Добавил:
proza.ru http://www.proza.ru/avtor/lanaserova Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:

1

.docx
Скачиваний:
11
Добавлен:
15.09.2017
Размер:
27.87 Кб
Скачать

Р.Л. Ахмедшин

"Методика построения психологического профиля неизвестного преступника в зарубежной криминалистике"

Отрывок из книги "Изучение личности преступника в методике расследования преступлений". Томск, 2000

Научные исследования личности преступника в зарубежной науке раскрытия и расследования преступлений, на наш взгляд, ведут свои начала от исследований Ломброзо (Lombrozo), Хутона (Hooton), Месседаглия (Messedaglia), Марро (Marro), Гримальди (Grimaldi), Оттоленги (Ottolenghi) и многих менее известных авторов, пытавшихся на основе трудов, аналогичных работам Кречмера (Kretchmer), Шелдона (Sheldon) и Глюка (Glueck) установить тесную взаимосвязь между конституцией человека, его темпераментом и преступным поведением. Однако следует отметить, что подобные исследования, проводимые в конце XIX - начале XX века, были основаны исключительно на эмпирических данных, т.к. теоретические исследования в области генетики (а тем более психогенетики) в то время еще не проводились. Не сумев научно доказать результаты своих практических исследований, аргументы данной группы ученых не были приняты научным миром того времени, ориентированным на гуманистические подходы к проблеме преступной детерминанты. Первая попытка научного исследования личности преступника, таким образом, закончилась неудачей.

Как уже говорилось, возникновение криминалистической науки связано с деятельностью немецкого ученого-практика Ганса Гросса, создавшего в рамках новой науки также и методику раскрытия преступлений, основанную на познании личности преступника.

Примерно в это же время судебным медиком в Сиене, профессором Оттоленги, ставшим впоследствии ведущим криминалистом Италии, проводились исследования по методике Бертильона, заключающиеся в попытке создания системы уголовной регистрации, а через нее поиска преступника, по принципиально иному признаку - психологическому. При этом регистрировались произвольные и непроизвольные виды движений заключенных, а также "психические приметы", такие, к примеру, как способность к запоминанию и иные признаки(1). Однако, несмотря на достаточную инструментальную оснащенность (специально изобретенные для этого аппараты - динамометр и пластисмограф) и тщательность проведения исследований, поиск не дал достаточно надежных результатов, имеющих практическую ценность. Впоследствии подобные исследования проводились и другими криминалистами: Этчерли (Atcherli) в Великобритании, Фольшером (Folsher) в США, И.Н. Якимовым в России. После официального непризнания данного подхода в исследованиях личности преступника в зарубежной криминалистической науке интерес к психологии временно угас.

Одной из причин отхода от исследований личности за рубежом, на наш взгляд, была неразвитость методологии исследований. Так, в подавляющем большинстве университетских центров ученые-юристы не признавали самостоятельности криминалистической науки, а, следовательно, отказывались принимать идею о необходимости самостоятельных научных исследований в этой области, сводя их к запросам уголовно-процессуальной науки. Основная же причина временной утраты интереса к личности преступника объяснялась также уровнем развития психологии как науки в то время. Действительно, как видно из таблицы, до середины XX века не существовало психологической теории, на основе которой можно было бы сконструировать методику расследования преступлений, имеющую ориентацию на личность преступника. Дело в том, что психоанализ, получивший развитие в то время, на наш взгляд, не может быть положен в основу подобной методики, в силу незначительной возможности классификации личности преступника относительно характеризующих параметров. Теории же, разрабатывающие учение о психических свойствах личности, как возможных надежных идентифицирующих преступника средствах, были подтверждены, с достаточно высокой степенью вероятности лишь в конце 50-х - начале 60-х годов нашего столетия. Настоящего же признания дифференциальная психология достигла только в середине 60-х годов - в период признания большого количества валидных опросников и тестов, предназначенных для оценки психических свойств личности (16PF, EPQ, MMPI, EPPS, CPI и другие). Следует отметить еще одно направление исследований личности в зарубежной юриспруденции. XIX - XX век - время зарождения генетики, поэтому значительное место в криминологических и криминалистических исследованиях личности преступника в иностранной криминалистической науке занимали исследования генетического отклонения, влекущего антисоциальное поведение (так называемый 47-й кареотип XYY, и сходные с ним кареотипы - открытые в промежутке между 1961 и 1963 годом). Представляется ненужным излишне подробное описание данных исследований, достаточно указать на факт признания их результативности (см. работы Бартоломео (Bartholomeo), Сюзерленда (Sutherland), Мергена (Mergen), Винера (Wiener), Гравена (Graven), Фокса (Fox) и других). Несмотря на то, что подобные исследования имели преимущественно криминологическую природу, при этом рассматривались также и вопросы чисто криминалистического характера. Например, Фокс, исследуя преступников, имеющих 47 кареотип, установил закономерность физических проявлений соматических параметров у данных представителей преступного мира (2). В других исследованиях указывается на особенности дактилоскопического узора у представителей указанной группы преступников. Например, установлено, что у представителей данной группы:

