Скачиваний:
2
Добавлен:
29.03.2016
Размер:
230.4 Кб
Скачать

Глава IV

Желтая раса

По мере того, как индийские племена продвигались на восток, и после того, как, пройдя по горам Виндхиа, они пересекли Ганг и Брахмапутру и пришли в страну бирманцев, они вступали в контакты с различными племенами, еще незнакомыми для нас. Разнообразие этих племен, как в физическом, так и в моральном отношении, свидетельствует о том, что и среди них действует закон неравенства рас.

Новое семейство народов, о которых пойдет речь, весьма характерное по облику, цвету кожи и интеллектуальным качествам, предстает перед нами, как только мы, покинув Бенгалию, двинулись на восток. Поскольку общие черты объединяют многие народы, мы дадим им общее название, не обращая внимания на очевидные различия между ними. Итак, мы имеем дело с желтыми народами, которые составляют третий элемент населения земли.

Вся империя Китая, Сибирь, вся Европа, за исключением, может быть, самых южных ее окраин — вот обширная территория, которую населяет желтая раса в тот период, когда белые переселенцы ступили на земли к востоку, северу или югу от заснеженных горных долин Центральной Азии.

В целом это низкорослая раса: некоторые ее представители похожи на карликов. Телосложение и мышечная сила несравнимы с тем, что мы видим у белых людей, а в их лицах есть что-то гротескное и даже уродливое. Словом, природа в этом случае решила не растрачивать своих сил и возможностей, или Создатель ограничился черновым наброском. Невыразительный нос и рот, маленькие глаза, вставленные в широкое плоское лицо, редкие, прямые и жесткие черные волосы (впрочем, у некоторых племен, напротив, устрашающего вида грива закрывает даже спину) — вот характерный облик желтой расы [1].

Что касается интеллекта, здесь мы также наблюдаем очень характерные особенности, настолько отличающиеся от характеристик черной расы, что если последнюю я назвал «женской», то желтую уместно причислить к «мужским». Абсолютное отсутствие воображения, общая тенденция к удовлетворению естественных потребностей, упорство и последовательность в отношении повседневных дел, определенный инстинкт личной свободы, выражающийся у большинства племен в приверженности к кочевой жизни, а у более цивилизованных народов в уважении к домашнему очагу, слабая активность, отсутствие любознательности и страсти к украшениям, столь характерной для негров — вот основные черты всех ветвей монгольского семейства. Отсюда глубоко укорененная гордость за приземленные стремления и за умение удовлетворять их. Все, что не входит в круг знакомых вещей и понятий, кажется им бессмысленным и вызывает у них только жалость и сочувствие. Желтые народы больше довольны самими собой, чем негры, чье пылкое воображение постоянно влечет их за пределы существующих вещей.

Но надо признать, что эта общая тенденция к повседневности и узость мышления, следствие отсутствия воображения, придают желтым большую социабельность, чем у негров. Даже самые неспособные из них в продолжение столетий имели одну-единственную цель — прокормиться, одеться и найти жилище, и в конечном счете добились в этом больших результатов, нежели люди не менее ограниченные по природе, но без конца обуреваемые размышлениями, которые подсказывает им необузданное воображение. Поэтому желтые народы более искусны во многих делах, и мы с удивлением находим на их землях древние следы горнорудных работ. Это можно назвать первобытным и национальным пред назначением желтой расы. Эти низкорослые люди — хорошие кузнецы и ювелиры, а судя по тому, что они пронесли эти навыки через века до наших дней (кстати, восточные тунгусы и жители Охотского побережья, дучеры и другие народности искусны в кузнечном деле не меньше, чем пермяки в скандинавских песнопениях), можно заключить, что во все времена финские народы составляли пассивную часть некоторых цивилизаций.

Откуда же пришли эти народы? С великого американского континента. Такой ответ дают физиология и лингвистика; такой вывод можно сделать из того факта, что с самых древних времен, еще до той эпохи, которую мы называем первобытной, массы желтого населения собрались на крайнем севере Сибири, а оттуда двинулись на запад.

