конце XIX в. западное общ-во вступило в эпоху трестов: в период. печати нарастали процессы концентрации и моноп-ции. 1ым газетным трестом в США стала корпорация Джозефа Пулитцера. П. – воплощение «амер. мечты»: иммигрировал из Венгрии, работал чернорабочим, репортёрил в газете «Вестлихе пост»; когда газета была на грани банкротства, купил её, начав свою издат. деят-ть. Не располагая достаточ. ср-вами, П. всегда покупал по дешевой цене убы¬точные газеты, и всякий раз ему удавалось поправить положе¬ние. Так, его 1ая англоязычная газета, «Сент-Луис Диспетч», была куплена за 2,5 тыс. $ и имела за собой 30 тыс. долга. Но уже через нес-ко лет ее цена поднялась до 1,5 миллионов. В 1883 г. П. приобрёл газету «New-York World», к-рая заняла центр. место в его газетной империи. Приносившая прежним владельцам еже¬годно 40 тыс. убытка, эта газета при П. смогла стать процветающим предпр-м и ярким явлением в амер. печати. П. сделал NYW моделью журнализма, основанного на «человеческих репортажах» и освещении происшествий. Упрощенный английский язык, рисун¬ки и комиксы, сенсации — всё было направлено на то, что¬бы расширить аудиторию читателей, привлекая, прежде всего, им-мигрантов, слабо знающих английский. За 1 год новый издатель поднял тираж газеты с 15 до 100 тыс. экземпляров, а за 3 года — до четверти миллиона. Особое внимание уделял «динамичному репортажу», смело разоблачал коррупцию на строительстве Панам¬ского канала, искусно использовал на страницах драматизацию но¬востей, иллюстрации, аршинные необыч. заголовки, 1ым в стране стал применять цветные прилож. и комиксы в цвете. На¬чиная с 1889 г. на «странице развлечений» NYW печа¬тались серийные картинки о прикл. комич. персонажа по прозвищу Жёлтый парень (Yellow kid), к-рый забавлял читате¬лей своим смешным видом, глупой улыбкой, комич. рассуж¬д. на разл. темы и эксцентрич. поступками. Это нов-во П-ра привело к возник. терми¬на «жёлтая пресса». С др. стороны, NYW активно участвовала в обществ. жизни. В то время качеств. нью-йоркские газеты в основном поддерживали респ-цев, а «бульварные» не связывали себя пост. политич. симпатиями. В то же время избиратели в городе явно отдавали предпочт. демократии. Приняв сторону демокр. партии, NYW обеспечивала себе симпатии широкой аудитории. Эта аудитория состояла в основном из небогатых лю¬дей, и, выступая по главным вопросам обществ. жизни, га¬зета ориент-сь на них. Своей поддержкой 8-часового ра¬боч. дня, профсоюзов, помощи малоимущим, антимоноп. закон-ва газета внесла леп¬ту в оформление неолиберального течения в США. 2ой крупнейшей фигурой амер. журн-ки на стыке 2х столетий стал Уильям Рендольф Херст (1863-1951), бывший полной против-стью П. Рос в богатой семье, учился в Гарварде. Не доучился: увлёкся журн-кой.)) В 24 года получил в подарок от отца газету «Сан-Франциско Экземинер» [ну ничё так подарок, а!)], к-рую тот получил за долги и к-рая стала 1ым звеном в «газетной цепи» будущего короля «жёлтой» прессы. На деньги отца он нанял лучших сотрудников и поставил де¬ло на широкую ногу. Вскоре тираж газеты достиг 80 тыс. эк¬земпляров. Располагая практически неогран. источником фин-ния в лице своих родителей, Х. не имел нужды эконо¬мить ср-ва, подобно П. В 1895 г. купил нью-йоркскую газету «Морнинг Джорнэл» и сразу вложил в неё 7,5 млн. отцовских денег. Платил небывало высокие зар¬платы, и ему удалось переманить к себе лучших сотр-ков П. П. называл Х. «хлыщом, к-рый скоро промотает родительские деньги» и даже дал ему на это срок — 6 мес. Прошло 6 месяцев, а концерн Х. про¬должал наращивать обороты [:р]. В поисках подхода к читателю Х. не стремился изобрести нечто принцип-но новое, а следовал по тому же пути, что и П. (насилие, мелодрама, секс), но делал это эффективнее, поскольку вкладывал большие деньги. Газеты Х. уделяли гораздо меньше внимания обществ. жизни и были гораздо консервативнее, чем газеты П. «Газетная цепь» Х. пополн-сь всё новыми звеньями. С 1933 г. - период наивысшего могущества: включает 26 ежедн. и 17 еженед. газет, 13 журналов и 2 кинокомп. Центр. место заним. такие влият. еже¬дн. газеты, как назв. выше «Морн. Дж.» и соз¬данная в 1900 г. «Чикаго Америкэн». Однако в последующие го¬ды Х. стал сдавать позиции новым газетным трестам. Х, умер в 1955 г., оставив своим наследникам изд-во, к-рое всё ещё входило в десятку крупнейших в США и конт¬р-ло 10% ежедн. тиража амер. печати. [Ещё примеры (с ними аккуратнее: они древние)) : Концерн Скриппса-Говарда имеет даже более старин. родословную, чем херстовский. У его истоков стоял Э. Скрипс, основ. в 1878 г. "газету-копейку" в Кливленде. После смерти С. в 1938 г. рук-лем треста стал его партнер Говард. Потомки обоих миллионеров по-прежнему занимают руковод. посты в этом концерне [эээ данные на 1972 г. ..]. В их владении 18 газет, в том числе "Вашингтон Дейли Ньюс". общий разовый тираж газет концерна превыш. 3 млн. экз. Годовой доход исчисляется 200 млн. долл., прибыль - 10-12 млн. долл. Им же принадл. 95% акций одного из крупн-х инф. аг-тв США и мира - United Press Int. Концерн Маккормика-Паттерсона возник из слияния бизнеса 2х семей миллионеров. Не только издаёт ряд крупнейших газет ("Чикаго трибюн", "Нью-Йорк Дейли ньюс" и др., тиражом 3,5 млн. экз.), но и владеет радиостанциями и бумажными предприятиями. Газетный трест семьи Коулсонов был осн. в 1903 г., и в последствии превр-ся в империю новостей, которая включает 3 журнала:"Family circle", "Venture", "Harpness", +4 телеканала и 11 газет. + позже появ-сь "цепные монополии" "Newhouse newspapers" (22 газеты общ. тиражом ок. 6 млн. экз.), "Night newspaprers" (свыше 10и газ., включая синдикат "Chicago daily news"), "Gannet company" (свыше 50 газ., 3 телек., 6 радиост.), концерн Генри Люса (журн. "Life", "Time", "Fortune" разовым тиражом ок. 13 млн. экз., + 9 радиост. и телек., 2 бум. предп.). В 1910 г. в стране было 13 газетных «цепей», контролировавших 62 ежедневные газеты, к 1930 г. их стало уже 55, и под их контролем находилось 328 изданий.] 16. Первые английские концерны печати Всё дело в том, что данный вопрос достаточно смутен. Для начала хорошо бы прояснить, что же такое концерн. Сдав экономику, я этого до сих пор не знаю. А самое главное – есть ли различия между экономическим концерном и концерном печати. В общем, попытаюсь скомпилировать всю собранную за сегодняшнюю ночь информацию по этому вопросу. И так, для начала, экономическое определение концерна: Концерн - форма договорного объединения предприятий и организаций различных отраслей на основе общности интересов. Объединение нескольких торгово-промышленных предприятий под общим финансовым руководством. Теперь о прессе: Англия и США – первые страны, в которых не только начала наиболее активно развиваться желтая и массовая журналистка, но и появились газетные магнаты. Предприимчивые люди быстро догадались, что на массовых изданиях можно зарабатывать хорошие деньги, а значит их деятельность уже нельзя назвать журналистикой в полном смысле слова, а, скорее, бизнесом. Люди: В UK первыми газетными магнатами стали: 1.братья Хармсворты (Альфред и Гарольд) 2.Альфред Пирсон 3.Ньюнес 4.О’Коннер Как разбогатели? Свой первый капитал эти ребята сколотили таким образом: Ньюнес был первый «желтый» издатель. Он начал делать газету Tit-Bits (Всякая Всячина). По образу и подобию американской развивалась "желтая" журналистика в Великобритании. С самого начала выпуска первой развлекательной газеты "Tit-Bits" в 1881 году в основу редакционной политики многих изданий была заложена ориентация на массовые вкусы. В этой газете работал и Пирсон, который потом станет один из самых крупных медиа-магнатов, будет богаче Ньюнеса и Хармсвортов. В 1884 г. в «Tit-Bits» было напечатано 10 вопросов с заявлением редактора, что в течение 13 недель в газете будут печататься по 10 вопросов и что кто лучше всех ответит на эти 130 вопросов, получит в конторе «Tit-Bits» должность с вознаграждением в 100 фунтов стерлингов – за первый же год. Три тысячи человек отозвалось на предложение редакции, и по окончании конкурса пальма первенства оказалась за восемнадцатилетним юношей К. Пирсоном, сыном деревенского священника. В течение 13 недель, по получении свежего номера «Tit-Bits», юноша этот каждый раз отправлялся на велосипеде из дому за 45 верст в ближайшую публичную библиотеку, рылся в разных энциклопедиях и справочных книгах и писал ответы на помещенные в «Tit-Bits» мудреные вопросы. Вот, для примера, некоторые из этих вопросов: Сколько многозначительных слов может быть сделано из слова Mediterranean? Какие «восемь бед» постигли Ирландию? Кто изобрел гелиограф? Ньюнес сделал на Tit-Bits такое огромное состояние, что потом сумел выгодно вложить эти деньги в строительство кораблей и затем основать одну из самых больших верфей в Лондоне. Пирсон Начинал в Tit-Bits. Затем ушел оттуда и основал свою газету «Pearson's Weekly». На ней заработал первый капитал. Потом стали делать еще и журнал «Pearson's Weekly Magazine». Делал по модели Ньюнеса: больше развлекательного материала, меньше серьезного, всякие шарады, конкурсы, кроссворды. Вот что пишет о Pearson’s Weekly Сатурин: «Четыре страницы посвящены объявлениям, ими же покрыта обертка. Четыре страницы заключают беллетристические очерки или, вернее, фельетоны, занимательно и легко написанные, свободные от грязи и сальности французских газетных фельетонов, но в художественном отношении бесцветные, как наша лубочная литература. Сюжеты этих очерков и повестей взяты по большей части из военной жизни, как имеющей наиболее очарования для молодого ума...». И т.д. В общем, полностью развлекательное издание. В 1898 Пирсон приобретает Morning Herald. В 1900 Daily Express.в 1903 году он владеет в общей сложности 17 периодическими изданиями. Среди них: издания для детей, женские журналы, журналы мод и «ведущие» издания, У которых наибольший большой тираж: Pearson's Weekly, Morning Herald, Daily Express (max 700.000 тыс. экз.). Ну чем не концерн печати? Хармсворты Они смогли сделать целую газетную империю. Первый капитал заработали на газете «Answers». Потом начали скупать другие газеты. «Особенно преуспели в этом идеологи английской "желтой" прессы братья Хармсворты, начавшие свою деятельность в 1888 году с издания "желтых" журналов, а затем газет "Evening News", "Daily Mail" и "Daily Mirror". В процессе визуализации англичане пошли дальше американцев. В перечисленных газетах стали появляться иллюстрации, не только сопровождающие, но и полностью заменяющие текст». Владели более чем 20 изданиями. Для женщин, детей, журналы мод, газеты, одностраничные информ-листки и т.д. О'Коннор О нём известно мало. Даже Засурский о нём не упоминал. Но блеснуть на экзамене не помешает. (Если что, материалы из Сатурина). Издавал газету «М. А. Р.». Позже создал одноименный журнал. На газете заработал первый капитал. Газетный магнат. Издавал 8 газет и 2 журнала, все развлекательный, обо всём и ни о чём. А теперь про концерны. Суть в том, что хозяева «газетных империй» были очень тесно связаны с большими финансистами. Примером этому может стать связь Пирсона и Хармсвортов с Ллойдом, владельцем сети бумажных фабрик. Это и есть пример концерна. Об этом особенно хорошо рассказать: Была газета «Daily Chronicle», совсем захудалая. Её выкупает Ллойд. А дальше слово Сатурину: «Хозяином «Daily Chronicle» состоит некий Ллойд, собственник громадной писчебумажной фабрики, купивший для сбыта бумаги пару газет, точно так же, как скотовод здесь открывает мясные лавки для сбыта убойного скота. Ллойд издает также чрезвычайно распространенный еженедельный джингоистско-консервативный (Джингоизм (англ. jingoism, от jingo - джинго, кличка английских шовинистов, от by jingo - клянусь богом), термин, служащий для обозначения крайних шовинистических и империалистических воззрений – взято из БСЭ) орган «Lloyd's Newspaper». Наконец, этот же Ллойд состоит в близких деловых сношениях с вышеупомянутыми Гармсворсом и Пирсоном, и все газеты этих издателей печатаются на бумаге Ллойда. Эти два издателя покупают у Ллойда на несколько миллионов рублей бумаги в год. Понятно, что для Ллойда оказалось более важным удержать за собой этих выгодных покупателей, чем сохранить за «Daily Chronicle» ее радикальное направление. Ллойд потребовал от Массингэма (главред газеты), чтобы «Daily Chronicle» прекратила до окончания войны свои нападки на чемберленовскую политику. Массингэм вместе с Спендером и Нэшем немедленно удалились из редакции, и газета превратилась сразу в ничтожество, из которого она не вышла до сих пор. Таким образом, за исключением одной полупенсовой «Morning Leader», все лондонские утренние газеты превратились во время войны в джингоистские и ничем не отличались друг от друга». Вот так-то. Вот вам и концерн. Ллойд – производитель бумаги и медиа-магнат. Контролирует весь контент прессы, навязывает свои взгляды и все газеты концерна подчиняются его издательской политике. Так поступали и Хармсворты, и Пирсон – все их газеты были выдержаны в одной стилистике и никаких вольностей главредам этих газет они не дозволяли. Ещё из Сатурина: «Pearson's Weekly», «Tit-Bits», «Answers» – все эти еженедельные газетки походят друг на друга, как родные сестры, и куда бы вы ни поехали, вы всегда в вагоне, омнибусе, трамвае найдете английских мальчиков и юношей, углубленных в чтение той или другой из этих газеток». Вывод: концерны – это стандартизация изданий и огромная прибыль. Собственно, всё. Ещё раз подчеркну – писал вслепую, всё это мои догадки о том, что такое «концерны печати». Может, всё это не по теме, и вообще из другой оперы, но я буду рассказывать о Пирсоне-Хармсворте-Ньюнесе, если выпадет этот билет на экзамене. Относитесь к материалу критически)) И напишите, пжлст, на почту, если у вас другое мнение по этому вопросу ;)