на пальцах чаще, чем в норме встречаются дуговые узоры

отмечается тенденция к снижению гребневого ската и др.(3)

Но исследования данной группы преступников вскоре прекратились. Это произошло после признания мировой научной общественностью принципов канадского психофизиолога Хебба (Hebb). Основополагающий из них гласит, что "на становление фенотипических признаков влияют две категории условий, одинаково необходимых, хотя и действующих различными путями"(4). Однако сторонники исследований 47 кареотипа не отказались от строго конституциональной детерминанты фенотипа (хотя бы у отдельных представителей преступного мира), поэтому были подвергнуты обструкции, как это уже произошло с последователями Ч. Ломброзо.

Мы указали на данные исследования для того, чтобы определить, если не методологическое сходство рассматриваемых исследований с более поздними работами в области построения психологического профиля преступника, то целевую направленность, общий генезис данных методик. Так как результаты исследований отклоняющихся кареотипов не смогли выполнить социальный заказ общества, страдающего, в частности, от серийных преступников, то возникла необходимость в новой эффективной методике расследования преступлений. Подобная ситуация возникла вследствие того, что методика расследования, ориентированная на объект и объективную сторону, оказалась малоэффективной при раскрытии явно не мотивированных преступлений, совершаемых лицом, ведущим мобильное преступное существование. К данной группе преступников мы можем отнести серийных убийц, серийных взрывателей (бомбистов), серийных поджигателей и похитителей детей.

Первый случай построения психологического профиля неизвестного преступника в раскрытии преступления описан в книге американского психолога Джеймса Брусселя (Brussel) (1968 г.). На протяжении 50-х годов 20 века в Нью-Йорке неизвестное лицо за 8 лет совершило 32 взрыва. Официальное расследование не дало никаких результатов. Тогда полиция обратилась к психиатру, для составления психологического профиля разыскиваемого лица. Заключение экспертов включало в себя информацию о возрасте, происхождении, семейном положении, некоторых деталях детства преступника. Заочно был поставлен диагноз и дано предположительное описание внешнего вида в момент совершения преступления. Впоследствии при аресте преступника данные выводы были подтверждены.

Следует, однако, отметить, что еще во время второй мировой войны в Министерстве Стратегической поддержки США (Office of Strategic Services - OSS) широко использовалось построение психологических профилей лидеров враждебных государств для получения детальной характеристики в целях предсказания их поведения.(5)

В середине 70-х в Национальной Академии ФБР США были открыты курсы по применению криминальной психологии (FBI Applied Criminal Psychology) для агентов ФБР. Один из инструкторов этих курсов, агент Джон Дуглас (J. Douglas), неудовлетворенный уровнем преподавания, основанном преимущественно на статистическом анализе преступлений, совершаемых серийными преступниками, приступил к самостоятельному исследованию этого явления.

