Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
Зарубежная философия. Ф.А. Селиванов.doc
Скачиваний:
2
Добавлен:
10.03.2016
Размер:
269.82 Кб
Скачать

Зарубежная философия

Психоанализ и философия неофрейдизма.

Психоанализ Зигмунда Фрейда (1856 - 1939)

Последователи Фрейда – Альфред Адлер, Карл Юнг, а также неофрейдисты Вильгельм Райх, Герберт Маркузе, Эрих Фромм - вносят коррективы, преодолевая фрейдовскую всесексуальность.

Неофрейдизм.

Юнг Карл Густав (1875-1961), Эрих Фромм (1900-1980), Герберт Маркузе (1898 – 1979) - неофрейдисты, последователи основателя психоанализа Зигмунда Фрейда. Их учения объединяют идеи Фрейда и Маркса, поэтому их часто называют фрейдо –марксистами.

Экзистенциализм.

Экзистенциальная философия (лат.existentia – существование – это направление, которое в основу своего анализа поставило проблему существования человека. К этому направлению, помимо экзистенциализма, относятся персонализм и философская антропология.

Понятие экзистенции впервые употребляет датский религиозный философ Сёрен Кьеркегор (1813-1855). По Кьеркегору экзистенция - это как внешнее так и внутреннее существование человека.

Далее, экзистенциализм развивается в учениях русских философов Н.А. Бердяева (1874 - 1948) и Л.И. Шестова (1866 - 1938), появив­шихся в начале XX века.

После первой мировой войны получил широ­кое распространение в Германии - К. Ясперс (1883 - 1969), и М. Хай­деггер (1889 - 1976), во Франции - Ж.П.Сартр (1905 - 1980), А. Ка­мю (1913 - 1960), Г. Марсель (1889 - 1973).

Структурализм.

Структурализм как направление в гуманитарном знании возникает в двадцатых годах XX столетия. Его появление связано с переходом ряда гуманитарных наук от описательно-эмпирического уровня исследования к уровню абстрактно-теоретическому.

Обобщенно структурализм можно определить как попытку выявить глубинные универсальные ментальные структуры, которые проявляются в структурах социума на всех уровнях. Зарождение структурализма связано с исследованиями швейцарского лингвиста Фердинанда де Соссюра (1857- 1913). Он рассматривал язык как систему знаков, в результате чего лингвистика становилась разделом новой науки - семиологии, изучающей знаки.

Одним из основоположников структурализма считается Клод Леви-Стросс (род. в 1908 г.). Его взгляды изложены в работе "Структурная антропология", на страницах которой не только разворачивается панорама причудливого мира первобытнообщинных отношений и мифологического мышления, но и закладывается фундамент новой философской концепции. Последняя связана с анализом языка, речи, текстов и их структур, а также с социально-философским исследованием человеческих отношений, форм и типов общественного сознания.

Жак Лакан (1901 - 1981) применял структурный метод в сфере психологии и психиатрии. Построив свою концепцию на базе трансформированного психоанализа, Лакан, в отличие от Фрейда, в исследовании бессознательного на передний план выдвигал проблему языка, а именно - сложный анализ речи пациента, служащей главным средством коммуникации врача и больного.

Мишель Фуко (1926 - 1984) - одна из самых ярких фигур французской философии XX века. Вопрос о периодизации его творчества является весьма сложным и запутанным. Немалую роль в этом сыграли высказывания самого философа. Ранние работы Фуко ("Слова и вещи" (1966), "Археология знания" (1969) поставили его в один ряд с главными авторитетами структуралистской доктрины: Леви-Строссом, Пиаже, Бартом, Греймасом.

В середине 60-х годов Фуко выдвигает понятие "эпистема". В этот период своего творчества он, как и многие французские структуралисты этого времени, считал, что существует некий глобальный принцип организации всех проявлений человеческой жизни, некая "структура прежде всех других структур", по законам которой образуются, "конституируются" и функционируют все остальные структуры. В свете научных представлений того времени этой "доминантной структуре" приписывался языковой характер, то есть она понималась по аналогии с языком.

В 70-е гг. структурализм как течение, основанное на убеждении в существовании единства всего сущего, универсальности его принципов и стремлении определить универсальную структуру человеческого бытия, уступает место парадигме постмодернизма.

Постструктурализм

Постструктурализм - это широкое и необыкновенно интенсивно воздействующее, интердисциплинарное по своему характеру, идейное течение в современной жизни Запада. Он появился в самых различных сферах гуманитарного знания: литературоведении, философии, социологии, лингвистике, истории и т.п. и вызвал рождение современного образа мышления.

Ключевой фигурой постструктурализма является Жак Деррида.

