Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
НОВЫЕ ПРАВЫЕ.doc
Скачиваний:
0
Добавлен:
19.12.2018
Размер:
217.6 Кб
Скачать

Шарль Жозеф Мари де Голль(1890-1970) единственный геополитик Франции.

Европейская геополитика как нечто самостоятельное после Второй Мировой войны не сущестовала. Только в период правления «континенталиста» Шарля де Голля (1959-1968) ситуация изменилась.

государственный, военный и полит деятель. Род. в семье преподавателя, Учился в военном училище и в Высшей военной школе в Париже. Участник 1-й мировой войны 1914—18.

До 1937 занимался военно-педагогической деятельностью.

В 1939—45 гг. выступил с рядом теоретических работ по вопросам военной стратегии и тактики, в которых высказывался за создание профессиональной механизированной армии и за массированное использование танков во взаимодействии с авиацией и пехотой в современной войне.

С первых дней войны де Голль в чине полковника командовал танковыми подразделениями 5-й фр.армии, а в мае 1940, во время боев на р. Сомма, возглавил 4-ю бронетанковую дивизию. Проявил большое личное мужество. Был произведён в бригадные генералы.

5 июня 1940 г, в критический для Франции дни, когда значительная часть французской армии была уже разгромлена фашистской Германией, Г. стал заместителем министра национальной обороны.

После вступления германских войск в Париж (14 июня) и прихода к власти капитулянтского правительства Петена (16 июня) Г. выехал в Великобританию, откуда 18 июня 1940 обратился по радио с призывом ко всем французам продолжать борьбу против фашистской Германии.

«Франция не одинока. За ней стоит обширная империя. Она может объединить усилия с Британской империей... Как и Англия, Франция может использовать промышленный потенциал США. Эта война не ограничивается территорией страны. Проигранная битва за Францию еще не означает окончательное поражение в этой войне. Это мировая война [...]. Потерпев поражение сегодня в столкновении с механической силой, мы сможем победить в будущем, если мы будем располагать более значительной механической силой. От этого зависят судьбы мира».

Так во Франции, разбитой в 1940 году, столкнулись два геополитических подхода к продолжавшейся войне.

С т.зр. Петена, главы вишистского правительства, война была и должна была остаться европейской, США не должны вмешаться в конфликт; следовательно, нужно сотрудничать с гитлеровской Германией.

По мнению де Голля, находившегося в Лондоне, война была мировой. И Франция должна блокироваться с США, Англией. Но США не торопились вступать в войну и вот как пишет об этом деГолль: «Я выразил на этот счет некоторые сомнения, напомнив, что два месяца тому назад крушение Франции не заставило Америку отказаться от своего нейтралитета. «Это потому, что Франция потерпела крах! — воскликнул премьер-министр. — Рано или поздно американцы вступят в войну, но лишь при условии, если мы здесь будем держаться. Вот почему истребительная авиация занимает все мои мысли». Затем он добавил: «Вы видите, что я был прав, не дав вам авиации в конце битвы за [124] Францию. Если бы она была теперь уничтожена, все было бы для вас потеряно, так же как и для нас». — «Но, — заметил я в спою очередь, — если бы ваши истребители были введены в действие, это, возможно, вдохнуло бы жизнь в наш союз и позволило бы французам продолжать войну в Средиземном море. Англичане в этом случае подверглись бы меньшей угрозе, а американцы были бы более настроены вступить в войну в Европе и в Африке…Мы с Черчиллем пришли в конце концов к банальному, но окончательному выводу из событий, которые потрясли Запад, что в конечном счете Англия — это остров, Франция — мыс континента, а Америка — другая часть света»

Г. основал в Лондоне движение «Свободная Франция», примкнувшее к антигитлеровской коалиции, а 24 сентября 1941 — Французский национальный комитет.

«я начал переговоры с британским премьер-министром и с министерством иностранных дел. Переговоры начались с меморандума, который был направлен мною 26 июня Черчиллю и лорду Галифаксу. Переговоры завершились 7 августа 1940 подписанием соглашения.

