Добавил:
Upload Опубликованный материал нарушает ваши авторские права? Сообщите нам.
Вуз: Предмет: Файл:
ДЕОНТОЛОГИЯ УЧЕБНИК.docx
Скачиваний:
1504
Добавлен:
11.06.2015
Размер:
383.18 Кб
Скачать

Категории «императив» и «максима»

Императив (лат. imperatio — веление, повеление,imperativesповелительный) — требование, приказ, закон. По И. Канту, это практическое правило, веление или запрет, благодаря кото­рому сам по себе случайный поступок делается необходимым.

В «Критике практического разума» это общезначимое нравственное предписание, в противоположность личному принципу (максиме). Императив — это правило, выражающее долженствование. В целом императив поведения представляет собой идеальный принцип от­ношения коллектива и личности, господство которого в стереотипе поведения связано со смысловыми параметрами коллектива.

И.Кант читал, что императив тем отличается от практического закона, что закон этот делает очевидным необходимость поступка, но не принимает во внимание, сам ли по себе внутренне необходимо присущ этот поступок действующему субъекту (скажем, какому-нибудь святому существу), или он (как у человека) случаен; ведь там, где имеется первое, императиву нет места. Императив — это правило, представление о котором делает субъективно случайный поступок необходимым; это формула веления. Все императивы, по И.Канту, выражены через долженствование.

И. Кант исходил из комплексного понятия практики, выражаемого тремя различного рода практическими ценностями: умением, благо­разумием и мудростью. Соответственно каждая из них лежит в основе классификации видов человеческой деятельности — технической, прагматической, моральной. На основе такого понимания практики И. Кант осуществляет разделение видов блага на проблематичное, прагматичное и моральное, и из этой триады выводится различие гипотетического, практического и категорического императивов. Умение требует прагматического измерения практики, это своего рода «тактическое» умение, направленное на собственное благо. Мудрость же направлена на осуществление морального закона, поскольку императив нравственности содержит ограничительные условия всех императивов благоразумия.

Рассматривая виды императивов, И.Кант особо выделяет кате­горический (безусловный) императив — такой императив, ко горы й мыслит и делает поступок необходимым не опосредствованно через представление о цели, к которой поступок может привести, а только через одно лишь представление о самом поступке (о его форме), елс­довательно, непосредственно как объективно необходимый поступок. Категорический императив -— безусловный принцип поведения, который выражает безусловное, неуклонное долженствование. Он устанавливает форму и принцип, которым нужно следовать в пове­дении. Поступок признается моральным, если он сам является целью и может стать образцом для всеобщего законодательства.

Такого рода императивы может привести в качестве примеров лишь то практическое учение, которое предписывает обязательность, т. е. учение о морали — этика. В категорическом императиве отража­ется сущность морали. Категорический императив ничего не говорит ни о цели, ни о средствах, но только о форме поступка, по которой можно судить о его моральности. Это чистое долженствование, основанное на идее свободы воли каждого человека как разумной и ответственной личности.

Высший моральный закон Канта имеет несколько формулиро­вок.

Поступай согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала все­общим законом.

Нравственный закон, согласно И.Канту, не содержит в себе ничего, кроме всеобщей целесообразности поступков, вследствие чего категорический императив не может быть ничем иным, как требованием к человеческой воле руководствоваться данным зако­ном. Данный императив содержательно повторяет «золотое правило» нравственности, требуя от каждого индивида таких поступков, от­ношений, действий, которые, будучи реализованными другими инди­видами в отношении его самого, принесли бы благо или, по крайней мере, не нанесли бы ущерба. Иными словами, И. Кант предлагает осуществлять выбор поступков, поставив себя на место личности или группы, в отношении которых они совершаются.

Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству.

Этот императив является высшим принципом учения о добродете­ли. Он предписывает признавать человека, все человечество высшей ценностью и самоцелью. Этот императив следует выполнять не ради каких-то иных целей, а ради него самого, и потому, что он не нуж­дается в каких-либо доказательствах. Его основанием служит идея о том, что разумное естество существует как цель сама по себе. Иными словами, И. Кант предлагает учитывать то, что каждый человек явля­ется целью для самого себя, в то время как другие люди могут рас­сматриваться им как средства, используемые для достижения своих целей. Но, пользуясь помощью других индивидов для достижения собственных целей, не следует забывать, что у каждого из них есть собственные цели и каждый из них имеет право на отношение к себе не только как к средству достижения цели, но и как к цели.

Поступай так, чтобы максима твоей воли могла в то же время иметь силу принципа всеобщего законодательства.

И. Кант считал, что человек, как моральное существо, должен по­ступать таким образом, как если бы он всегда выступал в качестве законодателя во всеобщем царстве целей. Моральность, по И. Канту, вообще состоит в подчинении своих действий принципу разума. Этот императив является категорическим, а не гипотетическим, потому что не требует доказательств и говорит о чистой цели, к которой человек стремится ради нее самой.