18. Появление и развитие информационных агентств  В 1835г. в Париже было создано первое в мире информационное агентство, которое занималось сбором и распространением информации, причем не только из Франции, но и из Европы. Основателем агентства был Шарль-Луи Гавас (1783-1858). При Наполеоне Гавас был банкиром, давал большие кредиты правительству. При Наполеоне Гавас был банкиром, давал большие кредиты правительству, которые после падения императора не смог вернуть и оказался на грани разорения. Тогда Гавас решил использовать свое хорошее знание иностранных языков и начал делать переводы из европейских периодических изданий. Эти обзоры иностранной прессы он предлагал парижским изданиям, которые могли заплатить. Так возникло агентство «Гавас». Услугами агентства пользовались влиятельные парижские газеты: «Журналь де Деба», «Контитюсьонель», «Пресс», «Сьекль». Позже Гавас организовал широкую сеть европейских корреспондентов, передающих информацию из стран пребывания. Агентство «Гавас» работало под девизом «Быстро и хорошо». Доходы предприятия быстро увеличивались. Росло и влияние Гаваса в журналистских и политических кругах. Бальзак назвал Гаваса «доверенным лицом Прессы». В 1853г. почти во всех парижских ежедневных газетах появилась рубрика «Сообщения телеграфного агентства», в которой печаталась информация агентства «Гавас». В 1848г. к Гавасу приехали два эмигранта из Германии – Бернхард Вольф и Пауль Рейтер. Проработав несколько месяцев в агентстве «Гавас», они вернулись в Германию. Полученные во время работы у Гаваса знания и опыт пригодились им вспоследствии. Вскоре Вольф открыл в Берлине информационное телеграфное агентство, а в 1851г. Рейтер основал агентство в Лондоне. Однако эти новые информационные агентства не могли соперничать по степени информированности с «Гавас». Рейтер еще не поставлял политической информации. Вольф только начинал это делать. В середине 50-х гг. 19в. во французской прессе возникла устойчивая формула: «Частное телеграфное агентство «Гавас» сообщает…». Французская пресса тогда не ссылалась ни на какие другие агентства, кроме «Гавас». Помимо «Рейтер» в Великобритании образовались такие информационные агентства, как «Сентрал пресс», «Нэшнл пресс эйдженси», «Пресс ассосиэйшн». «Рейтер» стало главным конкурентом газеты «Таймс» на рынке международных новостей во второй половине 19в. Пауль Рейтер предлагал свои услуги все английским газетам по вполне доступной цене. Сначала лондонские, а затем и региональные издания поспешили воспользоваться представившейся возможностью, так как это позволяло им если не сравняться с «Таймс» в освещении международных событий, то хотя бы приблизиться к ней. Основными клиентами «Рейтер» были дешевые ежедневные издания. «Рейтер» превосходило «Таймс» в объеме передаваемой информации и скорости передачи, хотя уступало ей в комментировании передаваемых новостей. Кроме того, «Рейтер» передавало информацию, полученную преимущественно из официальных или полуофициальных источников. Круг источников «Таймс» был шире. В обязанности ее корреспондентов входило сопоставление официальной версии того или иного события с информацией, почерпнутой из других источников. В 1859г., уже после смерти Гаваса, произошло разделение сферы влияния между тремя крупнейшими информационными агентствами. 15 июля 1859г. в Париже владельцами трех агентств было подписано соглашение о сотрудничестве, предусматривающее обмен информацией и раздел информационного рынка между ними. «Гавас» обязался поставлять новости из Франции, средиземноморских стран, Америки, «Рейтер» - из Великобритании и с Ближнего Востока, «Вольф» - из Германии, Австро-Венгрии, скандинавских и славянских стран (включая Россию). Договор просуществовал до 1870г. 17 января 1870г. было заключено новое соглашение, по которому сферой исключительного ведения «Гавас» объявлялись Франция, Италия, Испания и Португалия. «Рейтер» получил монополию на сбор и распространение информации из Англии и Голландии. «Вольфу» достались Германия, Скандинавия, Россия. Сферой совместного ведения «Рейтера» и «Гавеса» были объявлены Оттоманская Империя, Египет, Бельгия. Все другие страны, включая США, рассматривались как нейтральная зона, где все три информационных агентства имели право собирать информацию. Это соглашение просуществовало до Первой мировой войны. Телеграфные агентства США (прежде всего «Ассошиэйтед Пресс») не могли составить серьезную конкуренцию европейским агентствам, так как специализировались в том время на американских новостях и только в начале 20в. обратили внимание на европейский информационный рынок. Образовалось «Ассошиэйтед Пресс» в 1848г. в результате объединения шести нью-йоркских газет. Корреспонденту в Бостоне было поручено собирать новости с пароходов, приплывавших из Европы, и передавать их немедленно по телеграфу в Нью-Йорк. Несколько газет согласились покупать новости только у «Ассошиэйтед Пресс». Появление информационного агентства привело к дальнейшему удешевлению американских периодических изданий. Краткое содержание: 1835г. в Париже Шарль-Луи Гавас создает 1ое в мире инф.агентство под назв. «Гавас». Услугами агентства пользовались влиятельные газеты «Журналь де Деба», «Контитюсьонель», «Пресс», «Сьекль». Позже Гавас организовал широкую сеть европейских корреспондентов, передающих информацию из стран пребывания. Агентство «Гавас» работало под девизом «Быстро и хорошо». Росло влияние Гаваса в журналистских и политических кругах. В 1853г. почти во всех парижских ежедневных газетах появилась рубрика «Сообщения телеграфного агентства», в которой печаталась информация агентства «Гавас». У Гаваса учились Вольф и Рейтер. Вольф открыл инф.агентство в Берлине. В 1851г. Рейтер организовал инф.агентство «Рейтер» в Лондоне, кот. Помимо «Рейтер» в Великобритании образовались такие информационные агентства, как «Сентрал пресс», «Нэшнл пресс эйдженси», «Пресс ассосиэйшн». «Рейтер» стало главным конкурентом газеты «Таймс» на рынке международных новостей во второй половине 19в. Пауль Рейтер предлагал свои услуги все английским газетам по вполне доступной цене. Основными клиентами «Рейтер» были дешевые ежедневные издания. Но «Гавас» был самым информированным. В 1859г., уже после смерти Гаваса, произошло разделение сферы влияния между тремя крупнейшими информационными агентствами. 15 июля 1859г. в Париже владельцами трех агентств было подписано соглашение о сотрудничестве, предусматривающее обмен информацией и раздел информационного рынка между ними. 17 января 1870г. было заключено новое соглашение, по которому сферой исключительного ведения «Гавас» объявлялись Франция, Италия, Испания и Португалия. «Рейтер» получил монополию на сбор и распространение информации из Англии и Голландии. «Вольфу» достались Германия, Скандинавия, Россия. Сферой совместного ведения «Рейтера» и «Гавеса» были объявлены Оттоманская Империя, Египет, Бельгия. Все другие страны, включая США, рассматривались как нейтральная зона, где все три информационных агентства имели право собирать информацию. Это соглашение просуществовало до Первой мировой войны. Телеграфные агентства США (прежде всего «Ассошиэйтед Пресс») не могли составить серьезную конкуренцию европейским агентствам, так как специализировались в том время на американских новостях и только в начале 20в. обратили внимание на европейский информационный рынок. Образовалось «Ассошиэйтед Пресс» в 1848г. в результате объединения шести нью-йоркских газет. Появление информационного агентства привело к дальнейшему удешевлению американских периодических изданий.