Некоторые статьи соглашения, на которых я настаивал, вызвали довольно щекотливую дискуссию …

Считая, что не исключена возможность, что превратности войны заставят Англию заключить компромиссный мир, а также учитывая, что англичане могут, чего доброго, польститься на то или иное из наших заморских владений, я настаивал на том, чтобы Великобритания гарантировала восстановление границ метрополии и Французской колониальной империи.

Англичане согласились обещать «полное восстановление независимости и величия Франции», но не взяли на себя никаких обязательств относительно нашей территориальной неприкосновенности. Хотя я и был убежден, что руководство общими военными операциями на суше, на море и в воздухе, естественно, должно осуществляться английскими военачальниками, принимая во внимание соотношение сил, я оставил за собой при всех обстоятельствах «верховное командование» французскими силами, признавая лишь «общие директивы английского командования». Так был установлен национальный характер этих сил.

..я настоял на оговорке — не без возражений со стороны англичан, — что добровольцы «не обратят своего оружия против Франции». Это не означало, что они не должны были никогда сражаться с французами. Увы! Нужно было предвидеть как раз обратное, поскольку Виши было только Виши, а отнюдь не Франция. Но эта оговорка должна была гарантировать, что наша армия, ведя военные действия совместно с союзниками, не нанесет ущерба национальному достоянию Франции, а также ее интересам.

Хотя расходы по вооружению сил «Свободной Франции» временно брало на себя английское правительство, ибо вначале мы не располагали никакими средствами, я настоял на том, чтобы было оговорено, что речь идет лишь об авансе, который будет возмещен впоследствии, учитывая поставки с нашей стороны. И действительно, этот долг был полностью возвращен еще в ходе войны, так что в конечном счете вооруженные силы «Свободной Франции» ни в коей мере не находились на иждивении у Англии.

Наконец, несмотря на страстное стремление к увеличению тоннажа торгового флота, страсть, которой — вполне законно! — были охвачены англичане, мы не без труда добились их согласия на то, чтобы между английскими и французскими силами была установлена «постоянная связь» для урегулирования вопросов об «использовании французских торговых судов и их команд».

Этот документ был подписан мной и Черчиллем в Чекерсе. Соглашение от 7 августа имело для «Свободной Франции» немаловажное значение не только потому, что избавляло нас в ближайшем будущем от материальных затруднений, .Но главное, весь мир узнал, что, несмотря на все препятствия, заложены основы франко-британского сотрудничества

26 сентября 1941 Советское правительство признало Г. «как руководителя всех свободных французов, где бы они ни находились». В июне 1943 Г. стал одним из двух председателей (с ноября 1943 — единственный председатель) Французского комитета национального освобождения (ФКНО), созданного в Алжире и реорганизованного Г. в июне 1944 во Временное правительство Французской Республики (в августе 1944 правительство Г. переехало в освобожденный Париж). 10 декабря 1944 Г. подписал в Москве Договор о союзе и взаимной помощи между СССР и Францией.

Сразу же после окончания войны Г. предпринял ряд мер, направленных на установление во Франции режима президентского типа. Столкнувшись с трудностями в осуществлении своих планов, в январе 1946 ушёл с поста главы правительства.

С 1947 Г. руководил деятельностью созданной им партии «Объединение французского народа» (РПФ). Объявив в мае 1953 о роспуске РПФ, временно отошёл от активной политической деятельности. В мае 1958, в период острого политического кризиса, вызванного военным путчем в Алжире 13 мая, буржуазное большинство парламента выступило за возвращение Г. к власти.

1 июня 1958 Национальное собрание утвердило состав правительства во главе с Г. По указанию и при участии Г. была подготовлена новая конституция республики (сентября 1958), которая сузила полномочия парламента и значительно расширила права президента. Отдельный раздел Конституции 1958 года регулировал статус французских колоний. Одна из статей гласила, что колонии Франции могли сохранять свой статус в составе Республики, и могут образовывать отдельные государства, т.е. французские колонии имели право на независимость. Конституция стала основой нового режима – Пятой республики.21 декабря 1958 Г. был избран президентом Французской Республики. 19 декабря 1965 он был переизбран на пост президента на новый 7-летний срок.