Общая философия

1. Каков предмет философии?

Философия – наука о всеобщем. Это ее предмет. Он исследует то, что присуще всему. Философия – это наука об общих свойствах (качествах) вещей, всеобщем в познании, всеобщем в отношении бытия и сознания. Философия зародилась в античные времена и обозначала любовь к мудрости.

В то время, когда философией назывались вся система знаний, всякий знающий именовался философом (мудрым).

В эпоху дифференциации наук «философствовать» означало «абстрактно рассуждать», «умозрительно постигать сущность вещей». Не удивительно, что тогда существовали философии различных наук – философия права, философия истории, философия физики, философия ботаники, зоологии. Последней философией такого рода была философия Гегеля.

Для знакомства с этой философией студенты должны обратиться к работе Ф. Энгельса «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии».

Далее, студенты могут понаблюдать с помощью учебников по истории, философии и художественных текстов, как по мере развития наук философия вытеснялась из специальных областей знания. Это отразилось в раннем позитивизме. Тот вид философии, который был известен его представителям, рассматривался как единственный вид. И критику его распространяли на философию вообще. Одним словом, позитивисты О. Кант, Э. Литре, Д.С. Милль, Г. Спенсер и др. были правы в своём отрицании существующей философии, но их отрицание было метафизическим. Кроме того, для позитивизма характерен эклектицизм, сочетания положений субъективного идеализма и материализма. Здесь уместно вспомнить, что образ раннего позитивиста нарисован И.С. Тургеневым в романе «Рудин». В этом романе содержатся споры Рудина, последователя классической немецкой философии, и Пигасова, последователя позитивизма.

И опять нужно обратиться к указанной работе Ф. Энгельса.

Л. Фейербах тоже отвергал прежнюю философию. Предметом философии он считал человека, а через него природу, поскольку человек – часть природы. Антропологию, включая и физиологию, Л. Фейербах объяснил универсальной наукой. Такое сужение предмета философии, отождествление его с одной конечной системой, делало философию практически не нужной.

Надо было по-иному решать проблему предмета философии. Поскольку философия оказалась в положении шекспировского короля Лира, раздавшего свои владения дочерям, она должно была обратиться не к той или иной отдельной предметной области, а к тому, что не исследует ни одна наука - к всеобщему. Данные специальных наук являются для философии основой, эмпирической базой.

2. Основной вопрос философии. Классификация философских направлений

Итак, напомним, что основным вопросом философии яв­ляется вопрос об отношении сознания и бытия, идеального и материального. Он имеет две стороны: онтологическую и гносеологическую. Обратимся к словарям. Онтология — учение о бытии. Онтологически исследовать что-то — значит, изучить это как бытие, т. е. в связях вещей. Онтологическая сторона основного вопроса философии звучит так: что первично — бытие или сознание, материальное или идеальное? По первой стороне основного вопроса философские направления делят­ся на монизм и дуализм. Сторонники монизма считают, что в мире есть одно начало, одна основа. Дуалисты же пола­гают, что таких начал два, таких основ две, и они равнознач­ны. Дуалистом был, например, французский философ семна­дцатого века Рене Декарт.

Монизм делится на идеализм и материализм. Первое на­правление объявляет первичным идею, дух, второе — материю, природу

Идеализм считает духовное, идеальное первичным. «Идеи правят миром» — таково убеждение идеалистов. Они абсо­лютизируют духовное в жизни, утверждают, что мир можно преобразовать лишь с помощью идей, новых принципов, путем освобождения людей от предрассудков. Объективный идеализм (Платон, Гегель, Шопенгауэр) выводит реальное, объективное из идей, духа и т. п.

Объективный идеализм Платона заключается в утверж­дении, что где-то существует мир идей, независимых от человечества, а все чувственно воспринимаемые вещи есть копии, слабые тени этих идей. Идеи постигаются не посредством ощущаемых вещей, а путем прямого, «внут­реннего» восприятия - созерцания, да и то только философами. Это приводит к знаменитому образу пещеры, согласно кото­рому тех, кто лишен философии, можно сравнить с узни­ками пещеры, которые связаны и поэтому способны видеть только в одном направлении — перед собой. Позади них горит огонь, а перед ними — стена. Между ними и стеной нет ничего; все, что они видят,— это их собственные тени и - тени предметов, находящихся в промежутке между их спи­ной и огнем. Если люди прикованы так с детства и никогда не могли поворачивать голову вокруг, то они неизбежно принимают эти тени за реальные предметы и не имеют ни­какого представления о предметах, которые порождают эти тени.