Они считали себя потомками обезьян и очень гордились этим. Поэтому неудивительно, что в индийском эпосе, где речь идет о местных помощниках героического супруга Ситы в его походе против Цейлона, эти люди называются просто армией обезьян. Возможно, Рама действительно воспользовался помощью желтых племен, живших на южных склонах Гималаев, чтобы победить черные народы на юге Декана.

Как бы то ни было, эти племена были очень многочисленны, что я собираюсь продемонстрировать.

Существует неоспоримый факт, что белые народы всегда были оседлыми и поэтому никогда не покидали по доброй воле свои земли. Самое древнее известное становище белой расы находилось в горной долине Центральной Азии, и если они ушли оттуда, то потому лишь, что их прогнали. Я допускаю, что некоторые семейства могли оказаться жертвами насилия своих сородичей. Я допускаю это в отношении эллинских племен и зороастрийцев, но нельзя предположить такую ситуацию в отношении всех белых переселенцев. Целая раса не должна была уйти из родных мест почти одновременно, и тем не менее это случилось перед 5000 г. до н. э. В эту эпоху и во времена, близкие ей, хамиты, семиты, арийцы, кельты и славяне покидают свои земли. Белая раса разбредается в разные стороны, оставляя родные долины желтым. Причиной могло быть только очень сильное давление со стороны диких племен.

С другой стороны, физическая и моральная слабость многочисленных завоевателей настолько очевидна и доказана, что их вторжение и конечная победа обусловлена только явным численным превосходством. Поэтому нет сомнения в том, что Сибирь кишела финскими племенами, о чем имеются исторические свидетельства. Я лишь замечу следующее: допуская победу желтых народов над белыми и рассеяние последних, необходимо принять один из двух вариантов.

Либо территория, на которой жили белые народы, простиралась далеко на север и очень мало на восток, достигая в первом направлении среднего Урала, а во втором не доходя до Куэнь-Луня, что, по-видимому, обусловило определенное движение в северо-западные степи.

Либо эти народы, скопившиеся на вершинах Муцтагха, в горных долинах этой цепи и во всех трех районах Тибета, были очень немногочисленные и имели недостаточно пищи.

Вначале я объясню, почему я ограничил ситуацию двумя вариантами. Затем изложу причину, почему следует отбросить вторую гипотезу и принять первую.

Я уже говорил, что желтая раса обитала главным образом в Китае; кроме того, черный тип с курчавой прогнатической головой, т. е. пелагийский вид, распространился до Куэнь-Луня, с одной стороны, и до Формозы, с другой [2], в Японию и дальше. Даже сегодня это население можно встретить в тех далеких странах.

Уже тот факт, что негры так далеко продвинулись во внутреннюю Азию, служит убедительным доказательством связи хамитов и семитов с этими народами низшей расы: я имею в виду очень давнюю связь, потому что она ослабла еще до пришествия завоевателей в долину Тигра и Евфрата.

Теперь перенесемся из долин Вавилонии в Китай и обратимся к результатам постепенного смешения черного и желтого типов, т. е. к метисам, которые населяют Юн-Нань и которых Марко Поло называет «зерден дамы». Еще дальше мы встретим другое семейство, имеющее не меньше признаков смешения, которое живет в китайской провинции Фо-Кьень и, наконец, окажемся среди разнообразия этих групп в южных районах Поднебесной Империи, в Индии к востоку от Ганга, на архипелагах Индийского океана от Мадагаскара до Полинезии, от Полинезии до западных берегов Америки вплоть до острова Пасхи [3].

Таким образом, черная раса занимает весь юг старого мира и встречается далеко на севере, между тем как желтая, обитающая вместе с первой на востоке Азии, распространилась на все острова в направлении Северного полюса. Если считать, что центр, исток меланийского вида, находится в Африке и что именно оттуда началось его распространение, что, кроме того, желтая раса одновременно с метисами, жившими на островах, также продвигалась на север и восток Азии и в Европу, тогда придется признать, что белое семейство, чтобы не затеряться в толпе низших рас, было вынуждено призвать на помощь весь свой гений и мужество и объединиться.

