Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Ридер КВ часть 1 / СОЦИОЛОГИЯ 1 Курс - Ридер / лодка на аллеях парка - Пер Монсон.doc
Скачиваний:
4
Добавлен:
29.03.2016
Размер:
425.47 Кб
Скачать

На берегу моря играют дети

Тагор

Вошел я в парк

Широкие аллеи

Уверенно вели вперед

Не зная поворотов и сомнений

Неоновая зелень стриженой травы

Табличка: «По газонам не ходить!»

Там бродят легкомысленные птички

Они читать еще не научились

Тропинка от аллеи ответвлялась

И пропадала в чаще

Я шел но ней и в зарослях густых

Лосей увидел и косуль

Стремглав умчавшихся хруст гравия услышав

И вдруг передо мной открылось море

Зеркальной гладью простираясь к горизонту

И моя лодка как и тысячи других

Стремилась в бесконечность

Днем доверяясь солнцу

А ночью свету звезд

Но лодки след

Растаял на воде

А горизонт так ближе и не стал

Когда проснулся я

То понял

Что был я

Лодкой в парке

Предисловие к русскому изданию

Вы держите в руках русский перевод книги, впервые опубликованной в Швеции в 1985 году. С тех пор она исполь­зуется как учебник вводного курса социологии или обществен­ных наук в целом во многих университетах и колледжах и вы­держала к настоящему времени пять изданий. В данный момент находятся в стадии подготовки английское и испанское издания этой книги,

Название «Лодка на аллеях парка» основано на метафоре, с которой я начал работать еще в те годы, когда более пяти лет чи­тал вводный курс на факультете социологии Гётеборгского уни­верситета. Сейчас я уже не помню, откуда позаимствовал эту метафору, но с течением времени я совершенствовал ее, приспосабливая к самым разнообразным социальным тенденциям и специфическим явлениям общественной жизни. Если все случаи использования данной метафоры поместить в книгу, то последняя увеличится в объеме как минимум вдвое.

Тем не менее эта книга рассматривает не столько само обще­ство. сколько собственно социологию и отчасти социальные на­уки в целом. Посредством упомянутой метафоры я пытаюсь выразить основную научную проблему общественных наук — отношение между обществом как упорядоченной структурой, или системой, и действующими в ней индивидами. С одной стороны, все свободны. С экзистенциалистской точки зрения люди, как сказал французский мыслитель Жан-Поль Сартр, «приговорены к свободе». В принципе каждый в любой момент может поступить иным образом, чем он или она это сделали. Но, с Другой стороны, индивиды всегда поступают вполне определенным образом. Все индивидуальные действия, взятые вместе, создают некие социальные образцы, паттерны. Эти образцы не есть просто результат действий всех индивидов, они в то же время формируют социальную структуру общества, которая в свою очередь оказывает влияние на поступки входящих в него индивидов. Итак, круг: индивидуальные поступки (то, что создаст) — образцы поведения (то, что формирует) — социаль­ные структуры (то, что оказывает влияние) — индивидуальные поступки — это основная социальная форма, в которой мы, лю­ди, прожинаем наши жизни.

Осмысление социальной наукой различий между индивиду­альными поступками и общественной структурой шло несколь­кими путями, в результате чего сформировались различные теоретические традиции. Отправившись в путь из этого исход­ного пункта, можно начать продумывать, с одной стороны, теорию действия и феноменологический подход и, с другой, — системную теорию и структуралистский подход. Различие и вза­имоотношение между действием и структурой можно также ус­мотреть в понятиях «субъект» и «объект», «микро» и «макро» и в более повседневных понятиях «индивид» и «общество». Все эти пары понятий пытаются отразить ту же самую основопола­гающую проблему социальной науки: существование индивиду­альных субъектов, действующих на макроуровне, с одной стороны, и существование объективного общества, состоящего из социальных институтов — с другой. Основополагающая проблема социологии и социальной науки в целом состоит в том, чтобы понять, как эти две формы существования относятся друг к другу , воспользуемся цитатой из одной известной книги: «Как это возможно, что субъектвные представления превращаются в объективные реалии?.. Как это возможно, что человеческая деятельность производит мир вещей?»