Иным является субъективный идеализм (Д. Беркли, Р. Авенариус, Э. Мах, А. Айер). Субъективные идеалисты берут действительный факт, что вещи даны нам через опыт, через ощущения, и предлагают их рассматривать только так, как они даны в опыте. Отсюда и определение Д. Беркли вещи как комбинации ощущений, а Э. Маха — как комплекса ощущений. Джордж Беркли отрицал существование материи, независящей от ощущений, с помощью ряда остроумных аргу­ментов. Они наиболее полно изложены в его работе «Три разговора между Гиласом и Филонусом» в 1713 году. Вот знаменитый аргумент его о теплой воде. Когда у вас одна рука горячая, а другая — холодная, опустите обе теплую воду, и одна из них почувствует холод, а другая — тепло. Но вода одновременно не может быть теплой и холодной, отсюда вывод: «тепло и холод — только ощущения, суще­ствующие в нашей душе».

Субъективный идеализм ведет к солипсизму, но это не значит, что они одно и то же. Солипсизм почти никто не отстаивал, не защищал, не проповедовал, от него открещива­лись сами субъективные идеалисты. Солипсизм есть призна­ние существования мира лишь в сознании мыслящего субъ­екта, есть отрицание реального существования вещей.

Обратим внимание на поэтическое эссе поэта К. Фофанова:

Покуда я живу — вселенная сияет,

Умру — со мной умрет бестрепетно она.

Мой дух ее живит и согревает,

И без него она ничтожна и темна.

Это прекрасная эпистемологическая модель для разговора о связи субъективного идеализма с солипсизмом.

Солипсизм поражает здравый рассудок абсурдностью, нередко выводя его из терпения в буквальном смысле. Тогда появляются колкости, как например, эта английская ано­нимная эпиграмма в переводе С. Маршака:

«Мир, — учил он, — мое представление».

Но когда ему в стул, под сидение

Сын булавку воткнул, он вскричал:

«Караул, как ужасно мое представление!»

Субъективные идеалисты, пятясь от однозначного соли­псизма, демонстративно заявляли, что не отрицают реально­го существования вещей. Но солипсизм логически следовал из принципа субъективного идеализма помимо их желания.

В конце концов, чтобы поладить со здравым смыслом, Беркли вводит фигуру Бога как абсолютно необходимое ус­ловие. Благодаря восприятию Бога и деревья, и скалы, и камни, одним словом, все вещи, реально продолжают сущест­вовать, если даже исчезает сознание индивида. Вот так субъ­ективный идеализм высказался в пользу существования бога.

Материализм также древен, как и идеализм. Первые ма­териалисты в древнем Египте, в древней Индии, древнем Ки­тае, в древней Греции искали единое начало всех вещей. Материализм и в последующем считал первичным материю, а мышление, сознание — свойствами ее. В доказательство такого решения основного вопроса философии внесли вклад Гераклит, Демокрит, Эпикур, Гоббс, Дидро, Гольбах, Гельвеций, Бэкон, Фейербах, русские революционные демократы.

Но материализм не был чем-то застывшим. В античное время материализм был стихийным, непоследовательным. В 17—18 веках был распространен механический материа­лизм, который сводил все виды изменений (движения) к механической форме. В середине 19 века получил распро­странение вульгарный материализм — упрощенный материа­лизм, сводящий социальное к физиологическому (Бюхнер, Фохт, Молешотт).

К. Марксом и Ф. Энгельсом был создан материализм, со­ответствующий современному уровню развития науки и практики, материализм последовательный, распространяю­щийся на историю общества, материализм, который слился с диалектикой. О видах материализма студент может про­читать в работе Ф. Энгельса «Людвиг Фейербах...», а также в учебниках.

Перейдем ко второй стороне основного вопроса филосо­фии — гносеологической. Она имеет вид: познаваем ли мир?

Чрезмерные оптимисты как будто не замечают трудностей на пути познания. Пессимисты на вопрос «Познаваем ли мир?» только разводят руками. Они получили хлесткое название — «агностики». В переводе с греческого слово «агностицизм» означает, — «недоступный познанию». Англий­ский философ Юм (1711—1776) выказал по этому поводу непревзойденный образец сомнения. Он заявил, что, может быть, вещи действительно существуют такими, какими мы их воспринимаем, но, может быть, их и нет вообще. Даже это, согласно Юму, нам знать не дано. Выдающийся немецкий философ Иммануил Кант, который жил несколько позднее (1724—1804), не делал таких ошеломляющих заявлений. Но он тоже был агностиком и утверждал, что с определенного уровня вещи становятся недоступными эмпирическому по­знанию, недосягаемы для чувственного восприятия. Этот уро­вень, который доступен только сверхчувственному созерцанию и находится вне границы обычного человеческого познания, Кант назвал «ноумен».