Термин «категорическое» у Канта означает суждения, не со­держащие в себе никаких условий или альтернатив, только одно­значную связь понятий, а идею долженствования вмещает термин «императив». В обыденной речи мы говорим «категорическое», уже подразумевая долженствование. Категорический императив, выражая обязательность в отношении определенных поступков, есть морально практический закон. А поскольку обязательность содержит в себе не только практическую необходимость (такую, подобную которой выражает закон вообще), но и принуждение, то такой императив есть или дозволяющий, или запрещающий закон, после того как совершение или неисполнение представляется как долг. Поэтому-моральным законом является положение, содержащее категорический императив (веление)'.

Моральный закон, по мысли Канта, заложен в душе и в совести каждого человека. И.Кант последовательно проводит мысль о том, что все моральное, не зависящее ни от практической выгоды, ни от предписаний общества, ни от воли бога, приобретает для человека характер долга. Это значит, что человек не должен размышлять о фак­торах, позволяющих или не позволяющих ему совершать нравствен­ные поступки. Если у человека в душе наличествует нравственный закон, то он сможет выдержать внешнее давление и остаться верным своим идеалам и ценностям. Если же нравственный закон в его душе замещен требованиями социальной целесообразности, идеологии или политики, то поступки человека могут быть несовместимы с требованиями долга.

Помимо категорических, И. Кант выделяет некатегорические императивы. Все некатегорические императивы являютсягипоте­тическими, все они условны, поскольку требуют умений (предпи­сывают умения). Гипотетический императив имеет силу лишь при определенных условиях, он относится к действиям, когда известны цель и средства. Часто гипотетические императивы принимают форму «технических», поскольку, исходя из поставленной цели, предписыва­ют необходимость совершения необходимых для ее реализации дей­ствий. Например, если человек хочет иметь сад, он должен посадить деревья и цветы; если человек хочет сформировать положительное отношение к себе, он должен поступать в соответствии с нормами общественной морали.

Императивы И.Канта — и категорические, и гипотетические ориентируют людей на свободную деятельность и бескорыстное общение людей в обществе. По его мнению, оценка действий и дея­тельности человека, в том числе с точки зрения следования импера­тивам, возможна только в случае, если индивид располагает свободой и может совершать самостоятельно выбор поступка. В отсутствие свободы воли поступки содержательно могут быть нормативными, но о долженствовании речь идти уже не может.

В этике И.Канта широко используется также понятие максимы (от лат.maxima — вина, довод, аргумент, правило, изречение, афо­ризм) —субъективного принципа воления (свободной воли). Это правило поведения или основной принцип, которым человек руко­водствуется в своих поступках. Она содержит практическое правило, которое разум определяет сообразно с условиями субъекта (чаще всего с его неведением или же с его склонностями), и, следовательно, есть основоположение, согласно которому субъект действует. Соот­ветственно этому, максима носит более узкий, нежели императив, характер, и более субъективна.

Максима может формироваться на основе императива. В этом случае личность, усвоив содержание, содержащееся в нем, осмысли­вает его, проверяет, доказывает себе самой его состоятельность и не­обходимость соблюдения содержащегося в императиве предписания, переводит на свой индивидуальный язык, т.е. переформулирует, ис­пользуя привычные для себя слова и словосочетания. Если личность согласна с требованием, она включает его в систему собственных моральных правил. В этом случае императив становится личным моральным принципом — максимой.

Максима может присутствовать в структуре индивидуальной морали независимо от знания личностью императивов. Это, одна­ко, не означает, что максимы с точки зрения содержания и смысла отрицают императивы. Например, значительное количество людей так или иначе соглашаются с так называемым «золотым правилом нравственности»: «Поступай так, как хочешь, чтобы люди поступа­ли с тобой». В простой и доступной форме она несет в себе ту же мысль, что и один из категорических императивов Канта. Смысл этой формулировки многократно повторяется в русских пословицах: «Как аукнется, так и откликнется»; «Не рой другому яму — сам в нее попадешь» и др. Формулировки императивов И. Канта знают немно­гие, но пословицы многим знакомы и понятны. И естественно, что большинство людей будет скорее руководствоваться максимами, вы­раженными понятными и доступными словами, нежели использовать философские формулировки Канта.

Не всякая максима имеет моральную ценность. В качестве максим, т.е. личных моральных принципов, человек может использовать любые идеи, в том числе и такие, которые отвергаются большинством людей. И Кант, понимая это, предлагает руководствоваться только такими максимами, которыми может руководствоваться каждый че­ловек в отношении всех и каждого, ожидая при этом аналогичного отношения к себе.

Категории «императив» и «максима» недостаточно широко ис­пользуются в современной деонтологии.