19. профессиональные объединения журналистов 19-20 веков.

Окончательное оформление журналистики как особой сферы профессиональной деятельности. Превращение газет в крупные издательские предприятия сопровождалось расширением штата их сотрудников, большинство из которых принималось на постоянную работу (в то время как в первой половине XIX в. наиболее распространенной была внештатная работа журналистов с построчной оплатой за опубликованные материалы, не дававшая им стабильного заработка). По мере усложнения редакционно-издательского дела, связанного с внедрением новых типографских и коммуникационных технологий, с развитием и углублением внутриредакционного разделения труда, с дальнейшей дифференциацией жанров журналистики потребовались новые формы коллективной организации работы редакций, возрастала необходимость в специализации газетчиков.

К концу XIX – началу XX вв. редакции крупных газет состояли уже из нескольких отделов и служб. Кроме главного редактора и выпускающих редакторов, в штате обычно состояли редакторы – руководители различных отделов. Редактор отдела городских новостей имел в своем распоряжении группу репортеров, готовых в любое время отправиться на место событий для освещения текущих новостей. Группа опытных литсотрудников-стилистов занималась редактированием и подготовкой к печати поступающих от репортеров материалов. В отделе телеграфной информации происходила селекция и обработка материалов, присланных агентствами новостей. Специальные группы журналистов и оформителей занимались подготовкой воскресных иллюстрированных выпусков газет. По примеру «энциклопедии новостей» – газеты «New York Times» – редакции крупных изданий стали создавать в начале XX в. собственные систематизированные архивы и отделы документации, способствующие совершенствованию работы по сбору и проверке информации. В редакциях появились машинописные бюро, телефонные службы.

Под влиянием разработанных в начале XX в. Фордом и Тейлором научных основ организации труда редакционная деятельность приобретала более плановый характер. Планировались организация и проведение различных информационных кампаний, их финансовое и техническое обеспечение.

Среди журналистов постепенно сложились группы профессионалов, специализировавшихся на выполнении отдельных видов работ или освещении определенной тематики. Наиболее способные и опытные газетчики постоянно занимались написанием редакционных статей и комментариев. Поскольку внимание многих крупных сенсационных изданий было ориентировано на темы преступности, скандальной хроники и профессионального спорта, в редакциях появились криминальные и судебные репортеры, спортивные журналисты. Основатель «желтой» прессы Дж. Пулитцер впервые создал в своей газете «World» самостоятельный отдел спорта. Его примеру последовали другие издатели. Развитие событийной фотографии способствовало появлению профессиональных фоторепортеров.

В редакции по-прежнему привлекались многочисленные низкооплачиваемые репортеры, соперничавшие между собой в погоне за новостями. Однако благодаря росту доходов от публикации коммерческой рекламы и под влиянием конкуренции существенно возросла оплата труда ведущих сотрудников газет – журналистов, графиков. Редакторы и опытные газетчики получали высокую по тем временам зарплату.

Постепенно происходит самоотождествление журналистов как «профессионалов». Повышается социальный статус известных и популярных журналистов и редакторов. Появляется журналистская элита, представители которой пользуются большей (хотя и относительной) независимостью профессиональной деятельности. В условиях острой конкуренции издатели стремились привлечь наиболее способных газетчиков и оформителей, переманивая их друг у друга посулами существенного повышения оплаты груда.

Усложнение журналистской деятельности выявило необходимость специальной профессиональной подготовки работников прессы. Вплоть до конца XIX в. журналисты постигали ремесло на практике, обучение молодых репортеров производилось непосредственно в редакциях. Учебных заведений, готовящих новичков к профессиональной карьере в журналистике, не существовало. Более того, многие издатели (например, Э.У. Скриппс, рассматривавший репортеров как дешевую рабочую силу) вообще отрицали необходимость обучения газетчиков на уровне колледжа, университета.

Тем не менее, в 1890-е гг. в университетах США организуются краткосрочные курсы по подготовке журналистов с упором на овладение репортерской техникой. Издаются первые справочники и учебники по журналистике. Обучение на основе развернутой программы подготовки журналистов впервые осуществлено в Пенсильванском университете в период с 1893 г. по 1901 г. В Иллинойском университете в 1904 г. была внедрена четырехлетняя программа высшего журналистского образования. А в 1908 г. в университете штата Миссури был создан первый факультет (школа) журналистики. В этот же период профессиональное образование работников прессы получает распространение и в странах Европы, где подготовка журналистов осуществлялась в репортерских школах и при университетах. Первая во Франции Высшая школа журналистики открылась в Париже в 1899 г. при Институте социальных исследований. Обучение основывалось на изучении социологии и теории массовых коммуникаций. В 1924 г. начала действовать Высшая школа журналистики в Лилльском университете, в которой впервые в стране осуществлялась полномасштабная профессиональная подготовка журналистов. С двадцатых годов в США и Западной Европе разворачивается научно-исследовательская деятельность по изучению прессы.