И. Кант полагал, что сущность не может познаваться через явления, он мог бы сказать словами И. В. Гете из «Фауста»:

И проклинаю мир явлений,

Обманчивых, как слой румян...

Третье деление философских направлений производится по методу мышления: на диалектические, метафизические и эклектические (соединяющие взаимоисключающие принци­пы). В основе диалектики лежит принцип единства и борь­бы противоположностей (противоречия) Метафизика же — это антидиалектика, отрывающая противоположности друг от друга.

В 17—18 вв. в науке господствовал метафизический метод мышления, сторонники которого считали, что источник дви­жения находится вне вещи, что и небесные миры кто-то однажды «привел в движение», завел, подобно часовщику.

И опять обратимся к Ф. Энгельсу, он писал, что первым ученым, пробившим брешь в метафизическом способе мыш­ления, был И. Кант, который в своей «Всеобщей естествен­ной истории и теории неба» высказал гипотезу об образо­вании планетной системы из первоначальной туманности. Этой гипотезой было впервые «поколеблено представление, будто природа не имеет никакой истории во времени». Эн­гельс охарактеризовал метафизику как непонимание роли самодвижения, как веру во внешний толчок, взгляд на вещи как неизменные, застывшие. Но специфический взгляд на развитие не исчерпывает все проявления метафизики. Наиболее общим, родовым приз­наком метафизического подхода является отрыв противопо­ложностей, односторонность.

Эклектика — соединение взаимоисключающих противопо­ложных принципов — прежде всего интересна как теорети­чески аргументированный субъектом способ мировосприятия. Она основывается на убеждении, что принципы могут без­болезненно сочетаться, несмотря на то, что они контрарные, диаметрально противоположны. В истории философии в этом отношении знаменит И. Кант, который соединил в од­ной теории материалистическое начало и идеализм, обеспе­чив себе такой непоследовательностью «критику справа и слева» на все времена.

3. Какова связь философии и мировоззрения?

Между философией и мировоззрением непростые отноше­ния, и они должны стать предметом анализа на семинаре. Мировоззрение формируется в процессе жизни субъекта под влиянием того, что он воспринимает от старшего поколения, чтения книг, изучения наук, трудовой или иной деятельности и т. д. Субъект может не только не заниматься философией, но и не быть знакомым с ней, а мировоззрение иметь. В прин­ципе, каждый субъект имеет мировоззрение, если у него есть способность мыслить.

Если мировоззрение формируется под влиянием религии или учреждений и организаций, распространяющих ложные взгляды, то оно (по преобладанию) будет ненаучным. Науч­ное мировоззрение называ­ется так не потому, что оно совпадает с наукой, а потому, что оно формировалось под влиянием изучения или занятия филосо­фией. Чтобы она стала достоянием мировоззрения, надо: по­нять и усвоить ее положения в системе; овладеть навыками диалектического мышления путем упражне­ний; научиться применять принципы философии в деятель­ности. Вот тогда можно говорить о философии как мировоз­зрении.

Отношение между мировоззрением и философией сходно с отношением морали и этики. Мировоззрение — не наука, мораль — не наука. Мировоззрение — совокупность пре­дельно общих для данного субъекта воззрений (взглядов), под которые могут быть подведены все другие взгляды на различные области или стороны мира. Не любое воззрение относится к мировоззрению.

ДИАЛЕКТИКА. ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ ДИАЛЕКТИКИ

  1. Диалектика и метафизика. Две концепции развития

Ф. Энгельс в книге «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» писал о предмете диалектики: диалектика — наука об общих законах движения как внешнего мира, так и человеческого мышления.

Диалектика исследует отношения всеобщих противоположностей, всеобщие законы. Диалектика - наука о всеобщей связи, учение о развитии в его наиболее полном, глубоком и свободном от односторонности виде, учение о единстве противоположностей. Метафизика отрывает противоположности друг от друга, не видит их связи или их противоречия. По словам Ф. Энгельса, метафизический способ мышления «за отдельными вещами он не видит их взаимной связи, за их бытием — их возникновения и исчезновения, из-за их покоя забывает их движение, за деревьями не видит леса»2.

Иногда может показаться, что свет существует без свое­го антипода — тьмы, или наоборот. Метафизики допускают существование противоположностей в отрыве друг от друга, отделенность (обособленность) без взаимосвязи, но это заблуждение.

Представления о метафизике приобретут более конкрет­ный вид, если сравнить две концепции развития — диалектическую и метафизиче­скую.

Метафизическая рассматривает развитие как только уменьшение или увеличение (т. е. как только количественные изменения) или как только качественные изменения без каких-либо количественных изменений, т. е. отрывает противоположности друг от друга. Далее, метафизическая концепция видит источник только во внешнем воздействии на вещь (мир). Наконец, она рассматривает развитие или как движение по кругу, или как только движение по восходящей прямой, или нисходящей прямой и т. п.