В предлагаемой вниманию читателя книге эта основополага­ющая проблема осмысливается в образах лодки и парка. В данной метафоре — лодка в парке - я пытаюсь в общих чертах со­отнести друг с другом различные уровни человеческого сущест­вования. В то же время в ней указывается, что эти взаимо­отношения являются методологической проблемой, и принимается во внимание проблема различных уровней абстракции в изучении общества, что символизируется вертолетом, поднимающимся с земли (на которой все мы живем) к более высоким точкам об­зора. Таким образом, я также постарался показать основопола­гающую проблему социологии с точек зрения различных методологических традиций, толкующих, как следует объяснять, по­нимать и изменять общество.

Небольшой объем книги не позволяет во всех деталях рассмотреть все эти проблемы. Причина, побудившая вынести их на передний план, состоит в том, что, как мне кажется, каж­дый, кто стремится уяснить специфику понимания социальной наукой человеческой жизни, должен с самого начала не упускать из виду эту основополагающую проблему. В истории социоло­гии существует немало попыток проанализировать и решить эту проблему (см„ например, теорию «интеракции» немецкого соц­иолога Юргена Хабермаса, в которой феноменологическое по­нятие «жизненного мира» соотносится с понятием системы) и множество дискуссий по ней. Следовательно, поняв метафору «лодка на аллеях парка», можно ухватить суть различных традиций социальной науки.

И наконец, само собой напрашивается использование этой метафоры для описания современной ситуации в России и других бывших республиках Советского Союза. Очевидно, что многие социальные институты прежнего общества были сломаны, а новые еще не появились. Это значит, что население живет в состоянии, которое французский социолог Эмиль Дюркгейм назвал аномией т. е. жизнью без легитимизированной системы правил и норм. Но в то же самое время множество отношений и норм, получивших развитие в недрах предшествующего общества (и даже еще в царской России) продолжают существовать, и выражение «ничего не измени­лось», возможно, является наиболее частым ответом па мои вопросы а нынешней ситуации в России. Многие объясняют этот факт, ссылаясь на то, что они называют «российской ментальностью», которая есть нечто, заключающееся не в обще­стве, а в населяющих его индивидах.

Таким образом, с точки зрения упомянутой метафоры проблема может быть описана следующим образом: лодки остались теми же самыми, но уже не существует упорядоченного парка, Все бродят туда-сюда без всякого направления, и единст­венная существующая для них общая цель — получение денег. Люди считают, что этот процесс никак не регулируется и что именно данная ситуация ведет ко множеству преступлений, скандалов и страданий в сегодняшнем российском обществе.

Я глубоко убежден в том, что для приведения в порядок су­ществующей хаотической ситуации в российским парке должна быть создана новая сеть дорог и аллей, которые будут служить российским лодкам. Невозможно разбить американский парк для российских лодок, так же как невозможно построить шведский парк для, к примеру, марокканских лодок. В диалектике построения нового общества и состоит для российского народа великая задача текущей ситуации. Как друг России, я от всего сердца желаю вам счастливой судьбы.

Пер Монсон Гетеборг, 22 марта 1994 г.