Де Голль сумел сочетать:

геополитический реализм (выраженный Наполеоном словами «Каждое государство проводит ту политику, которую ему диктует география...»,)

и приверженность идеологичим традициям Франции (Франция должна защищать принципы - право народов на самоопределение .

Франция должна обеспечить статус великой державы при ограниченности средств. Для этого необходимо:

- вернуть утраченную значимость путем создания ядерных сил сдерживания, которые должны позволить самостоятельно гарантировать оборону национальной территории; «Франция немыслима без меча. Прежде всего необходимо было создать армию» («Военные мемуары»).

  • рационально управлять своим наследством (связи с бывшими французскими владениями);

  • обеспечить себе усилитель мощи, благодаря созданию европейской организации по инициативе Франции; (Жан Монне – де Голль)

  • проводить независимую внешнюю политику,

Внешнеполит-ая концепция Г. отличалась стремлением обеспечить за Францией самостоятельность в европ. и мировой политике. Отсюда

  • выход Франции из НАТО в 1966.

  • заявление о признании окончательного характера послевоенных германских границ, 1959;

  • осуждение агрессии США во Вьетнаме;

  • осуждение нападения Израиля на арабские государства и др..

  • В то же время, продолжая осуществление планов по созданию собственных ядерных сил, Франция не подписала Договор о запрещении ядерных испытаний в трёх сферах (1963). Франция не подписала и Договор о нераспространении ядерного оружия (1968), заявив, однако, в ООН, что она будет вести себя в этой области так же, как и государства, присоединившиеся к данному Договору, 28 апреля1969, после поражения на референдуме 27 апреля (по вопросу о реорганизации Сената и о реформе территориально-административного устройства Франции), отразившем недовольство определённой части французского населения политикой правительства, Г. ушёл с поста президента.

За годы пребывания Г. на посту президента значительное развитие получили советско-французские отношения. В 1966 Г. посетил с официальным визитом СССР; в результате переговоров и подписания 30 июня 1966 Советско-французской декларации был открыт важный этап в истории советско-французских отношений.

Поднял вопрос о франко-германском сотрудничестве и об укреплении связей с СССР. Возник тезис де Голля: «Европа от Атлантики до Урала»

Но деГолль считал, что коммунистическое братство не сможет устоять под тяжестью геополитических реалий: разрыв китайско-советских отношений был предуган, поскольку « «континентальный СССР» не сможет терпеть присутствие мощного «континентального» Китая.

- вмешательство США в войну во Вьетнаме обречено на провал: ведя крестовый поход против коммунизма, Америка не учитывала, что своими действиями она мобилизовала против себя непримиримый вьетнамский национализм, доведенный до крайности под влиянием фанатичного марксизма-ленинизма.

Новые правые

-радикально-консервативное идейно-политическое течение 70-хх гг, оформившееся в Европе как альтернативный панамериканизму проект. Поэтому их причисляют к левым движениям. Но, они выступают за традицию, европейскую уникальность, критикуя как правых , так и левых за стремление к универсальным схемам исторического процесса. Поэтому, это своеобразный европейский, ногда эстремистский антиглобализм.

Направление возникло во Фр. в конце 60-х гг. Связано с фигурой фр.публициста Алена де Бенуа и Джорджио Локки. Наибольшую известность приобрели работы авторов, входивших в «Группу по исследованию и изучению Европ. Цивилизации» (А. Бенуа, П. Виаля, М. Мармена, Луи Повеля) .

Близких взглядов придерживались представители питерхаузской школы (Кембридж) в Великобритании – Роджер. Скратон, М. Каулинг, П. Уортсхорн, участники тульских семинаров (Тюбинген) в ФРГ – Артур Молер, Пъер Кребс. Но преимуществоенно, это европейская геополитическая школа, сохранившая связь с идеями немецких континенталистов

«Новые правые» отличаются от традиционных французских правых- рыночников, защитников индивидуализма и част. собственности1.