Диалектическая же концепция видит источник развития в единстве и борьбе противоположностей, рассматривает развитие как единство количественных и качественных изменений, как единство постепенности и скачков, как развитие по спирали.

Закон единства и борьбы противоположностей

Закон единства и борьбы противоположностей охватывает любые противоположности, а всеобщими отношениями их являются единство и противоречие (борьба).

Противоположности присущи вещам.

Перефразируя Ф. Энгельса о качествах, можно сказать, что существуют не противоположности, а вещи, обладающие противоположностями, которыми являются свойства, стороны, тенденции и т. д. Противоположности — то в вещи (вещах), что по отношению друг к другу выступает как иное. Обычно противоположностями считают то, что полярно, прямо противоположно (верх—низ, север—юг и т. д.). Противоположности — это все отличающееся. Противоположны не только плюс и минус, но и плюс и ноль, минус и ноль, серый и черный цве­та, истина и неведение, удаление и сохранение равного расстояния и т. д.

Противоположности находятся в отношении единства. Их единство в одинаковости общего, родового признака. Северный полюс и южный одинаково являются полюсами, черное и белое — цвета. Единство противоположностей можно рассмотреть на таком примере. Одно селение находится в горах, другое — на равнине. Житель гор спускается, чтобы попасть в другое селение, житель же этого селения подни­мается, чтобы попасть в горы. Подъем и спуск — противо­положности. Но если нет направления движения, то можно ли назвать дорогу из одного селения в другое спуском? А подъемом? Нет, конечно. Дорога выступает в таком случае как одно — противоположность дороги, находящейся на одном уровне. Но, заметим, если есть подъем, то есть и спуск. Если есть приближение, то есть одновременно и удаление. Капиталист есть тогда, когда он прибегает к найму рабочей силы, - т. е. когда есть пролетарий. Противоположности не существуют друг без друга.

Единство противоположностей выражается в том, что с возникновением одной возникает и другая, усиливается дей­ствие одной — усиливается и противодействие другой.

Значит, если вещи присуще нечто, то ей в другом отноше­нии присуще противоположное этому нечто. Если вещи присуще нечто, то всегда найдется вещь, которой это не присуще, а присуще противоположное. Противоположности присущи вещи в разных отношениях. Например, предмет движется и покоится в разных отношениях, событие необходимо и случайно в разных отношениях. Противоположности находятся также в отношении про­тиворечия, или борьбы. Противоречие — это отношение, при котором одно исключает другое, одно несовместимо с другим, одно осуществляется за счет вытеснения другого. Противоположности исключают друг друга в одном и том же отношении, между ними существует отношение противоречия в одном и том же отношении.

Два противоположных высказывания в одном и том же отношении никогда не могут оказаться оба истинными. Но два противоположных высказывания в разных отношениях, если они правильно отражают их, являются истинными.

Борьба противоположностей является как абсолютной, безусловной, так и относительной, зависящей от отношения. Единство противоположностей тоже абсолютно и относитель­но.

Вернемся к примеру о подъеме и спуске. Ведь они проти­воречат друг другу, когда есть направления движения. Тогда они абсолютно исключали друг друга: подъем не спуск и наоборот. Но за пределами этого отношения уже нет противоречия (борьбы), а есть единство, есть иное, т. е. противоречие (борьба) относительно. Доказательство абсолютности и относительности единства имеет просто обратный вид

Противоречия разнообразны. Поскольку противоположности бывают полярными, контрарными и неполярными, неконтрарными, то сначала выделим противоречия контрарные (польза—вред, правда—ложь) и неконтрарные (белый—серый, верх—середина). В широком смысле слова антагонизмом называют любые контрарные противоречия. В узком смысле антагонизм — противоречие контрарных классов в материальном производстве. Антагонистическими классами являются рабы и рабовладельцы, крепостные крестьяне и феодалы, пролетарии и капиталисты.

В логико-философском отношении противоположности де­лятся на контрарные, контрадикторные, контрамедиальные, а так же на внутренние и внешние. Подвидом контрарных (полярных) противоположностей являются антагонистические противоположности в обществе. Контрадикторные противо­положности соотносятся как класс и дополнение к классу, например, «черное» и «нечерное». Контрамедиальные — это отношение середины и полюса.

Степень обострения противоречий бывает различной. Высшей степенью является конфликт, который может возникать между странами, социальными группами, членами трудового коллектива или семьи. Разрешение противоречия ведет к преобразованию противоположностей. Стороны, например, перестают быть враждующими, пролетариат превращается в рабочий класс и т. д.