Предисловие к шведскому изданию

Мысль о написании небольшой книги, посвященной ис­кусству изучения общества, появилась у меня после многих лет преподавания вводного курса социологии. Это было также ре­зультатом пятнадцатилетних исследований структуры данного предмета, его истории, научно-теоретической проблематики и, в особенности вопросов классификации в соответствии с различ­ными парадигмами. Поэтому я поставил перед собой в этой кни­ге двоякую цель: во-первых, предложить легко усваиваемое введение в курс социологии и, во-вторых, дать читателю общий об­зор глубинных проблем предмета. Это во многом противоречивая задача, поскольку, чем доступнее для усвоения будет текст введения, тем более он рискует оказаться поверхностным и легковесным. Кроме того, более или менее удовлетворитель­ный общий обзор требует охвата многочисленных внутренних связей и тонких нюансов. В процессе преподавания я довольно быстро обнаружил, что метафора «лодка па аллеях парка» дает многим студентам возможность образного восприятия пробле­мы, служит своего рода отправной точкой и, кроме того, харак­теризует важнейшую задачу социологии: изучение человека в обществе и изучение общества через человека. Помимо этого может использоваться метафора «полет па вертолете» — для пояснения взаимоотношений между мышлением и действитель­ностью, между теорией и практикой или между абстрактным и конкретным. К сожалению, в силу ограниченности объема кни­ги я не могу подробно осветить эти вопросы, но смежная про­блема различных уровней абстракции социологии здесь рас­сматривается, что позволяет с самого начала понять основной принцип выделения в социологии различных направлений и уви­деть общую фундаментальную проблему, кроющуюся за ними.

Мой замысел состоял в том, что в тексте должны решаться свои собственные задачи и в то же время книга должна вести дальше, к более углубленному изучению предмета. Реализация поставленной цели позволяет использовать книгу в итоговой ди­скуссии, когда студентам уже прекрасно известно: все, что написано в качестве вводного курса, можно всего лишь упомянуть мимоходом. Разумеется, возможен и другой подход, если, к примеру, возникнет желание поспорить с теми или иными мне­ниями, изложенными в книге, Как бы то ни было, выражение «книгу делает читатель» вполне справедливо, но при этом и в «книге» должно содержаться нечто свое, она должна ответить хоть па какие-то «вопросы читателя».

Основное назначение этой книги — послужить введением в предмет социологии. Она делится на две части. В первую вклю­чены краткий очерк проблемы применимости социологии (гл. 2), небольшой обзор истории предмета (гл. 3), а также изложение дискуссии о границах научных притязаний социологии (гл. 4). Вторая часть начинается с главы, в которой обобщаются главные условия изучения общества и возникающие при этом проблемы (гл. 5). Затем следуют три главы о различных способах изучения общества (гл. 6—8). В заключение мы вновь возвращаемся к ос­новной идее, увязываемой с введенными в первой главе мета­форами.

Главная идея книги, которую мне хотелось бы донести до читателя, — это то, что не существует исключительного, одного, самого правильного способа изучения общества, не содержаще­го в себе противоречий и по создающего научных проблем, все зависит оттого, как исследователь понимает общество и какой способ соотношения себя с ним выбирает. Для иллюстрации этой идеи приводятся основные классические теории, а также излагаются некоторые современные подходы. Главный вывод всего анализа: не существует критериев, которые позволили бы окончательно доказать превосходство одного из направлений социологии над остальными, поскольку вопрос о том, к какому знанию мы стремимся и до какой степени это знание примени­мо, есть экзистенциальный выбор. Системы законов, что управ­ляют формированием и использованием науки, рассматривают­ся как общественный институт, при этом нечто частное, отдель­ное может или быть присоединено к этим системам, или отброшено ими. Но сами эти правила, как и другие законы об­щества, созданы социально и отнюдь не выводимы из какой-то внеобщественной действительности. Это первое — и самое главное, — что должен усвоить любой исследователь, изучаю­щий общество. Это важнейшая информация, которую книга мо­жет предложить начинающему социологу.

И наконец, я хотел бы поблагодарить моих коллег, друзей и всех, кто интересуется данной проблематикой, за оказанную помощь, высказанные замечания о преимуществах и недостат­ках использованных метафор и ценные советы. Особую благо­дарность я хотел бы выразить группе студентов, прочитавших эту работу после окончания курса осенью 1984 года, что позво­лило мне добавить весьма ценные педагогические и описательные моменты. ну и само собой разумеется, за все написанное в конечном итоге отвечает сам автор.

Пер Монсон Гётеборг, февраль 1985 г.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.