-их вдохновителями явл-ся Рене Генон2, Юлиус Эвола3 (1889-1974) (р-та «Оседлать тигра», 1966)- атипичный политик, философ и идеолог, который рассматривал всю историю современного мира — начиная с христианства — как эпоху деградации, упрощения и унификации по «иудейскому образцу», которому он противопоставлял древнейшие идеалы традиционных обществ Античности («Бог во всем»). Как Ницше для немцев.

- Кризис, переживаемый Западом, рассматривался ими как следствие господства чуждых Европ. духу идеологий –иудео-христианства, Просвещения 18 в. и марксизма.

- акцентируют на идее создания "нового порядка", "возвращению к сакральному". Но она воплотима только после радикального избавления от "классической рациональности" и ее социальных форм - "национализмом", "этатизмом", «элитизмом» ортодоксальной религиозностью, «морализмом».

-абсолютизация таких понятий как «культура», «нация», «раса».

-Вслед за Эволой "новые правые" утверждали, что дух современного мира основан на анатомизировании, и это касается как сферы мысли, так и сферы политики.

- гл. злом считали распространение эгалитарно-уравнительных идей. Рассматривали неравенство как естественный рез-т различий между отдельными людьми и этнич. группами, ссылаясь на открытия в области биологии, генетики и этологии. Объявляя себя сторонниками этноплюрализма они выступают против смешения народов и культур.

- критикую общество массового потребления, в частности амриканское, как «эманацию» буржуазного духа, порожденного гипертрофией эконом. Ценностей.

- выступают за возвращение к индоевропейским традициям дохристианского пеиорда, за восстанволение элитарной этики, основанной на понятиях чести, достоинства, верности, ответственности, на приоритете духа на д материальными ценностями.

- Они же призывают к возврату к идее "холизма", от греческого слова "холос", "целый". Они - сторонники «органической демократии» (вспоминаем Евразийство), германофилы, социалисты, модернисты и т.д.Выступают за восстановление иерархической структуры общества, что содействовало формирвоанию дух. Аристократии.

Представители «Клуба часов» во Франции выступают за невмешательство гос-ва в экономику, т.е против распространения законов рынка на др. сферы обществ. жизни.

Антиэгалитарная и антикоммунистическая направленность, защита неограниченной свободы рынка, осуждение «государства всеобщего благоденствия» сближают Н.п. с неоконсерваторами, от которых они отличаются большой активностью и бескомпромиссностью. Их не следует смешивать с правыми экстремистскими движениями.

-Вначале левый лагерь Франции признал это тактическим маневром, но потом признал серьезность подобной идеологической эволюции.

Фундаментальным принципом идеологии «новых правых» был принцип «континентальной геополитики.

На уровне практической политики “новые правые” выступают

  • за стратегический нейтралитет Европы, восстановление баланса сил в мире. Под балансом сил в геополитике подразумевается недопущение роста политической энергии какого-либо центра, когда он начинает угрожать всем остальным

«Германия не должна больше мириться со своей ролью падчерицы Общего рынка или НАТО. Падчерицы, приемные родители которой "ужасны"…….Западная Европа должна стремиться к вооруженному нейтралитету и избегать безоружного нейтралитета. Только мазохисты, наивные люди и скопцы могут ратовать за такой нейтралитет. Европа должна выставить вон 400 000 размещенных в ней американских солдат. Риск войны кроется в американском военном присутствии в Европе. Пентагон, подчиненный Госдепартаменту, который покровительствует государству Израиль, может сыграть в "атомный покер" в Европе в ответ на действия СССР в Средиземноморье или какой-нибудь другой части мира» ….-Жан Тириар.

  • за выход из НАТО, ориентированы радикально антиатлантистски и антимондиалистски.

  • за развитие самодостаточного европейского ядерного потенциала.

  • Относительно СССР (затем России) позиция “новых правых” эволюционировала. Начав с классического тезиса “Ни Запад, ни Восток, ни Европа”, они постепенно эволюционировали к тезису “Прежде всего Европа, но лучше с Востоком, чем с Западом”.

Интерес к Китаю и проекты организации альянса Европы с Китаем для противодействия как “американскому, так и советскому империализмам” сменились умеренной “советофилией” и идеей союза Европы с Россией.