Взаимопереход противоположностей — неизбежная смена качества на противоположные — присущ всему без исключения.

Закон перехода количественных изменений в качественные

Качество — то, в чем вещи сходны или чем отличаются друг от друга. Предметы, имеющие общий признак, образуют класс (множество).

Каждому предмету присущ, свойственен один признак — признак класса. Классы могут состоять из очень многих предметов (класс молекул, например), из немногих, которые могут быть при надобности сосчитаны (классы вузов России, планет солнечной системы), из одного предмета (например, класс самых глубоких озер на земле). Могут быть даже классы с нулевым объемом. Признак таких классов не принадлежит вещам. Эти классы могут иметь положительное или отрицательное значение в познании (классы вечных двигателей, несжимающихся жидкостей и т. и). Признак есть качество вещи. Качество всеобще; это значит, что все есть качество: отец, справедливость, стол, государство и т. п.

Количество — совокупность однородных элементов данного качества. Мера — единство количества и качества, границах, пределах которого вещь сохраняет данное качество. В линейном измерении мера ограничена двумя точкам в объемном — тремя

Ф. Энгельс считал, что «существуют не качества, а только вещи, обладающие качествами, и притом бесконечно многими качествами. У двух различных вещей всегда имеются известные общие качества (по крайней мере, свойства телесности), другие качества отличаются между собой по степени, наконец, иные качества могут совершенно отсутствовать у одной из этих вещей».

Качество является общим или отличительным не безотносительно, а в отношении к определенной вещи или классу предметов. В отношении к классу К вещь как предмет имеет только качество а, одно качество. В каждом определенном взаимодействии имеет бытие и проявляется одно качество. Растворимость селитр в жидкости существует лишь в этом взаимодействии.

Отрицание всеобщности качеств проявляется, в частности, в том, что материю, время, пространство не рассматри­вают как качества вещей.

Утверждение о том, что свойства, стороны и т. п. — качества, не исключает сложности в другом отношении каждого качества.

На вопрос, поставленный безотносительно, сходны или нет но качеству две вещи, невозможно ответить однозначно. Ответить можно только так: и да, и нет. Любые А и В являются разными по качеству, но вместе с тем и одинаковыми в определенном отношении. Когда говорят, что вещи качест­венно различны, то это верно в определенном отношении. Но вместе с тем верным будет и утверждение, что эти вещи качественно одинаковы.

Качественное различие есть между ветерком и ураганом, туманом и облаком, рассказом и повестью, животным и человеком, ребенком и взрослым, больным и здоровым, раздражительностью и ощущением и т. д. Но качественного различия и нет между названными предметами. Все дело в отношениях, в каких рассматривается вещь.

Серная и соляная кислота не отличается по качеству как кислоты, но отличаются, ибо образуют разные соединения и т. п. В качестве товара вещь выступает в системе товар­ных отношений

Изменяясь в каком-то отношении, вещь остается в другом отношении той же самой; приобретая новое качество, вещь становится другой и остается прежней. Вещь, переставшая быть товаром, т. е. изменившая свое качество в определен­ном отношении, остается по качеству в другом отношении той же самой. Изменение не бывает без покоя, изменение не является кратиловским изменением, т. е. превращением вещи в иное во всех отношениях.

Невозможно ответить однозначно, произошел ли скачок, если не определено отношение. Скачок бывает в строго определенном отношении. Скачок в одном отношении не является скачком в другом отношении. Говорят, что при нагре­вании воды от 0° до 100° по Цельсию не происходит скачков. И да, и нет. Действительно, вода остается жидкостью, не пе­реходит в твердое или газообразное состояние, но вода хо­лодная и вода горячая — это вещи и разного качества. Мож­но продолжить этот пример: вода, лед, пар — вещи одного качества, ибо все они — Н2О, т. е. при превращении воды в лед или пар в этом отношении скачков не происходит, но и в другом отношении переход воды в лед или пар есть переход в иные агрегатные состояния, т. е. скачки есть.

Переход к империализму — скачок, но он и не является вместе с тем скачком, ибо капитализм остается капитализмом. То же можно сказать о переходе от социализма к коммунизму.

Сколько отношений, столько и мер, границ, в которых предмет остается тем же самым. Вода дистиллированная, тяжелая, соленая, холодная, горячая, вода как жидкость, вода как Н2О (т. е. одинаковая со льдом и паром), вода как вещество — для всех этих качеств существуют разные меры.

Качество, мера, скачок абсолютны и относительны. О них можно определенно говорить лишь в сравнении с другими, при указании системы отсчета, отношения.