В процессе окончательного оформления журналистики в качестве особой области профессиональной деятельности со своими сложившимися неформальными «цеховыми» правилами, складывались предпосылки и для закрепления нормативных основ профессии в форме кодексов. Первые профессиональные кодексы прессы появились в США и европейских странах в конце XIX – начале XX в. – то есть через триста лет после появления первых периодических изданий и зарождения журналистики как общественного института. Исследования зарубежных историков журналистики, как правило, не содержат характеристику причин, повлиявших на разработку и принятие первых профессиональных журналистских кодексов. Вместе с тем они фиксируют нарастание критики в отношении прессы начиная с середины XIX в., то есть с периода, когда в США и странах Европы широко распространяются коммерческие подходы к журналистике.

Многие видные представители общественности выступили с критикой деятельности коммерциализированной прессы, обвиняя ее в зависимости от большого бизнеса и рекламодателей, в отступлении от правил свободной конкуренции в условиях формирования крупных издательских объединений, в нарушении принципов нравственности и невмешательства в частную жизнь людей, в применении журналистами нечистоплотных методов добывания информации, некорректных приемов информирования читателей и в постоянном нарушении ими этических норм.

Среди тех, кто осудил нараставшие негативные тенденции, были как американцы, встревоженные обескураживающими последствиями влияния массовой прессы на общество (Марк Твен, Эптон Синклер, Уилл Ирвинг и др.), так и представители других стран, на собственном опыте изучившие ее практику и нравы. Одним из первых критиков коммерциализированной прессы стал Л. Вилмер – автор вышедшей в 1860 г. книги «Наша газетная шайка», в которой были разносторонне охарактеризованы пороки тогдашней североамериканской журналистики. Развитие массовой прессы, в частности, «желтой» журналистики, создание первых крупных издательских компаний вызвали новую волну общественной критики. На страницах журнала «Collier's» в 1911 г. публицист Уилл Ирвинг опубликовал серию из 15 разоблачительных статей под общим названием «Власть прессы». Американские исследователи М. Марцолф и X. Дикен-Гарсиа установили, что в период с 1880 по 1950 г. внимание критиков прессы привлекали две главных проблемы: роль печати в сохранении общественных свобод и демократии, а также ее общественно-культурная роль.

Часть современников полагала, что недостатки и пороки журналистики определены самим ее коммерческим характером. Одним из первых критиков рыночно ориентированной прессы стал известный латиноамериканский публицист Хосе Марти, который в нью-йоркский период своей деятельности (на протяжении 1880-х – первой половины 1890-х гг.) непосредственно наблюдал негативные последствия коммерциализации периодики США. В публицистическом цикле «Североамериканские сцены» он отразил и осудил пороки печати США с просветительских гуманистических позиций.

В 1920 г. известный писатель и журналист-макрейкер Эптон Синклер выпустил книгу «The Brass Check», в которой поднял проблемы концентрации печати и раскрыл отрицательное влияние этого процесса на состояние журналистики, подверг критике роль рекламы и рекламодателей в деятельности коммерциализированных изданий. В другой своей работе – полемической брошюре, вышедшей в 1921 г. по следам книги «Чек позора», Э. Синклер обвинил респектабельную газету «New York Times» и ее «адвоката» – декана Школы журналистики Нью-Йоркского университета Дж. М. Ли – в грубом нарушении базовых принципов профессиональной этики. В 1920-е годы появляются первые критические работы Джорджа Сельдеса – известного публициста, выступавшего вплоть до своей смерти в 1988 г. против коррупции и искажений в прессе. (В этот же период владелец «желтых» изданий У.Р. Херст утверждал: «Этика журналистики находится на самом высоком уровне по сравнению со всеми профессиями на свете»). Заметным явлением стали критические работы Уолтера Липпманна 1920-х гг., обнажившие уклонение коммерчески ориентированной прессы от миссии общественного служения.

Общественное недовольство в связи с состоянием прессы, критическое отношение части журналистского сообщества к нравам и практике «желтого журнализма» породили к жизни различные движения, ставящие во главу угла строгое соблюдение принципов этики в профессиональной деятельности работников периодической печати.

Таким образом, первые профессиональные кодексы журналистов возникли в обстановке общественной критики в отношении коммерциализированной прессы и характерного для ее журналистов духа и методов профессиональной деятельности. Они представляли собой не только явление, связанное с формализацией этического самоопределения журналистского сообщества, но и своего рода ответ этого сообщества на критику со стороны общественности.

Наиболее активно процесс этического самоопределения и формального закрепления норм профессионального поведения работников прессы происходил в США и Западной Европе в десятые-двадцатые годы, когда были приняты регулирующие документы, определившие на многие годы базовые принципы журналистской этики. В их формирование вносили свой вклад как профсоюзы и иные журналистские ассоциации, так и организации, объединявшие редакторов и издателей. Так, Национальное объединение журналистских профсоюзов Франции разработало в 1918 г. «Кодекс профессиональных обязанностей французских журналистов», который провозглашал клевету, необоснованные обвинения, подделку документов, искажение фактов и ложь самыми серьезными профессиональными преступлениями. Кодекс призывал журналистов принимать только такие задания, которые совместимы с их профессиональным достоинством, обязывал не использовать статус журналиста для получения наживы, в частности, не подписываться под материалами, носящими коммерческий или рекламный характер. В соответствии с положениями кодекса, достоинство журналиста предусматривает отказ от использования придуманных характеристик и качеств, от нечестных методов получения информации.

Характер большинства провозглашенных в этом документе регулирующих положений позволяет сделать вывод о том, что их принятие в виде профессионального кодекса представляло собой не только попытку формального закрепления сложившегося в журналистском сообществе определенного набора этических установок, но и декларативный отказ от критикуемых общественностью духа и методов работы. В частности, в этических кодексах был провозглашен принцип строгого разделения журналистской и рекламной деятельности, отрицающий прямое участие работников прессы в коммерческом продвижении товаров и услуг. Тем самым отвергалась характерная для ранней «массовой» прессы практика публикации рекламных материалов под видом новостей. В начале XX века журналисты нередко подрабатывали рекламными агентами и помещали в газетах хвалебные материалы, написанные по заказу рекламодателей, без указания на сугубо коммерческий, заказной характер этих публикаций.

В 1923 г. Американское общество редакторов газет (ASNE), объединившее руководящих работников крупнейших газет, приняло «Каноны журналистики» – один из первых профессиональных кодексов, на десятилетия определивший рамки «правил игры» журналистов и периодических изданий США. В нем был впервые провозглашен принцип ответственности прессы и журналистов за благо общества, принципы правдивости, точности, беспристрастности, благопристойности и уважения к частной жизни людей. Ряд положений кодекса был явственно направлен против использования в газетной практике наиболее критикуемых приемов, свойственных «желтому журнализму». Например, требование обеспечить соответствие заголовков публикаций их содержанию, поскольку в массовой коммерциализированной прессе несовпадение заголовка с содержанием следующего под ним текста сообщения было – и по сей день остается – обычным явлением. В кодексе Общества профессиональных журналистов «Сигма Дельта Кай» (1926 г., США), отразились свойственные многим работникам прессы той поры представления о профессиональном долге, о критериях этичной журналистской практики. В кодексе был обозначен статус журналистов как представителей общественности, обязывающий их служить всеобщему благу и характеризовалась ответственность работников перед обществом, заключающаяся в обеспечении его права на знание правды.

В ранних кодексах профессиональной этики журналистов содержатся положения, закрепляющие за прессой и ее работниками ответственность и роль социальных просветителей. Так, в «Канонах журналистики» (1923) провозглашено, что газета служит целям просвещения. В кодексе общества профессиональных журналистов (1926 г.) записано: «Мы верим в просвещение общества как условие достижения справедливости...» Это положение отразило влияние на составителей кодекса одного из принципов либертарианской концепции журналистики, согласно которому пресса выполняет функции социального просвещения общественности с тем, чтобы обеспечить ее способность к демократическому самоуправлению. С появлением радио, а затем и телевидения были разработаны и приняты кодексы, призванные обеспечить этико-регулирующее воздействие на профессиональное поведение работников этих отраслей информационной индустрии.

Постепенно процесс выработки кодексов профессионального поведения распространился на уровень отдельных средств массовой информации, редакции которые обзавелись собственными внутренними кодексами. В настоящее время не только крупные периодические издания, телекомпании и службы радиовещания имеют свои внутренние кодексы, но и редакции локальных средств массовой информации используют в целях регулирования своей деятельности аналогичные или родственные им документы. Особое внимание в современных кодексах уделяется проблеме предотвращения «конфликта интересов», понимаемого как противоречие между личными интересами журналиста и интересами дела (профессиональным долгом). При этом в одних случаях под интересами дела понимаются интересы аудитории, общественности в целом, в других – корпоративные интересы (т.е. интересы корпорации – владельца средства массовой информации, от имени которого действует журналист).

Введение журналистского образования, принятие первых этических кодексов прессы свидетельствовали об окончательном оформлении журналистики как особой сферы профессиональной деятельности. Об этом же говорило и появление первых профессиональных объединений журналистов.