Эта позиция резко контрастировала с нормами европейского политическолго мышления в период Холодной войны и воспринималась как своего рода «диссидентство».

По отношению к «ключевому» региону –оси истории (Востоку Евразии =Урал, Сибирь и Дальний Восток) выделяют два глобальных проекта «новых правых»:

1) Восток Евразии становится «продолжением» Большого пространства Европы, противостоящего США. –эту версию развивал бельгиец Жан Тириар (1922 -1992) в проекте «Европа до Владивостока» с осью «Дублин - Владивосток». (европейское гражданство, полит. и фин. стабильность, реванш над США)

2) Восток Евразии становится при наличии туннеля под проливом Беринга проджолжением Большого пространства США, противостоящего Европе. Эту версию развивал американский политолог Уолтер Мид В 1992г., который сделал расчеты по продаже Сибири за 2-3 трлн. дол. США. (гражданество США)

Ален де Бенуа4 считал, что

  1. принцип централистского “государства-нации” (Etat-Nation) исторически исчерпан. Будущее принадлежит только “Большим пространствам”, основой которых должны стать не только объединение Государств в прагматический полит. блок, но вхождение этнических групп в единую “Федеральную Империю” на равных основаниях.

  2. Федеральная Империя” должна быть этнически дифференцированной, но стратегически единой, что должно обеспечиваться единством изначальной культуры

  3. Народы Европы имеют общее индоевропейское происхождение, единый исток. Это принцип «общего прошлого», значит они обречены на «Общее будущее». – Его геполит. Конструкция- «Единая Европа ста флагов».

  4. Де Бенуа утверждает континентальную судьбу Европы, следуя за Хаусхофером, противопоставляет «традиционную, консервативную» Европу - «материальному», «утилитарному», «буржуазному» Западу (США).

Европа должна интегрироваться в “Федеральную Империю”, противопоставленную Западу и США, причем особенно следует поощрять регионалистские тенденции, так как регионы и этнические меньшинства сохранили больше традиционных черт, чем мегаполисы и культурные центры, пораженные “духом Запада”. Франция при этом должна ориентироваться на Германию и Среднюю Европу. Отсюда интерес “новых правых” к де Голлю и Фридриху Науманну.

Бельгиец Жан Тириар (1922 -1992)

С 1936-37 гг., Жан Тириар начинает участвовать, в политической борьбе в рядах ОМС ("Объединённые молодые социалисты") и АФСС ("Антифашистский социалистический союз"). Во время оказания международной поддержки Испанской республике он примкнёт к группе Пьера Вермейлена, молодого адвоката, принадлежавшего к социалистической партии, но по взглядам гораздо более левее её. Вермейлен проживёт всю войну в Лондоне и в 1945 г. будет адвокатом Тириара, представшего перед Военным Судом. После 1945 г. Пьер Вермейлен будет не раз занимать пост министра.

Ко времени заключения пакта Мопотова-Риббентропа Тириар работает в левых пацифистских движениях -приводных ремнях международного коммунистического аппарата, к которым относилась и Международная лига учащихся за мир (Пишон в Париж, Лебон в Бельгии). Это позволяет ему проникнуть в гамбургский "Фихте-Бунд", где с конца 40-х гг. он будет входить в личное окружение профессора Кессемайера. Постепенно, но очень быстро он проникает в различные немецкие службы, в которых, несмотря на его коммунистическое прошлое, его принимают с распростёртыми объятиями и особым интересом. К тому времени "Фихте-Бунд"уже на 80 % состоял из бывших членов Германской рабочей коммунистической партии, таких, как Лауфенберг и Вопьфхайм. К этой сфере влияния относился также Никиш с его диссертацией "Великое пространство Владивосток-Флессинге".

В мае-июне 1940 г. после военного поражения Бельгии и Франции Вермейлен уезжает в Лондон, а Тириар всё глубже и глубже включается в работу организаций Национал-социалистической рабочей партии Германии и "Третьего рейха". Принцип партийного Аппарата состоял в том, чтобы иметь своих людей повсюду и не дать застать себя врасплох при любых возможных поворотах истории (тогда Москва и Берлин были союзниками).