Без официального разрешения, Дуглас и другой агент ФБР Боб Ресслер (Ressler) начали исследования в Калифорнийском Государственном медицинском центре в Акавилле, используя метод интервью. Первое интервью с серийным убийцей Эдмундом Кемпером (Kemper) дало первую информацию о серийных преступлениях с точки зрения самого преступника. Следует отметить, что информацию о тактике поведения серийных преступников, в подавляющем случае, получают при использовании данного метода (6). Причина использования метода интервью здесь достаточно проста. Метод анкетирования и тестирования применим в тех случаях, когда исследуется явление, ранее уже исследуемое, в отношении которого уже существует значительный объем статистической информации и психодиагностических методик. Метод наблюдения более применим в лабораторных условиях. В ситуациях, когда исследователь изучает свойство, которое отсутствует у него самого, когда он не обладает достаточной информацией об объекте исследования, использование метода интервью максимально эффективно. Следует отметить, что использование метода экспертных оценок (анализ уголовных дел) применительно к раскрытию преступлений по схеме "следы преступления - личность преступника" оказалось малопродуктивным. Объясняется это тем, что в материалах уголовных дел крайне редко встречается информация, которую можно задействовать при составлении психологического профиля неизвестного преступника. Возможно, именно этим фактором руководствовался Ч. Ломброзо, когда говорил: "Изучайте личность преступника - изучайте не отвлеченно, не абстрактно, не в тиши вашего кабинета, не по книгам и теориям, а в самой жизни...в обстановке их жизни, в условиях их материального существования".(7)

В 1979 году руководство ФБР обратило внимание на работу группы Дугласа и, освободив его от исполнения прямых обязанностей, назначило его ответственным за реализацию программы исследований "Личностно-преступное профилирование". В этом же году в исследовательскую группу вошла профессор психиатрии Пенсильванского Университета Энн Буржесс (Ann Burgess). Национальный институт юстиции выделил на проведение исследования 400 тыс. долларов. Перед исследователями поставили следующие вопросы:

Каковы причины становления серийным убийцей, и каковы возможности предотвращения подобного становления?

Каковы стимульные механизмы совершения преступлений?

Какая линия поведения жертвы оказывается наиболее оптимальной?

Каковы возможности социальной реабилитации серийного преступника?

В конце 1979 года благодаря первому официальному использованию метода психопрофиля был задержан серийный убийца Дэвид Карпентер (David Carpenter). В 1983 году Дуглас выступает с отчетом, построенном на анализе интервью 36 осужденных серийных преступников и 118 их жертв. Признав объективность выводов группы, руководство ФБР организует в 1984 году при Академии ФБР (Куантико, штат Верджиния) Национальный центр изучения насильственных преступлений. Создается единая национальная база данных - VICAP. Цель ее создания - объединить всю информацию в отношении серийных преступников. В 1988 году группа Дугласа издает работу "Сексуальные убийства: мотивационная модель"(8). С момента выхода данной книги метод построения психологического профиля преступника был признан почти всеми учеными-криминалистами мира.

В чем же заключается содержание методики построения психологического профиля неизвестного преступника (в США и Великобритании используется термин профилирование, в России термин "психологический портрет")? Рассмотрим основные составляющие данной методики.

Теоретическая основа метода базируется на утверждении, что личность преступника проявляется в его поведении. Постулируется, что некоторые часто повторяющиеся, привычные способы поведения доводятся до уровня автоматизма, неподвластного сознательному контролю.(9) Следы, оставленные на месте преступления, являются своеобразными "психологическими маркерами", позволяющими судить о привычных способах поведения, а через них о личности преступника.(10)

Суть метода заключается в том, что на основании представленных данных работники ФБР, специализирующиеся на составлении психологического профиля,(11) составляют примерное описание преступника, в котором указывается предполагаемый возраст, раса, пол, семейное положение, служебный статус, сексуальная зрелость, возможное криминальное прошлое, взаимоотношения с жертвой, вероятность совершения преступления в будущем.(12)

Задача составления психопрофиля заключается в том, чтобы на основе анализа преступной деятельности сделать предположение о психологических особенностях преступника, определив предварительно его личностные характеристики.