Организационное сплочение журналистов произошло позже первых попыток издателей и редакторов объединиться в рамках ассоциаций, отстаивающих их интересы. Так, Американская ассоциация издателей газет (ANPA) была создана в 1887 г. в целях организованного преодоления экономических, технологических и юридических проблем, возникавших перед издателями США и Канады.

На рубеже XIX–XX веков во многих странах мира появляются профессиональные организации журналистов. Начинают формироваться первые журналистские пресс-клубы, в задачи которых входило сплочение сообщества работников прессы, организация их досуга и отдыха.

Современные пресс-клубы представляют собой не только форму объединения журналистов для совместного решения профессиональных проблем, но и канал осуществления влияния государственных органов и корпораций на журналистское сообщество. Так, в Японии существуют более 400 пресс-клубов, каждый из которых объединяет от 10 до 300 журналистов. Многие правительственные учреждения и органы местного управления, политические партии, коммерческие компании, суды и полицейские органы Японии имеют собственные пресс-клубы и пресс-центры, через которые организуется регулярное общение чиновников и бизнесменов с журналистами, проводятся пресс-конференции и другие информационные мероприятия. Не будучи членом пресс-клуба, работник прессы рискует никогда не получить доступ к информации, имеющей ключевое значение. Пресс-клубы подвергаются критике за то, что они обеспечивают срастание журналистов с истеблишментом, способствуют унификации содержания прессы вследствие дозированной подачи информации, «отфильтрованной» властными и коммерческими структурами. Подобная практика способствует распространению этически конфликтной ситуации смешения журналистики и пиара, подмены журналистских публикаций их заказным пиаровским суррогатом.

В ряде случаев созданные журналистами объединения представляли собой организации взаимопомощи работников прессы. Так, в 1893 г. во Львове было образовано Товарищество взаимопомощи польских журналистов, в 1899 г. аналогичная организация появилась в Варшаве.

В этот же период получают распространение журналистские профсоюзы (синдикаты), которые создавались главным образом для отстаивания профессиональных прав и интересов работников прессы – как в отношениях с работодателями, так и с властями. В 1891 г. в Питтсбурге (США) появилась первая смешанная профсоюзная организация журналистов и полиграфистов в составе интернационального трейд-юниона «Международный типографский союз». Дальнейшие попытки формирования профсоюзных структур на базе МТС не дали стабильных результатов: в период с 1891 по 1919 гг., после многочисленных попыток создания локальных объединений североамериканских работников прессы, из общего числа созданных группировок только шесть функционировали более пяти лет. В 1933 г. было образовано общенациональное профсоюзное объединение журналистов США – Газетная Гильдия, которая выступала за заключение коллективных контрактов с владельцами газет, проводила забастовки газетчиков и пр. Обычными требованиями Гильдии к работодателям в начальный период ее деятельности являлись: 20-долларовый минимум недельной зарплаты, 40-часовая рабочая неделя, оплата сверхурочной работы, предоставление трудового отпуска, выплата выходных пособий при увольнении.

В первые десятилетия XX в. журналистские профсоюзы (синдикаты) были созданы и в ряде стран Европы. Во Франции был образован Национальный синдикат журналистов ВКТ. Распространение в Польше журналистских профсоюзов в двадцатые годы, образованных по образцу Краковского синдиката (созданного в 1912 г.), сделало возможным образование профцентра – Союза польских журналистских синдикатов (1924 г., Варшава), а также ряда территориальных профсоюзных объединений. Этот процесс привел к образованию в 1932 г. общенационального Союза синдикатов польских журналистов. Наряду с деятельностью по защите прав и интересов работающих журналистов, улучшению условий их труда, созданию гарантий пенсионного обеспечения, синдикаты способствовали развитию профессиональной подготовки работников прессы.

Более широкие задачи в отстаивании интересов журналистского сообщества ставили перед собой союзы и общества журналистов, появившиеся в начале века в ряде стран мира. Профессиональное общество журналистов Сигма Дельта Кай, основанное в 1909 г. в США, посвящало свою деятельность не только защите трудовых прав и интересов журналистов, но и выработке этических профессиональных норм, поощрению журналистских исследований. Общество создало в 1912 г. одно из первых в мире профессиональных изданий по журналистике – ежемесячный журнал «The Quill»(«Перо»). Оно вело настойчивую борьбу за обеспечение беспрепятственного доступа журналистов к официальным источникам информации, которая увенчалась принятием соответствующего закона – Акта о свободе информации (1967).

В период между мировыми войнами происходило формирование ассоциаций работников печати, специализирующихся в определенных областях журналистики. Например, в Польше в двадцатые-тридцатые годы были образованы объединения польских спортивных журналистов, музыкальных критиков, журналистов-киноведов, синдикат фоторепортеров и т.д. В настоящее время насчитываются сотни специализированных журналистских ассоциаций – как национальных, так и международных. Например, современные макрейкеры в целях обмена опытом и взаимоподдержки объединяются в рамках национальных профессиональных ассоциаций и Центров (британской ассоциации журналистов-расследователей, филиппинского центра расследующей журналистики, который издает специализированный журнал, и др.). Появились и международные организации этого профиля, наиболее известная из которых – «Investigative Reporters and Editors» (http://www.ire.org).

В этот же период начинается оформление международных журналистских организаций. Созданная в 1926 г. Международная Федерация журналистов (со штаб-квартирой в Париже) преследовала задачи защиты прав и свобод, чести и достоинства журналистов при исполнении ими профессиональных обязанностей, борьбы против влияния большого капитала на прессу. Федерация прервала свою деятельность с началом второй мировой войны.

В период войны, в 1941 г., была учреждена Международная Федерация журналистов союзных (свободных) государств, которая была призвана объединить работников прессы – демократов, борющихся против фашизма, за скорейшую победу антинацистских сил во второй мировой войне. Существовала договоренность, что на основе этой организации в послевоенный период будет создана всемирная демократическая организация журналистов.

Международная организация журналистов (МОЖ) была создана на международном конгрессе журналистов в Копенгагене (Дания), проходившем 3–8 июня 1946 г. Она создавалась как организация, призванная продолжить традиции МФЖ и Международной федерации союзных (свободных) государств. На конференции в Праге (3–7 июня 1947 г.) при участии представителей журналистов от 28 стран был принят Устав МОЖ.

МОЖ в течение длительного периода была самой многочисленной международной организаций журналистов (в 1970-е годы имела 150 тыс. членов) – во многом благодаря тому, что ее коллективными членами были Союз журналистов СССР, насчитывавший в своих рядах десятки тысяч человек, а также журналистские союзы стран советского блока. Организация имела консультативный статус при специализированных учреждениях ООН – ЭКОСОС и ЮНЕСКО и сыграла решающую роль в принятии в 1983 г. «Международных принципов профессиональной этики журналистов», разработанных под эгидой ЮНЕСКО.

МОЖ провозглашала себя международной организацией журналистов с демократическими убеждениями, независимой от политических партий и правительств. Однако на деле она пользовалась поддержкой со стороны государств советского блока и вплоть до середины 1989 г. избегала критики и соответствующих практических действий в связи с ограничением свободы прессы и нарушениями прав журналистов в социалистических странах. Повышению авторитета МОЖ препятствовал дефицит подлинного демократизма в структуре и управлении организацией, что привело, по заключению Исполнительного комитета МОЖ (Париж, ноябрь 1990 г.), к «серьезным деформациям в ее политике и деятельности, в частности, к господству нескольких организаций и лиц, монополизации власти, мешавшей полному участию подавляющего большинства членских организаций в процессе принятия решений». В конце 1980-х годов, в связи с политикой перестройки в СССР и демонтажем социализма в восточноевропейских странах, влияние МОЖ в международном журналистском движении оказалось подорванным. Одной из важных исторических заслуг Международной организации журналистов является ее забота о развитии журналистики в странах Азии, Африки и Латинской Америки, конкретное содействие подготовке журналистских кадров для этих стран.

Возрожденная в 1950-е годы Международная федерация журналистов (МФЖ) со штаб-квартирой в Брюсселе является на сегодня самой представительной в мире журналистской организацией, объединяющей профессиональные союзы из 90 стран. Основными задачами ее деятельности является борьба за свободу прессы, за социальные и профессиональные права журналистов, за обеспечение их независимого статуса, за развитие сильного профсоюзного движения работников СМИ, а также деятельность по обучению и повышению квалификации журналистов.

Региональные международные журналистские объединения. Во время второй мировой войны и в послевоенные годы в различных частях мира появляются международные региональные организации журналистов. Так, в 1942 г. было создано Межамериканское общество прессы (МОП). Образованное как организация латиноамериканских журналистов, оно существенно изменило свой состав и направленность деятельности с III конгресса в Каракасе (Венесуэла, 1945) после того, как в Межамериканское общество прессы вошли редакторы и владельцы изданий США, в том числе представители крупнейших издательских группировок.