Тириар делает блестящую карьеру (согласно иерархии ценностей, принятой у военных).

Весной 1943 г. радиостанция Би-Би-Си (передачи бельгийских эмигрантов) включает Тириара в список людей, подлежащих ликвидации.

После 1945 г. Тириар подвергнется многолетнему политическому заключению. Он избежит смерти благодаря Пьеру Вермейлену и многим коммунистам-подпольщикам, которые лично будут свидетельствовать в его пользу.

Лишь в 1959 г. Тириар будет полностью реабилитирован Брюссельским апелляционным судом.

В период с 1960 по 1969 гг. Тириар снова активно участвует в политической жизни.

Во время краха европейцев в Бельгийском Конго и в Алжире Тириар создаёт (сам оставаясь в тени с 1960 по 1962 гг.) "Комитет действия и защиты бельгийцев в Африке" (КДЗБА) и "Движение патриотического действия"(ДПД), показными руководителями которых были Матэн и Мине, приговорённые немцами к смерти во время оккупации, но избежавшие её. В течение этого периода Тириар много публикуется под разными псевдонимами.

В 1962 г. он начинает выступать под своим настоящим именем, создаёт движение "МОЛОДАЯ ЕВРОПА» Начиная с 1960 г. политической линией КДЗБА, ДПД и "МОЛОДАЯ ЕВРОПА"становится антиамериканизм.

Очень быстро Тириар восстанавливает связи со своими бывшими военными коллегами, ставшими ответственными работниками ГДР.

В августе 1966 г. официальный дипломатический журнал югославского правительства "МЕжДУНАРОДНА ПОЛИТИКА" публикует две его развёрнутые статьи с призывами к новому объединению Европы (номера 392 и 393).

Летом 1966 г. Тириар несколько раз посещает Румынию по приглашению Служб товарища Чаушеску

После 1960 г. Тириар встречается в Мадриде со своим бывшим начальником Отто Скорцени и становится его личным и близким другом. Благодаря Скорцени Тириар входит в окружение генерала ПЕРОНА, получившего в Мадриде политическое убежище.

Летом 1968 г. правительство Ирака приглашает Тириара в Багдад. Тириар хочет подготовить в Ираке европейские бригады (по типу интернациональных бригад в республиканской Испании) для оказания помощи палестинцам в их борьбе против американо-сионистов. Иракцы проявляют живой интерес к этому проекту. Однако Москва неожиданно отвергает его: никакой инициативы на местах без ведома Центрального аппарата. Ираку приходится смириться с этим, а потом и Тириару, что станет причиной того, что вскоре после этого он откажется от активной политики на местах. После посещения Багдада и Бейрута (многочисленные интервью прессе и телевидению) Тириар совершает перелёт из Бейрута в Каир на советском самолёте (всё таки красивый жест). В Каире он встречается с Насером. В начале 1969 г. после разочаровавшей его встречи с Насером Тириар оставляет активную политическую деятельность.

После 1969 г. он ограничится лишь написанием специальных статей по геополитике и революционным идеологиям.

Жан Тириар Сверхчеловеческий коммунизм. Письмо к немецкому читателю Тема: Коммунизм .\\Элементы, №8, М., 2000

«Уже в 1962-63 гг. в своей книге "Европа — империя с населением 400 миллионов человек" я довольно подробно описал пути создания Европы "от Дублина до Бухареста". Являясь свидетелем так называемого "крестового похода" 1941-45 гг., я уже в 1963 г. подчеркивал, что такая Европа должна будет любой ценой избегать конфликта с Востоком, более того, даже не питать антагонизма к нему.

Ускорение хода истории заставляет меня уже сегодня сказать, что теперь речь должна идти уже не о мирном сосуществовании между Западной Европой и СССР, а о создании единой Европы от Владивостока до Дублина. Нужно понять, что Россия относится к числу европейских стран, и что она является единственной европейской державой, независимой от мировой американской империи.