Относительность качества заключается в том, что данное качество не существует до отношения, а появляется у вещи, только когда она вступает в определенное отношение с другими вещами. К. Маркс писал по этому поводу: «Платье, которое никто не носит, не есть платье».

Поэтому одна и та же вещь может иметь различные качества вплоть до прямо противоположного в зависимости от того, с чем (кем) она находится в отношении

Многообразие свойств (можно сказать: качеств, или мож­но сказать: многообразие движений предмета) присуще каждой вещи. Существуют и социальные качества, свойства, такие, как экономические, вскрытые К. Марксом в «Капитале», этические (добро, зло, справедливость) и др. Выражение «человек — социальное существо» имеет смысл как следствие признания социальных качеств, которые также объективны, как и другие качества. Непонимание относительности качества, количества, меры, скачка приводит к ошибкам, к односторонности, к отрицанию противоположностей в вещах.

Непрерывность развития складывается из следующих друг за другом скачков. Причем, каждое качество есть определен­ность и переход к другому (юность — к возмужалости, зара­стающее озеро — к болоту и т.п.).

Выделение периодов в развитии есть выделение определен­ных состояний и в то же время скачков к иному. Ф. Энгельс писал, что в природе нет скачков, потому что она сплошь состоит из скачков. Подобную мысль высказывал и Плеханов. Он говорил, что тезису, гласящему, что скачков не бывает, а есть только непрерывность, с полным правом можно противопоставить антитезис, по смыслу которого в действительности изменение всегда совершается скачками, но только ряд мелких и быстро следующих один за другим скачков сливается для нас в один непрерывный процесс и ничто и никто не может остановить этот процесс.

Всякое качественное изменение является в другом отно­шении количественным, изменением однородных элементов. Если субъект видит только количественные изменения и не применяет принципа относительности, он делает выводы, что количественные изменения предшествуют качественным во всех отношениях, что количественные изменения исключают качественные, и наоборот, во всех отношениях.

4. Закон отрицания отрицания

Единство отрицания, утверждения, преемственности и повторения — один из законов диалекти­ки. Без отрицания нет изменений, развития. Отрицание предшествующего состояния изменяет вещь в определенном от­ношении. Но отрицание не являемся зачеркиванием вещи во всех отношениях. Отрицание абсолютно и относительно.

Аннигиляция всех качеств вещи не происходит ни при каком превращении, ибо всегда что-то остается в вещи. В каком направлении пойдет развитие — это зависит от того, что отрицается в вещи.

Метафизически мыслящие люди замечают наличие отрицания и полагают, что оно является безотносительным. Но такого отрицания в мире нет. Метафизическим может быть понимание отрицания, отношение к нему, основывающееся на отрыве отрицания и утверждения друг от друга, но в развитии нет никакого метафизического или какого-либо иного, кроме диалектического, отрицания. Метафизическое раздувание отрицания ведет к нигилизму.

Ошибка нигилистов не во всеобщности отрицания, а в тем, что их отрицание — только отрицание, не связанное с противоположностью (утверждением), отрицание вещи во всех отношениях. К. Маркс в статье «Морализующая критика и критизирующая мораль» писал об отрицании как все­общем моменте развития так: «Всякое развитие, независимо от его содержания, можно представить как ряд различных ступеней развития, связанных друг с другом таким образом, что одна является отрицанием другой. Если, например, народ в своем развитии переходит от абсолютной монархии к мо­нархии конституционной, то он отрицает свое прежнее поли­тическое бытие. Ни в одной области не может происходить развитие, не отрицающее своих прежних форм существо­вания».

Боязнь отрицания не лучше нигилизма, она следствие «удержания» вещи во всех отношениях. Диалектическая по­зиция проявляется в отрицании чего-то в вещи и сохранении другого. Мысль Гегеля о том, что все с самого начала обременено своим отрицанием, что все преходяще, была правильной.

Поскольку единство, так сказать «нет» и «да» является онтологическим, то оно в отношении к познанию и деятельности выступает как методологический принцип. Об этом писал В. И Ленин в «Философских тетрадях» следующее: «Не голос отрицание, не зрящное отрицание, не скептическое отрицание, колебание, сомнение характерно и существенно в диалектике, — которая, несомненно, содержит в себе элемент отрицания и притом как важнейший свой элемент, — нет, а отрицание как момент связи, как момент развития, с удер­жанием положительного, т. е. без всяких колебаний, без вся­кой эклектики».

Развитие безусловно начинается с отрицания чего-либо в вещи, но ведь не всего же абсолютно. Что-то от вещи и сохраняется. Что может возникнуть на пустом месте, из ни чего? Этого-то и не понимают нигилисты, - люди, которые стремятся, вроде Базарова, сначала уничтожить абсолютно все старое и уже потом, на пустом месте, предоста­вить возможность кому-то, благо не себе, строить (спрашивается из чего?) новое.