Сфера применения психопрофиля - преступления, в которых преступники в значительной степени индивидуализируют себя. Под этим понимается факт выражения в преступлении собственных фантазий, ситуация, в которой "фантазия становится поводом"(13). С определенным допуском можно сказать, что психопрофиль используется в случае, когда есть основания подозревать наличие у преступника какой-либо формы социопатии (форма DSM-IV по американской классификации психических болезней). Этот факт подчеркивает профессор Буржесс, указывая на специфический набор жизненных ценностей у подобных преступников(14), который является малопонятным для неспециалистов(15).

Следует отметить, что преступления, в которых нет выражения фантазии преступника, сильно ограничивают возможность использования метода построения психологического профиля, в силу отсутствия отражения в преступном событии ярко выраженных индивидуализирующих психических параметров.(16)

Функциональное назначение данной методики имеет следующую целевую нагрузку:

Сужение круга подозреваемых методом исключения из их числа лиц, не подходящих под описание психологического профиля преступника.

Обеспечение оперативно-розыскных органов информацией о личности неизвестного преступника.

Процесс построения психологического профиля состоит из пяти основных стадий.

Стадия первая - сбор информации. Построение психологического профиля начинается с тщательного осмотра места происшествия. Любая незначительная подробность может способствовать сужению круга подозреваемых лиц. В профилировании выделяют термины - первичная и вторичная сцена места преступления. Заключение будет тем эффективнее, чем меньше изменений в месте преступления внесено с момента его совершения, так как изменение обстановки может дать ложную трактовку личности преступника. Основными источниками информации выступают фотографии места происшествия (на каждой фотографии необходимо указать их природу - первичную или вторичную), специально созданные анкеты, заполняемые следователем во время проведения осмотра места происшествия, подробные результаты вскрытия трупа (если он имеется), максимально полная информация о жертве (для создания виктимологического "психологического портрета").

Стадия вторая - классификация неизвестного преступника. Учитывая жесткий алгоритм поведения серийных преступников, а также классификацию их в базе VICAP, необходимо определить принадлежность преступника к достаточно однородной группе. Так как каждая категория преступников включает в себя уже наработанный объем вероятностных выводов, это позволяет еще больше сузить круг подозреваемых. В теоретическом аспекте основной акцент производится не на основании классификации, а на детализации классификационных групп. В этом заключается основное отличие американской методики построения психологического профиля неизвестного преступника от "психологической" методики раскрытия преступлений, предложенной Г. Гроссом. Доминантным классификационным основанием выступает факт организованности преступника. Под фактом организованности понимается степень планирования и фактор четкости определения жертвы. Следующее важное основание для классификации - мотивация преступника. Выделяют тип-призрак (целесообразность преступления оправдывается с точки зрения каких-либо моральных или религиозных взглядов) и тип-гедонист (преступление совершается в силу желания его совершить).(17) И третье основное основание - это целевое. Здесь выделяют преступника, сосредоточенного на процессе (в случае сексуальных убийств здесь идет ориентирование на изнасилование и убийство) и преступников, сосредоточенных на акте (в случае сексуального убийства идет ориентирование на изнасилование). Следует отметить, что третье основание относится в большей степени к серийным убийцам. Отметим, что приоритет оснований для классификации неизвестного преступника является вопросом, в котором на сегодняшний день отсутствует единая точка зрения.

Стадия 3 - создание вероятностной модели. Учитывая индивидуальные особенности преступника, - выявленные по результатам первой стадии, а также информацию, полученную от VICAP, составляется психологический профиль преступника.

Стадия 4 - предложение стратегии захвата. На основании заключения профилера (специалиста по построению психологического профиля) с достаточной степенью вероятности прогнозируются обстоятельства (место, время, жертва и т. д.) совершения следующего преступления и рекомендации по задержанию преступника.

Стадия 5 - рекомендация к методам допроса. Данная стадия имеет отношение к криминалистической методике раскрытия преступления крайне опосредованное, представляя интерес для криминалистической тактики, поэтому представляется, что нет необходимости раскрытия ее содержания в этой работе.