Отвечая на критику слева, МОП указывает на свои заслуги в борьбе за свободу печати на континенте за истекшие десятилетия своей деятельности. Общество и действующий в его структуре Комитет свободы информации повлияли на отмену цензурной практики в Бразилии (1978), способствовали возвращению частным владельцам Перу ежедневных газет, национализированных военным правительством (1980), борьбе против обязательного лицензирования работающих латиноамериканских журналистов с учетом их образовательного уровня и профессионального опыта.

Вышедшие из состава МОП журналистские ассоциации приняли решение о создании новой организации работников средств массовой информации Латинской Америки. Однако реализовано это решение было только в 1975 г. на первом конгрессе латиноамериканских журналистов в Мексике, который провозгласил образование Латиноамериканской федерации журналистов (FELAP).

В мире действует еще ряд региональных международных объединений журналистов: Союз африканских журналистов, Союз арабских журналистов и пр.

20. Процесс перехода от "персонального" к "новому" журнализму  Основным признаком "персонального" журнализма, господствовавшего в американской прессе до 90-х годов XIX века, являлся диктат газетного предпринимателя (или группы политиканов), от личных и деловых интересов которого зависело содержание публикуемых материалов. Отличительным признаком прессы того периода, была ее неразвитость - основную массу периодических изданий составляли мелкие газеты. К "новому" журнализму капиталистическая пресса США переходила в связи с появлением телеграфной информации, с укрупнением объема и усложнением газетного коммерческого бизнеса и содержания газеты.  Процесс отхода от принципов примитивной "персональной" журналистики и появления "новой" происходил, разумеется, постепенно.  Американская пресса ориентировалась на возрастающий интерес американцев к тому, что происходит в их стране и за ее пределами. Стремясь увеличить свой политический престиж в глазах массового читателя, пресса США широко развернула кампанию по "защите интересов простого человека". На страницах газет стали приводиться примеры общественных разоблачений. А уж сенсационные факты коррупции в правительственных сферах и в высших органах партийной бюрократии не слезали со страниц газет. С небывалой для того времени активностью средства массовой информации начали включаться в президентские избирательные кампании, откликаться на другие крупные политические события в жизни страны. Язык, стиль, характер заголовков и иллюстраций также изменились, обращаясь к сознанию и разуму рядового читателя. Личные выпады главных редакторов друг против друга практически прекратились. Пресса переставала зависеть от какого-то одного партийного босса. Взамен того газета теперь подчинялась влиятельным монополистическим кругам, направлявших всю политическую жизнь в стране.  Основной функцией газеты наконец-то становилось именно распространение информации. Преобладающее место в прессе стало принадлежать не прежней газете, содержавшей главным образом "viewspaper" (взгляды и мнения), а новой - являющейся газеты "новостей" ("newspaper"). Конкретная политика газеты стала находить свое выражение не столько в редакционном мнении, сколько в тенденции и методах отбора и обработки публикуемых газетой фактов. Таким образом, репортер становился центральной фигурой в системе органа печати при "новом" журнализме. Поэтому к нему стали предъявляться все более высокие и разносторонние требования. Характерно, что в этот период значительно усилилась тяга "представительниц слабого пола" (!) к журналистской профессии. В 1886 г. во всей прессе США работало 500 женщин-журналистов, а уже через два года в одном только Нью-Йорке их насчитывалось свыше 200 женщин-журналистов.  Свежая информация выдвинулась на первое место в газете, поэтому чрезвычайно возросли требования к оперативности отклика прессы на текущие события, причем в дальнейшем эти требования все более повышались по мере усовершенствования технических средств связи. Среди ежедневных газет США стали преобладать вечерние (т.е. выходящие после полудня), так как они могли содержать освещение "сегодняшних" событий. По этой причине многие газеты выходили два раза в день - утренний и вечерний выпуски. Последний, обычно, был рассчитан на какую-либо определенную группу читателей.  На базу крупного предпринимательства становилось также дело покупки места в газетах и журналах для опубликования рекламы. Посредниками между рекламодателями и газетами становились рекламные агентства. В 1917 г. большинство их объединилось в "Амэрикен ассошиэйшн оф адвертайзинг эдженсиз" (ассоциацию рекламных агентств США). Доход от рекламы стал решающей статьей дохода газет и журналов.  В прессе США наряду с появлением новых газет наблюдался процесс ликвидации, слияния, трестирования различных изданий периодики, особенно ежедневных и еженедельных газет. Первое время это еще не приводило к общему падению числа газет и других периодических изданий - характерно для более позднего периода. Поначалу их число даже увеличилось. Изменения "населения" газетного мира до самого конца XIX века и в первом десятилетии XX века давали в общем положительный баланс, несмотря на гибель огромного числа газет-"неудачников". Одновременно возрастали тиражи газет. 21. Наполеон и его политика в области печати Франция ХIХ века — европейский вулкан, в жерле которого кипели политические страсти. В ХIX столетии страна пережила два государственных переворота и три революции. С невероятной для других европейских государств быстротой во Франции сменялись правители и правительства, конституции, хартии и законы: «Французы меняют правителей с такой же легкостью, с какой они меняют моды». Франция стала родиной Великой революции, источником обновления Европы, образцом для тех слоев европейской интеллигенции, которые стремились к уничтожению пережитков феодализма, к установлению новых общественных отношений, основанных на принципах свободы, равенства и братства. Пресса играла огромную роль в этом процессе. Французская печать ХIХ столетия была одновременно порождением социальных катаклизмов, их зеркалом, инициатором и активным участником. Франция вступала в ХIХ век с огромными надеждами, порожденными Великой французской революцией и ее лозунгами Свободы, равенства, братства. Эти надежды очень скоро стал олицетворять Наполеон Бонапарт. 18 брюмера (7 ноября)1799 г. двадцатидевятилетний генерал Наполеон Бонапарт совершил государственный переворот, давший ему огромную власть в стране. Переворот 18 брюмера ознаменовал начало периода Консульства во Франции (1799— 1804 гг.). Власть была передана трем консулам, главным среди которых был Бонапарт. Франция, формально оставаясь республикой, по существу, была диктатурой Наполеона. Этот режим имел антидемократический характер. Показательно, что в новой конституции, принятой 12 декабря 1799 г., ни слова не говорилось о свободе прессы. Наполеон прекрасно понимал силу и значение прессы. Придя к власти, он как-то сказал: «Если я распущу печать, то не продержусь у власти и трех месяцев». Наполеон проводил репрессивную политику в области печати, на которую он смотрел как на неизбежное зло. Логическим продолжением этой политики стал Декрет 17 января 1800 г. Под предлогом, что некоторые газеты стали инструментом в руках врагов Республики были запрещены многие общественно-политические издания. Из 79 ежедневных политических парижских газет были оставлены 13 (преимущественно консервативного, а некоторые и откровенно официозного толка). Печать была отдана под надзор министерства полиции, во главе которого стоял «великий интриган» Фуше. Декретом разрешалось издание только уже существовавших газет, помещавших на своих страницах исключительно материалы об искусстве, науке, литературе, торговле и объявления. Министру полиции было предписано следить за тем, чтобы не появлялось никаких новых печатных органов. Газетам под угрозой немедленного закрытия запрещалось печатать статьи, разжигавшие вражду в обществе, критические материалы о наполеоновских властях, об армии, а также о государствах-союзниках Франции. Владельцы и редакторы газет должны были проходить процедуру утверждения в министерстве полиции, оставлять там свой домашний адрес и образец подписи. Общественных протестов против декрета не последовало. Напротив, некоторые газеты поддержали акцию устранения своих конкурентов. Газета «Литературный листок» была чуть ли не единственным изданием, которое открыто осмелилось высказать сожаление о решении властей, хотя и в весьма осторожной и иронической форме: «28 нивоза, ровно в одиннадцать часов утра, несколько газет скончались во цвете лет от весьма опасной вирусной инфекции...» Через два месяца Бонапарт потребовал от Фуше установить контроль за нравственностью и неподкупностью журналистов. Проверке подлежала и сила их патриотических чувств. Был создан специальный Комитет по делам печати, который возглавил аббат Денин. В его обязанности входил надзор за редакторами газет, определение степени их лояльности правительству. Несколько информационных сфер жестко контролировались властями. Во-первых, не разрешалось писать о том, что так или иначе разрушало миф о всеобщем счастье и благоденствии французов под мудрым правлением императора: об экономических трудностях, о самоубийствах, военных неудачах, описывать подробности правонарушений и преступлений. Во-вторых, со страниц газет изгонялось все, что напоминало прежний режим, вообще прошлое: просветителей и Великую французскую революцию, королевские династии Франции. В-третьих, под запретом оказалось обсуждение религиозных вопросов, было запрещено писать о церкви, так как Наполеон видел в римском папе своего политического соперника. Парижские политические газеты фактически были лишены возможности принимать участие в обсуждении важнейших вопросов общественно-политической жизни страны, печатать аналитические статьи о внутренней и внешней политике, давать оценку политике Наполеона. Они ограничивались короткими информационными заметками, констатацией фактов. Ярким примером политики Наполеона в области печати может служить судьба одной из влиятельнейших французских газет «Журналь де Деба» («Газета споров»). «Журналь де деба» видела в Наполеоне восстановителя общественного порядка, политическую фигуру, призванную завершить революционный процесс и обеспечить стабильность в стране. Этим объясняется ее в целом лояльная позиция по отношению к Наполеону. Несмотря на это, 25 сентября 1800 г. «Журналь де деба» была закрыта, так как осмелилась затрагивать на своих страницах религиозные вопросы. Руководитель был арестован и сослан на о. Эльба. 18 мая 1804 г. Наполеон стал «императором всех французов». При Наполеоне редакторы и издатели газет жили в постоянном страхе, под угрозой закрытия и преследований. «Основной наполеоновский принцип состоял в том, что газеты обязаны не только молчать, о чем прикажут, но и говорить, о чем прикажут, и главное, как прикажут говорить. Низведя французскую печать до положения своей служанки, Наполеон презирал прессу и журналистов. Однажды, когда императору читали вслух свежие номера парижских газет, он прервал чтение и сказал: «Бесполезно читать французские газеты: они печатают только то, что я хочу... Наполеон гораздо больше интересовался английскими периодическими изданиями, черпая из них достоверную и объективную информацию. Сторонники Наполеона — бонапартисты — поддерживали режим его личной власти. Крупнейшими Бонапартистскими периодическими изданиями были газеты «Журналь де Пари» (Парижская газета), Пюблисист (Публицист) и Монитёр (Вестник.), ставший образцом французской официозной прессы. После декрета 17 января 1800 г. Монитёр. стал рупором Бонапарта. Впоследствии Наполеон скажет: «Я превратил Монитёр в ядро и опору моего правления» Монитёр. в силу своей близости к правительственным кругам был наиболее информированным периодическим изданием во Франции начала ХIХ века. Газете были даны привилегии: исключительное право печатать правительственные постановления, официальные и политические новости. Руководство газетой Бонапарт поручил Маре, верному человеку, которого давно и хорошо знал. В газете публиковалось только то, что было предварительно одобрено Наполеоном. Во Франции существовала оппозиция Наполеону, но, по сути, не было оппозиционных газет, открыто и резко критиковавших императора. Даже легитимистские (сторонники абсолютной власти «законного короля» из рода Бурбонов) издания изобиловали восхвалениями в его адрес. Оппозиционные идеи высказывались не в периодических изданиях, а в политических трактатах, памфлетах, произведениях художественной литературы. Конечно, бывали редкие случаи неповиновения, но они были скорее исключением, чем правилом и сурово наказывались. Несмотря на кажущееся разнообразие французской прессы начала ХIХ столетия, что создавало иллюзию выбора у читателей, информация была монополизирована властью. Парадокс, однако, состоял в том, что в то время как парижская пресса была зажата в железные тиски, провинциальная печать продолжала развиваться, и число изданий увеличивалось благодаря местным префектам, каждый из которых хотел иметь свой орган печати. Конечно, провинциальная пресса была менее информированной (сети корреспондентов внутри страны и за границей), но зато более свободной в выборе информации. Такое положение не могло не тревожить власть. декретом 1807 г. Наполеон запретил всем провинциальным газетам печатать какие бы то ни было материалы политического характера, кроме тех, что могут быть перепечатаны из официальной Монитёр. В 1811 г. Наполеон издал декрет о сокращении количества ежедневных парижских газет, которым дозволялось печатать политическую информацию. Таких изданий осталось четыре: Монитёр, Журналь де л’Ампир , Газет де Франс и Журналь де Пари. Вместе взятыё они выражали линию имперской власти. Война с Россией побудила Наполеона еще более ужесточить контроль за прессой. По требованию императора Монитёр писала о военных успехах французской армии, в то время когда Наполеон терпел поражение в России. Но увертки прессы были тщетны. Вскоре истинное положение дел стало достоянием общественности. 31 марта 1814 г. войска антинаполеоновской коалиции вошли в Париж. Взятие Парижа сопровождалось удивительной метаморфозой парижской прессы: 31 марта все газеты еще славословили Наполеона, а на следующий день в печати появились эпитеты «тиран», «узурпатор...» 6 апреля 1814 г. Наполеон отрекся от престола. К власти вернулись Бурбоны. Франция вступала в эпоху Реставрации. Начался новый этап развития французского общества и журналистики. Кратко: 18 брюмера (7 ноября)1799 г. двадцатидевятилетний генерал Наполеон Бонапарт совершил государственный переворот, давший ему огромную власть в стране. Переворот 18 брюмера ознаменовал начало периода Консульства во Франции (1799— 1804 гг.). Власть была передана трем консулам, главным среди которых был Бонапарт. Франция, формально оставаясь республикой, по существу, была диктатурой Наполеона. Придя к власти, он как-то сказал: «Если я распущу печать, то не продержусь у власти и трех месяцев». Наполеон проводил репрессивную политику в области печати, на которую он смотрел как на неизбежное зло. Логическим продолжением этой политики стал Декрет 17 января 1800 г. Под предлогом, что некоторые газеты стали инструментом в руках врагов Республики были запрещены многие общественно-политические издания. Из 79 ежедневных политических парижских газет были оставлены 13 (преимущественно консервативного, а некоторые и откровенно официозного толка). Печать была отдана под надзор министерства полиции, во главе которого стоял «великий интриган» Фуше. Декретом разрешалось издание только уже существовавших газет, помещавших на своих страницах исключительно материалы об искусстве, науке, литературе, торговле и объявления. Министру полиции было предписано следить за тем, чтобы не появлялось никаких новых печатных органов. Газетам под угрозой немедленного закрытия запрещалось печатать статьи, разжигавшие вражду в обществе, критические материалы о наполеоновских властях, об армии, а также о государствах-союзниках Франции. Владельцы и редакторы газет должны были проходить процедуру утверждения в министерстве полиции, оставлять там свой домашний адрес и образец подписи. 18 мая 1804 г. Наполеон стал «императором всех французов». При Наполеоне редакторы и издатели газет жили в постоянном страхе, под угрозой закрытия и преследований. «Основной наполеоновский принцип состоял в том, что газеты обязаны не только молчать, о чем прикажут, но и говорить, о чем прикажут, и главное, как прикажут говорить. 31 марта 1814 г. войска антинаполеоновской коалиции вошли в Париж. Взятие Парижа сопровождалось удивительной метаморфозой парижской прессы: 31 марта все газеты еще славословили Наполеона, а на следующий день в печати появились эпитеты «тиран», «узурпатор...» 6 апреля 1814 г. Наполеон отрекся от престола. К власти вернулись Бурбоны. Франция вступала в эпоху Реставрации. Начался новый этап развития французского общества и журналистики. Что сделал Наполеон? 1) закрывает 60 изданий, оставляет 13 газет, а потом всего 4, которые могут публиковать политические новости (а они тоже выражали его мнение) 2) он оставил себе Монитер, где показывал свои воззрения 3) вводит предварительную цензуру – «Консультационное бюро» (ей занималось министерство полиции во главе с Фуше) 4) принцип умалчивания 5) все газеты могли переписывать полит. новости только из Монитера 6) экономические рычаги: налоги и конфискации, передавал чужое имущество. 7) Высокие штрафы, тюремные заключения