Однако единством отрицания, утверждения и преемствен­ности не исчерпывается закон отрицания отрицания. Дело в том, что поскольку развитие есть ряд отрицаний, то второе отрицание является ничем иным, как синтезом двух противо­положных состояний (качеств, элементов и т. д.): исходного в того, которое имело бытие вместо исходного в результате отрицания. Это повторение исходного момента с сохранени­ем пройденного пути, его «достижений». Если исходным качеством является положительное число 2, то отрицание его дает –2, т. е. бытие противоположного качества (2 здесь не отрицается), новое отрицание дает –(–2), что равнозначно положительному числу, вместе с тем является и отрицатель­ным. Возврат к старому находится в единстве с сохраненном результата первого отрицания: с числом мы будем оперировать как с отрицательным. Подобное имеется при логическом отрицании отрицания: «Это верно»; «Это неверно»; «Это не неверно». Последнее суждение — отрицательное, но в другом отношении оно равнозначно утвердительному.

Четко указал на причину сходства третьей фазы с первой Г.В. Плеханов: «Всякое явление, развиваясь до конца, превращается в свою противоположность, но так как новое, противоположное первому, явление тоже в свою очередь прев­ращается в противоположность, то третья фаза развития имеет формальное сходство с первой»2.

Развитие есть повторение триад, причем вещь как совокупность качеств развивается в разных отношениях, в которых есть свои отрицания и утверждения. В выделенном отношении можно увидеть, как в этом повторении триад каждое состояние выступает в качестве исходного по отношению к следующим за ним, отрицания по отношению к непосредственно предшествующему и отрицания отрицания (синтеза) по отношению к другому исходному.

Третья фаза приводит развитие к исходной точке. Но поскольку это не просто возврат к прежнему, а сохранение пройденного пути, это движение не есть движение по кругу. Это виток спирали.

Развитие идет по спирали, причем любая спираль развития подчиняется закону отрицания отрицания, т. е. является витком другой спирали. Вот поэтому изображения спирали развития не в виде витка другой спирали является неправильным.

В советской философской литературе высказывалась мысль, что закон отрицания отрицания не действует в тех случаях, когда есть метафизическое отрицание или когда есть возврат к исходному состоянию. Метафизическим отри­цанием называют сторонники этой точки зрения не опре­деленную точку зрения или позицию, а отрицание типа: яч­менное зерно размолото, жук раздавлен. Но метафизического отрицания в онтологическом смысле нет, в мире действуют лишь законы диалектики. Всякое отрицание есть зачеркивание какой-то линии развития. Из того, что зерно не проросло (засохло) или склевано птицей, или размолото, не следует, что здесь нет развития. Ведь развитие есть развитие в опре­деленном отношении. Превращения зерна, которое не дало новых зерен, не прекращаются. С ним происходят «приклю­чения». Зерно засохло. Что отрицается? Белковый состав? Нет. Только влажность. Но всякое сухое может превратить­ся только в мокрое и наоборот (мокрое—сухое). Такие триа­ды можно проследить и в других случаях, учитывая отно­сительность отрицания, учитывая, что отрицание есть всегда отрицание чего-то в вещи. Короче, нет случая, в котором бы не действовал закон отрицания отрицания. Это распростра­няется и на так называемый «полный» возврат к исходному состоянию, ибо такого возврата в действительности нет. Обычно при доказательстве наличия такого отрицания ссы­лаются на следующий факт. Превратим воду в пар, пар снова в воду. Говорят, что будет иметь место сначала одно, а затем повторное отрицание, но в результате этих двух отри­цаний вода остается той же водой. Отрицание отрицания как наслоение двух отрицаний здесь имеется, но закон отри­цания отрицания не действует, так как повторное произошло отнюдь не на более высоком уровне развития. На самом де­ле, в результате такой перегонки получается не та же вода, а дистиллированная вода, которая есть синтез предшествую­щих состояний.

Ф. Энгельс определенно говорил о всеобщности закона отрицания отрицания. Бабочки «развиваются из яичка путем отрицания его, проходят через различные фазы превращения до половой зрелости, спариваются и вновь отрицаются, т. е. умирают, как только завершился процесс воспроизведения и самка отложила множество яиц. Что у других растений и жи­вотных процесс завершается не в такой простой форме, что они не однажды, а много раз производят семена, яйца или детенышей, прежде чем умрут, — все это нас здесь не касает­ся, здесь нам нужно пока что показать, что отрицание отри­цания действительно происходит в обоих царствах органиче­ского мира», — писал Ф. Энгельс в «Анти-Дюринге»'.