Методика создания психопрофиля способствовала поимке сотен серийных преступников в США и европейских странах, доказав свою эффективность, однако, она не свободна от ряда недостатков. Недостатки методики построения психологического профиля неизвестного преступника можно разделить на две группы: недостатки методологического характера самой методики и проблематичные моменты, возникающие при использовании данной методики на практике.

В числе методологических проблем самой рассматриваемой методики следует назвать четыре основных.

Недостатком данной методики, является то, что профили "не называют "конкретных имен". Информация, содержащаяся в нем применима к достаточно большому числу людей. А поэтому, метод построения психологического профиля в состоянии, в котором он находится на сегодняшний день, является лишь одним из средств оптимизации процесса раскрытия преступления и не может претендовать на бесспорную научную целостность и самостоятельность.

Метод применим к расследованию отдельных видов преступлений. Так, практика доказала эффективность его использования при раскрытии убийств на сексуальной почве с признаками садистского истязания жертвы, безмотивных поджогов и взрывов, причинении увечий жертве, ритуальных убийствах и изнасилованиях. Однако считается нецелесообразным применение данной методики без соответствующей адаптации в случаях, когда "жертва - лишь средство в достижение преступной цели"(18), либо в случае нахождения преступника в момент совершения преступления в состоянии наркотического опьянения (нивелирующего психические особенности преступника). В то же время практика показывает, что метод психопрофиля может успешно использоваться при раскрытии и иных видов преступления, например, похищении человека (19).

Как уже упоминалось, наибольшая эффективность методики построения психологического профиля неизвестного преступника достигается в случае наличия у преступника формы DSM - IV (социопаты). На наш взгляд, не следует сужать данную группу, как это сделали Ю. М. Антонян и С. А. Потапов, заменив форму DSM - IV на форму DSM - III -R (садизм) (20), так как подобная замена значительно уменьшает сферу применения упомянутого метода. Недостатком методики построения психологического профиля здесь выступает крайне ограниченная возможность идентификации преступника, не принадлежащего к группе лиц, имеющих подобное психическое отклонение.

Последним из основных методологических недостатков данного метода является ограниченный объем способов получения информации. Исторически сложилось так, что основной метод получения информации о природе поведения преступника определенной категории - это интервью лица, совершившего преступление. Не отрицая его познавательного значения, мы обращаем внимание на его спорную информативную ценность.

Вторая группа недостатков - это проблемы, возникающие при использовании указанного метода на практике. К ним можно отнести следующее:

Как известно, специалистам, создающим психологический профиль необходим достаточно большой и максимально надежный объем информации. Однако недостатки проведения осмотра места происшествия приводят к искажению предоставляемой профилерам информации. В частности, часто предоставляется информация без указания ее вторичной природы.

Одним из источников информации, необходимых профилеру являются анкеты, заполняемые следователем при проведении осмотра места происшествия. Для полноты предоставляемой информации анкеты включают большое количество вопросов, и некоторые следователи относятся к заполнению анкет достаточно безответственно.

Одна из проблем практики применения "психологического портрета" получила название "слепота на связи" (linkage blindness), то есть неспособность устанавливать взаимосвязь между различными событиями в силу недостатка информации. Способом ее преодоления выступает постоянное увеличение объема информации в базах данных.

Однако, несмотря на ряд вышеперечисленных недостатков частного порядка, данная методика получает все больше и больше доказательств успешности ее использования в зарубежной следственной практике, что делает необходимым ее использование и в России.

Сноски.

1. Торнвальд Ю. Век криминалистики. Книга об истории разоблачений. - Ростов на Дону, изд-во Феникс, 1996. С.87.

2. Fox R. J. The XYY offender: a modern myth? // The Journal of Criminal Law, Criminology and Police Science. - 1971. - Vol.62. - N.1 - P.64

3. Наследственные болезни человека. / Под ред. Л. О. Бадаляна. Ташкент, Медицина УзССР, 1980. С.115.; См. также Статистическая дактилоскопия. Методологические проблемы. М.: Городец, 1999. С.97-108

4. Медиони Ж., Вайс Ж. Передача по наследству поведенческих признаков / Сб. статей. Генетика и наследственность. М., Мир, 1987. С.200.