22 Французская печать эпохи Реставрации (законы 1814, 1819 гг.)

Железная рука Наполеона сломлена. Наступает первая реставрация, потом период Ста Дней. Наполеон – по-видимому, вполне искренно – начинает понимать все великое значение свободы печати для самого правительства. Во всяком случае в течение этого короткого периода печать пользовалась такой неограниченной свободой, пример которой мы видим только в первые два года великой революции. В газетах открыто призывали к убийству императора; они свободно печатали все воззвания Людовика XVIII и коалиционной армии. Но было поздно: вторично вернулся, под охраной иноземных войск, король и Бонапарт окончательно сошел со сцены.

Как ни были тяжелы цепи, которыми зазнавшийся деспот сковал французский народ, он прекрасно понимал одно: что ни в каком случае не следует пытаться восстановить в свою пользу старый режим, т.е. тот сословный строй, при котором во главе страны находились дворянство и духовенство. Да и не в его интересах это было: он ни с кем не желал делить власть и, сверх того, он знал, что такая попытка поднимет на ноги всю среднюю и мелкую буржуазию; он предпочитал постепенно создавать свою аристократию, всецело ему обязанную своим благополучием, и одинаково давить в своих железных тисках все сословия. Быть может, подобную же политику желал бы продолжать и вернувшийся во Францию Людовик XVIII, но для него это было невозможно, партия эмигрантов, оставшееся в стране старое дворянство, воинствующее духовенство и родственники короля, в том числе и его брат, будущий Карл X, во что бы то ни стало хотели реставрировать старый режим. Все, что произошло за двадцать пять лет, протекших со времени созыва Генеральных штатов, они считали несуществующим. Но в стране за это время выросло и воспиталось новое поколение, для которого старый режим был далеким пережитым уже прошлым, возврат к которому был для него невозможным; за это время окрепла средняя буржуазия, требовавшая себе участия в управлении страной. Завязалась борьба, составляющая все содержание социально-политической истории Франции в эпоху Реставрации. Известно, что борьба эта закончилась поражением аристократии и победой буржуазии.