Наше историческое мышление должно отвлечься от типа идеологии нынешнего СССР. Марксистский коммунизм — это не нечто ужасное, а нечто глупое. Эта идеология должна исчезнуть под давлением фактов. Она исчезнет, потому что в один прекрасный день, который, видимо, уже не за горами, советское руководство убедится в том, что эндемическая слабость экономики СССР обусловлена именно марксистскими догмами. Если советское руководство хочет удержаться у власти — а это зависит от того, выживет ли СССР, — то ему придется сделать поворот в сторону "исторического образа мышления" и избавиться от ослабляющего его догматизма.

Рубеж, проходящий по линии Любек-София, продолжает оставаться исторической нелепостью. Он неотвратимо напоминает о разделе Германии середины XVII в. между протестантскими и католическими государствами, который, начиная со времен Ришелье и Мазарини, позволил Франции на 250 лет отсрочить создание Второго Райха».

Как некогда Вестфальский договор дал возможность Франции вмешиваться в дела Германии, так Ялтинский договор позволил США вмешиваться в дела Европы. Некоторые немцы готовы сегодня беспрекословно подчиняться американцам. Это достойно лишь презрения. Вот уже 30 лет, как Бонн опорожняет ночной горшок Госдепартамента. Помимо этого, в нынешней Германии отмечаются две другие тенденции — тяга к нейтрализму, с одной стороны, и к национализму — с другой.

….Гитлер хотел создать германскую Европу. Идея "европейской" Европы была выше его понимания. …проявил близорукость по этому вопросу. ,…. оказался неспособным оценить огромную важность Средиземного моря для геостратегии. ….не мог подняться до мысли, что другие народы тоже могут обладать выдающимися качествами. Его презрение к русскому человеку, к славянину, явилось причиной недооценки им отваги русского солдата. …пропаганда изображала русских как сомнительную помесь татар, монгол и калмыков. … Сегодня сводный тель-авивско-вашингтонский отдел пропаганды изображает советскую армию как армию, которая в Афганистане только и делает, что насилует, жжет и убивает исключительно детей, женщин и стариков.

Гитлер был неспособен подняться до объединяющего национализма. Немецкий и французский национализмы принесли немало бед и вреда. Поэтому сегодня нужно беспощадно подавлять — во имя европейских интересов — малейшее проявление немецкого национализма.

В 1945 г. Третий Райх потерпел полный крах. Но не только Германия проиграла эту войну. Мы все ее проиграли. Сначала голландцы были изгнаны из своих колоний. Затем Франция и Англия и, наконец, Бельгия. После постыдной потери Алжира в 1962 г. Франция окончательно перестала существовать как независимая держава. Мы все вместе проиграли эту войну. Уже с конца 1941 г. англичане начали вытеснять французов из стран Ближнего Востока (Сирия). В отместку французы помогли сионистам изгнать англичан из Палестины. Еще до 1945 г. англичане и французы постарались лишить Италию ее африканских колоний. Наконец, в 1960 г. по приказу Вашингтона бельгийцы оставили Конго, самую богатую страну во всей Африке. Наши националистические распри привели к гибели всю Европу или, по крайней мере, многонациональную Европу. Теперь пришло время создавать мононациональную, единую континентальную Европу, великую Европу "от Владивостока до Дублина".

Соединяя ясные геополитические концепции Хаусхофера с мощью Советской армии, нужно попытаться, идя с востока на запад, осуществить то, что Гитлер не сумел проделать, идя с запада на восток. Нужно избавить коммунизм от его неэффективности, обусловленной марксистскими и ленинскими догмами. Коммунизм советского типа следует очистить от марксизма, усовершенствовать, подвергнуть мутации.

Необходимо осуществить синтез немарксистского коммунизма с нерасистским национал-социализмом. Я против неэффективного коммунизма, но за эффективный. Именно в этом состоит суть национал-коммунотаризма (Рене Дастье-создатель концепции коммунотаризма- основана на примате политики над экономикой Свободное предпринимательство поощряется, финансовая олигархия пресекается. Коммунотаризм является полной противоположностью плутократии, при которой "богач" коррумпирует всю так называемую демократическую парламентскую деятельность). Этот синтез должен отражать гениальное понимание сути империи Александром Великим и Цезарем: империя — это интегрирующий, гибкий национализм. побежденный становится партнером, помощником и, наконец, соотечественником. Я говорю об "имперском коммунизме", некоем Новом Риме или "Великой Пруссии", об империи, которая явится выражением идеи государства с более совершенной функциональной структурой, об империи, право присоединиться к которой будет даваться не каждому государству.