5. Bartoll C. Criminal behavior: A Psychosocial Approach. - New York: Prentice Hall, 1995 - pp.241-278

6. Montgomery T. Serial - killer Ted Bundy helps in the search for a murderer // The Detroit News. - 1996. - 18 Sept.

7. Ломброзо Ч. Преступник. М.: Спарк, 1994. С.14

8. См. Burgess A., Douglas J., Hartman C., McCormack A., Ressler R. Sexual Homicide: A Motivational Model. // Journal of Interpersonal Violence. - 1986 - Vol.1 - N3. - September; Норрис Д. Серийные убийцы М., КРОН-ПРЕСС, 1998. С. 276-278.

9. Burgess, A. & Douglas, J. & Hartman, C., & McCormack, A. & Ressler, R., "Sexual Homicide: A Motivational Model," Journal of Interpersonal Violence, Vol. 1, No.3, Sept. 1986, pp.251-272

10. Hazelwood, R. & Reboussin, R. & Warren, J. & Wright, J., "Prediction of Rapist Type and Violence from Verbal, Physical, and sexual scales," Journal of Interpersonal Violence, Vol. 6, No.1, March, 1991, pp.55-67; Hazelwood, R. & Reboussin, R. & Warren, J., "Serial Rape: Correlates of Increased Aggression and the Relationship of Offender Pleasure to Victim Resistance," Journal of Interpersonal Violence, Vol.4, No.1, March 1989, pp. 65-78; Hazelwood, R. & Warren, J., "The Criminal Behavior of the Serial Rapist," FBI Law Enforcement Bulletin, February 1990, pp. 11-16

11. Сравнить с Хомич В. Могут ли психологические и психиатрические заключения служить доказательствами? / Законность №7, 1997. С.43.; Гранат Л.Н., Погибко Ю.Н. Психологические особенности профессионального мастерства эксперта-криминалиста / Применение научных методов при расследование преступлений и изучении преступности. Материалы Всесоюзной научной конференции. Часть 1. М., Юрид. лит.,1973. С.117.

12. Дуглас Д., Олшейкер М. Охотники за умами: ФБР против серийных убийств. М., КРОН-ПРЕСС, 1998. С. 21.

13. Douglas J., Munn C. Violent Crime Scene Analysis: Modus Operandi, Signature and Staging // FBI Law Enforcement Bulletin. - 1992. - N2 - p.4

14. Burgess A., Douglas J., Hartman C., McCormack A., and Ressler R. Sexual Homicide: A Motivational Model. // Journal of Interpersonal Violence. - 1986. - Vol.1 - N3. - September - pp.251-272; Douglas, J. & Munn, C., "Violent Crime Scene Analysis: Modus Operandi, Signature, and Staging," FBI Law Enforcement Bulletin, February 1992, pp. 1-10

15. Marshall W. Intimacy, Loneliness and Sexual Offenders. // Behavior Research Theory. - 1989. - Vol.27 - N5 - pp.491-493; Норрис Д. Серийные убийцы М., КРОН-ПРЕСС,1998. С. 32-35

16. Geberth, Vernon J. The signature Aspect of criminal investigation: Criminal Personality Profiling. // Order and Law. - 1995. - November - pp.45-49.

17. Шехтер Х., Эверит Д. Энциклопедия серийных убийств. М., КРОН-ПРЕСС, 1998. С. 273-274.

18. Богомолова С., Образцов В. "Психологические профили" на службе США. // Записки криминалистов 1994. Вып.4. С.300.

19. Истрин М. Бывают и "голубые" серийные убийцы. // Частный сыск. Охрана. Безопасность. 1996. N12. С.62.

20. Антонян Ю.М., Верещагин В.А., Потапов С.А., Шостакович Б.В. Серийные сексуальные убийства. Учебное пособие. Под ред. Антоняна Ю.М. М, МЮИ МВД РФ, изд-во "Щит-М", 1997. - С.9.