Так как в стране не было еще организованных политических партий, то главным центром борьбы оказалась литература и, в особенности, периодическая политическая печать. Этим объясняется та крупная роль, которую последняя играла в эпоху Реставрации; этим же объясняется и та изменчивость, которую можно проследить в политике правительства по отношению к печати.

Сент-уанская декларация (2 мая 1814 г.) и конституционная хартия 4 июня (статья 8-я) провозгласили свободу печати: «Французы имеют право печатать и публиковать свои мнения, соблюдая при этом законы, долженствующие преследовать злоупотребления этим правом». Но как только нужно было выразить этот голый принцип в определенных законодательных нормах, возрождена была для периодической печати как система предварительной цензуры, так и система предварительного разрешения короны (закон 21 октября 1814 г.). Эта система стала применяться с особенной жестокостью после окончательного поражения Наполеона. Эпоха белого террора уничтожает фактически все конституционные гарантии неприкосновенности личности, создает специальные законы о «неблагонадежных», «подозрительных», о «косвенных», о «косвенном поощрении» к преступлениям против господствующего режима, – и вместе с указанными гарантиями фактически уничтожается всякая свобода печати. Опять печать должна говорить эзоповским языком, часто не может позволять себе даже и такой сравнительно невинной «оппозиции» – и во всей современной периодической печати нельзя найти даже и следа той поистине ужасающей жестокости, которой ознаменован период «белого террора».

В современном законодательстве о печати нам необходимо отметить законы 17, 26 и 30 мая 1819 г. Крайняя правая так далеко заходила в своих реакционных стремлениях, что правительство Людовика XVIII ни в каком случае не могло следовать за ней. Поэтому крайняя правая очутилась поневоле в оппозиции и, как таковая, нуждалась в орудии для своей агитации, т.е. в свободной от цензурной опеки печати. Так как правительство отказывалось снять с печати свою опеку, то крайняя правая вынуждена была соединить свои усилия с другими флангами оппозиции. Постепенно образовалась, таким образом, коалиция из крайней правой и конституционной левой, из роялистов и бывших бонапартистов, коалиция, непрестанно и энергично боровшаяся за расширение свободы печати. После продолжительной борьбы правительство вынуждено было уступить, и таким образом выработаны были, при участии видных членов оппозиции, законы 1819 г., составившие самое либеральное законодательство о печати, какое с того времени существовало во Франции вплоть до окончательного установления третьей республики. В основе этих законов лежал тот принцип, что если печать может служить орудием для совершения преступлений, то она не создает новых преступлений, которых не предвидело бы общее уложение о наказаниях. «Точно так же, – заявлялось в мотивировке закона, – как изобретение пороха доставило людям новые средства совершать убийства, не создав, однако, тем самым нового преступления, которое нужно было бы внести в уложение о наказаниях, точно так же изобретение книгопечатания создало лишь новое орудие возмущения, диффамации, оскорбления и других правонарушений, которые всегда ведались и карались законами». Из этого положения логически следовало, что никакого специального законодательства против печати не нужно, а, следовательно, нет никакой надобности и в предварительной цензуре.

Второй закон (26 мая 1819 г.) отдавал ведению суда присяжных заседателей все преступления по печати. Этот закон вызвал ожесточенную оппозицию. И в этом случае правительство выступило наиболее решительным защитником свободы. «Опасаются, – сказал министр юстиции, де Серр, – опасаются, что присяжные не обнаружат Достаточной подготовки к пониманию подобных процессов. Но политические преступления, совершаемые путем печати, наоборот, могут лучше всего оцениваться именно присяжными заседателями. Ибо к кому, в самом деле, обращаются привлекаемые к суду писатели? На чьи умы хотят они воздействовать? Разве не на публику, на ту самую публику, из среды которой рекрутируются присяжные? Кто же, как не сама эта публика, может вернее всего судить, достигнута ли была преступная цель, имелась ли она действительно в виду и, следовательно, имеет ли действительно инкриминируемое произведение печати характер провокации или диффамации?»

Но и правительство, и поддерживавшая его в этом случае значительная часть оппозиции хотели, чтобы свободная печать находилась только в руках сословий, представляющих достаточную гарантию своей умеренности самым своим социальным положением. Поэтому закон требовал от издателей периодических и «более или менее периодических» политических изданий представления залога, размер которого зависел от места и срока выхода издания и который доходил в некоторых случаях до 10000 франков годовой ренты или 140000 франков капитала. Этот закон вызвал наиболее ожесточенные нападки со стороны левого крыла либеральной партии. «Раз пресса, – сказал Бенжамен Констан, – является только орудием, она должна подчиняться действию общего права. Но общее право не допускает, чтобы тот, кто пользуется каким-либо орудием, давал залог в обеспечение того, что он не будет злоупотреблять им. С этой точки зрения предлагаемый закон будет законом исключительным... ибо, исходя из того же принципа, нужно было бы требовать таких же гарантий во всех решительно профессиях». Против Бенжамена Констана выступили вожди доктринального либерализма (так называемые «доктринеры»), Гизо и Ройе-Коллар, развившие известную «теорию гарантий» первого. Газета представляет собой крупную политическую силу, заявил Ройе-Коллар. «А пользование политической силой требует гарантий; политическая же гарантия заключается, по основным положениям нашей хартии, в известном общественном положении, которое, в свою очередь, определяется собственностью или ее эквивалентами. Вот весь принцип денежного залога, принцип, имеющий гораздо более широкое и прочное основание, чем гарантия судебной ответственности». Трудно было более ясно выяснить классовый характер закона.

Несмотря на некоторые крупные недостатки свои, законы 1819 г. дали возможность политическим партиям свободно пропагандировать свои программы, создали почву для открытой борьбы мнений и идей. Все партии поспешили воспользоваться добытой свободой. Одна за другой возрождались закрытые цензурой газеты, а за ними возникали и новые. Физиономии их, под влиянием самой борьбы, все более определялись. Точно растерявшись от неожиданности, почувствовавшая себя свободной пресса сперва не решалась ринуться в бой и обнаруживала крайнюю осторожность и умеренность в своих выражениях. Но постепенно, под влиянием враждебности и непримиримости интересов, представителями которых были ультрареакционеры, с одной стороны, и более или менее либеральная буржуазия – с другой, борьба между различными органами печати все более и более разгоралась, тон полемики становился все более резким, нападки на министерство – более ожесточенными. Правительство пыталось было привлекать писателей к суду, но присяжные заседатели, а вслед за ними даже и трибуналы исправительной полиции почти неизменно выносили им оправдательные вердикты.

Мы остановились с некоторой подробностью на законах 1819 г. потому, что это самые либеральные акты французского законодательства в этой области вплоть до установления демократического режима третьей республики, а для некоторых стран они и по сию пору составляют pium desiderium. Впрочем, недолго пришлось в то время французской печати пользоваться этим сравнительным благополучием. Убийство герцога Беррийского, имевшее место 13 февраля 1820 г., т.е. меньше чем через год после издания резюмированных выше законов, бросило в ряды реакции значительную часть умеренных роялистов, и партия восстановления дореволюционного режима все более и более начинает завладевать властью. Реакция проникает во все стороны правительственной деятельности, в особенности когда место нерешительного и колеблющегося Людовика XVIII занял на престоле Карл X, вождь ультрареакционеров. Формально цензура то отменялась, то снова возрождалась, оппозиция то могла пользоваться орудием ежедневной политической прессы, то снова должна была прибегать к непериодическим сборникам и брошюрной литературе; фактически же в области печати господствовал полнейший произвол администрации, которая создавала странные процессы, ставшие известными в истории под названием «procés de tendance» и преследовавшие писателей за «дух», за «тенденцию», за «вредное направление», которое доказывалось чаще всего какой-нибудь выхваченной из текста фразой, отдельным словом, неясной мыслью. Но хотя дела по печати изъяты были из ведения суда присяжных и переданы были находившейся в полной зависимости от правительства исправительной полиции, однако даже и эта подневольная магистратура отказывалась следовать за грубым произволом правительства и то и дело выносила оправдательные вердикты привлекаемым к суду писателям. А политическими писателями были в то время представители самых различных отраслей науки, литературы и искусства, не говоря уже о политических деятелях: за отсутствием организованных политических партий центром борьбы все еще продолжала оставаться, несмотря на все преследования правительства, политическая печать.

Как известно, реакционная партия оказалась, в конце концов, не более счастливой в парламентской борьбе. И здесь Карл X то, как бы уступал оппозиции, то снова возвращался к непримиримой борьбе, но фактически он все время стремился к торжеству ультрареакционной партии. Борьба, наконец, достигла такой степени напряжения, что правительству оставалось или подчиниться, или отказаться от власти, или, наконец, вступить на путь государственного переворота. Реакция выбрала последнее средство, и так как первый удар ее (знаменитые ордонансы 26 июля 1830 г. – Прим. ред.) был направлен по адресу печати, то последняя, в лице сорока четырех ответственных редакторов и сотрудников разных парижских газет, ответила призывом к восстанию. Началось волнение, которое закончилось июльской революцией. И если в решительные июльские дни народным массам принадлежала вся слава победы, то прессе принадлежала честь командования. Она вышла из этой победы более влиятельной, более сильной, чем когда-либо.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.