При этом не исключается опасность возникновения классического русского национализма, являвшегося способом подавления и эксплуатации других народов. Если СССР попытается навязать нам Европу русского типа, то эта попытка провалится еще быстрее, чем попытка гитлеровской Германии. Напротив, если СССР постарается применить принципы "советского" национализма имперского типа, национализма интегрирующего, у него будет гораздо больше шансов на успех. Понятия "Великая Русь" и "Советская империя" отражают две противоположные концепции, а именно концепции подавляющего и интегрирующего национализма. Подавляющий национализм порождает, усиливает и обостряет национализм соседних государств. Он сам плодит своих противников, своих антагонистов. В случае неудачи проводимого им геноцида такой национализм обречен на провал в силу заложенного в нем внутреннего противоречия.

…."Естественными" берегами СССР (в противоположность границам) являются Канарские острова, Азорские острова, Ирландия, Исландия. То же относится и к Западной Европе»……..

в проекте «Европа до Владивостока» с осью «Дублин - Владивосток». Тириар в начале 60- хгг. - глава общеевропейского радикального движения «Юная Европа». Последователь Хаусхофера и Никиша считал себя «европейским национал- большевиком – строителем европейской Империи.

Принцип Тириара – автаркия Больших пространств (выдвигался немецким экономистом Фридрихом Листом в середине 19 ст). Государство сможет развиваться если обладает достаточным геополитическим масштабом и территорией

Мировое значение государств Европы будет утрачено, если они не объединяться в Империю, против США. Империя должна быть не федеральной и регионально ориентированной, а предельно унифицированной, централистской, якобинской. Должна стать мощным континентальным государством-нацией. ( В этом отличие Бенуа и Тириара.)

К концу 70-х он приходит к выводу, что масштаб Европы не позволит противостоять США. Европе нужен союз с СССР. Европа должна выбрать советский социализм, а не англосаксонский капитализм. Так появился проект «Евросоветской Империи от Владивостока до Дублина».

Тириар описал сценарий развала СССР за 15 лет до развала. Призывал к всем мерам по сохранению контин. единства.

Существовал его проект организации в Европе подпольных «отрядов европейского освобождения для «террористической борьбы с агентами атлантизма». Идеи Тириара лежат в основе движения европейских национал-большевиков «Фронта Европейского Освобождения» и движения неоевразийцев.

Более тридцати лет Тириар занимает антиамериканскую позицию. Его вчерашний лозунг "US GO HOME" сменился сегодня лозунгом "OTAN (NATO) GO HOME". США должны покинуть Европу и Средиземноморье. Он призывает использовать все средства, включая подрывную деятельность и вооружённую борьбу. В историческом плане Европа должна выступать против США и их воли навязать дух наживы всему миру.

Анализу деятельности Тириара были посвящены две диссертации:

Ж. Белен, "Движение патриотического действия"-, Брюссельский свободный университет, 1972) :Янник Совёр, "Жан Тириар и европейский национал-коммунотаризм -Парижский университет, 1978.) В мае 1981 г. немецкий генерал Йордис фон Лохаузен, ученик Карла Хаусхофера, опубликовал подробный анализ работ Тириара

Близок к Тириару австрийский генерал Йордис фон Лохаузен («Необходимо мыслить континентами»).

Работа «Мужество властвовать. Мыслить континентами». Полит.власть может быть устойчивой, только при условии если властители мыслят не сиюминутными и локальными категориями, а «тысячелетиями и континентами». Глобальные социальные процессы становятся понятными только если видятся дальнозоркими. Геополитика - это наука глобальных масштабов, а не внутренних. Так он отрицал Методологию Лакосты.

Его Формула: «Могущество – есть сила помноженная на местоположение.»

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.