Не будем касаться разделения хамитских и семитских масс, которые по перевалам Армении спустились в южные и западные районы. Но зато рассмотрим массовое смешение с черной расой, которое имело место в долинах Эфиопии, а на севере по всему африканскому побережью за пределами Атласских гор и в Сенегале; рассмотрим плоды этого смешения в Испании, нижней Италии, на греческих островах, и мы убедимся в том, что белая раса не ограничивалась несколькими племенами. Мы также увидим, что к перечисленным выше следует прибавить арийские народы всех южных ветвей, и кельтов, и славян, и сарматов, и другие менее известные, но не менее значимые народности, которые остались жить среди желтых.

Следовательно, белая раса была достаточно многочисленной, а поскольку оба вида — черный и финский — не давали ей возможности перейти Муцтагх и Алтай на востоке и Урал на западе, она двинулась на север до среднего течения Амура, озера Байкал и Оби.

Такой географический маршрут имеет важные последствия, о чем речь пойдет ниже.

Я уже констатировал практические способности желтой расы. Тем не менее, признавая ее превосходство над черной расой, я отказал ей в способности занять высокое место на лестнице цивилизации, потому что ее интеллект не менее ограничен, чем у негров, и потому что ее инстинкт полезного слишком нетребователен.

Однако следует смягчить суровость такого суждения, когда речь идет уже не столько о желтом типе или черном типе, но о малайцах как плодах смешения обоих типов. Действительно, если возьмем к примеру монгола, жителя Тонга-Табу, и пелагийского негра или готтентота, жителя того же Тонга-Табу, даже самого неразвитого, первый имеет явное преимущество.

Видимо, недостатки обеих рас компенсируются и смягчаются в их общем потомстве, которое имеет больше способностей к сравнению, пониманию и выводам. Изменения к лучшему мы видим и в физическом типе. Волосы у малайцев жесткие и волнистые, но не курчавые, а нос более выражен, чем у калмыков. У некоторых островитян, например, на Таити, он почти не отличается от прямого носа представителей белой расы. Глаза уже не так сильно раскосые. Скулы по-прежнему выдаются, но это общая черта обеих рас-производительниц. В зависимости от доминирующей крови — черной или желтой — в том или ином племени преобладают те или иные физические и моральные черты. Вообще для всех этих групп характерными остаются два выраженных признака, свидетельствующих о двойном происхождении: имея больше интеллекта, чем у негров и желтых, они унаследовали от одних необузданную жестокость, от других холодную невозмутимость и бесчувственность..

Мы завершили рассмотрение народов, фигурирующих в истории Восточной Азии; переходим к рассмотрению их цивилизации. Высшее ее выражение мы найдем в Китае. Здесь исходный пункт ее культуры, здесь она достигла наивысшего развития.

Примечания

1) К этим признакам Пикеринг добавляет отсутствие бороды. Зато он не считает раскосые глаза характерной чертой, но, видимо, здесь надо учесть примесь черной крови, благодаря которой глаза принимают другую форму. По мнению Пикеринга, в настоящее время желтая раса населяет две пятые земного шара. Очевидно, он причисляет сюда и многие смешанные народности.

2) Во внутренней части острова живут совершенно черные люди. Жители побережья принадлежат к малайскому виду и похожи на харафоров. В Индии за Гангом довольно много негритянских племен. Это небольшая раса с курчавыми волосами, не имеющая постоянных жилищ, питающаяся рептилиями и червями. Видимо, географы не могут объяснить чрезвычайное распространение меланийского семейства в Азии. Действительно, это загадочный факт, если относить его на период после исторических времен, но он объясняется просто, если считать, что это случилось в более древнюю эпоху.

3) Пикеринг считает, что овахи Мадагаскара являются малайцами.

Тут вы можете оставить комментарий к выбранному абзацу или сообщить об ошибке.

Оставленные комментарии видны всем.

Соседние файлы в папке Гобино - Опыт о неравенстве рас